Эдмон Ростан.

Принцесса Греза

(страница 1 из 5)

скачать книгу бесплатно

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.


© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

* * *

Действующие лица

Мелисинда – восточная принцесса, графиня Триполийская.

Соризмонда – придворная дама принцессы.

Бертран д'Аламанон – рыцарь и трубадур Провансальский.

Жофруа Рюдель – принц Блейский, трубадур Аквитанский.

Брат Трофимий – капеллан принца.

Эразм – врач принца.

Скарчафико – генуэзский купец.

Рыцарь Зеленых Лат – на службе у императора Мануила Комнена.

Женщина.

Капитан корабля, Франсуа-Ураган, Пегофа, Бруно, Бистань, Тробальдо-конопатчик, Жоан-португалец, Мариас-из Эг-Морта, Кормчий, Юнга – моряки

Николоз – слуга Скарчафико.

Первый, Второй, Третий, Четвертый, Пятый – пилигримы.

Гребцы, музыканты, рабы, служанки и т. д.

XII век.

Действие первое

Сцена представляет палубу корабля, очевидно, пострадавшего от долгого и мучительного плавания. Следы бури: изорванные паруса, разбитые реи, растрепанные канаты, мачта накренилась набок. Следы сражения: пятна крови, разбросанное оружие. Ночь близится к концу. Серые прозрачные тени. Бледнеющее небо. Редеющие звезды. Море фиолетовое с полосами серебристого пара. Густой туман на горизонте. Освещение в течение акта незаметно меняется.

Явление первое

Моряки: Бруно, Бистань, Мариас, Пегофа, Тробальдо, Франсуа, Жоан и другие. Гребцы, кормчий, потом капитан корабля и брат Трофимий. При поднятии занавеса все сидят и лежат как попало. Лица у всех трагические, исхудалые, бледные, истощенные усталостью и лишениями. Некоторые ранены и кое-как перевязаны лохмотьями. Двое в глубине сцены раскачивают за ноги и за голову мертвое тело.

Пегофа и Бруно

 
Раз… два… три… гоп!
 

(Бросают тело за борт.)


Пегофа

 
Конец!
 

Бруно

 
Еще один,
Которому не довелось доплыть
До Триполиса.
 

Пегофа

(снимая шапку)

 
Ну, прощай, товарищ!
 

Жоан

 
Заря уж скоро. Небо розовеет.
 

Франсуа

(просыпаясь, потягиваясь)

 
Кто это был?
 

Бруно

 
Андрью-головорез.
 

Франсуа

 
Проклятая горячка!..
Ну, однако,
Волна здесь поработала на славу.
 

Бистань

 
А ветер?.. Снес булини.
 

Бруно

 
Снес драйреп.
 

Франсуа

 
А мачта? Сломится сейчас. Не подпилить ли?
 

Бистань

 
Вот я теперь поел бы, так поел.
 

Бруно

 
Нигде ни крошки.
 

Франсуа

(вставая)

 
Ох, какая боль!..
Я на ногах едва могу держаться.
Да, встреться нам еще один корабль,
И больше драться будем мы не в силах.
 

Бруно

 
Придется драться, так и будем драться.
Должны же мы доплыть до Триполиса.
Смерть всем, кто нам захочет помешать!
 

Бистань

 
Когда ж достигнем сарацинских вод?
 

Кормчий

 
Теперь уж скоро. Все вот эта буря…
Эх, если б у меня была игла,
Которая показывает север,
И камень натирать ее…
 

Бистань

(пожав плечами)

 
Вот чушь!
 

Кормчий

 
Нет, у иных такая есть игла.
Пойми ты: в камень влюблено железо.
Дотронешься ты камнем до иглы,
Она вся вздрогнет и укажет север.
Вот, очень просто.
 

Все моряки

 
Ха-ха-ха! – Глупец!
– Игла! Ха-ха! – Он просто нас морочит.
 

Пегофа

 
Бог с ней, с иглой… Плыви, скорлупка наша!
Погода проясняется, смотрите,
И бедствию пришел конец!
 

Бруно

 
Вот как?
Ты думаешь?.. А голод?..
 

Франсуа

 
Да, а жажда?..
 

Бистань

 
Чего-чего не претерпели мы!
Каких страданий!
 

Пегофа

 
Помоги нам, Боже!
 

Тробальдо

(появляясь верхом на рее)

 
Теперь нам не хватает одного:
Найти ее как смертный грех дурною!..
 

Все моряки

 
О нет! – Она прекрасна! – О, прекрасна! —
Она прекрасна!
 

Тробальдо

 
Да, клянуся Богом,
И нужно, чтоб она была прекрасна.
 

Бистань

 
О да, сынок… Не только хороша…
За все, что мы из-за нее терпели.
Не то…
 

Бруно

 
Она должна быть хороша.
 

Все

 
Она красавица! – Она прекрасна!..
 

Мариас

 
Я в этом убежден!
 

Гребец

 
Недурно б было
Грести, чтобы чудовище увидеть.
 

Пегофа

(смеясь)

 
Га!.. Поднимая весла, о принцессе
Ты думаешь, марселец!
 

Гребец

 
Беспрестанно!
 

Бистань

 
А, будь спокоен: знаешь ли, принцессы
Всегда прекрасны!..
 

Кормчий

(пожимая плечами)

 
Как не надоест
Вам толковать все о принцессе этой?..
 

Пегофа

 
Мы все устали, но смотри, товарищ:
Мы говорим о ней – и забываем
И боль и голод… И почти довольны!..
 

Кормчий

 
Да вам и не покажут эту пташку.
 

Бруно

 
Принц обещал нас всех к ней повести,
Когда нам Бог доплыть туда поможет,
И ей сказать, что это мы его
Доставили в ее дворец прекрасный.
 

Кормчий

 
И думаешь, что с вами, с низкой чернью,
Принцесса пожелает говорить?
 

Пегофа

 
О, что ты, что ты! Мы ее увидим,
И это много уж! Недаром слава
Пошла везде по христианским землям
О ней одной…
 

Юнга

 
И о ее глазах!
 

Кормчий

(оборачиваясь к нему)

 
И ты о них мечтаешь, а?
 

Юнга

 
Еще бы!
 

Пегофа

 
Тсс! Капитан!
 

Капитан

(вошел немного раньше и слушал их разговор)

 
Чтоб видеть их, нам нужно,
Во-первых, в Триполи еще добраться;
А во-вторых, чтоб добрый принц Рюдель
Остался жив…
А что? Ему все хуже?..
Наш бедный принц!
 

Бруно

 
Несчастье за несчастьем.
 

Капитан

 
Смотрите, заперта его каюта.
С друзьями отдыхает он теперь.
Сочувственный шепот.
 

Бистань

 
Вчера еще он вечером нам пел.
 

Франсуа

 
А как зовут вот это, из чего
Такие звуки достает он?..
 

Кормчий

(с видом знатока)

 
Лира.
 

Франсуа

 
А, лира! Как звучит она красиво!
 

Бистань

 
Под эти песни слаще мне грести.
 

Пегофа

 
И бечеву тянуть гораздо легче.
 

Капитан

 
Тсс!.. Тише вы!..
 

Пегофа

 
Сюда идет Трофимий.
 

Брат Трофимий в дырявой и заплатанной одежде, выходит из бака, взглядывает на небо и, отойдя в глубину сцены, становится на колени.

Бруно

 
Ну, этот не стесняет.
 

Франсуа

 
Славный малый!..
 

Бистань

 
Таких-то добрых Бог давай побольше.
 

Капитан

 
Смотрите, уж на небе побледнели
Последние огни.
 

Бистань

 
Сейчас рассвет.
 

Светает.

Брат Трофимий

(на коленях)

 
Заступница несчастных моряков,
Звезда морей, о Дева Пресвятая!
Ты разгоняешь стаи облаков
Волнения и бури укрощая…
Мы под твою защиту отдались!
Пусть наконец, как лебедь величавый,
Войдет корабль наш в город Триполис
И имя Жофруа покроет славой.
Знай, дал обет наш добрый государь:
Когда желанной цели он достигнет,
В Тортозе он тогда над алтарем
Корабль тебе серебряный воздвигнет.
 

Кормчий

 
Пустое все. Эх, будь со мной игла…
 

Бистань

 
Животное, уж ты молчал бы лучше.
 

Эразм выходит из бака. Докторская мантия в лохмотьях. Он без колпака, вид у него жалкий. Моряки пересмеиваются.

Бруно

 
И старина туда же выползает.
 

Франсуа

 
Ба! Медикус!
 

Бистань

 
На розовой водице.
 
Явление второе

Те же и Эразм.

Брат Трофимий

(идя к Эразму)

 
Ну как больной, почтеннейший Эразмус?
 

Эразм

 
Все хуже. Принц немного задремал.
Мессир Бертран при нем остался. Что же (смотря на горизонт),
Почтеннейший Трофимий? Все туман?
 

(В бешенстве.)

 
Нет! Я-то, я-то, лучший врач Салерно,
Прошу сказать, что делаю я здесь,
Средь гибели, лицом к лицу со смертью?
Где кабинет ученый мой с камином,
Где кафедра, где докторское кресло,
Где книги и лечебники мои?
Вдобавок этот ветер, этот вихорь
Из мантии моей лохмотья сделал
И постепенно у меня расхитил
Все шапочки, все колпаки мои!
 

Брат Трофимий

 
Но это воля принца Жофруа.
 

Эразм

(прерывая его)

 
Чего ж он сам, зевака из зевак,
Поэт хваленый, этот риск затеял?
Когда к нему на службу я вступал,
К болезненному, доброму ребенку,
Я думал жить спокойно и разумно,
Лечить его на суше, не на море.
Пускай их черт на вертел всех посадит,
Пусть сжарит ад проклятых пилигримов
Антиохийских! Первые они,
Придя к нему в его спокойный замок,
В час ужина, за вкусною индейкой,
Ему напели в уши про нее,
Про Мелисинду сказочную эту.
С каким они усердьем неуместным
Хвалили дочь великого Раймунда
И Годиерны! Слушать – просто бред!
Чего-чего они не говорили:
«Цветок далекой Азии роскошный,
Звезда небес!» Чего они не пели!
Особенно один, с безумным взглядом…
Он, помню я, наговорил такого,
Что, встав из-за стола, наш милый принц,
Поэт, влюбленный в тень и шорох ветра,
Провозгласил ее своею дамой
И с той поры остался верен ей,
О ней мечтая, для нее рифмуя…
И так себя настроил за два года,
Что наконец, день за день угасая
И близкий свой предчувствуя конец,
Решил пуститься в путь за сине море
К неведомой своей «Принцессе Грезе»,
Не в силах умереть, не увидав
Хотя на миг ее!..
 

Брат Трофимий

 
Но, друг Эразмус…
 

Эразм

 
Теперь ему зато морское дно
Гробницей будет!.. А его приятель,
Любезный сир Бертран д'Аламанон,
Когда Рюделя в голос все старались
Отговорить от гибельной затеи,
Он восхвалял один его любовь,
В стихах его безумье воспевал
И вместе с ним отправился в прогулку.
Да это дико!.. Это все нелепо!..
И вы могли вмешаться в это дело!
Понятней уж, что я здесь очутился,
Но вам прощенья нет. Вы допустили,
Чтоб Жофруа Рюдель, один из всех
Известных миру рыцарей и принцев,
Отправился к проклятым сарацинам
В поход – и не в крестовый! Стыд! Позор!
И, пилигрим любви, поет он с лютней,
Что цель его – совсем не Гроб Господень.
 

Брат Трофимий

 
Кто знает цель, к которой нас Господь
Предназначает свыше!
 

Эразм

 
Стыд! Позор!
Из-за чего идем мы в Палестину?
А? Из-за пары женских глаз! Нелепость!!!
 

Брат Трофимий

 
Поверьте… Богу это не противно.
 

Эразм

 
Быть может, и угодно?!
 

Брат Трофимий

 
Да.
 

Эразм

 
Ого!
 

Брат Трофимий

 
Ему угодно все, что бескорыстно,
Что б ни было: крестовые походы
Иль эта бескорыстная любовь.
 

Эразм

 
И вы… и вы способны допустить
Сравнение любовных похождений
С походом крестоносцев на защиту
Святыни нашей?..
 

Брат Трофимий

 
Не ее защиты
Господь желает. Верьте мне, Эразмус,
Что господу защита не нужна —
И если бы ему угодно было
Прогнать неверных от святыни нашей,
Один бы ангел сделать это мог
Одним ударом белоснежных крыльев.
Нет! На поход сзывая христиан,
Хотел он вызвать их из отупенья,
Хотел он дивной властью пробудить
Всех живших в гневе, гордости, пороках,
И темном себялюбии, и лени,
От мрака к свету души их призвать,
И заронить в сердца их огнь небесный,
И их послать с молитвою и пеньем,
Готовыми от вражьих стрел погибнуть
И умереть за истину – без страха.
Их научить хотел самозабвенью,
Которое для всех необходимо…
 

Эразм

 
Так, значит, то, что совершает принц
Для неизвестной этой Мелисинды…
 

Брат Трофимий

 
Даст только пользу для его души.
Когда он был беспечным себялюбцем,
Жил в праздности, в бездействии, в забвеньи,
Душа его застыла, умерла.
Теперь он любит, чувствует, страдает,
Его душа воскресла в нем теперь!
Пусть каждый совершает то, что в силах,
Но главное – чтоб сердце билось в нас…
Теперь ему пороки чужды стали,
И мелкие любовные интриги,
И мелочный разврат его двора.
Ужели это чувство не дороже?
Поверьте мне: великая любовь,
К кому б она в душе ни зародилась,
Работает всегда на пользу неба!..
 

Эразм

 
Пусть будет так.
 

Брат Трофимий

(понижая голос)

 
Послушайте еще.
Вот эти загорелые гребцы,
Все бывшие разбойники, пираты,
Они корабль свой отдали внаем,
Как это часто делают корсары
Для тех, кто отбывает на Восток;
Преступней их сердец закоренелых
Вам трудно б было прежде отыскать, —
Они взялись к далекой даме сердца
Доставить принца. Что ж теперь мы видим?
Когда с их капитаном договор
Подписывали мы, никто из них
И не слыхал про дивную принцессу,
Теперь они все влюблены в нее.
 

Эразм

 
И вы, вы рады этому, Трофимий?
Довольно странно.
 

Брат Трофимий

 
Я не рад – я счастлив!
Подумайте! Летит галера наша
Навстречу цели чистой, благородной,
Не за добычей!.. Все они мечтают
Взглянуть хоть раз на красоту принцессы.
И души озверевших дикарей
Склоняются пред силой красоты.
И им принцесса стала дамой сердца
Благодаря влюбленному поэту.
Они хотят, чтоб принц ее увидел,
Чтоб он взглянул в прекрасные глаза;
Его любви понравилась им тайна.
Ничтожные – к великому стремятся
И чувствуют, не мудрствуя лукаво,
Поэзию и красоту всем сердцем!
Да! благородное безумье принца,
Которого никто не оценил,
Им кажется понятным и прекрасным,
И духом нищие – они блаженны.
 

Эразм

 
Поговорите с кормчим! Он смеется
Над этим сумасшествием.
 

Брат Трофимий

 
А… Кормчий
Не так уж прост…
 

Эразм

 
Да, наконец, скажите,
Что вам за дело до пиратов этих?
 

Брат Трофимий

 
Большое! Верьте: проблеск идеала
Уж перевес в душе берет над злом!
В высокой, благородной цели вижу
Я цель еще светлей и благородней.
Кто в жизни раз хотя б узнал мечту,
Тому вернуться к пошлости уж трудно.
Поверьте мне, глубоко уважаю
Я их облагороженные души.
Удивлены вы? Да, я откровенно
Всегда готов за подвиги стоять.
А наш поход… Скажите, чем же он
Уступит хоть походу аргонавтов?
И лирика и эпос величавый
Нашли приют на этом корабле,
Что по волнам летит по воле ветра,
Под сладкий шепот лютни и стихов…
Его гребцы – суровые пираты,
Их предводитель – пламенный поэт.
Они стремятся к женщине прекрасной,
Далекой, странной, чистой, как мечта,
С одной надеждой: вовремя прибыть,
Чтоб перед смертью он ее увидел.
Как вы хотите, но порок страшнейший —
Бездействие и косность, друг Эразмус;
А добродетель…
 

Эразм

 
Что же?
 

Брат Трофимий

 
Вдохновенье!
 

(Отходит.)

Эразм

 
Пусть будет так… Шутник!
 

(После размышления.)

 
Одно я вижу:
Его наверно отлучат от церкви.
 

Бертран, тоже в лохмотьях, выходит из каюты.

Бертран

(Эразму)

 
Проснулся принц.
 

Эразм

 
Сейчас иду к нему.
 

(Уходит).

Явление третье

Те же (без Эразма), Бертран.

Капитан (к Пегофу, выпустившему весла)

 
Греби же, брат!
 

Пегофа

 
Три дня уже не ел я.
Нет больше сил!
 

Бруно

(задыхаясь)

 
О, если бы воды!
 

Брат Трофимий

(подходя к Бертрану и беря его за руку)

 
Ты сердцем чист, и преданность твоя
Больному принцу, милый сын, похвальна.
 

Бертран

 
Недаром я в Провансе родился,
И с юных лет я трубадур недаром.
Пройдет герой – за ним пойду и я.
 

(Морякам.)

 
Смелей, друзья! Смелей! Мы близки к цели!
 

(Брату Трофимию.)

 
Я недоволен был своею жизнью,
Мне надоело подбирать слова,
Нанизывать на нитки их, как жемчуг,
И жить тщеславным и пустым софистом,
Жонглируя, как мячиком, стихами.
Теперь я хоть на что-нибудь гожусь.
 

Брат Трофимий

 
Твои заботы о несчастном принце
И храбрость пылкая твоя достойны
Великой похвалы!
 

Бертран

 
Ведь я поэт,
Я вижу в этом подвиге поэму
И увлекаюсь красотой его!..
 

Брат Трофимий

 
Не уменьшай достоинства свои;
Пусть ты поэт – ты, как герой, отважен.
 

Бертран

 
Святой отец, смущен я вашей речью.
Я похвалы такой не заслужил.
Да, правда, я на подвиги способен,
Но только под минутным впечатленьем.
Я сам отчасти легкости боюсь,
С которой кинул родину и близких,
Чтобы пойти за принцем в путь опасный.
Другие, может быть, хоть не решатся
На доброе с подобной быстротой,
Но медленней на зло способны будут.
Пускай же вас не слишком восхищают
Мои поступки: я поэт – и только.
 

Один моряк (падая, капитану, который силится его поднять)

 
Нет больше сил! Я не могу, о Боже!
 

Капитан (Бертрану)

 
Мессир! Вы только можете придать
Им мужество рассказами своими.
 

Моряки тащатся к Бертрану.

Пегофа

 
Мессир Бертран, я голоден безумно.
Ты расскажи скорее нам, мессир,
Про золотые волосы принцессы!
 

Бруно

 
Меня томит мучительная жажда.
Мессир Бертран, о, расскажи еще
Нам про ее глубокие глаза!..
 

Франсуа

 
Ты столько раз в минуты злой тоски
Нам говорил про дивную принцессу.
 

Все окружили его, обессиленные и умоляющие.

Бертран

(беря арфу)

 
Итак, опять, мои друзья,
В час непогодный, в час туманный,
Начну рассказ свой пылкий я
Вам о красавице желанной.
Ее кудрей волнистых цвет
Как будто нити золотые;
Лучи играют голубые
В ее очах, как лунный свет.
В ней кротость тихая святыни,
Мадонны нежной чистота
С красой языческой богини
Так упоительно слита.
В ней то веселия порывы,
То нега странной тишины;
При ней все женщины ревнивы
И все мужчины неверны.
Она смеется – вянут розы,
Поет – смолкают соловьи.
Когда она роняет слезы,
Ручья завидуют струи.
Так Мелисинда, цвет весенний,
Созданье лучшее Творца,
Живет средь лучших украшений
Большого светлого дворца.
Такою, если пилигримы
Не лгали в дивной песне нам,
Священной радостью палимы,
Такой ее увидим там!..
 

Во время этого рассказа моряки мало-помалу поднимаются.

Пегофа

 
Как говорит он!.. Хоть не все понятно,
Но видно, что она прекрасна, правда?
 

Бруно

 
О! Мне уж легче!
 

Все принимаются за дело.

Франсуа

 
Эй, греби смелей!
 

Кормчий

 
Так вы совсем сведете их с ума.
К чему ведут на кораблях поэты!
 

Бертран

 
Рюдель и я – мы сводим их с ума?
Да только мы и придаем им силы!
В час страшных бурь, ничем не отразимых,
На корабле нужней поэт, чем кормчий.
 

Пегофа

(с насмешкой глядя на кормчего)

 
Особенно такой сморчок, как этот!
 

Бертран

 
Когда ж, когда рассеется туман?
 

Капитан

 
Вот подождем восхода.
 

Пегофа

(указывая на кормчего)

 
Он взбешен!
 

Кормчий

 
О, если б у меня была игла!..
 

Пегофа

 
Да ну тебя с твоей наукой к черту!
Ну, если б ты и знал, где юг, где север,
Скажи на милость, ведь твоя игла
Скучать бы нам в пути не помешала?
 

Франсуа

 
И голод не заставила б забыть?
 

Бруно

 
И не могла б залить томящей жажды?!
 

Бистань

 
Не заглушила бы она тоски
По родине далекой и любимой?!
 

Тробальдо

 
Нам показать могла б игла твоя,
Как наяву, всю роскошь и богатство
Страны, куда теперь мы держим путь?
 

Пегофа

 
И о принцессе нам бы рассказала?
 

Брат Трофимий

 
Принц Жофруа!
 

Вносят на носилках Жофруа Рюделя, страшно худого, бледного, в лохмотьях. Он дрожит. На измученном лице живут одни глаза.

Жофруа

(слабым голосом)

 
Чем ближе подвигаемся мы к цели,
Тем ближе смерть я чувствую, Бертран!
 
Явление четвертое

Те же, Жофруа Рюдель, потом Эразм.

Жофруа

 
Привет тебе, рождающийся день!
Ужель и ты не сократишь мне срока?
Когда тебя ночная сменит тень,
Увижу ли жемчужину Востока?
О, Франции родной моей цветок,
Грядущая царица Византии,
Нас разделяют водные стихии,
И от тебя я все еще далек.
Когда же мы, восторгом светлым полны,
Твой Триполис увидим вдалеке,
Где плещутся на золотом песке
Прозрачные серебряные волны?
К тебе одной мечты мои летят,
О дивная принцесса Триполиса,
В чьем имени сокрыл свой аромат
Цветок полей, душистая мелисса!
Ужель умру, и мне не принесет
С собой надежды ветерок прибрежный,
И мне твой взгляд пред смертью не блеснет,
О Мелисинда, о мой ангел нежный!..
 

Кормчий

 
Я говорю вам, подождите только,
Чтоб утренний рассеялся туман!
 

Жофруа

 
Ее увидеть перед смертью мне,
Чтоб видел я и там ее во сне!..
 

Пегофа

 
О, вы ее увидите!
 

Жофруа

 
Спасибо!
Твой голос мне надежду возвращает.
Но что со мной? Сегодня в первый раз
Отчаянье меня не покидает.
Владычица души, моя принцесса!
– Гребите же! Мои слабеют силы!..
 

Бруно

 
О, вы ее увидите!
 

Жофруа

 
Спасибо.
Бистань… Тробальдо… Мариас… Жоан…
Ты, Пегофа… Ты, Люк… Вам всем спасибо!
 

Пегофа

 
Э, полноте! Не вам благодарить!
 

Бруно

 
Мы все гордимся плаванием этим!
 

Франсуа

 
О да, гордимся!
 

Бистань

 
Это славный подвиг!
 

Жофруа

 
Да! Правда! Правда! Ваш корабль несет
Не Цезаря с богатствами его,
А принца Жофруа с его любовью!
 

Брат Трофимий

(приближаясь)

 
Надейтесь, сын мой!
 

Жофруа

(слабо улыбаясь)

 
Добрый мой отец!..
 

(Увидя Эразма).

 
Без вашей черной шапочки, Эразмус,
И без ученой мантии у вас
Совсем уж не такой ученый вид…
 

Эразм

 
Но, монсеньер…
 

Жофруа (протягивая ему руку)

 
Ну, не сердитесь, доктор.
 

(Бертрану.)

 
А ты, мой друг, мой брат и больше брат,
Чем если бы ты был мне им по крови,
Приблизься… Так… О благородный друг,
Ты, ты один последовал за мною!
Ты, ты один поддерживал меня!
Ах, я умру вдали родного края!
 

Бертран

 
О, не жалей…
 

Жофруа

(живо)

 
Нет, нет, я не жалею
Ни замка, ни родных моих, ни милой
Зеленой Аквитании полей!
Умру, любя мою принцессу Грезу!
 

Эразм

 
Она причина всех несчастий наших,
Она!..
 

Жофруа

 
А я ее благословляю.
Люблю я бесконечные мечты,
Несбыточные грезы и надежды.
Завидовать готов судьбе Икара,
Который к небесам своим любимым
Задумал путь без страха проложить,
И если я, как он, паду, то все ж
И я, как он, любить не перестану
Прекрасную далекую причину
Моей прекрасной и блаженной смерти!
 

Эразм

 
Такой любви не понимаю я.
Возможно ли любить, чего не знаешь?..
 

Жофруа

 
О да, возможно! Только, если сердце
Возвышенно, оно любить не в силах
Того, что знает слишком хорошо!
 

(Приподнявшись на ложе.)

 
Ужель напрасно страннический посох
Я в руки взял?.. Ужель напрасно я
Пустился в путь далекий и опасный?
Но если смерть уже близка моя
И видеть мне не суждено прекрасной,
Пускай умру я с песней на устах,
Ее красу с любовью воспевая;
Пускай в моих слабеющих перстах
Звучит о ней лишь арфа золотая!..
 

(Берет арфу у изголовья и прелюдирует.)

 
Но что со мной?.. Я не решаюсь… медлю…
В последний раз о ней теперь пою,
В последний раз теперь я посвящаю
Моей любви безумной песнь мою.
Стихи любви, что первые когда-то
Я посвятил любимой мною свято,
Последними вы будете теперь!
 

(Говорит, аккомпанируя себе на арфе.)

 
Любовь – это сон упоительный,
Свет жизни, источник живительный.
В ней муки, восторг, в ней весна;
Блаженства и горя полна,
И слезы
И грезы
Так дивно дарит нам она.
Но чужды мне девы прекрасные,
Объятья безумные, властные,
И шелковых кос аромат,
И очи, что жгут и томят,
И лепет,
И трепет,
И уст упоительный яд.
Люблю я любовью безбрежною,
Нежною,
Как смерть безнадежною;
Люблю мою грезу прекрасную,
Принцессу мою светлоокую,
Мечту дорогую, неясную,
Далекую.
Из царства видений слетая,
Лазурным огнем залитая,
Нисходит на землю она,
Вся сказочной тайны полна,
И слезы
И грезы
Так дивно дарит мне она.
Люблю – и ответа не жду я,
Люблю – и не жду поцелуя.
Ведь в жизни одна красота —
Мечта, дорогая мечта;
И сладкой
Загадкой
Теперь моя жизнь объята.
Люблю я любовью безбрежною,
Нежною,
Как смерть безнадежною;
Люблю мою грезу прекрасную,
Принцессу мою светлоокую,
Мечту дорогую, неясную,
Далекую!..
 

(Падает почти без чувств.)

 
Увы! Не в силах больше я! Увы!..
Дрожит рука, слабеющие пальцы
Уж не находят струн на звонкой арфе…
И слезы душат горло… Мелисинда!..
Увы, замолкну я и, может быть,
Уж навсегда!.. Надежды больше нет!
 

Голос (за парусами)

 
Земля!!!
 

Страшный шум. Принц приподнимается на ложе, простирая руки к небу.

Mapиас

 
Смотрите, да! Земля!
 

Бруно

 
Земля!
 

Франсуа

 
Дружней грести! Бог сжалился над нами!
 

Бистань

 
Туман ее скрывал от наших глаз!
 

Жоан

 
Желанный берег!
 

Тробальдо

 
Цепь лиловых гор!..
 

Пегофа

 
Вон Триполис!
 

Бруно

(бегая как помешанный)

 
Спокойствие!
 

Гребцы

 
Дружней!
 

Мариас

 
Я вижу пальмы!
 

Бистань

 
Птицы!
 

Мариас

(кричит)

 
Тише! Тише!
 

Тробальдо

 
Вот гальционы!
 

Пегофа

 
Посмотри вперед:
Песчаный берег, словно шкура льва!..
 

Кормчий

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное