Сара Беннет.

Благовоспитанная леди

(страница 3 из 20)

скачать книгу бесплатно

   Франческа хмуро взглянула на молодого человека, заставив его задуматься о том, что было сказано не так.
   – Нам нужно поторопиться. – Она взглянула на небо.
   Себастьян тоже поднял взгляд. Силы, которые он приложил, чтобы выбраться из трясины, закончились, но он надеялся, что все же сможет добраться до убежища до начала бури. Ему отчаянно хотелось просто посидеть в уютном кресле перед потрескивающим камином со стаканчиком бренди в одной руке и сигарой в другой. Квартира на Халфмун-стрит и слуга Мартин были единственным, что осталось у него от прошлого, но он был очень благодарен судьбе даже за эту малость.
   Однако сейчас невозможно было отправиться к себе, равно как рухнуть в кровать на постоялом дворе, так как сначала ему надо было разобраться с Хэлом. Хэл и его сообщники теперь будут считать его мертвым, а себя – в безопасности, так что Себастьяну нужно нанести удар, не теряя ни минуты, пока они ничего не подозревают.
   Будто по сигналу с облаков ударила молния, осветив болота болезненным желтым светом. Зрелище было пугающим, великолепным и воодушевляющим в одно и то же время.
   – Гринтри-Мэнор недалеко. – Франческа посмотрела на своего спутника так, будто боялась, что он может упасть в любую минуту. – Мистер Торн, вы уверены, что сможете идти?
   – Разумеется, смогу!
   Она недоверчиво подняла бровь, однако больше вопросов не задавала, и когда он поднялся по холму, последовала за ним. Когда Торн замедлил шаг, она дотронулась до его плеча, видимо, пытаясь поддержать.
   Торн вздохнул:
   – Черт, да не волнуйтесь вы так, я справлюсь.
   – А что, если не справитесь? Мистер Торн, у меня есть более интересные дела, чем снова вытаскивать вас из трясины.
   Себастьян подумал, что ему надо бы запротестовать и отодвинуться, но тут же понял, что она права: ему нужна ее помощь.
   Несколько раз им приходилось останавливаться, и один раз Торн даже оперся о плечо Франчески, а потом некоторое время стоял неподвижно, склонив голову и тяжело дыша. Когда же она снова поинтересовалась, не подождет ли Себастьян, пока она сходит за помощью, он резко отстранился и зашагал вперед, бормоча проклятия, чтобы скрыть смущение.
   – Вы слишком много ругаетесь, – снова заметила она.
   – Да, потому что это помогает.
   – Как? – полюбопытствовала Франческа.
   – Я лучше себя чувствую, после того как скажу что-нибудь от души.
   – Как может такое ребячество улучшать самочувствие?
   Тут Себастьян снова воспользовался возможностью остановиться и отдохнуть. Он взглянул на нее из-под руки, стряхивая дождевые капли с ресниц, чтобы лучше видеть, и тут же убедился, что кожа Франчески побелела от холода и только на щеках по-прежнему светились два красных пятна.
   Себастьяну захотелось дотронуться до них кончиком пальца, но Франческа уже тянула его вперед.
Мокрый плащ снова захлопал вокруг его ног, ботинки заскользили по влажной почве.
   Неожиданно он наклонился к ее уху:
   – Вы тоже это чувствуете, да?
   Франческа посмотрела на него с подозрением:
   – Что чувствую?
   – Ну, это… – пробормотал он.
   – Простите?
   – То, от чего мне приходят на ум мысли о солнце, жарких днях и ночах и о страсти. Да, именно так, о страсти.
   Она моргнула.
   – Перестаньте.
   – Желание, Франческа. Вожделение…
   – Мистер Торн!
   – Что вы хотите от меня услышать? Вы хотите, чтобы я солгал и притворился, будто мы две половины одного целого? Две стороны одной монеты? Две души посреди моря… Этого или чего-то еще более откровенного?
   – Надеюсь, метафоры закончились, мистер Торн? – съязвила Франческа.
   – Нет. Я не хочу, чтобы вы мне лгали. И знаю, что мы ничем подобным не являемся. Скажем, что мы просто странники под дождем и что наше знакомство, как я надеюсь, будет кратким. – Себастьян вздохнул. – Теперь давайте кое о чем договоримся. Мы оба не верим в судьбу, не так ли, но желание… это дело другое.
   Франческа отвернулась. Нога ее скользнула по влажной почве, и она споткнулась, но Торн подхватил ее и повернул к себе. Мгновение они стояли, прижавшись друг к другу, не в силах пошевелиться, потом Франческа подняла голову, и глаза ее широко распахнулись.
   – Мисс Гринтри, я хочу вас поцеловать.
   Лицо Франчески вспыхнуло. Ей тоже хотелось его поцеловать, и в то же мгновение Торн это понял. Она желала его так же сильно, как и он ее, и теперь требовалось лишь ее согласие.
   Себастьян наклонился вперед и прикоснулся губами к ее губам: они были нежными, дрожащими и холодными. Он согрел их своим дыханием, потом мягко провел по ним языком, и Франческа вздохнула. Боже, никогда прежде он не испытывал такого испепеляющего желания!
   Вдруг Франческа отодвинулась, мотая головой, и Себастьян отпустил ее, сам удивляясь тому, как много в нем осталось от джентльмена.
   Каким бы ни было ее рождение, она респектабельная молодая леди, и ему не следовало забывать об этом.
   – Простите, мисс Гринтри.
   Он не попытался скрыть сожаления: желание снова коснуться губами ее губ отнюдь не прошло.
   Франческа отвернулась, и в этот миг в опасной близости от них сверкнула молния, а мгновение спустя раздался удар грома. Снова пошел дождь, еще сильнее, чем прежде, заливая болота и все остальное на своем пути. Себастьян с трудом мог разглядеть то, что находилось на расстоянии более двух футов. Он оглянулся. Франческа торопливо шагала рядом, кажется, совершенно забыв о поцелуе.
   Франческа Гринтри, истинная дочь Афродиты! Неужели под незамысловатым и совершенно мокрым платьем скрывалось сердце истинной куртизанки? Интересно, что она сама думает по этому поводу? Себастьян размышлял над этим, шагая рядом, стараясь изо всех сил не обращать внимания на физическую и душевную усталость, а также на ужасную погоду.
   – Как можно жить в таком жутком месте? – в конце концов недовольно проворчал он.
   – Сейчас действительно для этого не самое лучшее время. – Франческа чихнула.
   – Будьте здоровы.
   – Благодарю. Вон, посмотрите туда… – Голос Франчески звучал устало, но глаза светились от радости.
   Себастьян взглянул в ту сторону, куда указывала Франческа, и увидел сначала огни, а затем уютный большой дом.
   – Гринтри-Мэнор. Идемте скорее, мистер Торн, осталось совсем немного!
   В это мгновение ветер усилился, еще больше растрепав ей волосы; однако Франческа, казалось, в этом враждебном мире чувствовала себя вполне уютно, и Себастьяну вдруг показалось, что она создана самой бурей.
   – Я все еще хочу вас поцеловать, – выдохнул он, не зная, откуда взялась пронзившая его дрожь – от усталости или из-за Франчески Гринтри.
   – Смотрите, нам на помощь идут слуги! Слава Богу! – Франческа засмеялась.
   – Но я все еще хочу вас поцеловать.
   – Мистер Торн.
   – Я имею в виду, заполучить вас.
   Мгновение она ошеломленно вглядывалась в его лицо, потом резко повернулась к приближающимся людям и стала кричать и махать руками. Ей тут же ответили, и в сгущающихся сумерках задвигались фонари.
   Себастьян с усмешкой смотрел, как Франческа торопится домой. Неужели она думает, что спасена? Напрасно. От Себастьяна Торна спасает лишь полная капитуляция.


   Франческа с удовольствием погрузилась в неглубокую ванну. Лил обложила ее полотенцами для большего удобства и добавила в воду что-то сладкое и успокаивающее, от чего Франческа постепенно приходила в себя.
   «Должно быть, это был шок. Я просто не могла испытывать такие ощущения», – думала она, одновременно понимая, что это вряд ли была просто иллюзия, возникшая благодаря обстоятельствам. Тут явно проглядывало нечто большее. Франческа готова была поклясться, что никогда не ощущала ничего подобного. Да, она предавалась фантазиям в стихах, и ее привлекала темная сторона любви. Ей нравилось мечтать об опасных приключениях и отважных героях, но она, разумеется, никогда не ощущала ничего подобного тому безудержному влечению, которое испытала, глядя в глаза Себастьяна Торна.
   Этот странный человек то проклинал грозу, то пытался соблазнить свою спасительницу. Вполне возможно, что у него непостоянный характер. Франческа не знала, что он делал на болоте, но предполагала, что это нечто незаконное. Скорее всего, он был безумным, дурным человеком, с которым опасно знакомиться, но все равно Франческа чувствовала себя пойманной, словно рыба, попавшая в сеть.
   Он поцеловал ее!
   В это ей верилось с трудом. И все-таки он поцеловал ее, а она позволила ему это сделать!
   Можно бы притвориться, будто она до последнего мгновения не знала, что он собирается делать, но это было бы неправдой. Франческа видела, как его глаза горят желанием, и хотела, чтобы он поцеловал ее; хотела так сильно, как не хотела никогда и ничего. Не то чтобы ее не целовали прежде – она несколько раз неохотно принимала знаки внимания от настойчивых молодых людей. Однако ничто не могло сравниться с поцелуем Себастьяна. От этого поцелуя у нее осталось такое ощущение, будто он распахнул дверь внутрь ее и теперь ей трудно ее закрыть.
   И все же она должна ее закрыть. Зная о своей наследственности, Франческа уже давно поклялась себе, что никогда не позволит мужчине всколыхнуть в ней страсти, которые, как она опасалась, до поры до времени дремали в ее душе. Ей не хотелось окончить свою жизнь, как мать, переходя от любовника к любовнику, не имея возможности остановиться.
   Что ж, придется найти какой-нибудь другой способ убедить мистера Торна, что она именно такая, какой кажется: респектабельная старая дева, обожающая прогулки и живопись, а также тратящая свободное время на помощь нуждающимся и совершенно не интересующаяся мужчинами.
   «Я хочу вас и собираюсь заполучить».
   Франческа вздрогнула, вспомнив эти слова со смешанным чувством страха и волнения.
   – Мисс Франческа, вы не простудились? – Лил терпеливо терла ей мягкой тряпочкой спину и плечи. – Не надо было вам выходить при такой погоде; и вообще болото не место для леди.
   Франческа наклонилась, чтобы служанке было удобнее делать массаж.
   – Лил, ты же знаешь, болота меня не пугают, и я с детства гуляю по ним.
   – А вот и зря, – серьезно возразила Лил.
   Франческа улыбнулась. Лил была добрейшим существом, и все ее очень любили. Жаль, что она не вышла замуж за молодого аэронавта, с которым познакомилась в Воксхолл-Гарденз, но Лил почему-то порвала с ним и вернулась на север, в Гринтри-Мэнор. Год спустя она вышла замуж за Джейкоба Коучмена, и они были счастливы, пока Джейкоб не погиб в результате несчастного случая десять месяцев назад. Для Лил это стало настоящей трагедией, и она все еще носила траур; тем не менее Франческа втайне прикидывала, не раскаивается ли Лил из-за своего выбора. Она никогда не задавала такого вопроса; Лил всегда скрывала свои чувства и не одобрила бы чрезмерного любопытства.
   – Тот человек, с которым вы были… – Лил отчего-то замолчала.
   – Мистер Торн?
   Голос Франчески прозвучал глухо: само его имя давало ощущение выхода за рамки приличия.
   Лил еще некоторое время молчала, но наконец неохотно произнесла:
   – Да, он. Он не джентльмен, мисс: я встречала таких и знаю, что говорю.
   – Но вы даже не знакомы!
   – Мне и не нужно быть с ним знакомой; зато я видела, как он на вас смотрел.
   – Мистер Торн провел всю ночь в трясине, ты это помнишь? Он был слишком слаб, чтобы идти без посторонней помощи. Так чем же этот человек мог мне навредить?
   – Мужчины есть мужчины, – произнесла Лил таким тоном, будто завершала спор. – А теперь, мисс Франческа, нагнитесь, я помою вам голову. Ну и путаница! Не знаю, сможем ли мы их когда-нибудь расчесать.
   Франческа повиновалась.
   – Он сказал, что находится здесь по делам.
   – Кто сказал?
   – Мистер Торн. Но что за дела могли привести его сюда? Здесь нет ни фабрик, ни шахт, мы живем в сельской местности, здесь всего несколько деревень и совсем мало людей.
   – Возможно, он разбойник или контрабандист, скрывающийся от властей.
   Франческа улыбнулась:
   – Господи, Лил, ну и воображение у тебя!
   Лил пожала плечами.
   – Я упаковала ваш сундук для поездки в Лондон, – примирительно произнесла она, – и именно так, как вы хотели. Хотя не понимаю, зачем вам все эти невзрачные старые платья, когда вы сможете купить в Лондоне самые модные.
   – Я нравлюсь себе такой, какая есть, – упрямо заявила Лил.
   Руки Лил задвигались быстрее.
   – Мисс, новое платье еще не означает, что вы другая.
   Однако Франческа этому не верила; она знала, что делает с людьми свет. Взять хотя бы то, насколько изменились Вивианна и Мариэтта. Именно Лондон менял людей, искушал их. Оглянуться не успеешь, как тебя уже ведут по пути, на который ты клялась не ступать. Самым опасным было то, что втайне Франческа ощущала, как эта скрытая ее часть жаждет вырваться на свободу и окончательно выйти из-под контроля.
   Сдержанность, вот что главное. Самоконтроль. Франческа сделала это своим девизом. Единственным местом, где она позволяла себе становиться собой, были болота; во всех прочих местах ей приходилось сдерживать эмоции.
   – Лил, тебе наверняка не терпится снова увидеть Лондон…
   – А почему бы нет, мисс? Разве есть причины тому, чтобы утверждать обратное?
   Тема явно становилась щекотливой.
   – Ладно, не важно.
   Лил добродушно усмехнулась:
   – Давайте, мисс Франческа, вылезайте, тогда у вас будет возможность вздремнуть перед обедом.
   Франческа вздохнула:
   – Ах, Лил, я чувствую себя словно ребенок, только что вышедший из класса.
   – Еще бы! – Служанка всплеснула руками. – Иногда мне кажется, что в вас здравого смысла не больше чем у ребенка!
   – Я рада, что ты тоже едешь в Лондон, – призналась Франческа. – Думаю, у маменьки есть планы, связанные со мной, но, к счастью, всегда смогу с тобой посоветоваться.
   Лил улыбнулась, выражение ее лица смягчилось.
   – Спасибо, мисс. Действительно, у леди Гринтри… то есть у миссис Джардин сейчас есть о чем подумать.
   Что правда, то правда – приемная мать Франчески была чрезвычайно занята.
   Дело в том, что Эми и мистер Джардин до сих пор вели себя как новобрачные, хотя со времени их свадьбы в сельской церкви прошло уже три года. Франческа часто ловила себя на том, что улыбается в их присутствии от невольного ощущения счастья. Эми так долго горевала по супругу сэру Генри Гринтри, ее так долго молча боготворил секретарь, мистер Джардин, что Франческа опасалась, смогут ли они когда-нибудь преодолеть разделявшие их препятствия.
   И все же они их преодолели благодаря Уильяму Тремейну, брату Эми, пытавшемуся разлучить их. Уильям Тремейн поднял большой шум, считая, что мистер Джардин не годится ему в родственники, и тем сблизил робкую пару окончательно.
   Потом все складывалось не очень хорошо. Трудности с Уильямом Тремейном продолжились, когда было объявлено о помолвке. Этот человек отказался прибыть на свадьбу и продолжал обращаться с сестрой как с четырехлетним ребенком. Все же он так и не сумел напугать Эми, но тут возникла другая проблема. Эми прекрасно знала, что ее сестра Хелен страдает и нуждается в поддержке родственников из-за проблем с беспомощным мужем Тоби. В последнее время Хелен целиком полагалась на Уильяма, но из-за скандала за последнее время сильно возросло число писем из Лондона, омытых слезами.
   Когда Франческа поняла, что Эми втайне злится на Уильяма, она решила, что дальше так продолжаться не может. Ради бедной Хелен она поедет в Лондон, поговорит с братом и, возможно, порвет с ним отношения навсегда.
   Визит обещал быть бурным, и Франческа надеялась, что времени на такие фривольности, как новая одежда, балы или сватовство, у нее не останется. А вот Эми очень огорчалась, что младшая дочь с удовольствием пребывает в девицах. В том-то и состояла трудность общения с молодоженами: они думали, что каждый должен быть влюблен, и не понимали, что некоторым людям предпочтительнее избегать сильных эмоций.
   Франческа предполагала, что перед поездкой в Лондон сможет отдохнуть, но сейчас самым неотложным делом для нее становился обед с мистером Себастьяном Торном.
   – Мисс, вы в самом деле хотите надеть ужасное зеленое шерстяное платье, которое висит на вас как мешок?
   – Да, именно его.
   Лил кивнула, и Франческа легко угадала ее мысли: «Очень мудро с вашей стороны, мисс».

   Себастьян потянул обшлага, но это не помогло: пиджак первого мужа миссис Джардин, сэра Генри Гринтри, по длине и полноте был ему как раз, но руки у сэра Генри оказались гораздо короче, чем можно было ожидать. Что ж, придется обойтись этим. Ему передали, что его одежду приводят в порядок слуги, и они постараются вернуть ее в самое ближайшее время.
   Себастьян мог бы просто спрятаться в комнате, но он не собирался этого делать, поскольку даже с учетом того, через что ему пришлось пройти, он чувствовал себя неплохо. Только что он принял ванну, поел, отдохнул, так что если не обращать внимания на пару царапин, ничто не мешало ему чувствовать себя возрожденным и с нетерпением ожидать обеда с семейством Джардин.
   Себастьян не помнил, когда последний раз обедал с каким-то почтенным семейством: обычно в таких домах его впускали через черный ход и просили подождать в каком-нибудь незаметном месте. Каждый хозяин дома противился его встрече с женской частью семейства из опасения дурного влияния, а если Себастьяна и знакомили с дамами, то лишь потому, что женщины сами настояли на встрече с мистером Торном, имеющим дурную репутацию. Множество раз жены клиентов приглашали его вернуться, когда мужей не было дома: очевидно, в том, чтобы заманить в постель мужчину с его репутацией, было нечто дерзкое и волнующее…
   К счастью, здесь, в Гринтри-Мэноре, все будет по-другому. Во-первых, никто не знает, кто он такой, во-вторых, Себастьян собирался уехать отсюда как можно скорее, как только разберется с Хэлом. Наверное, сейчас тот в пути и вполне доволен собой, только Себастьяна это нисколько не волновало: сильный охотничий инстинкт его был направлен лишь на Франческу Гринтри.
   Вот уж загадка так загадка! Неужели он, взглянув ей в глаза, действительно увидел, что за внешней благопристойностью скрывается страстная женщина, дикая, словно буря, с которой они только что боролись? Неужели она и правда зажгла внутри его искру… или он просто бредил?
   Что ж, скоро он это узнает.
   В последний раз оглядев свою одежду, Себастьян вышел из комнаты и спустился по лестнице к гостиной. Поскольку он всегда ходил очень осторожно, хозяева не заметили его приближения, так что, находясь за дверью, он услышал голос мистера Джардина.
   – Мистер Торн такой же джентльмен, как я пират!
   – Дорогой, но он разговаривает как джентльмен.
   – Эми, это не превращает его в джентльмена. Тоби тоже разговаривает как джентльмен, но стоит один раз взглянуть на него, и все становится ясно!
   – Нет ничего плохого в том, чтобы пригласить его за стол после того ужаса, который он пережил. Это всего лишь благотворительность.
   – Я знаю, тебе всегда хочется думать о людях хорошо, – задумчиво произнес мистер Джардин. – Только я не доверяю этому мистеру Торну. Ради Бога, не позволяй ему заманить в хитрые сети Франческу. Он именно тот мужчина, увлечение которым для нее нежелательно.
   – Франческа слишком благоразумна, чтобы отдать сердце мистеру Торну, – уверенно заметила Эми. – И кроме того, когда мы приедем в Лондон, у нее будет из кого выбирать.
   Мистер Джардин хмыкнул, видимо, выражая сомнение.
   – Моя дорогая, опять ты строишь воздушные замки…
   – А что я такого сказала? В конце концов, сестры Франчески удачно вышли замуж, а уж она точно не хуже, чем они. Я уверена, она до сих пор не пристроена лишь потому, что здесь слишком мало подходящих джентльменов. В Лондоне все будет иначе.
   – Не думаю, что дело в недостатке подходящих джентльменов…
   – Я хочу, чтобы Франческа была счастлива в браке, так что в этом такого ужасного?
   – Разумеется, ничего, Эми.
   – Даже если она не полюбит того, кого выберет, она по крайней мере может сделать хорошую партию.
   – Да, но ведь сердце не всегда подчиняется законам логики, правда? Если бы это было не так, боюсь, ты никогда не вышла бы за меня замуж.
   Эми тихонько рассмеялась, и Себастьян отошел от двери так же тихо, как и подошел к ней. Его изрядно позабавило, что Джардины отвергли невесть откуда взявшегося гостя в качестве жениха дочери; уж он-то знал, что не создан быть мужем, и никогда не притворялся, будто дело обстоит иначе. Кроме того, он не задумывался о браке – при его роде занятий можно получить удар ножом уже на следующий день после бракосочетания…
   Нет, думая о Франческе Гринтри, он вовсе не думал о браке.


   Франческа торопливо спускалась по лестнице. Все остальные уже собрались в гостиной, ожидая приглашения на обед, и она знала, что опаздывает, но неказистое зеленое платье потребовало некоторого внимания.
   Огромная брошь на груди была просто уловкой. Волосы она стянула таким тугим узлом, что пучок напоминал шапку. Строгий стиль радовал глаз, и если мистер Торн прежде хотел ее, то теперь он точно придет в себя. Улыбнувшись торжествующей улыбкой, девушка направилась к гостиной.
   – Мисс Гринтри?
   Франческа остановилась и обернулась. Это, конечно, был Себастьян Торн, смотревший на нее так, будто не верил, она ли это.
   – Ах, это все-таки вы…
   Нахмурившись, он подошел к ней, потом обошел вокруг нее с осторожностью канонира, неожиданно столкнувшегося с ядром.
   Франческа невозмутимо ждала, сложив руки у талии.
   – Мистер Торн?
   Себастьян был все еще бледен, на подбородке его виднелась темная царапина, но по крайней мере теперь он был гладко выбрит, а волосы его были аккуратно зачесаны назад. По старомодному покрою Франческа предположила, что его одежда когда-то принадлежала сэру Генри; однако она неплохо сидела, придавая Себастьяну легкий налет непристойности.
   – Господи, что это на вас такое? – Торн явно не ожидал ничего подобного. – Вы что, вернулись с благотворительной распродажи? Или это просто перешитый мешок?
   Франческа изобразила на лице возмущение.
   – Что вы хотите этим сказать?
   – Не сказать, а спросить. – Он провел кончиками пальцев по рукаву, потом указал на ее волосы. – Вы превратились в кого-то другого.
   – Не знаю, что вас так смутило, – чопорно произнесла Франческа. – Я всегда ношу такие платья.
   Торн с сомнением взглянул на нее.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное