Сара Беннет.

Благовоспитанная леди

(страница 14 из 20)

скачать книгу бесплатно

   Себастьян улыбнулся, и тут Афродита поманила его к кровати.
   – Мистер Торн, скажите, вы когда-нибудь занимались любовью на балу?

   Себастьян тихо прикрыл за собой дверь. Афродита спала. Он был взволнован. Вор, убийца, темная аллея – там он на своем месте. Под его охраной Афродита. Она знала, кто он такой. Она знала все о Франческе.
   Раздумывая над только что услышанными словами, он прикидывал, хватит ли у него смелости принять совет. Он был мистером Торном, никто не хотел признаваться в том, что нанял его, человека из тени. Как он сможет попасть на лондонский бая?
   – Ах вот вы где!..
   Себастьян удивленно оглянулся.
   – Я думал, ты должна изображать образованную куртизанку, – весело проговорил он, радуясь тому, что отвлекся от трудных раздумий. – А ты выглядишь скорее как недовольная торговка.
   – Ну и пусть.
   В мгновение ока она взмахнула ресницами и превратилась из торговки в соблазнительницу.
   – Мне здесь нравится. Много еды, мягкие постели. Сюда приходят только франты. Как-то один из джентльменов ударил девушку, и теперь его не пускают.
   – Ты хочешь уйти от Диппера?
   Она усмехнулась:
   – Нет. Диппер особенный.
   – Так, Полли, рассказывай. Что ты выяснила для меня? – Себастьян скрестил руки и приготовился слушать. Однако когда девушка договорила, ему было уже не до веселья. – Нужно найти Добсона, и ты расскажешь ему все, что рассказала мне.
   – Он был в салоне. Поскольку мадам болеет, он изо всех сил старается делать все как следует. Джемми Добсон – хороший человек, он искренне любит ее.
   Вид у Добсона был изнуренный и встревоженный: его мир словно перевернулся с ног на голову. Поначалу он не захотел покидать салон, но Себастьян убедил его что ему предстоит услышать нечто очень важное.
   Они направились в кабинет Афродиты, где еще пахло розами и духами.
   – Ну, в чем дело? – Добсон выглядел так, будто не спал несколько дней. – У меня мало времени, говорите поскорее.
   – Сначала я хочу, чтобы вы кое с кем встретились. – Себастьян подошел к двери и пригласил Полли войти.
   Добсон прищурился:
   – Что такое? Луиза? Разве твое место не в салоне?
   – Ее зовут Полли, и она работает на меня. Прошу за это прощения, но когда я сказал Афродите, что в клубе может быть шпион, она мне не поверила. Полли следила, слушала, собирала информацию, и теперь я хочу, чтобы вы ее выслушали.
   По-видимому, Добсон не испытывал особого желания слушать, однако все же кивнул, и Полли принялась рассказывать.
   По мере того как она говорила, лицо Добсона становилось все бледнее и напряженнее.
   – Яд, – проговорил он и сглотнул.
   – Вот именно, яд!
   – Но какой?
   – Это мы спросим у отравителя.
   Добсон мрачно кивнул, потом взглянул на Себастьяна, и глаза его наполнились слезами.
   – Надеюсь только, что мы не опоздаем.
Если она умрет… меня тоже можно будет считать мертвым.
   – Афродита – сильная женщина.
   – Да, но она потеряла много сил из-за миссис Слейтер и того мерзавца, который украл ее детей. Возможно, он тоже участвовал в отравлении…
   – Я это выясню. Вы хотите, чтобы я сходил за Франческой?
   – Да. В присутствии дочери Афродите будет спокойнее. За Франческу она переживает больше всего. Но что мы будем делать с этим негодяем?
   – Пока ничего. Дайте мне время подумать, потом мы захлопнем ловушку.


   Личико Лил выглядело очень серьезным, и Франческа, увидев ее стоящей у двери, сразу поняла, что что-то случилось.
   – Мисс, у меня плохие новости. Ваша матушка… Мадам Афродита очень нездорова.
   Франческа ничего не могла понять. Мать разыгрывала больную или в конце концов действительно заболела?
   – Что ты имеешь в виду?
   – Мисс, говорят, у нее холера. В этом винят Рози, говорят, будто она принесла болезнь, только это неправда. Рози не больна, с ней все в порядке.
   Франческа никак не могла понять, что говорит ей Лил; она словно оцепенела.
   – Афродите очень плохо. Вам нужно поехать к ней.
   – Ты хочешь сказать, что она умирает? – Франческа понизила голос. Афродита не могла умереть! Она была вечной. Они так мало разговаривали, а им было что сказать друг другу…
   – Мисс?
   – Ничего, со мной все в порядке. Подай мне плащ, и пойдем. Мы возьмем карету дяди Уильяма – попроси, чтобы ее подали к двери.
   Лил тут же отправилась выполнять поручение, Франческа еще некоторое время стояла неподвижно, не в силах пошевелиться. В голове ее звучали слова Лил. Холера. Рози. Неужели это правда? Тогда винить надо ее – именно она отвезла Рози к матери и попросила спрятать.
   Она никогда себе этого не простит!
   Спускаясь вниз, Франческа услышала голос миссис Марч: экономка явно была раздражена.
   Дойдя до коридора, Франческа обнаружила, что Лил и миссис Марч стоят друг напротив друга и зло смотрят одна на другую.
   – Мисс нужна карета. Сейчас же.
   – Не всем распоряжаться каретой. Это дом мистера Тремейна.
   – Но ведь не ваш же! Вы здесь не хозяйка, а лишь служанка, такая же как мы.
   Миссис Марч подняла руку, и Франческе показалось, что она собиралась дать Лил пощечину.
   Когда Франческа вскрикнула, обе женщины повернулись к ней – при этом на лице Лил было написано облегчение, а глаза экономки блестели от злости.
   – Миссис Марч!
   Франческа произнесла это спокойным голосом, затем спустилась и взяла Лил под руку.
   – Я хочу, чтобы ко входу подали карету. Моя мать очень нездорова, и мне нужно срочно отправиться к ней.
   – Ваша мать? – недоверчиво повторила миссис Марч. – Мисс, насколько я знаю, ваша мать лежит в постели. Может, вы задумали привести еще одного беспризорника?
   Разумеется, Франческа ни на мгновение не поверила экономке. Это был просто еще один способ продемонстрировать главенство в доме. Однако упрашивать ее не было времени.
   – Миссис Марч, вы ведете себя неподобающе. Сделайте, как я прошу, сейчас же!
   Глаза миссис Марч пылали злобой: она откровенно получала удовольствие и не собиралась сдаваться без борьбы.
   – Я не стану ничего делать, и вы, мисс Франческа, не можете отдавать такие распоряжения! Я схожу за мистером Тремейном, и он тут же положит конец вашим…
   – Миссис Марч, поскольку дядя спит и я настаиваю на том, чтобы вы…
   – Нет, я не сплю, – раздался рядом голос дяди Уильяма, и Франческа обернулась к нему. Какие еще потрясения готовит ей этот вечер?
   Уильям стоял у двери библиотеки с бокалом бренди в одной руке и книгой в другой. Строгое лицо его покрыли морщины, взгляд оставался неизменно холодным.
   – Франческа, что здесь происходит? И почему вы кричите, миссис Марч? Я требую объяснений.
   Экономка вдохнула поглубже, видимо, собираясь начать жаловаться, но Франческа ее опередила.
   – Дядя, Афродита больна, – спокойно объяснила она, – и мне нужно немедленно отправиться к ней. Я попросила подать карету, но миссис Марч запрещает это делать.
   – Мисс наверняка планирует какое-то озорство, и в этом все дело, – затянула миссис Марч жалобным тоном. – Вот почему, сэр, я ей не доверяю.
   – Принимать такие решения не входит в ваши обязанности, – напомнила ей Франческа, и тут, как и ожидалось, миссис Марч впала в ярость.
   – В мои обязанности входит смотреть, чтобы вы не извлекали выгоду из своего пребывания здесь! Сэр, кто знает, что она затеяла?!
   Уильям не отрывал взгляда от Франчески.
   – Прикажите подать карету, – произнес он, решительно пресекая жалобы экономки.
   Миссис Марч замерла.
   – Ну же! – отрывисто проговорил Уильям.
   Поняв, что спорить бесполезно, экономка повернулась и удалилась, рассерженно шелестя юбками. Миссис Марч не привыкла проигрывать, и Франческа не сомневалась, что месть экономки не заставит себя ждать.
   Что касается дяди, то, может, не такой уж он и плохой. Может быть, когда-нибудь она даже сможет проникнуться к нему симпатией.
   – Благодарю, дядя Уильям.
   – Никогда не любил эту дрянь, – проговорил Уильям бесцветным тоном. – Но она твоя мать.
   Франческа шагнула к нему, думая, не ослышалась ли, но дядя уже повернулся и, войдя в библиотеку, закрыл за собой дверь. Какая жестокость, какое бессердечие в тот момент, когда большинство людей проявляют такт и доброжелательность. Таков был дядя Уильям – его беспокоило лишь то, что Афродита и ее дочери связаны с его семьей. Франческа подумала с горечью, что он наверняка обрадуется, если Афродита умрет. Одним поводом для беспокойства меньше.
   – Мисс Франческа, карета сейчас будет здесь.
   Франческа повернулась: она и забыла про Лил.
   – Идем, подождем снаружи, – проговорила она, едва сдерживая слезы. – Мне нужно поскорее оказаться на свежем воздухе.
   – Мне тоже, мисс.
   – Да, надо предупредить ма… миссис Джардин.
   – Я могу попросить об этом кого-нибудь из слуг.
   – Спасибо, Лил.
   На улице было тихо, и Франческа посмотрела в направлении Халфмун-стрит, прикидывая, чем занимается Себастьян. Может, он сейчас преследует людей, скрывающихся после совершения преступления? Или спит в волшебной спальне, словно султан во дворце? Внезапно Франческе до боли захотелось, чтобы он оказался рядом. Без него она чувствовала себя одиноко, хотя и понимала, что эти мысли всего лишь романтические мечты и у них с Себастьяном никогда не может быть постоянных отношений. Между ними не может быть ничего, кроме краткого, страстного романа.
   – Мисс, карета подана.
   Приподняв плащ, Франческа спустилась по лестнице и приготовилась к худшему.
   Афродита спала. Это были беспокойные лихорадочные сны о прошлом.

   …Он умер. Мне трудно поверить, что такой человек мог умереть, ведь совсем недавно он был полон жизни. Моя дочь, моя Франческа, станет беднее, не зная его. Я смотрю на ее улыбающееся личико, вижу его и плачу.
   Печаль делает меня уязвимой. Я иду к другому. Некоторое время я верю ему, но вскоре выясняю, что ошиблась.
   Он недобрый человек…

   – Дорогая!..
   Моргнув, она открыла глаза. Какое-то мгновение она видела его – того, кого винила в трагедии всей своей жизни, но потом образ превратился в лицо, которое она любила больше всех. Как его зовут? Ах, почему она не может вспомнить его имя?
   Кажется, говоривший почувствовал ее растерянность.
   – Это всего лишь Джемми, – проговорил он, убирая с ее лба влажную прядь. – У тебя гостья, важная гостья.
   И тут же перед глазами Афродиты появилось другое лицо. На мгновение она даже подумала, что ей опять снится сон. Это же она в молодости, полная сил и красоты. И тут раздался голос Франчески:
   – Мама?
   Ну конечно, это была Франческа, младшая дочь. Это она внушала ей самое большое беспокойство, из-за нее она волновалась больше всего.
   – Котенок, – прошептала Афродита. – Мне что-то нездоровится. Но я поправлюсь, вот увидишь, и снова буду прежней.
   В глазах Франчески стояли слезы, губы дрожали.
   – Это я во всем виновата.
   Афродита нахмурилась:
   – Глупости! Ты ни в чем не виновата. Никто не виноват. Однажды я болела целый год, но нашла в себе силы поправиться.
   Лицо Франчески расплывалось, менялось, потом снова становилось прежним…
   – Ты так похожа на отца, – прошептала Афродита и улыбнулась. – Он был чудесный человек. Знаешь, ты правда очень на него похожа.
   – Но кто был моим отцом? Пожалуйста, скажи, кто он?
   – Он умер. Жаль, что ты никогда не была с ним знакома. У него были большие планы насчет тебя, очень большие планы. Он написал мне об этом, но письмо украли… Ах, это было так давно.
   – Как звали моего отца?
   – Томми. – Афродита снова улыбнулась и протянула руку Добсону. – Письмо. – Она силилась говорить. – Мы должны… письмо… – Тут она замолчала и снова погрузилась в лихорадочное забытье.
   – Она поправится?
   Добсон беспомощно пожал плечами, затем проводил Франческу до двери спальни. Глаза его были полны сострадания. Франческа редко сталкивалась с таким проявлением мужской доброты; даже собственный дядя относился к ней с презрением! Сердце ее готово было разорваться.
   – Не буду лгать, она не очень сильна физически. А вот с волей дело другое. Сильнее, чем она, я никого не знаю. Афродита будет бороться, – уверенно произнес Добсон.
   – Это все я виновата.
   – Нет.
   – Но ведь все дело в Рози! Это я привела ее сюда.
   – Афродита обещала тебе позаботиться о Рози и выполнила обещание. Для нее имело большое значение то, что ты обратилась к ней с просьбой. Но твоя мать заболела не из-за Рози, и это не холера, поверь. Я видел, и я знаю. Это что-то другое.
   – Мои сестры?
   – Я уже их известил.
   Итак, мать умирала – иначе зачем Добсон послал бы за Вивианной и Мариэттой?
   Франческа всхлипнула и вдруг почувствовала, что рядом кто-то есть – кто-то очень хорошо ей знакомый. Она подняла голову.
   – Себастьян?
   Он посмотрел на нее с сочувствием, и губы Франчески задрожали.
   – Бедняжка. Тебе и так несладко, но от этого я не могу тебя оградить. Ты должна быть сильной ради меня и твоей матери.
   Франческа быстро вытерла слезы.
   – Что ты имеешь в виду? Что ты здесь делаешь?
   – Мистер Торн здесь для того, чтобы помочь, – устало проговорил Добсон. – Болезнь твоей матери… Кто-то пытался отравить ее.
   Под ногами Франчески словно разверзлась бездна. Ей до боли захотелось узнать подробности, но Себастьян не стал комментировать сообщение Добсона.
   – У меня нет времени на объяснения. Нам нужна твоя помощь, если мы хотим, чтобы отравитель теперь рассказал, какое вещество он использовал. От этого может зависеть жизнь твоей матери. Надеюсь, ты все поняла?
   – Поняла, но мне трудно в это поверить.
   – И все же придется. – Глаза Себастьяна смотрели на нее очень серьезно.
   Франческа кивнула.
   – Что мне надо делать?
   – Ждать в гостиной. Когда некий человек придет туда, ты заведешь с ним непринужденный разговор. Главное, веди себя естественно, а мы сделаем все остальное.
   Франческа истерически рассмеялась. Ей только что рассказали, что ее мать отравлена, а теперь от нее хотят, чтобы она сидела и ожидала появления отравителя, чтобы завести с ним разговор ни о чем. Как же тут вести себя естественно?
   Судя по всему, Себастьян понимал ее состояние, и это придало Франческе сил.
   – Дорогая, – он наклонился и поцеловал ее в губы, – сделай это. Будь смелой, сильной, а я потом все тебе объясню, обещаю. Сейчас ты просто должна мне поверить.
   – Хорошо, я согласна.
   Себастьян улыбнулся, но тут же снова стал серьезным.
   – Добсон проводит тебя вниз, а я буду неподалеку.
   Франческа кивнула, и Себастьян посмотрел на нее с таким выражением, какого она у него никогда не видела.
   – Прошу прощения, – обратилась Франческа к Добсону. – Должно быть, для вас это просто ужасно. Вы… очень ее любите?
   Добсон вздохнул:
   – Очень, и Афродита знает, как сильно я ее люблю. Именно поэтому я считаю, что ты тоже должна подружиться с матерью. Надеюсь, так оно и будет. – Он сжал ее руку и повел в гостиную.


   В гостиной сияли свечи, в камине весело потрескивал огонь. Оглядевшись, Франческа обнаружила, что весь клуб так же ярко освещен, из салона раздавались звуки музыки и веселые голоса.
   – Неужели открыто? – удивленно спросила она.
   – На этом настояла Афродита, а мы делаем все так, как она нам говорит. Ей важно, чтобы все выглядело как обычно. Клуб – часть ее, думаю, если бы мы его закрыли, она утратила бы надежду. А теперь – располагайся. – Добсон сжал ее руку и поспешно вышел, закрыв дверь с такой скоростью, будто не хотел услышать новые вопросы или узнать, что она передумала.
   Мгновение Франческа стояла в растерянности, потом подошла к дивану и села. Комната производила такое впечатление, будто в нее в любую минуту могла войти Афродита. Ее присутствие ощущалось повсюду – в элегантной мебели и креслах в египетском стиле с подлокотниками в форме сфинксов, в миниатюрах трех ее дочерей. Франческа помнила, как она не хотела позировать, говоря, что это напрасная трата времени.
   Ей пришлось закрыть глаза, чтобы не заплакать. Она должна быть сильной, как мать. Только сейчас Франческа поняла, что Афродита – одна из самых сильных женщин, каких она когда-либо знала; теперь она молилась о том, чтобы понимание это не явилось слишком поздно.
   Стук в дверь так напугал ее, что она вскочила. Неужели он, отравитель?
   Однако, к своему облегчению, она увидела лишь Мей с подносом. Симпатичная ирландка была грустна.
   – Мисс, простите, что беспокою вас. Меня послал мистер Добсон. Вот кофе, горячий и крепкий; я надеюсь, он немного поднимет вам настроение.
   Неожиданно Франческе страшно захотелось сделать глоток бодрящего напитка.
   – Спасибо, Мей.
   – Для всех в клубе настал печальный момент, – сказала Мей, наливая кофе и протягивая чашку гостье.
   Франческа обратила внимание, что на подносе стоят две чашки.
   – Если у вас есть время, пожалуйста, посидите здесь и тоже выпейте чашечку. Мне не хочется оставаться одной.
   Ей действительно нужно было время, чтобы собраться с мыслями и приготовиться к тому моменту, о котором говорил Себастьян.
   Мей улыбнулась:
   – Спасибо, мисс. Добсон предложил мне немного побыть с вами, но я не хотела навязываться.
   – Мей, я рада, что ты пришла. – Франческа прикинула, знает ли Мей об отравителе, и решила не упоминать об этом. – Афродита спит, а я сама точно не знаю, что здесь делаю, но… Просто мне не хочется идти домой.
   Мей присела рядом на диванчик и испытующе взглянула на Франческу.
   – Я все думаю, если мадам нас покинет, что будет с клубом? Она душа этого места, и ее никто не сможет заменить. Без нее даже и не знаю, что мы будем делать. – Мей взяла чашку с кофе, потом, словно передумав, поставила ее на поднос.
   – Добсон считает, что Афродита – самая сильная из всех, кого он знает, – проговорила Франческа. Она понимала, что клуб многие годы являлся домом Мей и потеря мадам может стать для нее настоящей катастрофой. – Надеюсь, худшего все же не произойдет и клуб останется существовать. Им займется моя сестра Мариэтта.
   Мей опустила глаза, вид у нее был такой, будто она вот-вот разрыдается. Она даже отвернулась, чтобы Франческа не видела ее горя.
   И тут в памяти Франчески пробудилось странное воспоминание: нечто знакомое, но не имевшее никакого отношения к «Клубу Афродиты»; но однако ей никак не удавалось вспомнить, что же это.
   – Она была так добра ко мне, – прошептала Мей. – Я молюсь, чтобы она поняла, почему я… – Мей покачала головой, видимо, не желая договаривать. – Не важно. Я говорю ерунду, прошу прощения. Еще кофе? По-моему, у Генри в кладовой лежит его особое печенье; он запирает кладовую на ключ, но я сумею его раздобыть.
   – Благодарю, но у меня нет аппетита, Мей…
   – Мей?
   Они не заметили, как открылась дверь и на порог ступила женщина, незнакомая Франческе. Женщина была невысокого роста и довольно полная, а когда она улыбалась, на каждой ее щеке появлялось по ямочке.
   – Прошу прощения, я не хотела вам мешать. – Она вошла и закрыла за собой дверь.
   По спине Франчески пробежал озноб. Неужели это и есть отравительница?
   – Что тебе здесь нужно, Луиза? – спросила Мей столь резко, что Франческа опешила: она никогда не слышала, чтобы Мей разговаривала столь неприветливо.
   – Что мне нужно? – Женщина усмехнулась. – Я всего лишь хотела задать тебе вопрос. Вчера Добсон спросил меня, не получала ли мадам каких-нибудь лекарств из аптеки, и тогда я вспомнила о том пакетике, который принесла ты. Он ведь был из аптеки, Мей?
   Наступила зловещая пауза. Чувствуя, что развязка приближается, Франческа переводила напряженный взгляд с одной женщины на другую.
   – Какой пакетик? – равнодушно поинтересовалась Мей. – Луиза, ты, наверное, ошиблась.
   – Нет, я ясно видела. Мальчишка из аптеки дал тебе пакет, и ты ему заплатила.
   – Я… – Неожиданно Мей улыбнулась и стала очень похожа на ту особу, которую знала Франческа. – Ах да, что-то припоминаю. Это были капли. У меня бывают ужасные головные боли.
   – Тогда зачем было капать их в кофе мадам?
   Улыбка мгновенно исчезала с лица Мей.
   – Да как ты смеешь!
   Но Луизу было уже не остановить.
   – Мадам всегда пьет кофе, который варишь ты, и только ты.
   – Ну и что? Наверное, ты видела у меня сахар, – решительно заявила Мей.
   – О нет, это был не сахар. Это были те капли, которые мальчишка принес из аптеки. Выходит, это не у тебя, а у мадам болела голова? – В ее речи быстро проступал выговор лондонского Ист-Энда.
   Мей прищурилась, лицо ее приняло оскорбленное выражение.
   – Ты ошибаешься или лжешь. Я ничего не клала мадам в кофе. Не знаю, зачем ты это говоришь. – Она встала и шагнула к Луизе.
   Все это время Франческа слушала перебранку двух женщин с удивлением и тревогой, но когда Мей прошла мимо нее, она вдруг вспомнила то, над чем напрасно мучилась некоторое время назад.
   – Скажи, ты знаешь миссис Марч?
   Мей резко повернулась, теперь в ее глазах был отчетливо виден испуг.
   – С чего вы это взяли? – истерично выкрикнула она. – С чего?
   – Просто я видела, как ты разговаривала с ней в доме на Уэст-Энд-сквер, но только сейчас это поняла.
   – Я этого не делала! – снова взвизгнула Мей, но потом, будто сломавшись, согнулась, обхватила себя руками за плечи, и лицо ее сморщилось, как у обиженного ребенка.
   Вдруг она открыла рот и громко завизжала, словно собака, которую бьют.
   Франческа была слишком ошеломлена, чтобы пошевелиться, а Луиза довольно улыбнулась, когда дверь распахнулась и в нее быстро вошли Добсон и Себастьян.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное