Сандра Браун.

Нет дыма без огня

(страница 6 из 37)

скачать книгу бесплатно

– У вас в голове одно дерьмо, – злобно скривил он губы. – Как и у всех остальных, кто распространяет подобную чушь. Кларк поехал рыбачить на лодке. А что он не захотел надевать спасательный жилет, так это в его характере. Я и сам бы не надел эту штуку.

– Кларк отлично плавал.

– Да, – отрезал Кей. – Но там, должно быть, что-то случилось.

– Что же могло случиться? Спокойное озеро, подвесной мотор тоже в порядке. Лодка не перевернулась. Так что же могло случиться?

Он кусал губу, не находя ответа.

– Мой брат никогда не пошел бы на самоубийство. Мы также никогда не узнаем, какие причины заставили его преподнести вам этот подарок. Оставим это.

– Действительно. Главное, что теперь я здесь хозяйка.

– Что возвращает нас к первоначальному вопросу. Зачем вы сюда приехали? Иден-Пасс гордился Кларком. На вас здесь смотрят как на шлюху, погубившую его карьеру. Моя мать постарается, чтобы об этом не забыли.

Это никак нельзя было назвать благоприятным моментом для объявления настоящей причины ее приезда в Иден-Пасс. Следовало подождать, когда исчезнет их взаимная неприязнь, что весьма сомнительно. А пока безопасней поговорить о его матери.

– Я в этом уверена.

– Разве дом и практика, – он обвел рукой вокруг, – стоят таких неприятностей? Поверьте мне, Джоди умеет расправляться с врагами.

– Я хочу работать по своей специальности, мистер Такетт. Я хороший врач. Единственное, о чем я прошу, это чтобы мне не мешали.

– Что ж, вам придется нелегко, – констатировал он с нажимом. – Могу вас заверить, что адское пекло вам покажется пустяком по сравнению с Иден-Пасс.

– Могу я считать это угрозой?

– Я просто объясняю вам, как обстоят дела. Большинство жителей Иден-Пасс не решатся стать вашими пациентами, чтобы не обидеть Джоди. Слишком многие здешние семьи зарабатывают на жизнь в «Нефтяной компании Такетт». Они проедут сорок миль, чтобы получить консультацию в другом городе, но не переступят вашего порога. – Он усмехнулся. – Право, стоит посмотреть, как долго вы продержитесь, прежде чем соберете пожитки и отправитесь восвояси. А пока ждите настоящего светопреставления. Наверное, вас следует поблагодарить за то, что вы развеяли здешнюю скуку. – Он взял под мышку костыли и заковылял к выходу. У двери Кей обернулся и еще раз оглядел ее с ног до головы ленивым наглым взглядом. – Кларк очень сглупил, лишившись всего из-за женщины. Как видно, ваше единственное достоинство – это умение угождать в постели. Только стоит ли платить за это делом всей своей жизни. Определенно не стоит. – Он снова оглядел ее. – Вас даже нельзя назвать красивой.

Лаура подождала, пока за ним захлопнется входная дверь, потом села за письменный стол. Ноги не держали ее. Она оперлась локтями на стол и закрыла лицо руками. Ладони были холодные и влажные, а лицо и грудь горели огнем.

Опустив руки, Лаура посмотрела на фотографию Эшли. С грустной улыбкой она потянулась к ней, чтобы погладить дочь по пухлой щеке, но встретила на пути холодное твердое стекло.

В детской улыбке и смеющихся глазах Эшли Лаура черпала силу. Пока она не добьется своего, она выдержит любое испытание, которому ее подвергнут Такетты.

В комнату вбежала Нэнси:

– У вас все в порядке, доктор Маллори?

– Да, но я никому не советую принимать этого типа в больших дозах, – пошутила Лаура, вымученно улыбаясь. – А в общем, я чувствую себя прекрасно.

Сестра вышла и через минуту вернулась со стаканом ледяной воды.

– Выпейте, пожалуйста. Наверное, вам следовало бы принять что-нибудь покрепче. Кей умеет доводить людей до белого каления.

– Благодарю вас. – Лаура жадно выпила воду. – Хочу, чтобы вы знали, Нэнси. Он приходил сюда прошлой ночью. Мистер Такетт растянул связки и искал доктора Паттона. – Лаура решила не выдавать тайну Кея, а также скрыть собственную вину. Врачу положено сообщать властям о любом огнестрельном ранении.

Не ожидая приглашения, Нэнси опустилась на стул напротив Лауры.

– Кей Такетт всегда был отъявленным хулиганом. Помню, он как-то притащил в школу в мешке маленькую гремучую змею и пугал нас, девчонок. Непонятно, как она его самого не укусила. Должно быть, даже ядовитая змея понимала, что с ним не надо связываться. Он, конечно, хорош собой и знает об этом. Сколько баб пустили его к себе под юбку из-за прекрасных синих глаз и неотразимой улыбки. Думаю, в этом деле он мастак. Оно и понятно, когда у тебя такой опыт. Можно собрать целый полк женщин, которые это подтвердят. Что до меня, то я всегда его считала порядочной дрянью.

Лаура заставила себя улыбнуться.

– Подождите немного, Нэнси. Мне надо собраться с мыслями и успокоиться, и тогда я продолжу прием.

– Доктор Маллори, – сочувственно произнесла Нэнси, – все ваши пациенты вдруг вспомнили, что у них есть «неотложные дела». – И, переходя на дружеский тон, добавила: – Милочка, в приемной нет ни души.

5

Джейн Элен сидела за столом в своем офисе. Суровое кирпичное здание «Компании» было спроектировано, построено и меблировано явно представителями мужского пола во время процветания Кларка Старшего. Джоди оставалась совершенно равнодушной к таким пустякам, как интерьер, а большинство служащих работали здесь давным-давно, привыкли к конторе и даже считали ее по-своему уютной. Хотя Джейн Элен проводила в конторе куда больше времени, чем кто-нибудь другой, ей тоже никогда не приходило в голову что-то менять.

Плющ, росший в глиняном горшке в форме зайца, был единственным излишеством в комнате, что-то говорившей о ее хозяйке. Горшок стоял на самом краю стола и был почти не виден за пачками корреспонденции, счетов и других бумаг.

Ведение дела с наивысшей эффективностью стало предметом особой гордости для Джейн Элен. Каждое утро она открывала дверь конторы ровно в девять часов, проверяла, какие сообщения поступили на автоответчик и факс за прошедшую ночь, затем просматривала большой календарь-ежедневник, где делала для себя самые разные записи, такие, как «позвонить пастору насчет цветов для алтаря», чтобы отметить день рождения покойного отца, и «не забыть записаться к зубному врачу в Лонгвью». И так пять дней в неделю.

Однако сегодня ее больше всего занимал вопрос здоровья матери, а также эти ее бессмысленные ссоры с Кеем. Вообще, после неожиданного возвращения Кея они больше не поднимали голос друг на друга, но стоило им оказаться вместе в одной комнате, как атмосфера накалялась до предела и, казалось, вот-вот разразится гроза.

Джейн Элен изо всех сил старалась их примирить, но почти всегда безуспешно. До Джоди дошли слухи, что Кей нанес еще один визит доктору Маллори. Мать немедленно обвинила его в том, что он грубо нарушил ее волю. Он в ответ напомнил, что вышел уже из того возраста, когда на все спрашивают разрешения у мамы. Джоди заявила, что он вел себя как недоумок; а он ответил, что следует примеру, который у него перед глазами.

И так далее, и тому подобное.

Особенно мучительны становились завтраки, обеды и ужины. На долю Джейн Элен выпало поддерживать разговор, что являлось невыносимо тяжелой обязанностью. Джоди и прежде слыла плохой собеседницей за столом, а теперь она и вовсе молчала.

Кей, надо отдать ему должное, со своей стороны тоже прилагал немало усилий. Он старался их развлечь забавными историями о своих приключениях. Но Джоди они не смешили. Она подавляла все его попытки их развеселить и упрямо возвращалась в разговоре к доктору Маллори, что неизменно вызывало взрыв возмущения со стороны Кея. Сразу после окончания еды он находил предлог, чтобы уйти из дома. Джейн Элен догадывалась, что он проводит время в каком-нибудь баре. Обычно он возвращался на рассвете, и она слышала на лестнице его неуверенные шаги.

Наверное, брат развлекался с женщинами, но городские сплетники не могли выяснить, кто является объектом его симпатий.

Кей пробыл дома неделю и пока не оправдал ожиданий Джейн Элен. Вместо того чтобы рассеять плохое настроение Джоди, его присутствие в доме только подогревало ее вспыльчивость. Это удивляло Джейн Элен. Когда Кей находился в отъезде, Джоди беспокоилась: от него нет вестей, с ним может случиться что-то плохое. Она редко проявляла свои чувства, но Джейн Элен видела, какое облегчение появлялось на ее лице, когда они получали от Кея открытку с сообщением, что он жив и здоров.

Теперь же, когда он вернулся домой, Джоди раздражал любой его поступок. Если он молчал, она попрекала его за это. Если он был ласков, то получал отпор. Она раздувала искру вражды по малейшему поводу, но Джейн Элен пришлось признать, что брат тоже умеет действовать на нервы. У них с Джоди никогда не совпадало настроение, как никогда в природе не смешиваются нефть и вода.

Особенно ужасная ссора произошла в тот вечер, когда он напал на Джоди из-за дополнения к завещанию Кларка.

– Почему мне не сообщили, что он купил эту собственность и завещал ее Лауре Маллори?

– Да потому, что это не твое дело, – отрубила Джоди.

Поступок Кларка был никому не понятен, и особенно его матери. Джейн Элен знала, как переживала Джоди по этому поводу. Лучше, если бы Кей не узнал об этом. А уж если узнал, то ему не следовало требовать у Джоди объяснений.

– Как это не мое дело? – изумился Кей. – Я должен был знать о таком идиотском поступке. Разве это не касается нас всех?

– Я не знаю, какие причины побудили Кларка сделать этот подарок! – выкрикнула Джоди. – Но я запрещаю кому бы то ни было, и особенно тебе, называть своего брата идиотом.

– Я его не называл идиотом. Я только сказал, что его решение было идиотским.

– Это одно и то же.

Они продолжали раздраженно спорить еще с полчаса: Кей был вне себя от бешенства, у Джоди поднялось давление.

Никто никогда теперь не узнает, что же толкнуло Кларка на подобный шаг. Джейн Элен считала бессмысленным искать причину его поступка. Одно она знала точно: старший брат огорчился бы, узнай он об этих столкновениях. В доме царили вражда и неприязнь, и Джейн Элен отчаянно желала изменить положение, хорошо понимая всю безнадежность этого.

– Простите, мэм!

Джейн Элен, погруженная в свои мысли, вздрогнула от неожиданности при звуке мужского голоса. На пороге стоял человек. Солнце освещало его сзади, так что нельзя было разглядеть лицо.

Джейн Элен, отчего-то смутившись, вскочила на ноги и машинально проверила, все ли пуговицы застегнуты на ее блузке.

– Извините. Чем могу помочь?

– Может, и поможете. За этим я и пришел.

Он снял соломенную ковбойскую шляпу и вразвалку подошел поближе к столу. Джейн Элен подумала, что ростом он значительно ниже Кея, меньше шести футов. Слегка кривые ноги. Не слишком мускулистый, но выглядит крепким, сильным и выносливым. Одет в чистую и явно недавно купленную одежду.

– Я ищу работу, мэм. Подумал, может, у вас что найдется.

– Сожалею, но в настоящий момент у нас ничего нет. Мистер?..

– Кейто, мэм. Бови Кейто.

– Рада познакомиться с вами, мистер Кейто. Я Джейн Элен Такетт. Какую работу вы ищете? Если вы впервые в Иден-Пасс, я могу порекомендовать другую нефтяную компанию.

– Благодарю вас, только это ни к чему. Я уже везде спрашивал. Вас оставил напоследок, так сказать, на закуску, – добавил он, слегка улыбнувшись. – Похоже, тут никто никого не нанимает.

Джейн Элен сочувственно улыбнулась в ответ:

– Боюсь, что это именно так. В Восточном Техасе спад, особенно в нефтяной промышленности.

Его печальные карие глаза оживились.

– Видите ли, мэм, я всегда был связан с нефтью. Много лет служил обходчиком. Отвечал сразу за несколько скважин.

– Значит, у вас есть опыт? Вы знаете дело?

– Да, мэм. Работал в Западном Техасе. Я родом из паршивого… прошу прощения, маленького городка неподалеку от Одессы. Работал там на нефтяных промыслах с двенадцати лет. – Он смолк, давая ей возможность изменить решение после знакомства с его квалификацией. Она молчала, и он кивнул головой, как бы завершая разговор. – Все равно очень благодарен вам, мэм.

– Постойте! – Джейн Элен невольно протянула к нему руку, но, осознав это, смущенно отдернула ее назад, обхватила другой и прижала обе руки к груди.

Он удивленно на нее посмотрел:

– Да, мэм?

– Раз вы все равно здесь, может, заполните анкету? Вдруг у нас что-то появится… Никогда не повредит оставить заявление на будущее.

Кейто с минуту обдумывал предложение.

– Пожалуй, вы правы.

Джейн Элен села за стол и предложила ему сесть напротив. Из нижнего ящика вытащила стандартную анкету. Подала ему.

– Вам нужна ручка?

– Да, пожалуйста.

– Хотите кофе?

– Нет, спасибо.

Он взял поданную ручку и, склонив голову, начал печатными буквами писать свое имя в верхней графе анкеты.

Джейн Элен решила, что он одного возраста с Кеем, хотя у него на лице больше морщин, а на висках седина. На лбу и каштановых волосах остался след от шляпы.

Неожиданно он поднял голову и поймал ее взгляд. Смутившись, она пробормотала:

– Хотите чашку кофе? – И вдруг вспомнила, что кофе она ему только что предлагала. – Простите. Я, кажется, вас уже спрашивала.

– Да, мэм. Нет, я не хочу кофе. Спасибо. – Он вновь склонился над анкетой.

Джейн Элен перекладывала с места на место бумаги и жалела, что выключила радио, был бы хоть какой-нибудь шум, способный нарушить эту гнетущую тишину. Ах, боже, ну почему она не умеет поддерживать простейший разговор!

Наконец Кейто заполнил анкету и отдал ее Джейн Элен вместе с ручкой. Она пробежала глазами пару верхних строк и поразилась, насколько он моложе Кея, и даже на два года моложе ее самой. Ему всего тридцать один. Видно, он нелегко прожил эти годы.

Она продолжала читать дальше.

– В настоящее время вы работаете в баре «Под пальмой»? В этой забегаловке?!

– Да, мэм. – Он кашлянул и смущенно пожал плечами. – Какая это работа? Разве только на время.

– Я не упрекаю, – поспешила заверить она. – Кто-то должен работать в таких местах. – Это тоже прозвучало оскорбительно. Все-таки она поразительно бестактна. Джейн Элен прикусила нижнюю губу. – Мой брат там часто бывает.

– Знаю, мне его показывали. А вот вас я там никогда не видел.

Чувствовалось, что он сдерживает улыбку. Нервным движением Джейн Элен начала перебирать пуговицы на блузке.

– Нет… да… Нет, я там никогда не была.

– Конечно, мэм.

Джейн Элен облизнула пересохшие губы.

– Продолжим, – сказала она, опять принимаясь за анкету. – До работы в баре «Под пальмой» вы работали в…

Она споткнулась на следующем написанном печатными буквами слове. Смущенная открытием, она не решалась оторваться от текста, пока строки не слились у нее перед глазами.

– Вы не ошиблись, мэм, – негромко произнес он. – Я отсидел срок в тюрьме штата в Хантсвилле. Меня выпустили условно. Вот почему мне очень нужна работа.

Джейн Элен наконец решилась поднять на него глаза.

– Мне очень жаль, мистер Кейто, но у меня для вас ничего нет. – К своему ужасу, она поняла, что действительно жалеет об этом.

– Ничего не поделаешь, – ответил он, поднимаясь. – Я особо и не надеялся.

– Почему вы так говорите?

Кейто пожал плечами:

– Ну, я был в заключении… кому ж понравится…

Она не стала его обманывать и убеждать, что пребывание в тюрьме не имеет никакого значения при поступлении на работу в «Нефтяную компанию Такетт». Джоди и слышать не захочет о таком служащем. Однако Джейн Элен не могла его отпустить, не приободрив хотя бы словом.

– У вас есть еще какие-либо возможности?

– Ничего, о чем стоило бы упоминать. – Он надел шляпу, надвинул ее глубоко на лоб. – Извините за беспокойство, мисс Такетт.

– До свидания, мистер Кейто.

Он попятился, открыл дверь и вышел.

Джейн Элен вскочила со стула и быстро подошла к окнам. Через жалюзи она видела, как он сел в пикап и отъехал от дома, на шоссе повернув в сторону бара «Под пальмой».

В еще более подавленном настроении она вернулась за письменный стол. У нее скопилось много работы, но на этот раз она позабыла о дисциплине, которой безоговорочно себя подчиняла. Вместо этого она снова взяла анкету, заполненную Бови Кейто, и внимательно прочитала все ее пункты. В графе «семейное положение» он поставил крестик возле слова «холост». Графа «ближайшие родственники» оставалась пустой. Внезапно Джейн Элен осознала, что занимается ерундой. Она как бы примеривалась взять его на работу, хотя ничего ему не могла предложить. А если бы у нее и оказалась вакансия, то с Джоди случился бы нервный припадок, прими Джейн Элен на работу бывшего заключенного.

Сердясь на себя за то, что так бездарно растратила половину утра, она засунула анкету Бови Кейто в нижний ящик стола и принялась за бумаги.


– Только не этот галстук, ради бога, Фергус, – сердилась Дарси Уинстон. – Разве ты не видишь, что он не подходит к твоей рубашке?

– Ты же знаешь, кисонька, что я дальтоник, – оправдывался тот.

– А я нет. Поменяй-ка его вот на этот. – Дарси сняла другой галстук с вешалки в стенном шкафу и сунула его в руки Фергусу. – И поторапливайся. Сегодня мы будем в центре внимания, нам нельзя опаздывать.

– Я уже предупредил, что мы задержимся. Целый автобус пенсионеров остановился в мотеле без предварительной брони. Тридцать семь человек. Очень симпатичные люди. Я помогал их разместить. Они две недели провели в Харлингене, строили баптистскую миссию для мексиканцев. Организовали там воскресную школу. Они говорят, что мексиканским ребятишкам очень понравились взбитые сливки с фруктами.

– Прошу тебя, Фергус, мне это неинтересно, – нетерпеливо прервала его Дарси. – Одевайся быстрее. А я пойду потороплю Хэвер.

Дарси прошла по коридору к спальне их единственной дочери.

– Хэвер, ты готова? – Дарси постучала в дверь и тут же вошла, не ожидая разрешения. – Хэвер, сейчас же положи трубку и одевайся!

Шестнадцатилетняя Хэвер прикрыла микрофон рукой.

– Я уже готова, мама. Просто мы болтаем с Таннером, пока есть время.

– Времени уже нет. – Дарси выхватила трубку из рук дочери и сладко пропела в нее: – До свидания, Таннер, – после чего положила трубку на рычаг.

– Мама! – воскликнула Хэвер. – Как можно! Мне стыдно за тебя. Это невежливо по отношению к Таннеру. Зачем ты так?

– Потому что нас давно ждут в школе.

– Но еще нет и половины седьмого. А мы должны приехать туда к семи.

Дарси направилась к туалетному столику дочери, порылась среди флаконов, нашла подходящие духи и побрызгала на себя.

Хэвер с досадой спросила:

– У тебя полно своих духов. Почему ты берешь мои?

– Ты слишком много болтаешь по телефону с Таннером. – Дарси оставила без внимания протест Хэвер.

– Неправда.

– Молодые люди не любят девушек, которые вешаются им на шею.

– Мама, прошу тебя, оставь в покое мою шкатулку. После тебя там полный беспорядок. – Хэвер протянула руку и захлопнула крышку шкатулки.

Дарси оттолкнула ее руку и с вызовом вновь открыла голубую бархатную коробку.

– Что ты там от меня прячешь?

– Ничего!

– Может, ты куришь марихуану?

– Нет, не курю!

Дарси картинно порылась в шкатулке, но не нашла ничего предосудительного.

– Ну что? Удостоверилась?

– Не смей мне противоречить, девочка! – Дарси со стуком закрыла шкатулку и критически осмотрела Хэвер. – Пока есть время, сотри тени. Ты смахиваешь на уличную женщину.

– Неправда.

Дарси вытащила бумажную салфетку и сунула ее дочери.

– Ты, наверное, и ведешь себя соответственно, когда встречаешься с Таннером Хоскинсом.

– Таннер меня уважает.

– Так я и поверю. У него на уме только одно: как бы с тобой переспать. Впрочем, они все только об этом и думают.

Не слушая оправданий дочери, Дарси вышла из комнаты и спустилась вниз, вполне довольная собой. Она считала, что родители никогда не должны позволять детям брать верх над ними, и поэтому постоянно давила на Хэвер. Она требовала от девочки отчета за каждую минуту, проведенную вне дома. По мнению Дарси Уинстон, только родители, досконально знакомые с жизнью своих отпрысков, способны держать их под контролем.

В целом Хэвер была достаточно послушна. Уроки и школьные мероприятия занимали практически все ее время, так что возможность попасть в какую-нибудь историю сводилась к нулю; но летом, когда у Хэвер оставалось куда больше свободного времени, соответственно возрастал и риск нарваться на неприятность.

Бдительность Дарси опиралась не столько на материнский инстинкт, сколько на собственный опыт, приобретенный в те годы, когда она была одного возраста с Хэвер. Ей знакомы уловки, к которым прибегают подростки, чтобы обмануть легковерных родителей, потому что она сама использовала их все до одной. Больше того, изобрела множество новых.

Если бы мать Дарси оказалась более строгой, более внимательной к поведению дочери, юность Дарси не пронеслась бы столь мимолетно. Ей не пришлось бы выйти замуж в восемнадцать лет.

Отец их бросил, когда Дарси исполнилось всего девять, и, хотя сначала она сочувствовала матери, скоро это сочувствие сменилось презрением. С годами презрение переросло в открытое неповиновение. В возрасте Хэвер она уже связалась с дурной компанией, участники которой напивались до чертиков всякий вечер и не считали предосудительным обмениваться партнерами в любовных забавах.

Дарси с огромным трудом удалось закончить школу, ибо это ее интересовало меньше всего. В лето после получения аттестата она забеременела от ударника в джаз-оркестре. Она разыскала его где-то в Луизиане, но музыкант отрицал даже знакомство с нею. Несколько опомнившись, Дарси даже обрадовалась, что он от нее отказался. Бездарь, тупица, он тратил целиком свой заработок в оркестре на все, что можно курить, нюхать или колоть.

Когда она вернулась в Иден-Пасс, будущее представлялось ей смутным. К счастью, Дарси как-то зашла съесть мороженого в мотель «Зеленая сосна». На пороге многолюдного кафе ее встретил Фергус Уинстон, обнажив в улыбке большие лошадиные зубы; к тому времени он уже достиг среднего возраста, был холостяком и не помышлял о браке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное