Росс Вильямс.

Варшавское шоссе – любой ценой. Трагедия Зайцевой горы. 1942–1943

(страница 5 из 22)

скачать книгу бесплатно

16 февраля 1268-й стрелковый полк получает приказ овладеть деревней Яковлевка. В 2.00 17 февраля 1-й и 2-й стрелковый батальоны полка перешли в наступление при поддержке 948-го артиллерийского полка. В результате встречного боя с противником выбыли из строя: комбат 3-го стрелкового батальона старший лейтенант Сакаев и политрук Холодилин. Подразделения полка, не сумев сломить сопротивление немцев, отходят на прежние позиции. 1266-й стрелковый полк 16 февраля согласно приказу безуспешно штурмует Прасоловку с западного направления. Немцы в районе Прасоловки подпускают советских бойцов на 100 метров и открывают ураганный огонь из всех видов оружия. Солдаты полка вынуждены залечь в 500 метрах от окраины населенного пункта.

Немцы тоже не сидят сложа руки и периодически предпринимают ответные действия против наступающих советских войск. Так, 16 февраля противник организует контратаку из Фомино-1 на деревню Сининка, занятую нашими войсками. Атаку удается отбить. Потери немцев – 100 человек, потери наших – 35 человек. В районе хутора Гореловский бойцами 1270-го стрелкового полка сбит немецкий самолет[49]49
  ЦАМО. Ф. 1707. Оп. 1. Д. 1. Л. 27–35.


[Закрыть]
. Эти сухие строки из журнала боевых действий 385-й стрелковой дивизии вызвали у авторов живой интерес. Захотелось подробнее узнать об этом эпизоде в сражении за Зайцеву Гору и Варшавское шоссе. Ведь не каждый день на фронте пехотинцы сбивают немецкие самолеты. Этот героический поступок, а вернее сказать – подвиг совершил красноармеец – пулеметчик Алексей Савельевич Гончаров, первый номер станкового пулемета из состава 1270-го стрелкового полка.

15 февраля 1942 года расчет А.С. Гончарова прикрывал наступление 4-й роты на безымянную высоту в районе хутора Гореловский. В этом бою огнем своего пулемета Алексей Савельевич уничтожил 35 немецких солдат и двух офицеров, расстрелял орудийный расчет и сбил немецкий самолет. В самый разгар наступления отважный пулеметчик получил ранение, но наотрез отказался покинуть поле боя. Только к концу дня раненого пулеметчика, когда от потери крови он потерял сознание, отправили в госпиталь, который расположился в городе Серпейске. 17 февраля 1942 года от полученного ранения красноармеец А.С. Гончаров умер.

Командир 1270-го стрелкового полка капитан Мозалев буквально через несколько дней, как говорится, по горячим следам, написал представление о награждении отважного пулеметчика орденом боевого Красного Знамени. Командир 385-й стрелковой дивизии полковник Немудров, подписавший этот наградной лист 17.04.1942, в графе «заключение вышестоящих начальников» размашисто синим карандашом написал: «Вполне достоин награждения орденом Ленина и Золотой Звездой и присвоения звания Герой Советского Союза».

Командующий 10-й армией генерал-майор Попов также посчитал, что подвиг, совершенный Гончаровым, достоин награждения орденом Ленина c присвоением звания Героя Советского Союза. К сожалению, красноармеец А.С. Гончаров был награжден лишь орденом Ленина – посмертно.

А что же немецкая сторона говорит по поводу сбитого самолета? Этот факт подтвержден документом, в нем говорится: «16.02.1942 самолет Ю-87 Д-1, № 0453, из состава штаба второй группы StG-1, пилотируемый капитаном Юлиусом Райхенбергером, в районе хутора Гореловский был сбит огнем пулемета с земли. При этом летчик погиб, а самолет поврежден на 100 %, то есть восстановлению не подлежит»[50]50
  Gent. Gen. Qu. 6 Abt.?1240/42g Kdos, 17. 2. 1942, Lfg Nr. 5.


[Закрыть]
.

В сводке от 16 февраля немцы лаконично сообщают: «19 тд отбила атаку противника»[51]51
  Битва под Москвой. Кн. 2. С. 560.


[Закрыть]
. Сводки советского Генштаба не менее оптимистичны: «10-я армия частями 385-й сд к исходу 17.2. овладела районом Малиновский – Гореловский (22 км восточнее г. Спас-Деменск)»[52]52
  Там же. С. 572.


[Закрыть]
.

После больших потерь у Прасоловки 1266-й стрелковый полк отходит к Сининке и Чумазово. И вновь извлечение из оперативной сводки группы армий «Центр» на 18 февраля: «19-я тд отбила крупную атаку противника на населенный пункт 2 км северо-восточнее населенного пункта Прасоловка»[53]53
  Битва под Москвой. Кн. 2. С. 573.


[Закрыть]
.
Но это, так сказать, сводки из центра, а вот что, например, показывал в своем донесении непосредственный участник событий комполка капитан Мозалев: «13–17 февраля 1942 года Гореловский и Сининка взяты. Есть пленные. Лощихино, Яковлевка, Прасоловка – крепкие орехи. Много жертв, а дело до конца не доведено. Кто перед нами, огневые средства противника – все это неизвестно. Разведка запоздала, да ее, по-видимому, недооценивают. Взять «с хода» – это не только не серьезно, но и преступно. Артиллерия не подтянута, в результате дивизия тает, а Лощихино, Яковлевка, Каменка и пр. крепнут»[54]54
  ЦАМО. Ф. 1707. Оп. 1. Д. 1. Л. 27–35.


[Закрыть]
.

19 февраля солдаты 1268-го стрелкового полка проводят ночную разведку боем у деревни Яковлевская под командованием капитана Задорожного. В результате боя удалось ворваться в деревню, но закрепиться советские солдаты не смогли и были вынуждены отойти.

20 февраля советский Генштаб констатирует: «385-я сд в результате контратаки противника оставила район Малиновский и отошла на рубеж Сининка – Марьино»[55]55
  Битва под Москвой. Кн. 2. С. 577.


[Закрыть]
. Кровопролитные атаки успеха не принесли, а потери наши части понесли большие. Так, за период с 9 по 22 февраля 1942 года только 1266-й стрелковый полк понес следующие потери: убито – 502 человека; ранено – 937; пропало без вести – 170 человек. 22 февраля к 22.00 части 385-й стрелковой дивизии в результате контратак противника были вынуждены оставить район Гореловский. Причем в результате немецкой контратаки к ночи полностью погибла 1-я рота 1270-го стрелкового полка, которая обороняла Гореловский[56]56
  ЦАМО. Ф. 1707. Оп. 1. Д. 1. Л. 27–35.


[Закрыть]
.

Но борьба не прекращается. В ночь с 22 на 23 февраля 1268-й стрелковый полк проводит атаку на деревню Яковлевскую в составе двух неполных батальонов, и – опять неудача. Командование вынуждено отдать приказ блокировать деревню Яковлевская. Для атаки сил уже не хватает. В утреннем донесении группы армий «Центр» от 24 февраля 1942 года бодро сообщается о том, что 19-я танковая дивизия отбила боевую разведку противника против населенных пунктов 2 километра северо-восточнее и севернее населенного пункта Прасоловка. Части же 50-й армии в это время силами ударной группировки продолжают вести ожесточенные наступательные бои на подступах к Варшавскому шоссе. Вот как виделась обстановка на данном участке фронта немецкой стороне: «После пяти дней затишья снова начались бои за шоссе. 23 февраля, в День Красной армии, русские продвинулись широким фронтом к шоссе с юга, на этот раз к западу от долины Пополты. Скоро они стоят со своими танками на шоссе то под Людково, то под Адамовкой, то под Кавказом. Здесь противник в первый раз применил для перевозки своей пехоты мотосани. Но снова и снова он отбрасывался на юг атаками 41-го моторизованного полка 10-й мд, усиленного самоходными орудиями, 5-см противотанковыми пушками и четырьмя 8,8-см зенитными пушками. После 25 февраля можно было считать шоссе на этом участке свободным. Но уже становилось заметным новое давление со стороны противника, на этот раз с севера. Как было очевидно из трофейных карт, удар 50-й советской армии с юга преследовал цель соединиться с находящимися севернее шоссе силами противника и нанести удар в спину стоящих на Угре частей 4-й армии. Расположенное к северу от района Варшавского шоссе слабое охранение 31-й пехотной дивизии было выбито из Адамовки. Требовалось введение пехотного полка, чтобы до 28 февраля отбросить противника к Ключам (8 км севернее Адамовки).

28 февраля Гитлер утвердил, принимая во внимание предстоящий период распутицы, отвод Восточного фронта, предложенный уже в начале февраля главнокомандующими. Ночью с 3 на 4 марта начался отвод 4-й армии за участки Реса и Угра к западу от Юхнова. В начале марта также продолжались атаки русских с юга в направлении шоссе между Адамовкой и Кавказом. Оборона этого отрезка шоссе с севера и юга была поручена полковнику Трауту, которому придавались также части 31-й пехотной дивизии и 19-й танковой дивизии»[57]57
  Schmidt A. Die Geschicte der 10 infanterie-Division. Dorfler, 2005. S. 40.


[Закрыть]
.

В результате боев с 9 по 22 февраля 1942 года 385-я стрелковая дивизия понесла огромные потери: 1266-й стрелковый полк – 502 человека убито, 170 пропало без вести; 1268-й стрелковый полк – 386 человек убито, 272 пропало без вести; 1270-й стрелковый полк – 369 человек убито, 24 пропало без вести; 948-й артиллерийский полк – 21 человек убит, 17 пропало без вести[58]58
  ЦАМО. Ф. 1707. Оп. 1. Д. 1. Л. 27–35.


[Закрыть]
. Потери огромные, а продвижения в глубь линии фронта практически нет. Лишь на некоторых участках удалось продвинуться на 100–300 метров. За неумелое руководство войсками был снят с должности командир дивизии полковник И.М. Савин. Новым комдивом 23 февраля 1942 года был назначен полковник Г.М. Немудров. После смены командования дивизия продолжала вести наступление в районе населенных пунктов Прасоловка, Лощихино, Гореловский, Малиновский, неся при этом огромные, ничем не оправданные потери.

Глава 4
Бои в первой половине марта 1942 года

В марте значительных изменений на данном участке фронта не произошло. Подразделения 385-й стрелковой дивизии упорно пытались нащупать слабое место в немецкой обороне на подступах к Варшавскому шоссе. Каждая деревня, занятая немцами, была превращена в опорный пункт, приспособленный к круговой обороне. Судя по оперативным сводкам Генерального штаба Красной армии, на этом участке Западного фронта, вплоть до 6 марта, части 10-й армии занимали прежнее положение и боевых действий не вели. На самом деле это не так.

Так, не оправившись толком от понесенных в феврале потерь, 385-я стрелковая дивизия уже 2 марта получает приказ атаковать Яковлевскую и Лощихино. Наступающие подошли с северо– и юго-востока к окраинам на 100–150 метров, но были отбиты. 6 марта вновь атака все тех же населенных пунктов. Двум ротам 1270-го стрелкового полка удается ворваться в деревню Лощихино. Бой за овладение деревней ведется на протяжении всего дня, но, не получив подкрепления и поддержки, закрепившиеся в населенном пункте роты были практически истреблены контр атакующими немцами. В это же время 1266-й стрелковый полк пытается овладеть деревней Яковлевская. Наступающие были обнаружены противником, который открыл шквальный огонь из всех видов оружия. Атака сорвалась. Весь день по наступающим немцы ведут артиллерийский и минометный обстрел и наносят бомбовые удары с воздуха. Потери частей 385-й стрелковой дивизии страшные. 1266-й стрелковый полк потерял 86 человек убитыми и пропавшими без вести, 1268-й стрелковый полк – 342 человека, 1270-й стрелковый полк – 400 человек[59]59
  ЦАМО. Ф. 1707. Оп. 1. Д. 1. Л. 27–35.


[Закрыть]
. Оперативные сводки Генерального штаба Красной армии оживляются:


Извлечение из оперативной сводки № 65 Генерального штаба Красной армии на 8.00 6.03.1942:

«10-я армия на правом фланге и в центре с утра 5.3. перешла в наступление и занимала положение: 385-я сд ворвалась в нп Яковлевка и Лощихино, где вела уличные бои с противником…»[60]60
  Битва под Москвой. Кн 2. С. 664.


[Закрыть]


Извлечение из оперативной сводки № 66 Генерального штаба Красной армии на 8.00 7.03.1942:

«50-я армия правофланговыми частями, наступая в северном направлении, овладела районом Труфаново, Гороховка, Красное (11–13 км юго-западнее г. Юхнов), а частями ударной группы продолжала вести упорный бой за овладение Московско-Варшавским шоссе.

10-я армия частями правого фланга и центра 5.3. вышла на рубеж Яковлевка, Лощихино, Бельня, Харинка, но, вследствие сильного артиллерийского огня и контратак пехоты противника, в первой половине дня 6.3. отошла в исходное положение»[61]61
  Там же. С. 671.


[Закрыть]
.

11 марта немцы организовали контратаку на позиции 385-й стрелковой дивизии в районе населенных пунктов Филипково и Сильковичи. Бойцам 1266-го стрелкового полка удалось отбить вражеское наступление, в котором участвовало до пятисот человек пехоты при поддержке 203-мм батареи со станции Занозная. На следующий день полк, чтобы обезопасить свои позиции от подобных вторжений, занял населенные пункты Слобода и Ракитня. 17 марта дивизией было организовано наступление на занятые немцами деревни Студеное и Сильковичи, находившиеся в тылу у наступавшей на Варшавское шоссе дивизии. Атакующим бойцам удалось приблизиться только на 400 метров к окраинам данных деревень. Огонь немцев был настолько интенсивен, что наши бойцы залегли на достигнутом рубеже. В бою был смертельно ранен и скончался заместитель командира дивизии полковник Филимонов.

Тело погибшего было отправлено в тыл и захоронено в городе Мосальск. На следующий день повторной атакой бойцам 1266-го стрелкового полка удалось ворваться на северную окраину деревни Студеное, занять двенадцать домов и закрепиться в них. В этом бою погибли командир второго батальона 1266-го стрелкового полка капитан Щербинин и политрук Комаров. Для поддержки атаки на Студеное и развития успеха был выслан отряд лыжников – 80 человек под командованием начальника штаба 1266-го стрелкового полка капитана Терехина. Несмотря на поддержку, нашим бойцам продвинуться не удалось, залегшая на окраинах деревни под огнем противника пехота в атаку не поднялась. В этом бою потери 1266-го стрелкового полка составили 106 человек[62]62
  ЦАМО. Ф. 1707. Оп. 1. Д. 1. Л. 27–35.


[Закрыть]
.

25 марта, действуя на левом фланге дивизии, 1268-й стрелковый полк сковывает противника в районе Яковлевка – Каменка. Командир полка приказал 1-му стрелковому батальону демонстрировать наступление на Яковлевскую и перерезать дорогу Яковлевская – Каменка – Лощихино. Во время выдвижения на исходные для атаки позиции подразделения заблудились, так как на карте оказались неверно отмечены населенные пункты. Ошибка произошла из-за плохо поставленной и организованной разведки. До наступления бойцы сосредоточились в Чумазовском лесу. С наступлением темноты вышли, построившись следующим образом: впереди штурмовой отряд старшего лейтенанта Дудко, 3-й стрелковый батальон лейтенанта Кашера и 2-й стрелковый батальон старшего лейтенанта Панцевича. Марш проходил в условиях бездорожья по глубокому снегу. Бойцам пришлось пробивать дорогу обозам и артиллерии. К рассвету достигли рощи Сердце, что северо-восточнее Каменки. Проведя разведку, приняли решение наступать на Каменку, укрепленную дзотами и снежными окопами. Наступление проводилось без поддержки артиллерии, которая отстала во время ночного марша. В деревню удалось ворваться всего пятерым бойцам, которые там и погибли, остальные, прижатые плотным огнем противника, были вынуждены отступить[63]63
  Там же. Ф. 1268. Оп. 69773. Л. 1—20.


[Закрыть]
.

А каковы же результаты боев за эти населенные пункты, спросите вы? И опять же скрепя сердце мы ответим вам, читатель: несмотря на понесенные потери – никаких! Дивизия тает как снег, а результатов нет. Правда, и немцам, оборонявшим Варшавское шоссе от Юхнова до Милятино, приходилось, мягко говоря, не сладко: «После окончания этих боевых действий вечером 6 марта все действовавшие на южном фронте части боевой группы Траута были сменены 17-м и 82-м пехотными полками. За исключением 111/41 (моторизов.), действовавшего севернее шоссе, 7 марта подразделения 41-го мп расположились для отдыха вокруг Милятино. Следующие дни предназначались для отдыха после чрезвычайного физического и психического напряжения последних месяцев, приведения в порядок оружия, обмундирования и снаряжения и, прежде всего, обучения прибывших 18 марта недостаточно обученных пополнений, многие из которых никогда еще не стреляли боевыми патронами.

15 марта дивизией было приказано сформировать боевой батальон из расположенных в районе Милятино подразделений, чтобы при внезапных нападениях русских на шоссе немедленно иметь в распоряжении готовое к действиям подразделение.

В середине марта командир дивизии по причине физического переутомления получил отпуск. Полковник Траут снова стал заместителем командующего дивизией, сохраняя командование 41-м моторизованным полком.

В результате боев 10-я пехотная (моторизованная) дивизия была разорвана на пять частей, находившихся далеко друг от друга».

Далее автор воспоминаний сетует: «Это была судьба почти каждой моторизованной дивизии в этой войне: она полностью или с частями, как «пожарная команда», бросалась в особенно угрожаемые места. Для командования и войск такое применение было в равной степени невыгодным. Командованию часто ставились задачи, которые можно было бы выполнить только силами всей дивизии. Внезапные подъемы по тревоге и выступление к новому месту ставили командование, прежде всего зимой или в распутицу, перед часто неразрешимыми задачами и неимоверно обременяли, отягощали воинские части. О подразделениях, действовавших в других местах, дивизия не могла заботиться желаемым образом. Войска, переданные другим дивизиям, нередко использовались на особенно трудных боевых заданиях.

Требовались многомесячные ходатайства к вышестоящим инстанциям, вплоть до главного командования сухопутных войск, пока в конце мая командиру 10-й пехотной дивизии (моторизов.) удалось получить дивизию для единых действий под свое командование, но, впрочем, и на этот раз только на короткое время»[64]64
  Schmidt А. Die Geschicte der 10 infanterie-Division. Dorfler, 2005. S. 45.


[Закрыть]
.

Ну, жалобы жалобами, а пополнение немецкая 10-я моторизованная дивизия все же получила. Необстрелянных новобранцев, находящихся в районе Милятино, коварные германцы в бой пускать никак не хотели, и поэтому 10-й моторизованной дивизии на участке ее обороны Екатериновка – Фомино – Зайцева Гора были подчинены части других дивизий в виде двух потрепанных пехотных полков и ряда других подразделений. А теперь давайте посмотрим, какая информация об этих боях содержится в сводках советского Генштаба и немецкого штаба группы армий «Центр»:

«40-й тк: 331-я пд овладела населенным пунктом 1 км севернее нп Песочня Верхняя и населенным пунктом севернее. Отбита атака на Силковичи и Студеново. Локализовано незначительное вклинение противника в районе севернее нп Яковлевская.

19-я тд отбила атаку вражеской разведгруппы в районе восточнее нп Прасоловка»[65]65
  Битва под Москвой. Кн. 2. С. 731.


[Закрыть]
.


Извлечение из оперативной сводки № 77 Генерального штаба Красной армии на 8.00 18.03.1942:

«10-я армия на правом и левом флангах продолжала удерживать занимаемые позиции, в центре вела наступательные бои за овладение районом Студеново – Сильковичи, встречая сильное огневое сопротивление противника. Результаты боя уточняются»[66]66
  Там же. С. 736.


[Закрыть]
.

Вот так-то: мы наступали, немцы нас отбивали. Вообще, при чтении сводок о действиях подразделений 385-й стрелковой дивизии в феврале – марте 1942 года складывается впечатление, что советское командование не знало точно, чего оно хочет. Полки и батальоны дивизии ведут нескончаемые атаки то в западном направлении, то в северо-западном, то развернувшись фронтом на 180 градусов. Мечутся, как пожарные команды во время катастрофы, и нигде не могут добиться успеха. Наступление ведется, как правило, без подготовки, без артиллерийской поддержки и «растопыренными пальцами», что приводит к неоправданно тяжелым потерям. Не помогла и смена командования дивизии. Шаблон наступления остался тот же. На примере 385-й стрелковой дивизии хорошо видно, как в результате бездарного командования со стороны дивизионного и армейского начальства от полнокровной стрелковой дивизии остался неполного состава полк. Какое тут Варшавское шоссе, когда за месяц кровопролитных боев результат почти нулевой.

Несмотря на то что еще 5 марта 1942 года войска 49-й армии после ожесточенного штурма освободили город Юхнов, немцы продолжали контролировать рокадную дорогу, что позволяло им свободно передвигаться, быстро маневрировать, перебрасывая подкрепления и боевую технику с одного участка на другой. Господствующая над местностью Зайцева гора давала возможность противнику контролировать позиции наших войск, простреливать их по фронту и с флангов. В связи с бесперспективностью дальнейших попыток перерезать Варшавское шоссе в районе Адамовки (Мосальский район) командующий Западным фронтом генерал армии Г.К. Жуков поставил войскам 50-й армии задачу прорвать полосу обороны противника на участке Фомино-1—Каменка и ударом в направлении Зайцева Гора – Новоселки овладеть Милятином (все населенные пункты Барятинского района Калужской области), установив взаимодействие с частями 1-го гвардейского кавалерийского и 4-м воздушно-десантным корпусами, действовавшими в районе железной дороги западнее Вязьмы.

В этой обстановке командующий 50-й армией И.В. Болдин решил сковать противника на его правом фланге и, нанеся главный удар левым флангом силами нескольких дивизий, прорвать вражескую оборону, перерезав Варшавское шоссе в районе Зайцевой Горы. Именно для этого сюда были направлены 116, 173, 239, 290 и 336-я стрелковые дивизии 50-й армии. К 25 марта соединения и части 50-й армии завершили передислокацию на направлении главного удара. Армия имела в своем составе девять стрелковых дивизий (около 53 тысяч человек) и три танковые бригады (более 100 танков), однако не имела необходимого количества боекомплектов снарядов и мин, а также не были подготовлены аэродромы для армейской авиации. К тому же толстый снежный покров сковывал действия войск. Однако тревога за судьбу западной группы 33-й армии, 1-го гвардейского кавалерийского и 4-го воздушно-десантного корпусов, сражавшихся в окружении, и начавшаяся весенняя распутица заставили советское командование начать операцию в намеченные сроки. Но участок прорыва Фомино-1—Каменка не был достаточно изучен. Почти сплошной лесисто-болотистый район имел узкий трехкилометровый коридор, ограниченный с одной стороны Шатиным болотом, с другой лесом и запиравшийся опорными пунктами Фомино-1 – высота 269,8 – Фомино-2 – Зайцева Гора. На подготовку операции – сосредоточение частей на исходных позициях, создание необходимого запаса боеприпасов, продовольствия и горючего – отводилось всего пять дней. 50-й армии предстояло наступать в полосе бездорожья; снаряды и продовольствие солдаты должны были нести на своих плечах со станции Барятинская. Из-за распутицы питание было крайне скудное: в течение февраля – марта 1942 года наши красноармейцы и командиры получали в день по одному сухарю и пачке супового концентрата. Приходилось использовать для питания мясо убитых лошадей, рожь и другие продукты, найденные в погребах близлежащих сожженных деревень. Были случаи, когда копали картофель на не убранных осенью полях.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное