Сандра Браун.

Нет дыма без огня

(страница 8 из 37)

скачать книгу бесплатно

– Ты не можешь так поступить. Ты еще не начинал работать.

– Тем более у меня есть все основания уйти с этой должности. Я ничего не просил. Я не желаю такой работы. Ищите себе другого сопредседателя.

Дарси подарила ему свою самую ослепительную улыбку.

– Он хочет, чтобы его умоляли. Фергус, ты бы подогнал машину ко входу. Я скоро освобожусь. А пока я попытаюсь убедить этого лентяя, чтобы он изменил свое решение.

Кей проследил, как Фергус прошел за кулисы, где попрощался со смотрителем, терпеливо дожидающимся, когда разойдется народ и он сможет запереть помещение.

Дарси убедилась, что муж скрылся из виду, и только тогда обернулась к Кею. Понизив голос, она спросила:

– Ты что, не видишь шанс, когда он у тебя прямо под носом?

– Что ты хочешь этим сказать, солнышко? – спросил Кей, прикидываясь непонимающим.

– Совсем не соображаешь? Если мы с тобой будем в одном комитете, нас никто ни в чем не заподозрит, – пояснила Дарси. Кей продолжал вопросительно смотреть на нее. В раздражении она повысила голос: – Хочешь, скажу по буквам: мы можем с тобой встречаться в любое время, и нам не надо будет прятаться. Теперь дошло?!

Он немного выждал для пущего эффекта, потом внезапно расхохотался.

– Ты думаешь, я хочу спать с тобой? – Его смех оборвался так же резко, как и начался, и лицо потемнело от гнева. – Да мне на тебя насрать, миссис Уинстон. Ты запросто могла меня убить из твоего паршивого пистолета. Взгляни на мою ногу, попробуй-ка с такой влезть в самолет.

Она посмотрела на него затуманенным взором.

– Не такая уж дорогая цена за удовольствие, ты согласен?

– Слишком дорогая, солнышко. Можно подумать, что ты редкость, вроде Золотого руна. – Его взгляд подчеркнуто остановился на ее бедрах. – Я встречал других, и получше. Тебе до них далеко. Короче, если ты думаешь, что я еще раз прикоснусь к твоему Золотому руну, то ты не только дешевка, ты еще и дура.

Туман в ее взоре рассеялся. Вместо него вспыхнул огонь.

– Не рассчитывай, что я с тобой когда-нибудь снова перепихнусь!

– Судя по слухам, я единственный такой неудачник.

Дарси позеленела от злости.

– Сукин сын, вот ты кто, Кей Такетт!

– Вот тут ты попала в точку, – подтвердил он коротким кивком. – Сукин сын в самом прямом смысле.

– Катись к черту!

В зале еще толпились и прохаживались люди, и Дарси, скрывая гнев, резко повернулась и двинулась прочь. Она шла по проходу, еле кивая тем, кто желал ей спокойной ночи.

Кей неторопливо последовал за ней, слегка посмеиваясь и в то же время чувствуя неловкость. Дарси вполне заслуживала подобного отношения, и все же он не испытывал удовлетворения оттого, что ее унизил.

Фергус услужливо ждал жену у машины, широко распахнув дверь. Когда Дарси села внутрь, Кей услыхал ее слова:

– Прошу тебя, Фергус, поедем побыстрей домой. У меня голова раскалывается.

Кей пожалел Фергуса, но не потому, что переспал с его женой; редкий мужчина в округе не удостоился этой чести в то или иное время.

А потому, что, хотя мотель и приносил доход, Фергусу никогда не дотянуть до настоящего бизнесмена. Для этого нужны совсем другие качества, которыми Фергус не обладал, о чем свидетельствовал весь его вид: длинное худое лицо, сгорбленные плечи и плюс к этому устаревший подход к ведению дела. В этом мире бок о бок существовали многочисленные Джоди Такетт и Фергусы Уинстоны, победители и побежденные. Одни прокладывали себе дорогу подобно бульдозеру, другие или уступали им путь, или, в случае сопротивления, отбрасывались на обочину, а то и уничтожались. И в жизни, и в любви Фергус принадлежал к последней категории.

Кей не понимал такой пассивности. Почему Фергус не замечал неверность Дарси? Почему оставался добровольным посмешищем? Почему терпел и прощал Дарси ее измены?

Что это – любовь?

«Какая там любовь», – усмехнулся Кей. Любовь… Этим словом напичканы стихи. Они вещали об огромной власти чувства над сердцем и умом, но это заблуждение. Любовь не преображала жизнь, хотя об этом и пелось в сладкозвучных романсах. Кей ни разу не испытал подобного волшебства, если только не говорить о магии черного цвета.

Он любил отца, и его смерть разбила ему сердце; он остался один, без опоры, во враждебном мире. Любовь заставляла сестру целиком подчиняться матери. Из-за любви Кларк погубил свою многообещающую карьеру. Неужели из-за так называемой любви Рэндалл Портер терпел развратную жену?

«Нет, это не для меня», – твердил себе Кей, пересекая стоянку настолько быстро, насколько позволяла больная нога. Любовь, всепрощение, другая щека, которую следует подставлять, – все эти идеи хороши для воскресной школы. Им нет применения в реальной жизни. Во всяком случае, в его жизни. Если у него помутится разум и он вдруг женится, то, застав жену в объятиях другого мужчины, он убьет их обоих на месте.

Кей подошел к машине и открыл дверь.

– Добрый вечер, мистер Такетт.

Он обернулся и с удивлением увидел стоящую возле машины Лауру Маллори. Слабый ветерок ворошил ее волосы, раздувал платье. Лунный свет освещал часть лица, другая оставалась в тени. Хотя она была последним человеком, кого бы он хотел сейчас увидеть, надо признать, что выглядит она удивительно красивой. У Кея невольно забилось сердце.

Судя по голосу, он был недоволен.

– Вы что – шли за мной по пятам?

– Нет, я ждала вас здесь, на стоянке.

– Глубоко тронут. Как вы узнали, где меня ждать?

– Я видела вас в городе на этой машине. Она очень заметная, если не сказать больше.

– Это машина моего отца.

«Линкольн» – длинный, внушительных размеров автомобиль, возраст которого перевалил за двадцать лет, вдобавок пожирал еще и прорву бензина. Кей договорился в гараже у Бо, чтобы они поддерживали машину в отличном состоянии, и «Линкольн» выглядел как новенький. Кей ездил на нем, когда находился в родном городе: он напоминал ему о покойном отце.

Автомобиль соответствовал яркой личности Кларка Младшего. Желтый внутри и снаружи, он блистал позолоченными дисками колес и решеткой радиатора. Кей нежно именовал его «бордель-мобиль». Джоди не нравилось название, по всей видимости, за его меткость.

– Вы все еще хромаете, – заметила Лаура. – Почему вы не ходите на костылях?

– Не хочу. С ними одна возня.

– Вы можете себе навредить.

– Что ж, придется рискнуть.

– Как ваша рана? Почему вы не пришли ко мне на прием?

– Не стоит разговора.

– Пора снять дренаж.

– Я уже сам его вытащил.

– Вот как. А вы, оказывается, настоящий мужчина. Вижу, что вы наконец побрились. Наверное, с помощью скребка?

Он молчал, чувствуя, что она смеется над ним.

– Вы регулярно меняете повязки? Если нет, то можете занести в рану инфекцию. Как идет заживление?

– Прекрасно. Послушайте, – произнес он, опираясь локтем на крышу машины, – мне что – считать это визитом врача? Может, вы пришлете счет за консультацию?

– На этот раз нет.

– Ну, спасибо вам, док. Большое спасибо. Спокойной ночи.

– Дело в том, – начала она, делая шаг к нему, – что мне надо поговорить с вами кое о чем, и я решила, что здесь самое подходящее место. Нас никто не может подслушать.

– Только этого не хватало. У меня нет настроения беседовать с вами. Сегодня я, как вы бы сказали, в состоянии повышенной нервозности. Так что советую вам быть паинькой и мотать отсюда.

Он уже приготовился сесть в автомобиль, когда Лаура совершила еще один неожиданный поступок: внезапно схватила его за руку.

– Я отдаю вам должное, мистер Такетт, уж чего-чего, а изворотливости вам не занимать. Откройте, кто из вас, вы или миссис Уинстон, придумали разыграть разбойное нападение, чтобы скрыть супружескую измену?

Кей опешил, но замешательство длилось всего мгновение. Она смотрела на него очень серьезно, так серьезно, что он не выдержал и улыбнулся.

– Вот как. Девочка-всезнайка воображает, что ей известно все на свете.

– Мистер Уинстон вас спугнул прямо из постели своей жены? Я угадала?

– Что вы меня спрашиваете, раз вы так уверены?

– Во время бегства вы растянули связки. Чтобы замести следы, миссис Уинстон в вас выстрелила. Сцена под стать третьеразрядному кино. Вы хоть знали, что она собирается в вас стрелять?

– А вам какое дело?

– Значит, это действительно явилось сюрпризом.

– Не приписывайте мне свои слова, – грубо перебил он. – Лучше ответьте на мой вопрос. Какое вам до этого дело? Или, может, у вас болезненный интерес к любовным отношениям других людей?

– У меня одна-единственная причина, – повысила голос Лаура. – Вы ворвались ко мне в дом и обозвали шлюхой за те же подвиги, которые совершили сами.

– И тем не менее это совсем другое.

– Неужели? В чем же разница?

– Мы с Дарси никому не причинили вреда.

– Не причинили вреда?! – воскликнула Лаура. – Дарси замужняя женщина. Вы же утверждаете, что именно это моя самая тяжкая вина.

– Нет, ваша самая тяжкая вина в том, что вы позволили себя поймать.

– Значит, пока муж Дарси ничего не подозревает, ваша интрижка может спокойно продолжаться?

– Ну, не совсем спокойно. И все же не следует делать из этого трагедию. Больше всего в этом деле страдают сами грешники.

– Не совсем так, мистер Такетт. Вы подняли на ноги весь город из-за «волны преступлений», в действительности не существующей.

– Это не моя вина. Фергус перепугался, когда Дарси начала кричать и стрелять из пистолета. Просто он несколько переборщил.

– Или использовал мифического грабителя, чтобы заглушить собственные подозрения.

У Кея тоже возникли подобные мысли, но он решил их оставить при себе.

– Я не отвечаю за то, что ему взбрело в голову.

– Разве вас не беспокоит, что вы заставили дрожать от страха целый город?

– От страха? – насмешливо переспросил он. – Какого еще страха? Людям нравится, когда их немножко пугают. Они жить без этого не могут. До празднования Дня труда далеко, им нечем развлечься, а тут еще жара, так пусть хоть это их немного повеселит. Шериф Бакстер мне сказал, что со всего города хлынули сообщения о подозрительных личностях. – Кей рассмеялся. – Возьмем, к примеру, мисс Винни Ферн Льюис, она живет в старом обветшалом доме на Кэннон-стрит. Когда мы мальчишками ходили по домам перед Днем Всех Святых, мы нарочно обрывали у нее во дворе бельевые веревки, потому что она очень прижимистая и никогда не давала нам ничего, кроме самых дешевых конфет. Так вот, вчера Эльмо мне рассказал, что эта самая мисс Винни Ферн сообщила, что уже шесть вечеров подряд какой-то тип подглядывает в окно, когда она раздевается. Она утверждает, что не может его описать или что-то о нем сообщить, так как он прячется за кустом шиповника и, как она объяснила Эльмо, «доводит себя до сексуального возбуждения». Не представляю себе, как шериф удержался от смеха. Скорее можно поверить, что на Луне живут люди, чем вообразить, что кто-то подглядывает за мисс Винни Ферн. Но для нее это целое событие, она его ждала всю жизнь, так что же в этом плохого?

– Одним словом, вы считаете, что оказали обществу услугу?

– Очень возможно. Люди в таком маленьком городке, как Иден-Пасс, нуждаются в развлечениях. – Он подвинулся ближе к ней и почувствовал запах ее духов. – А как насчет вас, доктор? – спросил Кей, понизив голос. – Как насчет того, чтобы развлечься? Правда, в Иден-Пасс нет законодателей, которых вы могли бы совращать.

Лаура задрожала от возмущения, и Кей понял, что в ней привлекало брата. Гнев красил Лауру Маллори. Она стояла с гордо откинутой назад головой и в этой позе могла бы украсить нос старинной бригантины.

Только, помимо гордости, в ней чувствовалась еще и мягкость. Ветер поднимал шелковистые пряди ее волос, играл складками платья. Мягкими и нежными были ее губы.

Кей попытался прогнать эти мысли.

– Вы уже наметили следующую жертву?

– Кларк не был жертвой!

– Вы оказались единственной замужней женщиной, с которой он связался.

– Это доказывает, что он был разборчивее вас.

– Или наоборот.

В ярости она повернулась, чтобы пойти прочь, но он удержал ее за плечо.

– Раз вы все это начали, вам придется выслушать меня до конца.

Лаура отбросила назад волосы.

– Я вас слушаю.

– Вы сказали, что мои обвинения в ваш адрес несправедливы.

– Я могу повторить это еще раз. Они абсолютно несправедливы. Вы ничего не знаете о моих отношениях с Кларком, кроме того, что прочитали в газетах или измыслили своим грязным умом.

Кей усмехнулся. Она попалась, она ступила своей стройной ногой в ловушку.

– Вы тоже ни черта не знаете о моих отношениях с Дарси. Вы устроили мне засаду и теперь с жаром читаете проповедь, словно я грешник, а вы достойная защитница библейских заповедей. Если я ошибаюсь насчет вас, то почему вы так легко, без суда и следствия, посылаете меня на виселицу?

Прежде чем она успела ответить, он отпустил ее плечо, сел в желтый «Линкольн» и завел мотор.

– Вы не только неверная жена, вы еще и фарисейка, – бросил Кей через открытое окно.

7

Лаура ехала куда глаза глядят. Ночь стояла ясная и теплая. Ветерок не охлаждал, а, наоборот, приносил тепло, излучаемое широкими пустынными просторами.

Техас.

«Техас не просто местность, – любил повторять Кларк. – Это особое состояние ума. Райский уголок, где живут ковбои».

Лаура впервые увидела Техас, когда полгода назад приняла завещанный ей подарок. Она привезла с собой представление о Техасе, созданное голливудскими фильмами: голая, продуваемая ветрами земля, однообразие которой нарушают лишь шары перекати-поля. Но это только западная часть штата.

Восточный Техас – зеленая страна. Темные стройные стволы сосен стоят ровными шеренгами, словно по линейке рассаженные самой природой. Весной густая зелень лесов оживляется нежными красками цветущих диких фруктовых деревьев. Стада коров пасутся на тучных лугах. Реки и ручьи, часто выходящие из берегов, питают полные рыбы озера.

И всюду простор, свобода, обширные земли, что техасцы принимают как должное, пока не попадают на густонаселенный северо-восток, который большинство из них считают рассадником алкоголизма, гомосексуализма и других пороков. Для техасцев янки – никчемные люди.

Уроженцы штата считали себя в первую очередь техасцами и только потом американцами. Кровь защитников Аламо текла в их жилах. Их прошлое изобиловало легендарными фигурами. Техасцы оставались добрыми прихожанами, при этом не переставая гордиться бандитами и злодеями, ставшими героями фольклора. Чем печальнее знаменита личность, тем больше ходило о ней легенд.

Если Лаура все еще не могла свыкнуться с психологией местных жителей, то она сразу полюбила их землю.

Местные дороги расходились от Иден-Пасс во все стороны, как спицы колеса. Отъехав от школы, она наобум выбрала одну из них и уже около часа ехала в неизвестном направлении. Давно остались позади пригороды, и, хотя Лаура не знала точно, где находится, она не боялась заблудиться.

Съехав на покрытую гравием обочину, она заглушила мотор. В наступившей тишине громко зазвучал нестройный хор цикад, кузнечиков и лягушек. Ветер шелестел листьями тополей, посаженных по краям неглубоких канав вдоль дороги.

Она положила руки на руль и опустила на них голову, ругая себя за то, что позволила Кею Такетту одержать победу.

Он точно определил ее поведение: Лаура бросала в людей камни безо всякой на то причины. Могло существовать множество смягчающих обстоятельств, дававших иную окраску самым, казалось бы, неприглядным поступкам. Не всегда можно сразу во всем разобраться. Многое могло изменить представление об истине и лжи, о невиновности и преступлении, о добре и зле. Уж ей-то это должно быть хорошо известно.

Гнетущие мысли не давали покоя, и она вышла из машины. Широкие луга простирались до самого горизонта по обеим сторонам дороги. Поблизости небольшое стадо устроилось на ночь под развесистым ореховым деревом. Несколько качалок над нефтяными скважинами рисовались темными подвижными силуэтами на фоне неба. Ритмично они опускали головы к земле и вновь поднимали их, словно вознося благодарственную молитву.

Наверное, эти скважины – собственность Такеттов.

С неделю не было дождя, и канава у обочины высохла. Лаура легко перебралась через нее и подошла к забору из колючей проволоки, окружавшему выгон. Стараясь не оцарапаться об острые шипы, она прислонилась к неотесанному столбу ограды и запрокинула голову, созерцая море звезд и яркий полумесяц посередине.

Что ты здесь делаешь, Лаура?

Много раз она задавала себе этот вопрос. Она хотела приехать сюда, чтобы поставить Кларку свои условия разрешения конфликта. Лаура собиралась предъявить ему счет, котрый покрыл бы все ее потери.

Он умер до того, как она сумела осуществить свой план. Но Кларк не являлся важной частью плана. А вот Кей являлся.

Кей. Он ее презирал. Это, конечно, создавало дополнительные трудности. Однако препятствия не убавляли ее решимости. Опыт научил ее, что часто, прежде чем больной пойдет на поправку, он должен миновать кризис. Лаура была готова перенести любое испытание, пусть самое мучительное, чтобы покончить с преследовавшими ее призраками.

Только тогда она обретет душевное равновесие, разрушенное смертью дочери. Только тогда она позабудет прошлые несчастья и займется устройством своей жизни в Иден-Пасс или в каком-то другом месте.

Годы после смерти Эшли и возвращения из Монтесангре стали пустой тратой времени. Она не жила – она существовала. Страдая от одиночества, в отчаянии и с болью в сердце, Лаура проводила день за днем, ничем не связанная с окружающим миром. Работа, возможно, излечила бы ее от боли в сердце, но ей отказывали в работе. Она была прокаженной, предметом любопытства и насмешек. Она – шлюха Кларка Такетта.

Так ее назвал Кей. Шлюха! Джоди тоже считала ее шлюхой. Лаура прочла в глазах этой женщины нескрываемое презрение. Но она и не ожидала другого.

Ее заклеймили собственные родители. Их отношения с нею никогда не отличались особой теплотой, но после скандала испортились окончательно. Они никак не могли понять, почему дочь хочет работать врачом в таком богом забытом месте, как Иден-Пасс, особенно если учесть, что это родной город семьи Такетт.

– Им нужен доктор, – объяснила Лаура, когда они изумились ее решению.

– Доктора нужны повсюду, – настаивал отец. – Зачем ехать именно туда?

– Потому, дорогой, что из всех вариантов она всегда выбирает наихудший. – Мать говорила спокойно, но ледяным тоном. – Она это делает специально, чтобы нас разозлить.

Отец добавил:

– Нет ничего позорного в том, чтобы подчиняться обстоятельствам, Лаура. Я думал, ты хотя бы это усвоила после всего случившегося.

Они бы пришли в ужас, объяви она истинную цель своего переезда в Техас.

– Ты должна винить в своих трудностях только себя одну. Если бы ты с самого начала слушалась нас с матерью, ты бы не изуродовала себе жизнь.

Лаура могла бы напомнить, что именно они подтолкнули ее к браку с Рэндаллом Портером. Еще до личного знакомства с ним родители уже находились под впечатлением его заслуг и достоинств. Любезный, учтивый молодой человек, отличавшийся прекрасными манерами. Рэндалл свободно говорил на трех языках и занимал перспективную должность в госдепартаменте; последнее они особенно часто любили упоминать в разговоре с друзьями.

Родители и сейчас считали Рэндалла святым, потому что он не развелся с ней после того, как она покрыла себя позором. Интересно, изменилось бы что-нибудь, если бы они знали, как несчастлива была их дочь задолго до того, как Рэндалл познакомил ее с Кларком.

Расстроенная воспоминаниями, Лаура вернулась к машине и уже садилась в нее, когда услыхала шум над головой. Посмотрев в небо, она увидела самолет. Сначала он казался мигающей точкой вдали, потом снизился и стал приближаться. Он шел на опасно малой высоте, почти касаясь вершин деревьев на краю пастбища. Самолет был маленький, одномоторный.

Он пролетел низко, почти над самой землей, и пересек дорогу примерно в ста ярдах от машины. Лаура невольно задержала дыхание, когда самолет закачал крыльями на фоне далекого леса. Еще секунда, и он бы врезался в деревья, но тут его нос задрался к небу под большим углом, самолет круто пошел вверх, качнулся в сторону и постепенно выровнялся. Лаура следила за ним до тех пор, пока не исчезли его огни.

Что он искал здесь поздней ночью, этот пилот-трюкач?

– Безумец, – прошептала она, садясь в машину и поворачивая ключ зажигания.

Наверное, многие считали безумной и ее. Ведь она не только поселилась в Иден-Пасс, но еще и дразнила Такеттов, будто размахивая перед ними красной тряпкой. Но, когда человеку нечего терять, он способен на отчаянные поступки. Что могли Такетты ей сказать или сделать, что еще не сказано или не сделано?

Как только они выполнят ее требование, Лаура тут же оставит их в покое вместе с их городом. А пока ей все равно, что они о ней думают. Главное, преодолеть их нежелание даже разговаривать с ней. Но каким образом?

Джоди оставалась недоступной.

Кей злобный и язвительный, и Лаура не желала с ним встречаться, пока это не станет абсолютно необходимо.

Джейн Элен? Она почувствовала в сестре Кларка искру любопытства к себе. Может, играя на этом, Лаура сумеет проникнуть в семейную крепость Такеттов?

Этой возможностью следовало воспользоваться.


Джейн Элен была недовольна собой. Сегодня она планировала заняться оплатой счетов. Но, когда стала искать папку, где их держала, вспомнила, что оставила ее на складе. Она никогда ничего не забывала и теперь нещадно ругала себя за рассеянность.

Склад находился на расстоянии мили от конторы и размещался в неуклюжем кирпичном здании. По мере роста «Компании» к нему пристраивали дополнительные помещения, чтобы разместить все увеличивающееся количество оборудования и материалов. В субботу в здании никого не было. Джейн Элен поставила машину позади дома, рядом с дверью, ведущей прямо в небольшой офис.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное