Сандра Браун.

Нет дыма без огня

(страница 7 из 37)

скачать книгу бесплатно

Вместо того чтобы изучать меню, Дарси следила, как Фергус со звоном нажимает на кнопки кассового аппарата. Она еще не допила и первой чашки кофе, когда ее озарила мысль, в корне изменившая ход ее жизни. Через два часа она получила работу. Через две недели мужа.

В первую брачную ночь Фергус был твердо уверен, что ему досталась девственница, и, когда спустя месяц Дарси объявила, что она беременна, ему и в голову не пришло, что отцом может быть кто-то другой.

Все последующие годы у него не возникало и тени сомнения, хотя Хэвер родилась «недоношенной» почти на восемь недель и тем не менее весила семь с половиной фунтов, как всякий здоровый, родившийся в срок младенец.

Фергус не задумывался над этими несовпадениями, все его мысли занимал мотель, как того требовала от него Дарси. Она сумела убедить мужа, что умный делец тратит деньги, чтобы заработать новые. Фергус перестроил кафе, обновил мотель и установил рекламные щиты на автострадах.

Лишь в одном он твердо стоял на своем. Только он один распоряжался бухгалтерскими книгами мотеля «Зеленая сосна». Как ни обхаживала его Дарси, Фергус вел весь бухгалтерский учет сам. Она догадывалась, что он утаивает от налоговой службы часть доходов, и, конечно, не имела ничего против. Но, имей она доступ к книгам, она нашла бы дополнительные лазейки, ускользнувшие от его внимания, вот что ее так раздражало. Однако за шестнадцать лет брака Фергус ни разу не отступил от своего первоначального решения. Это был один из немногих споров, в котором Дарси потерпела поражение.

Что же касалось остального, то Фергус слишком долго оставался холостяком, чтобы полностью не подчиниться молодой хорошенькой рыжеволосой жене, и считал себя счастливейшим человеком на свете. Он оказался щедрым мужем, построив для Дарси самый лучший дом в Иден-Пасс. Он предоставил ей полную свободу в выборе дизайнеров в Далласе и Хьюстоне и не ограничивал ее в средствах. Каждый год она меняла машину. Он обожал Хэвер, которая вертела им, как хотела.

Фергус ни о чем не догадывался и ничего не подозревал, когда через три месяца после рождения Хэвер Дарси завела первого любовника. Тот держал шорную мастерскую и остановился в мотеле по пути из Эль-Пасо в Мемфис. Они устроились в номере 203. Не было ничего проще, чем сказать Фергусу, что она съездит навестить мать.

Несмотря на частые измены, Дарси искренне привязалась к Фергусу, главным образом потому, что его положение в обществе возвышало и ее, а также потому, что он удовлетворял каждую ее прихоть.

Она залюбовалась, когда Фергус под руку с Хэвер спустился по лестнице.

– Вы красивая пара, – заметила она. – Сегодня в школе соберется весь город, и Уинстоны будут в центре внимания.

Фергус обнял ее и поцеловал в лоб.

– Я буду счастлив и горд стоять на сцене с двумя самыми красивыми девушками в Иден-Пасс.

Хэвер шутливо закатила глаза.

Простодушный Фергус не заметил насмешки.

– Хотя мне и не нравится причина, из-за которой мы собираемся, – он вздохнул и поглядел в лицо любимой жене, – я содрогаюсь при мысли о том, что с тобой мог сделать этот бандит.

– У меня самой мурашки бегают по телу. – Дарси похлопала мужа по щеке и нетерпеливо высвободилась из его объятий. – Нам надо спешить, а то мы опоздаем.

Впрочем, – добавила она довольным голосом, – они не могут начать без нас, верно?

6

У Лауры имелись особые причины присутствовать на городском собрании.

Если в Иден-Пасс возрос уровень преступности, то ей следует об этом знать. Она живет одна, и ей необходимо принять меры, чтобы защитить себя и свою собственность.

Для того чтобы прижиться в Иден-Пасс, ей важно активно участвовать в жизни общества, даже просто почаще бывать на людях. Лаура уже купила сезонный билет на футбольные матчи и внесла деньги на сооружение нового светофора на единственном оживленном перекрестке в центре города. Если ее будут видеть в обычной обстановке, например, в магазине «Экономный покупатель» или на бензоколонке, то, может случиться, жители города перестанут считать врача чужой. Возможно, даже примут в свои ряды, несмотря на всесильную Джоди Такетт.

Третья причина, ради которой Лаура хотела присутствовать на собрании, носила куда более личный характер. Ей казалось странным, что вспышка преступности совпала с появлением у нее на заднем крыльце Кея Такетта с кровоточащей пулевой раной. Трудно вообразить, что это он лез в дом Фергуса Уинстона. Но ради собственного спокойствия она хотела бы позабыть об этой досадной случайности.

Актовый зал, гордость средней школы, часто использовался для общественных мероприятий. Лаура приехала пораньше, но стоянка уже оказалась заполнена легковыми машинами. Местная газета назвала собрание «жизненно важной акцией». Кроме того, были процитированы следующие слова шерифа Эльмо Бакстера: «Все граждане обязаны принять участие в мероприятии. Жители Иден-Пасс должны положить конец волне преступности, пока она окончательно не захлестнула наш город. Надо, как говорится, уничтожить зло в самом зародыше. У нас благопристойный и законопослушный, хотя маленький город, и таким ему быть, пока я здесь шериф».

Призыв не остался без ответа. Лаура буквально затерялась в толпе, валом валившей к ярко освещенному зданию. Однако при входе в зал она стала объектом пристального внимания. Она ясно слышала шепот за своей спиной. Шепот тонул в шуме толпы, но тем не менее Лаура его различала. Не обращая внимания на повернутые к ней головы и откровенно любопытные взгляды, она приветствовала знакомых: мистера Хоскинса из бакалейного магазина, женщину, работающую на почте, и тех немногих, кто не побоялся преодолеть зону отчуждения, созданную вокруг нее Джоди Такетт, и пользовался ее услугами врача.

Вместо того чтобы занять одно из свободных мест в задних рядах, Лаура двинулась вниз по запруженному центральному проходу. Она не станет прятаться! Она заметила Нэнси и Клема Бейкер с детьми. Нэнси знаком пригласила ее к себе, но Лаура отрицательно покачала головой и отыскала себе место в третьем ряду.

Она только прикидывалась храброй. Под лавиной неприязненных взглядов Лаура чувствовала себя неуютно, сознавая, что десятки языков треплют ее доброе имя, обсуждая все стороны жизни наглой особы, втершейся в ряды порядочных граждан Иден-Пасс.

Лаура страдала от полной невозможности себя защитить. Единственным способом было бы остаться дома, но это не решало проблемы. Она имела полное право принять участие в собрании. Она не должна бояться сплетен угодливых личностей, безропотно подчинявшихся старой карге, как Лаура теперь про себя называла Джоди Такетт.

Сама миссис Такетт оставалась более высокого мнения о своей персоне. Когда она появилась, как и положено, со значительным опозданием, то прошествовала по центральному проходу, не глядя ни направо, ни налево. Видимо, Джоди считала вежливость пустой тратой времени и не останавливалась, чтобы ответить на приветствия.

Она держалась высокомерно, но в ее облике не было ничего величественного. Кларк столь подробно описывал ей свою мать, что Лаура с легкостью ее узнала, хотя Джоди представлялась ей прежде неким сочетанием Джоан Кроуфорд и Жанны д’Арк.

На самом деле миссис Такетт оказалась невысокой приземистой седоволосой женщиной самой обычной внешности, одетой дорого, но безлико. Джоди обладала резкими, почти мужскими чертами лица. Она являлась олицетворением железной воли, чем более всего и прославилась.

Люди притихли, когда Джоди Такетт появилась в зале. Ее прибытие послужило сигналом для начала собрания. Вне сомнения, она являлась самой уважаемой гражданкой в Иден-Пасс.

Из всех собравшихся в зале Лаура, наверное, единственная заметила, что Джоди Такетт тяжело больна.

Кожа на лице – коричневая и сухая, как старый пергамент. Синяки и пятна покрывали руки. Когда Джоди протянула руку мэру, Лаура заметила припухшие пальцы, что свидетельствовало о возможных сосудистых заболеваниях.

Позади Джоди шла женщина примерно одного возраста с Лаурой. Она улыбалась робкой, неуверенной улыбкой, явно стесняясь, что вместе с матерью привлекает всеобщее внимание. Джейн Элен точно соответствовала описанию Кларка. Он как-то назвал свою сестру «мышкой», правда, без всякой насмешки.

«Отец ее обожал, – рассказывал Кларк, – наверное, если бы он не умер, когда она была совсем маленькой, она бы расцвела и стала красивой девушкой. Мать не находила для нее времени. Все работа. Работа. Работа – ее бог! Джейн Элен выросла среди тех, кто умеет за себя постоять, характера нам всем не занимать. Ей редко когда удавалось вставить свое слово. Теперь застенчивость ее вторая натура».

Джейн Элен была светловолосая, с тонкими чертами лица. Рот у нее был маловат, а нос несколько длинноват, но потрясающие синие, как и у братьев, глаза с лихвой компенсировали любые недостатки.

Она явно находилась под влиянием Джоди, что подтверждало и полное отсутствие какого-либо стиля в одежде. Строгая прическа еще больше портила ее. Казалось, она изо всех сил старается сделать себя непривлекательной, чтобы ничем не выделяться и полностью затеряться в тени, отбрасываемой властной фигурой матери.

Кей замыкал семейное шествие. Но, идя по проходу, он, не в пример матери, часто останавливался, чтобы поздороваться или перекинуться парой слов со знакомыми, которых давно не видел. Лаура улавливала обрывки этих дружеских приветствий.

– Кого я вижу! Неужели это Кей Такетт?

– Это ты, Опоссум? Сукин сын! Как у тебя дела?

Пока некто по прозвищу Опоссум распространялся о своих успехах в области продажи кормов и удобрений, Кей заметил Лауру. Словно не веря своим глазам, он снова посмотрел в ее сторону, и Лаура почувствовала, как у нее екнуло сердце. Они смотрели друг другу в глаза до тех пор, пока Опоссум, определенно прозванный так за свое печальное сходство с представителем отряда сумчатых, не задал Кею какой-то прямой вопрос.

– Извини, я не расслышал, – Кей отвел глаза от Лауры, но недостаточно быстро. Опоссум и сидящие рядом вполне успели заметить, кто явился объектом его пристального внимания.

– Да, я хотел спросить… – Опоссум переводил блестящие маленькие глазки с Кея на Лауру и обратно и был так поглощен этим занятием, что забыл, о чем шла речь.

К счастью, именно в этот момент к кафедре на сцене приблизился директор школы. Он что-то произнес, но микрофон предательски молчал, и только после некоторой возни с кнопками и регулировки ему удалось обрушить на барабанные перепонки присутствующих свое приветствие:

– Я хочу поблагодарить вас за то, что вы пришли на собрание…

Кей пообещал Опоссуму, что выпьет с ним завтра пива, затем присоединился к Джоди и Джейн Элен; для них в первом ряду мэр зарезервировал места.

Собрание под председательством директора школы началось. Он представил публике семейство Фергуса Уинстона, сплоченной стайкой появившееся из-за желтого бархатного занавеса. Лаура с интересом разглядывала эту троицу. Молоденькая девушка по имени Хэвер сильно смущалась под многочисленными взглядами. Что касалось миссис Уинстон, то она ничем не походила на жертву нервного потрясения, как сказал о ней директор школы. Дарси олицетворяла недюжинное здоровье, и в ней ощущался огромный запас энергии. В свете ярких ламп рыжая копна ее волос казалась пылающим костром. С притворной скромностью она взяла под руку своего мужа.

Лаура сразу почувствовала к ней недоверие.

Фергус был высок ростом, но как-то старчески горбился. Его узкую длинную голову с залысинами покрывали редкие седые волосы. Морщины, те, что называют «морщинами смеха», залегли у большого рта. Сменив на кафедре директора школы, Фергус без улыбки поведал залу об ужасном происшествии.

Слегка сдвинувшись влево, Лаура могла видеть сидевшего рядом с сестрой Кея Такетта. Он опирался локтями на подлокотники и кончиками пальцев похлопывал себя по губам. Кей положил правую ногу, ту самую, что растянул, на левую. Развалившись на сиденье, он нетерпеливо поглядывал по сторонам, демонстрируя всем своим видом, что ему наскучило мероприятие и что он, как школьник, мечтает об окончании урока.

Лаура посмотрела на сцену и увидела, что не одна она наблюдает за Кеем Такеттом. Миссис Уинстон с хитрым, довольным выражением лица тоже не спускала с него глаз.

– Это все, что я вам хотел сказать, – завершил свою речь мистер Уинстон. – Хочу только добавить, что нам следует присматриваться к любым подозрительным личностям, появляющимся в городе, и докладывать шерифу обо всех происшествиях.

Под аплодисменты он покинул кафедру, уступив место шерифу Эльмо Бакстеру, неряшливого вида человеку, передвигавшемуся со скоростью улитки и взиравшему на мир грустными глазами бассета.

– Я благодарю Фергуса и Дарси за то, что они поделились с нами своим неприятным опытом. – Он тяжело переступил с ноги на ногу. – Но я хочу вас предупредить: не вздумайте делать глупости и спать с револьвером под подушкой. Если вы заметите, что кто-то пытается к вам залезть, или увидите в округе чужака, немедленно звоните в полицию. Я или Гас проверим все в соответствии с законом. И не вздумайте брать на себя функции закона. Мы с городским советом решили, что нам нужен комитет по борьбе с преступностью. Это поможет тщательно следить за всем происходящим, чтобы ничего подобного больше не повторялось. Естественно, нам нужен председатель комитета. Прошу выдвигать кандидатуры.

– Я выдвигаю свою кандидатуру, – громко и отчетливо объявила Дарси Уинстон.

Зал захлопал. Фергус сжал руку жены и посмотрел на нее с откровенным обожанием.

– И я бы хотела, чтобы Кей Такетт занял место сопредседателя, – добавила Дарси.

Кей выпрямился. Правая нога, соскользнув с колена, с силой ударилась о пол. Лаура заметила, как он поморщился от боли.

– Что еще она там придумала? – При виде его изумленной реакции все вокруг засмеялись. – Я теперь здесь больше не живу. К тому же и ничего не смыслю в этих комитетах!

Развеселившийся шериф подергал себя за мочку уха.

– Я думаю, что это не важно, но уж если кто знает, как не дать себя в обиду, так это ты, Кей. Верно я говорю, Джоди?

Джоди надменно взглянула на сына:

– Я считаю, ты должен согласиться, Кей. Вспомни, когда ты в последний раз трудился на благо общества?

– Когда он возглавлял команду «Дьяволов» на чемпионате штата! – Опоссум выскочил на середину прохода и принялся размахивать руками над головой. – Давайте поддержим Кея Такетта, непобедимого одиннадцатого номера!

Все встали и присоединились к приветственным крикам. Проворные ребятишки воспользовались моментом, чтобы убежать от родителей. Шумные подростки поспешили к выходу, по пути награждая друг друга тумаками. Нечего было и думать о восстановлении порядка, поэтому шериф Бакстер, почти прижав губы к микрофону, объявил:

– Кто за, поднимите руку. Решение принято. Вы свободны. Будьте осторожны за рулем.

Лауру понесла за собой толпа. Приподнявшись на цыпочки, она увидела, как Дарси Уинстон повелительным жестом приглашает Кея на сцену. Она выглядела женщиной, вполне способной подстрелить убегающего любовника, чтобы не быть пойманной на месте преступления.

– Извините, – услышала Лаура сзади.

В ответ на эту вежливую просьбу Лаура отступила в сторону, затем обернулась. И оказалась лицом к лицу с сестрой Кея.

Сначала Джейн Элен неуверенно улыбнулась, затем в изумлении и отчаянии растерянно уставилась на Лауру.

– Здравствуйте, мисс Такетт, – вежливо произнесла Лаура. – Извините, что помешала вам пройти.

– Вы… вы…

– Я Лаура Маллори.

– Да, я…

Не успела Джейн Элен подыскать нужные слова, как в разговор вмешалась Джоди:

– Ты что остановилась? – Она тоже увидела Лауру, и на ее лице появилось выражение злорадства.

– Наконец-то мы встретились, миссис Такетт, – сказала Лаура, протягивая ей руку.

Джоди сделала вид, что не заметила ни приветствия, ни протянутой руки. Она подтолкнула дочь вперед:

– Двигайся, двигайся. Давай поскорее выйдем на воздух.

На мгновение Лаура застыла на месте. Эта случайная встреча не ускользнула от внимания толпы, и Лаура заметила, что люди намеренно ее сторонятся. Она медленно опустила протянутую руку и двинулась вверх по проходу; толпа расступалась перед ней. Она стала для них хуже прокаженной. Теперь никто не удостаивал ее даже взглядом.

У выхода она приостановилась и обернулась. Кей присоединился к миссис Уинстон. Лаура презрительно усмехнулась. Эти двое друг друга стоили.

Поскольку Дарси перекричала бы глашатая, Кею не оставалось ничего другого, как подняться к ней на сцену. Она привлекла к нему всеобщее внимание, и ему пришлось смириться.

Пробираясь к сцене, он попытался отыскать взглядом в толпе Лауру Маллори и с ужасом увидел, что она что-то говорит его матери.

Когда Джоди отвергла рукопожатие Лауры и грубо подтолкнула Джейн Элен, доктор Маллори не растерялась и сохранила присутствие духа. Она не расплакалась и не стала выкрикивать им в спину оскорбительные эпитеты. Наоборот, с достоинством направилась к выходу, высоко держа голову. Что ж, держится она неплохо.

Кей хотел было ее догнать и… Что дальше?

Спросить, почему она остановила свой выбор именно на его брате, когда в Вашингтоне всегда полным-полно назойливых молодых самцов, которым не терпится совокупиться?

Потребовать, чтобы она в двадцать четыре часа покинула город или еще что-нибудь в этом роде?

Одним словом, показать себя полным идиотом. Нет, Кей не хотел доставить ей это удовольствие. Кроме того, ему надо все-таки поговорить с Дарси. Сначала покончить с этим, а потом уж разбираться в других делах.

Он поднялся по ступенькам на сцену.

– Что тебе надо? – недовольно спросил он.

– Привет, Кей. – Она сияла и, не обращая внимания на его нахмуренные брови, подвела его к Хэвер. – Ты знаком с моей дочерью? Хэвер, это мистер Кей Такетт.

– Здравствуйте, мистер Такетт. – Девушка была вежливой, но явно думала о других вещах. – Меня ждет Таннер, – сказала она, обращаясь к матери. – Я могу идти?

– Можешь, но только прямо домой.

– Но все едут на озеро.

– В такой поздний час? Я тебе не разрешаю.

– Ну, мамочка! Все едут. Пожалуйста.

Во взгляде Дарси, устремленном на Хэвер, крылось молчаливое предостережение.

– Чтобы в одиннадцать тридцать ты была дома. И ни минутой позже.

Хэвер надулась.

– Никто так рано не возвращается.

– Это мое последнее слово, милочка.

Хэвер покорилась. Равнодушно попрощавшись с Кеем, она спустилась со сцены в зал, где ее ждал красивый молодой человек.

Пока Дарси спорила с Хэвер о комендантском часе, Кей следил за одиноким медленным движением Лауры Маллори по проходу. Нельзя не признать благородства ее поведения. Перед самой дверью она обернулась и посмотрела на сцену.

– Кей!

– Что такое? – Только когда Лаура исчезла в дверях, он вспомнил о Дарси. Та проследила за направлением его взгляда вплоть до самых дверей.

– Вот как, эта скандальная особа, наш новый врач, тоже, оказывается, явилась, – с издевкой произнесла Дарси. – Ты удостоился чести познакомиться с ней?

– Угадала. Это она меня подлатала после того, как ты проделала во мне дырку. – Кей с удовлетворением отметил, что самодовольная улыбка исчезла с лица Дарси.

– Ты обратился к ней? – воскликнула она. – Ты что, рехнулся? Я думала, что у тебя хватит ума обратиться в больницу, там тебя, конечно, признают, но все-таки это не в городе.

– Я искал дока Паттона. Мне никто не сказал, что он на пенсии.

– И ты, конечно, не знал, что твой брат купил своей любовнице врачебную практику в нашем городе?

– Представь себе, нет.

Кей старался, чтобы его голос звучал как можно равнодушнее, но Дарси уже ничего не замечала. Он почти видел, как она прокручивает возможные варианты развития событий.

– Она может сообщить шерифу, – забеспокоилась Дарси.

– Может, но не станет! – Он посмотрел в сторону выхода. – У нее хватает своих забот. К тому же доказательств нет. Нет пули. Пуля прошла навылет и вырвала кусок мяса. – Он наклонился к ней и тихо, чтобы никто не услышал, сказал: – С тебя надо живьем содрать кожу. Ты могла меня убить, безмозглая сука.

– Не смей так говорить со мной, – прошипела она, с трудом сохраняя на лице натянутую любезную улыбку. – Если бы я сразу не сообразила, Фергус поймал бы нас в чем мать родила. Ты думаешь, он поверил бы, что мы читали вслух в моей спальне? Он мог нас убить на месте, и любой суд присяжных в нашем штате наверняка бы его оправдал.

– Солнышко!

Дарси резко обернулась при звуке голоса мужа.

Кей поздоровался с Уинстоном:

– Привет, Фергус. Давно не виделись.

– Как поживаешь, Кей?

– Не жалуюсь.

Много лет назад между Фергусом и Джоди произошла какая-то размолвка. Речь шла об участке «Нефтяной компании Такетт», граничащем с мотелем. Никто не знал точных подробностей, и Кей никогда не старался их выяснить. Он решил, что Джоди, жадная до нефти, а вместе с ней до власти и денег, каким-то образом сумела обжулить Фергуса.

Его не интересовала их ссора, но из-за нее Фергус всегда смотрел на него, как на недоумка и дерьмо. Впрочем, возможно, и из-за поведения Кея в юности. Не раз после очередной попойки они с Опоссумом и всей их компанией отсиживались в кафе при мотеле Фергуса, чтобы хоть как-то прийти в себя. Он смутно помнил, как однажды его буквально вывернуло наизнанку прямо на лужайке перед мотелем «Зеленая сосна».

Как бы там ни было, Фергус Уинстон его недолюбливал, но Кея это мало беспокоило.

– Мне совсем не по душе работа в этом комитете, куда ваша жена меня только что заарканила. Так вот, – обратился он к Дарси, – я слагаю с себя полномочия. Решение вступает в силу немедленно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное