Сара Беннет.

Благовоспитанная леди

(страница 6 из 20)

скачать книгу бесплатно

   Возвращаясь, они пробирались вокруг зданий, избегая толпы, стекавшейся к пожару, и, к своему счастью, нашли гостиницу пустой. Теперь Франческа стояла посреди комнаты Себастьяна, с нее текла вода, оставшаяся на ней после купания в лошадиной поилке.
   – Разве вам не известно, – произнесла она с как можно большим достоинством, – что шерсть горит очень медленно? Вы могли погасить мое платье, не прибегая к столь радикальным мерам.
   – Вы говорили это уже сто раз. – Себастьян нахмурился, снял с кровати покрывало и укрыл им Франческу.
   – Полагаю, выдумали, что спасаете меня, – произнесла она, дрожа от холода, – только теперь мне трудно испытывать к вам чувство благодарности.
   – Я уже извинился, – невозмутимо изрек Торн и принялся растирать ей руки и плечи. – Не желаете ли поцелуй вместо этого? – внезапно поинтересовался он, понизив голос.
   – Нет, благодарю вас, – ответила Франческа, стараясь не покраснеть.
   – Жаль.
   От прикосновения к ушибленному плечу она поморщилась. И глаза Себастьяна сверкнули.
   – Вам сильно досталось?
   Девушка откинула со лба мокрые волосы.
   – Не думаю, чтобы он сделал это намеренно – я имею в виду Хэла. Мы столкнулись, когда пытались завладеть пистолетом. К сожалению, он выиграл.
   – Что у вас болит?
   – Плечо.
   – А ну покажите.
   – Не думаю, что это необходимо…
   – Какое плечо?
   Франческа вздохнула:
   – Левое.
   Себастьян принялся снимать с нее одежду быстрыми спокойными движениями, затем начал расстегивать длинный ряд пуговиц на спине, Расстегнув примерно половину, он сумел высвободить левое плечо и руку, чтобы можно было их осмотреть.
   Франческу все еще била дрожь; она не успела испугаться происходящего, но ей очень хотелось согреться.
   – У вас тут большущий синяк, – огорченно объявил Себастьян и аккуратно провел кончиками пальцев по коже. – Вы можете поднять руку?
   Франческа осторожно сделала то, что он просил, и Себастьян, взявшись за локоть, пошевелил его, словно и вправду был профессионалом.
   – Боли нет?
   Франческа потрясла головой, и Себастьян снова укутал ее одеялом, оставив платье полурасстегнутым.
   – У меня где-то есть бренди.
   – Терпеть не могу бренди. – Она пододвинулась к огню и вытянула вперед руки. – Мистер Торн…
   – Себастьян, – поправил он, доставая бренди и откупоривая бутылку. – Полагаю, формальности остались в прошлом, Не так ли?
   – Не уверена, но… Лучше скажите, что вы здесь делаете? Я не понимаю, почему Джед хотел так поступить с вами…
   Себастьян протянул ей стакан, в которым бренди было на добрый дюйм.
   – Вам и не надо ничего понимать.
Приключения не всегда имеют смысл.
   Закрыв глаза и откинув голову, он отпил бренди прямо из бутылки, а когда снова взглянул на Франческу, лицо его осветил огонь камина, и она подумала, что все это очень странно. Ей казалось, что она прекрасно его знает, а на деле, как оказалось, не знала вовсе.
   Может быть, он разбойник с большой дороги, а она девушка из таверны? Он мог найти ее в комнате одну, и прежде чем она поняла…
   Франческа сглотнула, стараясь обуздать воображение, пока оно не довело ее до беды.
   – Почему Джед хотел убить вас? Может, вы из Скотленд-Ярда?
   Торн улыбнулся:
   – Нет, я не из Скотленд-Ярда, хотя у меня и сходная профессия.
   – И в чем она заключается, ваша профессия? – Франческа поежилась, заметив, что от ее одежды поднимается пар. Впрочем, это было не так уж и плохо, и в конце концов она начала ощущать тепло.
   – Я кое-что расследую, нахожу пропавших людей и раскрываю тайны.
   – Вот как?
   – Сюда я прибыл по частному поручению. – Себастьян усмехнулся. – Поверьте, я охотно бы все вам рассказал, но это было бы непрофессионально. Однако у меня есть ощущение, что ситуация довольно-таки опасная. – Он снова усмехнулся.
   От тепла Франческе хотелось спать, тяжелая мокрая одежда тянула к земле, поэтому, когда Себастьян придвинул к камину потертое кресло, Франческа со вздохом облегчения опустилась в него.
   Торн все еще пребывал в раздумьях.
   – Будь во мне хоть капля благоразумия, я уехал бы от вас как можно дальше и как можно скорее, – наконец проговорил он, наклоняясь, чтобы снять промокшие ботинки с ног Франчески. – Беда в том, что я не особенно здравомыслящий человек и, больше того, сам не свой с того мгновения, как вас увидел.
   – Вы сказали, что это будет приключением, – пробормотала Франческа, чувствуя, что веки ее тяжелеют все больше, – и вы не солгали. Сомневаюсь, что я когда-нибудь так интересно проводила время… А еще я не хочу, чтобы все закончилось слишком быстро.
   Покрывало соскользнуло, и Франческа увидела, что Себастьян не отрываясь смотрит на ее обнаженную розовую кожу и мягкий изгиб плеча. Она тут же подумала, что ей это очень нравится.
   – Это кажется чем-то нереальным… – сонно пробормотала девушка. – Такое ощущение, будто сейчас я могу сделать все, что пожелаю.
   – И что же это? – Торн сжал ее ступни в теплых ладонях, и Франческа вдруг почувствовала себя словно кролик под взглядом змеи. Впрочем, ее ощущения были гораздо приятнее. «Удовольствие» – вот подходящее слово. Себастьян Торн был мужчиной, который мог доставить неограниченное удовольствие; он очаровывал и пугал одновременно.
   Интересно, каково целовать такого мужчину? Разумеется, она и прежде целовалась, но обычно с неуклюжими юнцами, успевавшими обслюнявить щеку до того, как Франческа их отталкивала. Она никогда не представляла себе, что такое целовать настоящего мужчину, который привлекал бы ее; и вот теперь он был перед ней – мужчина ее мечты.
   Внезапно желание пересилило страх, и Франческа, порывисто обвив шею Торна руками, прижалась губами к его губам. Удивление сменилось страстью. Теперь он точно ее, окончательно и бесповоротно – сильный, красивый… и очень опасный. Он резко обхватил ее руками.
   Франческа почувствовала, что не может изменить ситуацию, и боялась лишь, что это мгновение слишком быстро закончится; но тут его губы завладели ее губами, после чего все ее чувства: осязание, вкус и обоняние – все сосредоточилось на нем. Теперь от него ей некуда было скрыться, да она и не хотела этого.
   – Франческа, – прошептал Себастьян, услышав, как она негромко застонала, и его дыхание затрепетало у волос, губы ласкали висок.
   Только теперь Франческа осознала, что испытывает желание, такое сильное, что от него перехватывало дыхание и возникало ощущение полета. О таком она прежде только читала.
   Франческа повернула голову и почувствовала его губы на своих губах. Его поцелуй был одновременно страстным и волнующе опасным; противостоять ему было невозможно.
   Франческу снова бросило в жар; она знала, что не сможет бороться, даже если бы захотела. Его губы касались ее кожи, заставляя шею еще больше изгибаться.
   Откинув голову назад, Франческа застонала.
   Тогда Себастьян встал перед ней на колени и начал разворачивать ее, словно подарок.
   Почувствовав, как холодный воздух проникает под платье, Франческа задрожала.
   – Бедняжка, – пробормотал Себастьян и начал отлеплять от замерзшего тела Франчески мокрое платье. Под платьем находились сорочка, корсет и нижняя юбка – все то, что носили женщины викторианской эпохи. Увидев это, Торн застонал, а Франческа хихикнула.
   – Что, сдался? – поддразнила девушка, удивляясь своей смелости.
   Никогда еще она не чувствовала себя столь непринужденно. Неужели она соблазняет Себастьяна?
   – Только не я! – невольно вырвалось у нее.
   Подхватив Франческу на руки, Себастьян опустился с ней в кресло, и она, очутившись у него на коленях, положила голову ему на плечо.
   Он пробормотал нечто успокаивающее, но в том, как его руки ласкали ее плечи, ничего успокаивающего не было. Потом кончиком пальца он обвел полную грудь в том месте, где она была поднята корсетом.
   Франческа по-прежнему дрожала, но теперь уже не от холода; и тут Себастьян обнял ее, просунув руки под одежду. Плоть чутко отозвалась на прикосновение, и между ногами Франчески образовалась странная боль.
   Словно угадав ее мысли, Себастьян положил руку поверх ее нижней юбки.
   – Франческа, ты уже не ребенок, – хрипло произнес он, – и ты знаешь, что будет, если не скажешь мне «нет». Предоставляю тебе последнюю возможность для этого.
   Она надеялась, что Себастьян просто продолжит соблазнять ее и ей не придется принимать осознанного решения, однако он намеренно заставлял ее сделать выбор, продолжить приключение или резко завершить его.
   Франческа ощутила жар, исходивший от него, ощутила, как тяжело вздымается его грудь, и закрыла глаза. Он был здесь, сейчас – мужчина, о котором она мечтала всю жизнь, тот самый привлекательный негодяй. Если она остановится, то всегда будет раскаиваться в этом. Возможно, это единственная возможность испытать то, о чем она мечтала годами. Да и что в этом опасного – завтра он уедет в свой лондонский мир, и пути их никогда больше не пересекутся. Она не влюбится в Себастьяна, не почувствует привязанность, зато сохранит приятные воспоминания. Все это не идет ни в какое сравнение со множеством любовников Афродиты.
   Медленно повернувшись, Франческа из-под ресниц взглянула на Себастьяна:
   – Да.

   Простыни были прохладными, но холода он не чувствовал. Обычно когда он ложился в постель к женщине, та была уже обнаженной и готовой, но в этот раз все было иначе: Франческа ожидала, что ее разденет он.
   Никогда еще Себастьян не видел столько пуговиц, крючков и тесемок: Франческа являла собой подарок, ожидавший распаковки. Пальцы Себастьяна дрожали, когда он удалял один предмет одежды за другим, и лишь когда вся одежда была отброшена в сторону, он остановился и принялся изучать ее.
   Франческа Гринтри, женщина его мечты.
   Торн застонал и, потянувшись к ней, дотронулся до ее волос – тяжелые и влажные, они осыпали лицо и плечи Франчески.
   Проведя рукой по ее спине, он ощутил изгиб талии и нежные ягодицы. Она прижималась к нему, он ощущал ее теплое дыхание. А потом она лизнула его и тут же приподняла голову так, чтобы он смог ее поцеловать.
   Себастьян положил руку ей на грудь и, ощутив затвердевший сосок, наклонился и обхватил его губами, а Франческа изогнулась ему навстречу.
   Их ноги переплелись, и набухший пенис Себастьяна коснулся ее бедра, но он удержал себя, зная, что чем больше Франческа будет его хотеть, тем лучше для них обоих.
   Однако Франческа быстро обнаружила его слабость. Нетерпеливая рука прошлась по затвердевшему органу Себастьяна, сначала как бы для пробы, потом принялась терзать его в нетерпении. Сама она была разгоряченной и влажной. Себастьян, не в силах больше ждать, скользнул в нее.
   Франческа замерла. Может быть, он переоценил степень ее возбуждения? Нет, просто такое происходило с ней первый раз. Заглянув в ее лицо, Себастьян увидел удивление. Так вот оно что – она девственница! У него никогда раньше не было девственницы.
   На мгновение он застыл, но тут Франческа улыбнулась, и все сомнения улетучились.
   – Странное ощущение, но приятное. Пожалуй… Да, думаю, это мне очень понравится.
   После этих слов Себастьян задвигался, больше не пытаясь сдерживаться. Франческа явно получала такое же удовольствие, как и он.
   Себастьян предоставил направлять действия своей партнерше, и они слились воедино в вихре страсти.
   В конце, когда Франческа выдохнула и ее тело пронзила сладостная дрожь, Себастьян растворился в общем удовольствии.
   – Так вот на что это похоже, – медленно, словно во сне, произнесла Франческа.
   Они все еще лежали в объятиях друг друга, и Себастьян ощущал, что подарил Франческе нечто очень ценное, как вдруг все изменилось в одно мгновение и ему непреодолимо захотелось спать. Однако, несмотря на то, что он заслужил это, Франческа не дала ему насладиться плодами своей победы: она попыталась выбраться из его объятий, а когда Себастьян хотел ее удержать, бормоча нечто успокаивающее, стала извиваться еще сильнее. Все было позади, и не было никакой надежды на возвращение.
   Подчинившись, Себастьян откинул одеяло и встал, а потом, подойдя к огню, потянулся, тогда как Франческа, оставшись в кровати, замерла, наблюдая. Разумеется, она никогда раньше не видела мужчину во всем великолепии. Что ж, пусть видит!
   Он с улыбкой повернулся к ней, и ее взгляд скользнул по его груди, животу, а затем опустился к паху. Этот пристальный взгляд снова разжег в нем желание.
   Франческа полулежала на подушках, окутанная пышными локонами; ее губы распухли от поцелуев. Она казалась Торну осуществившейся мечтой, и он страстно жаждал ее.
   Внезапно глаза Франчески широко распахнулись, и Себастьян подумал, что, возможно, она не против еще одного соития.
   – Франческа, ты просто создана для любви, – хрипло пробормотал он, направляясь к ней, и тут же понял, что сказал самое ужасное из того, что мог сказать. С таким же успехом можно было объявить ей, что она истинная дочь своей матери. Для женщины, борющейся с наследственностью и природой, это было равносильно тому, чтобы поднести спичку к сухому дереву.
   Франческа резко села.
   – Мне нужно идти.
   – Но, дорогая…
   Увы, все было бесполезно. Хотя ее одежда не совсем высохла, Франческа начала быстро одеваться, и Себастьян, вздохнув, последовал ее примеру.
   – Подожди здесь, – сказал он, одевшись. – Я попытаюсь раздобыть лошадей.
   Когда Себастьян ушел, Франческа остановилась у камина. Удивительно, как можно ощущать такую пустоту после того, что она только что пережила. Да, она получила удовольствие от того, чем они занимались, и не раскаивалась в этом; однако теперь ей окончательно стало ясно, насколько велика для нее возможность стать такой, как ее мать. Себастьян заставил ее ощутить себя богиней, и она уже хотела большего. Хотя ей не суждено и дальше быть с Себастьяном, но зато у нее есть возможность начать искать его черты в каждом мужчине, взглянувшем на нее или коснувшемся ее.
   При мысли об этом у Франчески от отвращения и ужаса закружилась голова. Она вовсе не хотела стать еще одной Афродитой.
   Дверь открылась, и на пороге появился Себастьян.
   – В конюшне я нашел только одну лошадь.
   Значит, ей снова придется ехать, прижавшись к нему и заново переживая мгновения, проведенные вместе. Этого Франческа жаждала и боялась одновременно.
   Сказав себе, что это будет еще одной проверкой, она направилась вниз по лестнице. Если ей удастся вынести это, не показывая своих истинных чувств, значит, она сможет вынести все, что угодно.

   Поездка оказалась на удивление быстрой, и они едва успели обменяться парой слов, как уже увидели огни поместья Гринтри-Мэнор.
   Франческа хотела спрыгнуть с лошади и поскорее убежать, но Себастьян уже протягивал руки, чтобы помочь ей в последний раз.
   Оказавшись на земле, Франческа побежала с такой скоростью, будто за ней гнался сам дьявол. Себастьян окликнул ее, но она не оглянулась; в ее голове была лишь одна мысль: она хотела его, но не могла его получить.
   На следующее утро Франческа долго не спускалась вниз, надеясь дождаться, когда Себастьян уедет. Очень кстати, что они собираются в Лондон: там, в столичной суматохе, она сможет забыть Себастьяна Торна, а ко времени возвращения в поместье из ее головы улетучится всякое воспоминание о нем.
   Теперь ей оставалось лишь молиться о том, чтобы все это непременно сбылось.


   Лондон
   Конец лета
   Проезжая через недавно построенную железнодорожную станцию Юстон-сквер, Франческа с интересом рассматривала величественную Юстон-Арч. Столица менялась, превращаясь в место удивительной красоты.
   С момента ее последнего визита в Лондон прошло четыре года. Тогда Мариэтта выходила замуж за Макса, и пышная церемония проходила в соборе Святого Якова. С тех пор сестры бывали в Гринтри-Мэноре достаточно часто, так что у Франчески не было необходимости ездить на юг, в Лондон. Кроме того, Макс и Мариэтта проводили большую часть времени в Корнуолле с дочерью, а Вивианна и Оливер находились в это время в своем поместье в Дербишире вместе с двумя сыновьями.
   У сестер была своя жизнь. Если Франческа иногда и чувствовала себя одиноко, то ведь сама сделала этот выбор.
   Носильщик быстро подозвал двухколесный экипаж и погрузил на него весь багаж. Эми прижимала к носу платок – дым и сажа большого города кружились вокруг вместе с поразительным скопищем запахов. Что ж, по крайней мере, лето означало отсутствие сильного угольного дыма, и сейчас было меньше вероятности попасть в беспросветный туман, часто обволакивавший столицу.
   Вскоре экипаж с грохотом тронулся и занял место среди повозок, омнибусов, карет и пешеходов. Наконец-то наступил последний этап путешествия, и пока Эми не находила себе места от тревоги, а Лил неподвижно сидела в углу, пугающе опрятная и насупленная, Франческа закрыла глаза и попыталась представить себя вдалеке от этого рукотворного хаоса.
   – Я так давно не была в Лондоне, – слегка успокоившись, проговорила Эми. – Мне не терпится увидеть новый Лондонский мост, памятник Нельсону на Трафальгарской площади и строительство парламента в Вестминстере. А еще я хочу пройтись по магазинам: возможно, мне удастся убедить Хелен составить мне компанию, так как прежде ее никогда не надо было особенно уговаривать. Моя дорогая, ты тоже должна с нами пойти; тебе не мешает освежить гардероб.
   Франческа быстро открыла глаз.
   – Я вполне довольна моим гардеробом.
   – Ах, Франческа, надеюсь, ты все же доставишь мне удовольствие! Я все еще не могу забыть то ужасное зеленое платье, которое было на тебе, когда с нами обедал мистер Торн. Я просто не знала, куда глаза девать. Это одно из платьев, сшитых с благотворительной целью, ведь так?
   Франческа вздохнула:
   – У миссис Холл четверо детей, муж-инвалид, и ей нужны деньги. То, что она шьет, вполне меня удовлетворяет.
   – Ты говоришь все это лишь для того, чтобы заморочить мне голову. Эту женщину вполне можно было бы нанять шить одежду слугам или штопать белье. Пожалуйста, никогда больше не заказывай у нее платья!
   В этот момент экипаж свернул за угол.
   – Интересно, увидим ли мы его снова? – задумчиво проговорила Эми.
   – Кого? – Франческа сделала вид, будто и правда забыла, о ком шла речь.
   Эми улыбнулась:
   – Мистера Торна, джентльмена, который попал в бедственное положение. Правда, он, может быть, и не совсем джентльмен. Как считает мистер Джардин, знакомство с ним не совсем то, что нам нужно, и я уверена, что он прав.
   – Ах, кем бы ни был Себастьян, он уехал, и мы никогда больше его не увидим. – Франческа невольно вздохнула.
   На этот раз Эми ничего не возразила, хотя Торн жил в Лондоне и они могли случайно с ним встретиться; однако Франческу такое равнодушие очень даже устраивало. Она с облегчением почувствовала, что жизнь стала неопасной после того, как из нее исчез мистер Торн. Он появился так внезапно и пробыл так недолго, но зато его визит был связан с ощущением волнения и опасности. Горящие дома, люди с пистолетами и многое другое – ах, как романтично!
   – Господи, что за запах? – Эми крепко прижала платок к носу. Глаза ее слезились.
   Лил дернула носом.
   – Это кожевенный завод на другой стороне реки в Бермондси, – авторитетно заявила она. – И мыловаренный завод в Саутуорке.
   – Ну конечно, – недовольно пробормотала Эми. – Я и забыла, как живут лондонцы. Фабрики, трущобы, особняки, и все это одно рядом с другим. Просто ужас какой-то!
   – Может, нам вообще забыть про дядю Уильяма, развернуться и поехать домой? – робко предложила Франческа.
   Эми решительно отложила носовой платок.
   – Разумеется, нет. Мы уже здесь, и я уверена, что мы скоро привыкнем к… миазмам.
   – К лондонскому аромату, – поправила Франческа.
   Они свернули на Уэнстед-сквер к дому Тремейнов, и волнение Эми стало расти с каждым поворотом колес. Возможно, она опасалась брата гораздо сильнее, чем хотела это показать, поскольку, подобно Хелен, не получала удовольствия от семейных сцен.
   – Уильям всегда любил устраивать сцены, во время которых просто расцветал, пугая других. Надеюсь, он не прогонит нас, дорогая. – Она стала внимательно рассматривать дома, окружавшие площадь, затем продолжила: – Но он может быть чудовищно неприятным, дорогая. Думаю, нам нужно настроиться на это. Я постараюсь с ним справиться. Мне всегда удавалось склонить брата на свою сторону, и будем надеяться, я еще не утратила хватки.
   – Как жаль, что дядя Томас умер молодым, – заметила Франческа, вспоминая о любимом брате приемной матери.
   Эми печально улыбнулась:
   – Томас и мой муж Генри умерли в Индии. Они были с детства лучшими друзьями. Я влюбилась в Генри, еще когда ходила в школу, и Томас был этим очень доволен. С Уильямом я никогда не была близка, но Томас смеялся и не обращал на это никакого внимания. Думаю, в какой-то степени он сочувствовал недостатку радости вокруг Уильяма.
   – Теперь Уильям должен быть счастлив: он глава семьи и может всеми нами командовать.
   – Верно, в этом следует отдать ему должное. Когда речь заходит о делах семьи, он всегда в высшей степени заботлив и педантичен. Разумеется, он может быть невыносимым, но его уважают и среди пэров.
   Все это прекрасно, подумала Франческа, но дядя Уильям настолько вспыльчив, что порой в его обществе бывает очень неуютно. Уильям испытывал патологический ужас перед возможностью связи фамилии Тремейн с каким-нибудь скандалом, и когда Эми удочерила детей Афродиты, их отношения уж точно не улучшились.
   Наконец экипаж остановился перед домом Тремейнов, и Лил отправилась сообщить об их прибытии и попросить прислать кого-нибудь за багажом. Стоял август, и небо над деревьями парка, расположенного в центре площади, подернула дымка. Мальчик прокладывал дорогу для двух леди с солнечными зонтами, пересекавших пыльную мостовую.
   – Миссис Джардин?
   Слова эти прозвучали весьма холодно, и произнесла их дородная женщина, загородившая собой вход. На ней было платье из серого шелка с пышной юбкой; светлые волосы были аккуратно уложены вокруг головы. Такая прическа подошла бы скорее молодой девушке, а не женщине тридцати лет.
   – Я миссис Марч, экономка мистера Тремейна, – представилась женщина. – Ваша служанка сказала, что вы намерены здесь остановиться, но мы не ожидали вас, миссис Джардин.
   Услышав недовольство в ее тоне, Франческа тут же бросилась на защиту матери:
   – Миссис Марч, это дом семьи миссис Джардин, и ей не нужно договариваться о визите.
   Экономка перевела высокомерный взгляд холодных глаз на Франческу.
   – Мистер Тремейн редко принимает гостей, – проговорила она тоном хозяйки дома.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное