Сара Беннет.

Благовоспитанная леди

(страница 1 из 20)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Сара Беннет
|
|  Благовоспитанная леди
 -------

   Лондон
   «Клуб Афродиты»
   1849 год
   – Я хочу, чтобы вы обратились к давно прошедшим временам.
   Мадам Афродита уютно расположилась в кресле, и платье из черного шелка зашуршало, а длинные, унизанные кольцами пальцы обхватили узор из сфинксов на подлокотниках. Выражение ее красивого осунувшегося лица было сосредоточенным, взгляд черных глаз замер на Себастьяне Торне.
   – Мне нужна ваша помощь, – хрипло произнесла Афродита.
   – Разумеется, мадам, – пробормотал Себастьян. Себастьян привык к волнению клиентов – за восемь лет он видел такое не однажды, но в этот раз все было как-то иначе.
   – Мадам, я сделаю для вас все, что будет в моих силах.
   Должно быть, Афродита решила, что слишком откровенно демонстрирует свои чувства, и, откинувшись на спинку кресла, расслабила пальцы.
   – Значит, вы мне поможете?
   – Да. По крайней мере постараюсь.
   – Вы самый лучший – так мне говорили. – Афродита улыбнулась.
   – Спасибо за комплимент.
   – Не стоит благодарности, мой друг. Кроме того, мне говорили, что вы опасный противник и не даете пощады тем, кого преследуете; есть люди, которые испуганно оглядываются через плечо, выискивая вас в темноте. Однако я не принадлежу к ним, поэтому меня это не интересует. Мне нужны результаты, и не важно, каким образом они будут добыты. Если вы в самом деле беспощадны, тем лучше.
   Себастьян поднял бровь.
   – Тогда объясните мне, чего вы хотите, мадам, и я откровенно отвечу, смогу ли заполучить для вас это нечто.
   – Что ж, хорошо. – Афродита расправила юбки. – Тогда начнем.
   В это время за дверью послышался женский смех Несмотря на разнообразные развлечения, предлагаемые клиентам, «Клуб Афродиты» был, в сущности, высококлассным публичным домом, и Себастьян это знал. Тем не менее это его не беспокоило – за восемь лет он прошел все самые злачные места Лондона, видел самые разнообразные сцены, и поэтому его вряд ли можно было чем-то шокировать. Кроме того, репутация «Клуба Афродиты» гораздо лучше, чем у большинства подобных заведений, и владеет им загадочная мадам Афродита. Несмотря на обилие слухов и сплетен, правды о ней не знал никто.
   – Мадам, вы пригласили меня для оказания помощи, – подсказал он, – и вот я здесь.
   Во взгляде Афродиты появилось приятное удивление, словно она прекрасно знала, что манеры джентльмена не более чем внешний лоск, за которым скрыто нечто гораздо более опасное.
Однако лицо ее тут же вновь приняло серьезное выражение, а в глазах появилась боль, вероятно, навеянная воспоминаниями.
   – Двадцать четыре года назад трех моих дочерей похитила женщина, называвшая себя миссис Слейтер – одно из тех злобных созданий, которые известны как женщины, воспитывающие детей за плату. Ночью она проникла ко мне в сельский дом и увезла моих бедных детей в карете. Я была здесь, в Лондоне, а слуги спали, но их я не виню – откуда им знать, что должно было случиться? То же можно сказать обо всех нас. Кроме того, похоже, у нее имелся осведомитель, знавший, какая дверь не будет заперта и где располагается детская. – Казалось, в рассказчице все кипит от вероломства этого неизвестного человека, но уже через мгновение Афродита вздохнула и продолжила: – Втайне от меня миссис Слейтер отвезла моих дочерей на север в поместье Гринтри в Йоркшире, где сняла дом. Некоторое время дети жили там, целые и невредимые, хотя и были вынуждены заботиться о себе сами. – Афродита моргнула, чтобы скрыть слезы. – Можете себе представить, эти три маленьких ангелочка – Франческа совсем еще младенец – должны есть, одеваться и заботиться о себе сами! Вивианне тогда было шесть лет… – На этот раз Афродита все-таки заставила себя улыбнуться. – Я трепещу при одной мысли о том, что случилось бы с двумя малютками без практичной и умной Вивианны. Потом в дом приехал пожить супруг миссис Слейтер; большую часть времени он был навеселе и кричал на детей; неудивительно, что они его очень боялись, ведь на детей раньше никогда не кричали. А здесь их оставляли в еще большем одиночестве, запирая в комнате, моря холодом и голодом. Однажды Слейтеры уехали, покинув дом… и детей.
   – Их оставили совершенно одних?
   – Совершенно одних. К счастью, их спасла Эми Гринтри.
   – И теперь вы хотите, чтобы я нашел миссис Слейтер и ее супруга, верно?
   – Это лишь часть задания. Живя в доме, миссис Слейтер бывала в деревенской гостинице, где хвасталась, как она умна и что она ожидает получить много денег за то, что прячет. Разумеется, она имела в виду детей. Кто-то заплатил ей за то, что она сделала. Вот почему я хочу, чтобы вы нашли эту ужасную женщину, мистер Торн. Мисс Слейтер – ключ, который отмыкает дверь, ведущую к правде.
   Себастьян осторожно пожал плечами.
   – Вы не знаете, жива ли еще миссис Слейтер. Все эти события произошли много лет назад, и она могла уже умереть от пьянства.
   – Тсс! Такие, как она, так просто не умирают. Они держатся за свою жалкую жизнь, потому что боятся наказания за зло, причиненное другим.
   Себастьян молчал, думая про себя, что Афродита, возможно, права.
   – Отправляйтесь в Йоркшир. – Афродита отдала это распоряжение тоном, не терпящим возражений. – Поезжайте в поместье Гринтри и побывайте в деревне. После побега мистер и миссис Слейтер должны были где-то скрываться. Люди замечают такие детали и в то время много говорили о найденных детях. Кто-нибудь должен что-нибудь помнить. Мистер Торн, начните там и идите по следу, а я оплачу все ваши расходы. Какая сумма вам нужна для начала?
   Торн улыбнулся и нагнул голову, чтобы скрыть улыбку, однако Афродита тут же подняла изящную темную бровь.
   – Чем я вас так развеселила, мой друг? – с раздражением поинтересовалась она.
   – Ах, мадам, я просто не привык к таким откровенным разговорам… Большинство клиентов предпочитают притворяться, будто я выполняю их задания исключительно по доброте душевной. Они не обсуждают денежные вопросы, считая, что это невежливо и ниже их достоинства. Кроме того… – Он пожал плечами, будто совершенно не волновался на этот счет. – Они предпочитают презирать меня за то, чем я занимаюсь.
   Афродита нетерпеливо махнула рукой.
   – У меня нет времени на такие глупости, и мне не важно, кто вы. Важно, что вы выполните для меня эту работу, и за это я вам очень хорошо заплачу.
   – Я постараюсь…
   – Не скромничайте, ведь вы лучший! Это вы нашли леди Хармер, застрелившую любовника и сбежавшую из дома, вы обнаружили сэра Маркуса Гримзби, когда тот сбежал с горничной и семейным состоянием Мистер Торн, у вас хорошая репутация.
   Афродита была права: в своем ремесле Торн был лучшим; он был охотником, который идет по следу, куда бы тот ни вел, как только учует запах добычи.
   – Настоящий человек-ищейка, да?
   Афродита рассмеялась, но вокруг глаз и губ ее затаилась печаль.
   – Мадам, а что, если у меня возникнет необходимость поговорить с вашими дочерьми?
   – Вивианна находится сейчас в Дербишире, Мариэтта – в Корнуолле. Франческа же живет в Йоркшире, в Гринтри-Мэноре. – Она вздохнула, будто Франческа была для нее источником беспокойства.
   – А вы доверитесь дочерям в этом вопросе?
   Афродита снова наклонилась вперед, и выражение ее лица стало очень серьезным.
   – Сэр, я не хочу, чтобы они что-то узнали, и вы ни в коем случае не должны сообщать им об истинной цели своих изысканий. Иначе они будут настаивать на том, чтобы я им все рассказала. Понимаете, меня нельзя втягивать в такое дело, это опасно. Вы, мистер Торн, должны действовать очень осмотрительно: люди, которых вы ищете, будут вредить вам, если подумают, что вы можете угрожать их анонимности.
   – Я не из пугливых, мадам, и я не глуп. Обещаю быть осторожным.
   – Вот и хорошо.
   – Могу я поинтересоваться, чего вы надеетесь достичь этими поисками и почему ждали столь долго?
   В темных глазах Афродиты появилась тревога.
   – Имя. Я хочу услышать имя. Я думала оставить это в прошлом, но больше не могу жить с этим ужасным страхом. Я начинаю подозревать, что он нанесет новый удар. – Она прижала руку к сердцу. – При одной мысли об этом мне становится плохо. Я хочу знать, что он больше не угрожает моим дочерям. Я хочу получать удовольствие от общения с ними, а не дрожать от страха.
   – Мадам, я понимаю, вы хотите положить этому конец. А как же наказание? Правосудие? Вы хотите, чтобы этот человек оказался в руках закона? Или вы предпочитаете собственное возмездие?
   Афродита несколько раз моргнула, но она явно поняла, что именно имел в виду Торн.
   – Вы делали это раньше? – прошептала она. – Вы наказывали людей за их преступления?
   – Кажется, вам уже известно, что я за человек, – спокойно напомнил Себастьян, – и, кроме того, вы подозреваете, что действиями миссис Слейтер кто-то руководил. Вы могли бы назвать его имя?
   Афродита яростно тряхнула головой:
   – Нет и нет! Пока нет. Я хочу, чтобы вы выяснили это сами. Я хочу услышать имя от вас. И не хочу быть единственной, кто так считает.
   Афродита определенно была напугана, и скорее всего страх этот поселился в ней давно.
   – Хорошо, мадам, я сделаю все, как вы пожелаете. Я очень благоразумен. Что же касается правосудия, мы обсудим этот вопрос, когда придет время.
   Афродита вздохнула, потом судорожно кивнула, и пряди завитых темных волос тут же вылезли из-под шпилек.
   – Благодарю вас, мне уже лучше. Теперь я уверена, что именно так и нужно поступить. Я должна это сделать.
   Себастьян встал, взял Афродиту за руку и слегка притронулся губами к элегантным пальцам, унизанным кольцами.
   – Мадам, я вернусь, когда у меня будут для вас новости.
   Хотя Афродита и была расстроена, она улыбнулась, когда гость направился к двери.
   – Благодарю вас, мистер Торн.
   Себастьян быстро направился к двери, и когда открыл ее, чуть не столкнулся со стоящей с другой стороны женщиной. У нее были темные волосы и прелестное личико, а губы словно созданы для улыбок.
   – Ах, прошу прощения, – произнесла незнакомка с приятным ирландским выговором. – Мне нужно передать кое-что мадам, но не знаю, удобно ли войти.
   Во взгляде, направленном на Себастьяна, отразилась смесь осторожности и флирта. Торн всегда производил на женщин такое впечатление – им нравилось смотреть на него, но одновременно они чувствовали, что приручить его непросто.
   Внезапно за его спиной раздался голос Афродиты:
   – Мей? Что-нибудь случилось?
   – Шампанское, мадам. Думаю, оно испортилось – гости жалуются.
   Афродита недовольно щелкнула языком. Себастьян снова поклонился и пошел своей дорогой, предоставив дамам заниматься домашними хлопотами. Он хорошо запомнил лицо ирландки. Возможно, Мей сказала правду – она просто проявила вежливость, ожидая за дверью; однако Себастьян усвоил привычку быть осмотрительным и подозревал, что она подслушивала. Само по себе это не являлось серьезным проступком – так, любопытство, без дурных намерений, – однако Торн обещал себе, что проявит большую бдительность при следующем посещении «Клуба Афродиты».
   Теперь же ему предстояло заняться кое-чем другим. Во время обдумывания предстоящего преследования у него начинала бурлить кровь. Для Себастьяна роль преследователя была чем-то естественным, и, кроме того, его забавляло, что представители высшего общества, выказывавшие по отношению к нему презрение и отказывавшиеся разговаривать с ним в повседневной жизни, проявляли особую вежливость, когда хотели его нанять.
   Про себя это он называл «танцами с дьяволом»: хотя никому из высокородных богачей это и не приносило удовольствия, многие с ним сотрудничали. Мистер Торн в трудной ситуации был нужен всем, и никто не помнил, что у него была иная жизнь, что он был другим человеком, и было это восемь лет назад. Какое им до этого дело? Они просто хотели, чтобы Торн выполнил за них грязную работу, а потом исчез в том переулке, из которого вылез.
   Впрочем, он и сам не имел ничего против, потому что утратил способность чувствовать себя тем, кем был когда-то. Тот человек исчез навсегда, и Себастьян не собирался его воскрешать.


   Йоркшир
   Несколько недель спустя
   Себастьян устроился поудобнее. Ощущая бодрящий холод, он следовал за спутником по открытым йоркширским болотам, надеясь, что приближается именно к тому самому загадочному человеку, который спланировал похищение дочерей Афродиты.
   Северный свет всегда казался ему странным – более рассеянным, что ли: он наводил на мысли о мирах, лежащих за границами этого мира. А может быть, все дело было в пейзаже – пустынной местности без всяких признаков жилья, поросшей вереском, с каменистыми породами, то тут, то там выходящими на поверхность.
   Он искоса взглянул на своего спутника. Человек по имени Хэл, хотя и был одет в не слишком чистую грубую одежду, всем своим видом показывал, что прекрасно знает, куда направляется. Хэл был деревенским кузнецом, которого Себастьян нашел в деревенском трактире, и он жаждал общения. Желание его увеличилось, когда Себастьян предложил заработать десять гиней – пять до и пять после. Вряд ли кузнец теперь поступит глупо и, изменив слову, упустит вторую сумму: Хэл вовсе не был похож на дурака.
   – Цыганский табор находится за тем холмом, – объявил кузнец, небритое лицо которого раскраснелось от холода. – Человек, который вам нужен, скоро придет. Я вам уже говорил, миссис Слейтер и этот человек держались вместе, словно воры; они бывали в трактире каждый день, шептались и строили козни. Сэр, если кто и знает про такие дела, так только этот цыган.
   – А муж миссис Слейтер?
   Хэл пожал плечами.
   – Я его мало видел.
   – Ну а кто-то, с кем она была связана, не считая мужа и этого цыгана?
   – Ну, она иногда получала письма, и все они приходили из Лондона.
   Себастьян кивнул. Именно так он и думал: миссис Слейтер получала от кого-то приказы. Теперь он надеялся, что цыган станет еще одним звеном в цепи доказательств, которая в конечном счете приведет к настоящему тайному руководителю похищения дочерей Афродиты. Впрочем, куртизанка уже знала это имя хотя не могла его назвать.
   – Вот мы и добрались! – послышатся рядом голос Хэла.
   Они поднялись на холм, и через мгновение Себастьян уже восхищался видом лежавшей внизу зеленой долины. Потом он проследил за жестом Хэла, указывавшего на всадника вдали, на вершине другого холма, и вдруг подумал, что вокруг совершенно нет птиц, но мысль эта быстро улетучилась. Гораздо больше его волновала предстоящая встреча, и даже сердце у него забилось сильнее.
   Они начали спускаться, как вдруг Хэл, выругавшись, спешился.
   – Проклятие, лошадь захромала, – буркнул он, когда Себастьян вернулся и поинтересовался, в чем дело. – Наверное, камень в подкову попал. – Он стал осматривать копыта лошади. – Не беспокойтесь обо мне, сэр, езжайте. Тот человек ждет.
   Себастьян пытливо взглянул ему в глаза, пытаясь угадать потаенные мысли кузнеца, но угадывать было нечего. Либо Хэл – искусный лгун, либо он говорит правду. Как бы там ни было, Себастьян все равно зашел слишком далеко, чтобы возвращаться.
   – Пожалуй, я так и сделаю, – согласился он, – но если ты сказал неправду, я вернусь за тобой.
   Хэл отвернулся, но голос его остался твердым:
   – Сэр, я верен своим убеждениям. От человека нельзя требовать большего.
   Себастьян кивнул:
   – Довольно-таки откровенно.
   Предоставив кузнецу заниматься ногами лошади, он направился дальше, продолжая наблюдать за темным силуэтом всадника на холме. Если это ловушка, ему следовало подготовиться заранее.
   Себастьян так увлекся всадником, что не понял, откуда грозит опасность. И тут оказалось, что она исходит снизу.
   Земля задрожала самым опасным образом, и Себастьян натянул поводья, пытаясь развернуть лошадь, но почва продолжала втягивать копыта, словно зыбучий песок. Именно тогда он вспомнил чьи-то слова, сказанные в трактире о трясине, которая могла поглотить путешественника, да так, что его никто больше не увидит.
   «Я должен отсюда выбраться», – успел подумать Себастьян, но тут лошадь запаниковала, встала на дыбы и, сбросив его, ускакала прочь.
   На этот раз Себастьян все понял: лошадь спаслась, но для него было слишком поздно, и он продолжал погружаться.
   Пытаясь выкарабкаться, Себастьян позвал Хэла на помощь, и вдруг увидел, что тот уже бежит к нему.
   – Вытащи меня отсюда!
   Однако Хэл остановился у самого края болота; выражение его глаз было совершенно определенным.
   – Не могу, сэр.
   Итак, это действительно ловушка. Но у него еще есть шанс.
   – Хочешь денег, да? – зло воскликнул он. – Если я пропаду, тебе лучше не будет.
   – Есть вещи поважнее денег, – ответил Хэл и, присев на корточки, стал наблюдать за тем, как Себастьян погружается до талии. – Не дергайтесь так сильно, мистер Торн. От этого вы быстрее утонете. Не шевелитесь, тогда проживете дольше.
   – Хочешь сказать, я не утону, если не буду шевелиться?
   – Нет, все равно утонете, но не сразу.
   Себастьян с горечью рассмеялся.
   – Мне так жаль, сэр, – вдруг добавил Хэл.
   Себастьян попытался уловить иронию, но в его словах ее не было. Хэл говорил правду, он и в самом деле раскаивался.
   – Но ты же не собираешься меня спасать, так?
   – Я не могу. Я ведь говорил, что должен быть верен принципам. Самое главное – моя семья. Вы представляете для них угрозу, сэр. – Он кивнул в сторону холма, на котором уже никого не было. – Нам не оставалось иного выбора, кроме как остановить вас. Полагаю, вы поступили бы так же.
   – Прекрати свою доморощенную философию и вытащи меня. Сколько бы тебе ни обещали, я удвою сумму.
   – Дело не в деньгах, – искренне ответил Хэл. – Если бы дело было в них, я бы вас вытащил. Поверьте, тут нет ничего личного. Я должен сделать так, как мне говорят, иначе моя жизнь окажется в опасности. Эти люди… они народ серьезный, даже опасный. – Он резко выпрямился и шагнул назад. – До свидания, мистер Торн. Не хочу смотреть, как вы умираете. Надеюсь, это случится не скоро.
   Дрожа от ярости, Себастьян наблюдал, как Хэл возвращается к лошади и уезжает, оставляя его умирать. Ему не хотелось верить, что все это правда, но холодная грязь и кислый запах гниющих растений были достаточно реальными. Он старался не шевелиться, но все равно погружался, медленно, но верно. В мысли о смерти, надвигавшейся на него таким неотвратимым образом, было что-то ужасное. Это было гораздо ужаснее быстрой смерти, о которой он мечтал – в темном переулке от удара ножом в спину.
   Безнадежно вздохнув, Себастьян повернул голову и увидел поблизости нечто неясное, торчавшее из трясины. Это была сухая ветка, напоминавшая копье… или протянутую руку.
   Он потянулся и дотронулся до дерева дрожащими пальцами, потом крепче схватился за него. Ветка была достаточно мощной, чтобы можно было подтянуться, и Себастьян потянул сильнее, ожидая услышать треск, но его не последовало. Теперь он мог по крайней мере держать над поверхностью голову и грудь.
   Дышать становилось все труднее. Себастьян был уверен, что за холмом никакого цыганского табора не располагается – Хэл не оставил бы его там, где могла подоспеть помощь. И все же он стал кричать, громко, как только мог, пока не охрип. Но никто к нему так и не пришел.
   Хотя Себастьян Торн и привык довольствоваться собственной компанией, сейчас был иной случай. Он не хотел умирать в одиночестве. В голове его скопилось множество вопросов. Неужели его и, правда, ждет такой унизительный конец? Ну уж нет! Себастьян был не из тех, кто легко сдается, он не собирался позволить Хэлу и его хозяевам избавиться от него без борьбы. Он сказал себе, что спасется, а управившись с ними, закончит дело, порученное Афродитой, а потом… Потом он отправится домой.
   Дом. Полуразвалившееся строение в Нью-Форесте, огорченное лицо брата в момент, когда он уходил. В Себастьяне всколыхнулось стремление, которого он не ощущал вот уже много лет. Он должен наконец отправиться домой.
   Холодная ночь сомкнулась над Себастьяном, и он почувствовал, что сходит с ума. Страдая от усталости и холода, он держался за ветку, время от времени встряхивая головой. Однако движение вниз каждый раз возвращало его к реальности, заставляя бороться.
   И тут у него появилось ощущение, будто за ним кто-то наблюдает. Себастьян всматривался в темноту и, казалось, видел тени, мелькавшие то там, то здесь. Он понимал, что это призраки, но в течение долгих часов они давали ему возможность отвлечься от мыслей о смерти.
   В конце концов, Себастьян решил, что видит женщину, женщину своей мечты. У нее были красивые прямые рыжие волосы, голубые глаза, нос благородной формы и губы – как спелые вишни. Эти губы были такими милыми, а когда она улыбалась ему…
   Себастьян улыбнулся в ответ, хотя это была скорее гримаса. Он встречался со множеством женщин, от служанок до дам из высшего общества, но все они не имели никакого значения, потому что ни одна не затронула его сердца.
   По мере того как продолжалась ночь, Себастьян прикидывал, существует ли где-нибудь эта женщина его мечты, а если и так, то найдет ли он ее когда-нибудь.

   Почва под ногами, вязкая и ненадежная, все время подрагивала, но Франческа знала, как пройти через пустынные и бесплодные болота. Местность эта была частью ее жизни, и только здесь она чувствовала себя дома.
   Поднявшись на холм, Франческа остановилась и оглянулась. Плащ трепетал на холодном ветру, капюшон съехал набок, открыв темные вьющиеся волосы. Сильный порыв влажного ветра защипал щеки, и она прищурилась.
   Ищейка Вульф залаяла, и Франческа, пробормотав несколько успокаивающих слов, посмотрела на горизонт. Собирались облака, а ей хотелось успеть домой до дождя, чтобы успеть упаковать вещи. Леди Гринтри, или миссис Джардин, как она сейчас звалась, будет волноваться и ломать голову, где она может находиться.
   Вскоре приемная мать должна направиться в Лондон, и Франческа собиралась ее сопровождать, а напоследок решила прогуляться под дождем по любимым болотам. Скоро ей предстоит видеть только дома, грохочущие кареты и толпы людей в дымном грязном Лондоне, и сердце девушки уже щемило от предчувствия отъезда, грозившего потерей свободы. Она облачится в изящный дорожный наряд, тот самый, который матушка купила в Йорке, примет подобающий вид и станет респектабельной, сдержанной, добродетельной мисс Франческой Гринтри – именно такой, какой она себя вовсе не ощущала в глубине сердца.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное