Сандра Браун.

Метель в моем сердце

(страница 5 из 34)

скачать книгу бесплатно

– В темноте?

– Да, теперь-то я понимаю – это было не самое умное решение, но все было бы в порядке, если б циклон пришел не так быстро.

– Я тоже не рассчитала. Так по-дурацки задремала и… Что случилось? – спросила Лилли, заметив, что он часто-часто моргает, словно отгоняя дурноту. – Обморок?

– Возможно. Проклятое головокружение.

Лилли встала и положила руки ему на плечи.

– Надо откинуться назад и положить голову на подушку.

– Если я потеряю сознание, приведи меня в чувство. Не давай мне спать. Я не должен засыпать с сотрясением мозга.

– Ладно.

Но он все-таки не хотел ложиться.

– Я испачкаю кровью твою кушетку.

– Вряд ли это имеет значение, мистер Тирни, и к тому же это больше не моя кушетка.

Он сдался и позволил ей уложить себя на диван. Лилли положила ему под голову диванную подушку.

– Так лучше?

– Да, спасибо.

Лилли никак не могла согреться даже в пальто. Она вернулась ко второму дивану и набросила себе на плечи вязаный плед.

– Больше не твоя кушетка? – спросил Тирни с закрытыми глазами. – Я слыхал, что дом продается. Он продан?

– Сделка состоялась вчера.

– Кто его купил? Кто-нибудь из местных?

– Нет, пожилая пара из Джексонвилла, Флорида. Хотят проводить здесь летние месяцы.

Тирни открыл глаза и обвел взглядом комнату. Коттедж был снабжен всеми современными удобствами, но был построен и отделан в деревенском стиле и гармонировал с горной местностью. Простая массивная мебель была создана для удобства и уюта, а не для показухи.

– Они купили себе потрясающий летний дом.

– Да, это верно. – Лилли тоже оглядела комнату, словно оценивая надежность конструкции. – Мы тут продержимся, да? Я хочу сказать, пока буря не утихнет.

– Откуда поступает вода?

– Из резервуара на плоскогорье где-то посредине между домом и городом.

– Надеюсь, трубы еще не замерзли.

Лилли обогнула буфетную стойку, отделявшую жилую комнату от кухни.

– Вода у нас есть, – объявила она, открыв кран.

– Есть, во что ее набрать?

– Кухонная утварь была продана вместе с домом.

– Начинай заполнять все горшки и кастрюли, какие найдешь. Нам нужно собрать как можно больше питьевой воды, пока трубы не замерзли. Хорошо, что ты захватила с собой всю эту еду. С голоду не умрем.

Лилли нашла глубокий сотейник, в котором когда-то готовила индейку на День благодарения[11]11
  Официальный праздник в США в память первых переселенцев из Европы. Отмечается в четвертый четверг ноября.


[Закрыть]
, и поставила его в раковину под открытый кран. Вернувшись в комнату, она указала на камин:

– Дрова сложены на крыльце.

– Да, но пока мы входили, я заметил, что они отсырели и бревна не расколоты.

– Наблюдательность – ценная черта.

– У меня действительно есть способность не упускать детали.

– Да, я заметила.

– Когда?

– Что – когда?

– Когда ты заметила, что у меня есть способность не упускать детали? Сегодня или в тот день прошлым летом?

– Думаю, оба случая сыграли свою роль.

На подсознательном уровне, – пояснила Лилли, а сама подумала: интересно, каких именно деталей, касающихся ее особы, не упустили его пронзительно-синие глаза в этот вечер и в тот памятный день в прошлом июне?

– Зачем ты ему звонила?

Этот вопрос показался ей настолько неуместным, что Лилли растерялась. Она взглянула на свой сотовый телефон, который положила на кофейный столик, чтобы сразу достать, если он зазвонит.

Не давая ей времени для ответа, Тирни продолжал:

– Я слыхал, ты развелась.

– Мы развелись.

– Так зачем же ты ему звонила?

– Датч теперь работает начальником полиции Клири.

– Об этом я тоже слыхал.

– Это его работа – разбираться с экстренными ситуациями, вызванными бурей. У него есть и власть, и возможности, чтобы организовать помощь и вызволить нас отсюда.

Тирни несколько секунд молчал, потом бросил взгляд на дверь.

– Никто сюда сегодня не придет. Ты это понимаешь?

– Да, думаю, сегодня мы предоставлены сами себе, – кивнула Лилли. Ей вдруг стало неловко, и она глубоко засунула руки в карманы пальто. – Ой, аптечка! – вскрикнула она, нащупав коробочку в кармане. – Я чуть не забыла.

Лилли вытащила ее из кармана. Это была маленькая белая пластмассовая коробочка с красным крестом на крышке, из тех, что заботливые мамаши кладут в рюкзачок своим дочкам перед походом или баскетбольным матчем. Лилли открыла ее и осмотрела содержимое.

– М-да, негусто. Но тут есть салфетки с антисептиком, можно хотя бы прочистить рану. – Она взглянула на него в нерешительности. – Хотите сами снять шапочку или доверите мне?

– Лилли?

– А?

– С каких это пор мы стали на «вы»?

Она смущенно пожала плечами:

– Ну, я не знаю… Мне кажется, это как-то больше подходит… к обстоятельствам.

– А обстоятельства состоят в том, что мы застряли здесь на неопределенное время и друг без друга нам не выжить, верно?

– Согласитесь, положение весьма неловкое.

– Почему неловкое?

«Он что, действительно не понимает или дурака валяет?» – нахмурилась Лилли.

– Потому что, если не считать того дня на реке, мы практически незнакомы.

Он встал и медленно подошел к ней, заметно пошатываясь.

– Если ты считаешь, что мы друг другу чужие, значит, тот день на реке запомнился тебе не так, как мне.

Она отступила на шаг и покачала головой, то ли прогоняя воспоминания о ярком солнечном дне на реке, то ли отстраняясь от него. Что ею двигало, она сама не знала.

– Послушай, Тирни…

– Слава тебе господи! – Он ослепил ее своей заразительной улыбкой, которая, увы, слишком хорошо запомнилась ей с прошлого лета. – Я опять стал просто Тирни.

* * *

– Тирни? – переспросил старший специальный агент Кент Бегли.

– Так точно, сэр. Бен Тирни, – подтвердил специальный агент Чарли Уайз.

В ставке ФБР в Шарлотте у Чарли Уайза было прозвище Филин, и все называли его именно так. Он носил очки в черепаховой оправе с толстыми круглыми линзами, поэтому прозвище прижилось. Филин, как известно, символ мудрости, поэтому Чарли Уайз не обижался.

И вот сейчас Бегли вглядывался сквозь эти толстые линзы прямо в немигающие глаза Филина, гипнотизируя его одним из своих «фирменных» пронизывающих взглядов. Подчиненные называли этот жуткий взгляд «яйцерезкой». Разумеется, за спиной у Бегли.

Бегли был человеком глубоко верующим, у него всегда под рукой была Библия с его собственным именем, вытисненным золотом на черном кожаном переплете. Книга выглядела потрепанной и зачитанной. Он часто цитировал из нее наизусть.

Одним из моральных запретов в строгой системе ценностей старшего спецагента Бегли был запрет на употребление непристойностей или грубых намеков на секс в разговоре. Он не спускал такого никому и уж тем более не терпел ничего подобного от своих подчиненных – мужчин или женщин. Сам он прибегал к грязным словам, только когда считал их абсолютно необходимыми для доходчивого изложения своих мыслей. То есть примерно раз в десять секунд.

Филин был надежным, способным и хладнокровным агентом. Он никогда не терял присутствия духа и не так часто, не так сильно, как другие, трепетал под «яйцерезкой» старшего спецагента Бегли. Никто не знал, каковы показатели Филина в стрельбе, но он считался одним из ведущих специалистов по компьютерным делам. Он прекрасно умел вести поиск, в этом деле ему не было равных. Уж если Филин не мог выудить нужные данные, значит, таких данных просто не существовало в природе.

Он, не дрогнув, встретил свирепый взгляд своего шефа.

– Я уже несколько дней изучаю Бена Тирни, сэр. Всплыли кое-какие любопытные факты.

– Я слушаю.

Бегли указал ему на стул напротив себя, но, поскольку он продолжал сверлить Филина взглядом, тот счел за благо начать свой рапорт стоя.

– За последние два года Бен Тирни довольно часто посещал округ Клири и прилегающие районы. Он останавливается там на две-три недели, иногда на месяц, потом уезжает.

– Там, в горах, много народу толчется, – заметил Бегли. – Отпускники. Туристы.

– Мне это известно, сэр.

– Так что же делает его таким особенным? Его визиты в Клири совпадают с датами исчезновений?

– Да, сэр, совпадают. Он останавливается на турбазе в двух милях от центра города. Индивидуальные коттеджи с кухоньками и верандами, с видом на озеро и водопад.

Бегли кивнул. Он хорошо представлял себе место, описанное Филином. Таких турбаз в округе было множество: небольшие горные общины в штате Северная Каролина жили в основном за счет туризма, привлекая любителей охоты, рыбалки, а также пеших и байдарочных походов.

– Менеджер турбазы показал, что мистер Тирни всегда резервирует самый большой коттедж. Номер восемь. Две спальни, жилая комната с камином. И вот что мне кажется примечательным: он всегда сам производит уборку в своем коттедже. Вне зависимости от срока пребывания он сам дважды в неделю забирает чистое постельное белье на стойке регистрации и отказывается от ежедневных услуг уборщицы.

– Ну, Филин, это еще не дымящийся «кольт».

– Но это подозрительно, согласитесь.

Бегли встал из-за стола и подошел к большой деревянной подставке, которую Филин заранее принес к нему в кабинет. На подставке была закреплена пробковая доска, к ней были пришпилены фотографии пяти женщин, пропавших в окрестностях Клири, а также данные, собранные на каждую из них: дата рождения, водительские права, номер карточки социального страхования, дата исчезновения, описание внешности, ближайшие родственники или близкие друзья, интересы и увлечения, вероисповедание, образование, банковские счета и другие источники дохода (все они остались нетронутыми), последнее местонахождение и еще все то, что могло бы помочь в розыске женщин или неизвестного похитителя, получившего прозвище Синий.

– А этот Тирни подпадает под психологический портрет серийного сексуального маньяка?

Хотя еще не было точно установлено, что пропавшие женщины стали жертвами сексуального нападения, рабочая версия гласила, что мотив похищения был именно таков.

– Да, сэр. Он держится особняком, предпочитает одиночество. Один недолгий брак. Разведен.

– Бывшая жена?

– Снова вышла замуж.

– Подробности брака и развода?

– Перкинс добывает для меня подробности. Он копает.

– Дальше.

– Сорок один год. Паспорт гражданина США, водительские права выданы в Виргинии. Рост шесть футов три дюйма, вес сто восемьдесят пять фунтов. Во всяком случае, столько он весил, когда обновил права два года назад. Волосы черные, глаза синие. Чисто выбрит. Никаких татуировок или видимых шрамов.

Управляющий турбазой говорит, что он вежлив и нетребователен, щедро дает чаевые горничной, хотя не пользуется ее услугами. Расплачивается единой кредитной картой. Использует ее практически для всех платежей и пополняет счет каждый месяц. Никаких непогашенных долгов. Никаких недоразумений с налоговой службой. Ездит на джипе «Чероки» последней модели. Регулярно платит страховые взносы и проходит техосмотр.

– Образцово-показательный гражданин. Прямо-таки столп общества.

Несмотря на свое замечание, Бегли прекрасно понимал, что под маской образцово-показательного гражданина может скрываться преступник, психопат или социопат. За свою долгую карьеру он перевидал немало монстров в самом благопристойном обличье.

Была, например, в его практике женщина, овдовевшая шесть раз, прежде чем кому-то пришло в голову расследовать столь невероятное совпадение. Своих мужей она убивала изобретательно и нешаблонно, но самым замечательным в этом деле был движущий мотив: она просто обожала устраивать похороны! Она была пухленькой, как откормленная индюшка, и хорошенькой, как персик. Никто не заподозрил бы, что она способна убить хотя бы муху.

Или, скажем, мужчина, который на Рождество регулярно изображал Санта-Клауса в торговом центре по соседству со своим домом. Добродушный, веселый, приветливый со всеми, кто его знал, он сажал детей на колени, спрашивал, что они хотят получить в подарок на Рождество, раздавал сладости, говорил им, чтобы вели себя хорошо и не шалили. В то же самое время он выбирал среди детей одного, которого позже насиловал, расчленял и вывешивал различные части тела в рождественских чулках на своей каминной полке.

Бегли привык ничему не удивляться. И уж тем более не мог его удивить предполагаемый похититель женщин, отличающийся вежливыми манерами, щедро дающий на чай и оплачивающий счета вовремя.

– Как насчет друзей? – спросил Бегли. – Кто-нибудь навещает его в арендованном коттедже?

– Никто. Если позволите процитировать мистера Гаса Элмера, управляющего турбазой: «Он сам по себе».

Бегли внимательно взглянул на фотографию Лорин Эллиотт, третьей пропавшей женщины. У нее был скверный перманент и добрая улыбка. Ее машину нашли на стоянке шашлычной под открытым небом, на полпути между клиникой, в которой она работала медсестрой, и ее домом. Она не востребовала заказанную накануне по телефону порцию мяса на ребрышках.

– Какое место Бен Тирни называет своим домом?

– У него есть кондоминиум в Виргинии, на самой границе округа Колумбия[12]12
  В округе Колумбия, территориально не входящем ни в один из штатов, расположен Вашингтон, столица США.


[Закрыть]
, на этот адрес он получает почту, – ответил Филин. – Но Тирни редко там бывает. Он все время в разъездах.

– А мы знаем почему? – повернулся к нему Бегли.

Филин перебрал кипу бумаг, которую принес с собой, и извлек из нее популярный журнал для любителей спортивных состязаний и развлечений на открытом воздухе.

– Страница тридцать семь.

Бегли взял журнал и перелистал страницы. На тридцать седьмой был напечатан репортаж о путешествии на плотах по реке Колорадо.

– Он – писатель-путешественник, – пояснил Филин. – Занимается экстремальным туризмом, ездит в экспедиции, пишет о них, продает статьи в журналы, специализирующиеся на такого рода вещах. Альпинизм, походы с палатками, дельтапланеризм, подводное плавание, путешествия на собачьих упряжках. И так далее в том же духе. Что ни назовите, он все перепробовал.

Репортаж сопровождался цветной фотографией: двое мужчин на каменистой речной отмели на фоне белых кипящих порогов. Один из мужчин был бородатый, коренастый, ростом гораздо ниже шести футов трех дюймов. Подпись под снимком гласила, что это проводник.

Второй соответствовал описанию Тирни. Широкая белозубая улыбка на удлиненном загорелом лице. Растрепанные ветром черные волосы, икроножные мышцы твердые, как бейсбольные мячи. Рельефная мускулатура рук. Плоский живот, похожий на стиральную доску. Ни дать ни взять Давид работы Микеланджело в плотных холщовых шортах.

– Ты что, издеваешься надо мной, мать твою? – грозно нахмурился Бегли. – Да такого парня женщины забрасывают своими трусиками.

– Тед Банди[13]13
  Теодор Банди (1946–1989) – один из самых страшных маньяков в истории США, убивший более пятидесяти молодых женщин.


[Закрыть]
имел репутацию дамского угодника, сэр.

Бегли фыркнул, признавая справедливость замечания подчиненного.

– Что насчет женщин?

– Вы имеете в виду связи?

– Все, что угодно.

– Соседи Тирни в Виргинии мало что о нем знают, потому что он там редко бывает, но они в один голос заявили, что никогда не видели там женщин.

– У такого красавца-холостяка? – усомнился Бегли.

– Ну, может, он «голубой», – пожал плечами Филин, – хотя никаких подтверждений этому нет.

– Может, у него любовное гнездышко где-то в другом месте? – предположил Бегли.

– Может, и так, но и этому нет подтверждений. Никаких долгосрочных связей. Как и краткосрочных, если на то пошло. Но, как я уже упоминал, он все время в разъездах. Должно быть, он, как говорится, ловит свое на лету – где и когда может.

Бегли обдумал это предположение. Серийные насильники и убийцы женщин нечасто оказывались способными поддерживать здоровые и продолжительные сексуальные отношения. Напротив, для них было характерно активное неприятие женщин. В зависимости от психологии такого насильника враждебность могла быть скрытой, хорошо замаскированной, или открытой, ясно выраженной. В любом случае она проявлялась в актах насилия против женщин.

– Ладно, считай, ты меня заинтересовал, – сказал Бегли, – но, я надеюсь, это не все, что у тебя есть.

Филин еще раз перелистал бумаги. Найдя нужный лист, он объявил:

– Вот отрывок из дневника Миллисент Ганн. «Опять видела сегодня Б. Т. Второй раз за последние три дня. Он до ужаса клевый. И всегда очень мил со мной». Слово «очень» подчеркнуто, сэр. «Мне кажется, я ему нравлюсь. Всегда находит для меня словечко, хотя я такая толстая». Эта запись сделана за три дня до ее исчезновения. Ее родители утверждают, что у нее нет друзей с инициалами Б. Т. Они никого не знают с таким именем.

– Толстая?

– Дело в том, сэр, что мисс Ганн страдает анорексией и одновременно булимией.

Бегли кивнул: он знал о ее госпитализации.

– А мы знаем, где она могла видеть этого Б. Т. дважды за три дня?

– Вот это и навело меня на мысль о Бене Тирни. Я старался разузнать, кем мог быть этот таинственный Б. Т. Первым делом проверил школу, но ушел ни с чем. Все Б. Т. оказались девочками. Тогда я подумал о том месте, где Миллисент работает. Она подрабатывает на неполной ставке в магазине своего дяди. Он торгует скобяным товаром, садовыми инструментами, а также спортивным инвентарем и одеждой.

Бегли повернулся обратно к мольберту и вновь принялся изучать фотографии пяти предполагаемых жертв, задумчиво покусывая нижнюю губу. Он сосредоточился на первой.

– Он был в Клири, когда Торри Ламберт пропала с туристского маршрута?

– Я не знаю, – признался Филин. – Пока у меня нет документированных сведений о его пребывании здесь в день ее исчезновения, но он, безусловно, появился в городе вскоре после этого, что подтверждено регистрацией в журнале турбазы.

– Может, после Торри Ламберт он решил, что район богат дичью, и стал приезжать сюда регулярно?

– Вот и я так думаю, сэр.

– Он путешествует. Ты искал аналогичные случаи исчезновений поблизости от других его маршрутов?

– Над этим тоже работает Перкинс, сэр.

– В НЦИП[14]14
  Национальный центр информации о преступности.


[Закрыть]
что-нибудь есть? – спросил Бегли.

– Ничего. – После короткой паузы Филин продолжил: – Но мы еще не установили все места, где он успел побывать. Нам предстоит проверить по кредитной карточке, где он расплачивался за последние несколько лет, потом провести перекрестную проверку нераскрытых дел в тех местах, где он побывал. Скучная работа, требующая времени.

– Он был поблизости от Клири, когда пропала Миллисент Ганн?

– Он зарегистрировался в коттедже за неделю до того, как родители сообщили, что их дочь пропала.

– Что думают об этом ребята из местного отделения?

– Я не делился с ними этой информацией, сэр.

Бегли опять отвернулся от доски.

– Я иначе поставлю вопрос. Что они думают о том, что ты расследуешь это дело?

Он имел в виду представительство ФБР, расположенное ближе к Клири, чем штаб-квартира в Шарлотте. Филина перевели из этого представительства в Шарлотту больше года назад, но расследовать исчезновение и предполагаемое похищение Торри Ламберт он начал еще на старом месте работы.

– Это с самого начала было мое дело, сэр. Коллеги это признают. Они рады, что я им занимаюсь. Мне хотелось бы довести его до конца, сэр.

Полминуты прошло в молчании. Бегли продолжал изучать фотографии на мольберте. Внезапно он повернулся волчком.

– Филин, я думаю, нам с тобой стоит потратить время на поездку в горы. Надо потолковать с мистером Тирни.

Филин не сразу нашелся с ответом.

– Вы и я? Сэр…

– Давно я не занимался полевой работой. – Бегли обвел стены своего кабинета таким взглядом, словно они вдруг начали его душить. – Мне это будет полезно.

Приняв решение, он тут же начал составлять план действий.

– Не хочу, чтобы весь город узнал, что мы интересуемся Беном Тирни. Что ты сказал этому… как его… управляющему?

– Его зовут Гас Элмер. Я сказал ему, что Тирни – претендент на гуманитарную премию своей альма-матер, и поэтому все аспекты его жизни рассматривает специальная комиссия.

– И он это съел?

– У него три зуба, сэр.

Бегли рассеянно кивнул, его мысли ушли уже далеко вперед.

– И давай как можно дольше держать в неведении местную полицию. Они все изгадят, если узнают, что этот парень и есть Синий. Как звать эту задницу?

– Тирни.

– Да не ту задницу, – нетерпеливо отмахнулся Бегли. – Шефа полиции.

– Бертон. Датч Бертон.

– Точно. По-моему, там была какая-то история.

– Он служил в полиции Атланты, – объяснил Филин. – Детектив отдела убийств. Прекрасный послужной список. Несколько наград. Никаких замечаний. А потом он сорвался. Начал сильно пить.

– Как же так?

– Семейные проблемы, насколько мне известно.

– Ладно, что бы это ни было, результат нам известен: его вышибли пинком под зад. Теперь я вспомнил. – Все это время Бегли собирал необходимые ему личные принадлежности, включая сотовый телефон, фотографию своей жены, снятую тридцать лет назад, фотографии трех своих детей и свою Библию. Он сдернул пальто с вешалки у двери и натянул его. – Захвати все это с собой. – Он указал на распечатки файлов по делу, лежащие на коленях у Филина. – Я прочту их по пути, пока мы едем.

Филин встал, подхватив бумаги, и бросил опасливый взгляд за окно, за которым над городом сгущались преждевременные сумерки.

– Вы хотите сказать… Мы едем прямо сегодня?

– Мы едем, Филин, сию же гребаную минуту.

– Но, сэр, прогноз…

Вместо ответа он получил полную обработку «яйцерезкой» без анестезии. Филин не дрогнул, но ему пришлось откашляться.

– Дело в том, сэр, что они объявили рекордно низкие температуры, снег, гололед, метель – особенно в той части штата. Мы въедем прямо в эпицентр снежной бури.

Бегли указал ему на доску.

– Хочешь сделать свой прогноз, Филин? Как ты думаешь, что произошло с этими дамами? Через что им приходилось пройти, перед тем как этот долбаный ублюдок их добивает? Не знаешь? Тогда я тебе скажу. Да, у нас нет полной уверенности, что они мертвы, потому что тела до сих пор не найдены. Хотелось бы надеяться, что мы найдем их целыми и невредимыми, но я тридцать с лишним лет копаюсь в этом дерьме. Давай взглянем правде в глаза, Филин: мы, скорее всего, обнаружим лишь кости. А ведь у этих женщин было будущее, они о чем-то мечтали, кто-то их любил. А теперь погляди на эти лица и скажи: ты и дальше будешь ныть насчет плохой погоды?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное