Роман Захаров.

Похищенный наследник

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

– Я найду эту птицу, где бы она не была, – говорил Торсег. – Раз она улетела на запад, значит, нужно скакать туда как можно быстрее. Если мой сын погиб, я истреблю не только этого черного орла, но и весь его род!

– Что ж, нужно действительно спешить, вряд ли время терпит! – поддержал его Данегор.

– Может, стоит подождать новых сведений от разведчиков? – спросил Олег.

Он был уверен, что им нельзя спешить. Как он знал, Барах уже давно не появлялся в Легароне и его приезд наверняка как-то связан с постигшим Торсега и всех остальных несчастьем. Барах, как и все эрлы – смертные маги, проводил жизнь в вечных скитаниях и нередко знал о том, что не только происходит в разных землях Обжитого мира, но и то, что еще только должно случиться. Сейчас Олег надеялся, что Барах поможет им, но не решался говорить об этом Данегору и Торсегу – ведь не исключено, что эрл заявит, что он не может вмешиваться в дела людей, как случалось порой. Хотя Барах часто помогал легаронцам и не только им в самых разных передрягах, Олег знал, что он может и отказать в своей помощи, при этом совсем не считая нужным что-то объяснять.

Несмотря на слова Олега, Торсег и Данегор решили отправиться на запад на рассвете следующего дня. Вечером они втроем собрались в Сияющем зале у, как всегда, пылающего камина. Все были взволнованы и невеселые думы мешали им беседовать. Олег вспомнил, как часто в былые дни он сидел здесь с Данегором и разговаривал обо всем на свете – о народах, живущих в Обжитом мире, о том, где живет он сам, здесь он слушал старинные предания легаронцев и других жителей Обжитого мира. Обычно, когда юный король и его друг Пришелец, как называли легаронцы Олега, сидели в Сияющем зале, он заполнялся звуками смеха и песен.

Теперь же они сидели молча. Торсег то и дело вставал и начинал ходить от окна к окну, всматриваясь, не появились ли на улице, ведущей ко дворцу, разведчики Данегора. Сам король сидел у камина по своей привычке глядя на огонь и был погружен в свои мысли. Олег переводил взгляд с Торсега на Данегора и обратно, пытаясь прочитать по их лицам, о чем они думают.

В конце концов тягостное молчание стало невыносимым и решено было отправится по своим покоям, чтобы выспаться перед дорогой. Когда все трое уже желали друг другу спокойной ночи, в зал вошел камердинер Юл.

Круглое лицо Юла-Совы выражало недоумение, которое он всячески пытался скрыть, напустив на себя важность истинного придворного. Но все равно было видно, что старик чем-то озадачен.

– Мой король, – обратился он к Данегору. – Эрл Барах просит тебя и твоих друзей прийти к нему в Восточную башню.

Данегор повернулся к Торсегу и Олегу, стоявшим чуть позади него и сделал махнул рукой, приглашая их идти за собой.

Они шли по многочисленным переходам дворца в Восточную башню и чем ближе они подходили к ней, тем явственнее ощущался запах пряных благовоний. Все трое недоуменно переглянулись – таких ароматов в Легароне обычно не встретить. Юл шел впереди всех и когда он на миг оглянулся, Олег увидел, что камердинер еле сдерживает волнение.

Наконец они поднялись по лестнице в Восточную башню и очутились в небольшом сводчатом зале.

В башне не было жилых помещений и поэтому обстановка здесь была весьма скудной – лишь каменные скамьи тянулись вдоль стен да изредка можно было увидеть старинную статую или каменный барельеф, изображающих правителей древности.

Тот зал, в который их привел Юл, был наполнен голубоватым дымом и они не сразу разглядели в нем фигуру Бараха, склонившуюся над медным тазом, стоявшим прямо на полу.

От ароматного, наполненного горько-сладким запахом каких-то трав дыма у Олега слегка закружилась голова. Когда они приблизились к эрлу, то увидели, что тот бросает в горячую воду сухие травы и цветы, растирая их своими длинными пальцами, украшенными серебряными кольцами.

Подняв голову и увидев их, Барах сказал:

– Приветствую вас, правители Легарона и Лур-Гора, а также тебя, Пришелец – ты снова явился в наш мир в черные для него времена!

– Почему ты сразу не явился ко мне, Барах? – капризно спросил Данегор.

– У меня были неотложные дела и у нас нет времени на праздные разговоры, – отозвался эрл. – Сегодня новолуние и я могу воспользоваться Зеркалом, чтобы показать вам, где сейчас маленький Элаор – Новый Правитель.

– Где он? – воскликнул Торсег, потеряв самообладание.

– Сейчас ты это узнаешь, но сразу предупреждаю – это знание принесет тебе горе и приведет в смятение, – отозвался Барах.

– Говори, если знаешь, где мой сын. Я должен его вернуть в Лур-Гор! Я обещал королеве луров вернуться только с сыном на руках! – вскричал Торсег.

Барах на миг поднял глаза и взглянул в лицо Торсегу – тот сразу же замолчал и снова стал тем бесстрастным воином и горделивым правителем, которым его знали все в Обжитом мире. Олегу показалось, что эрл что-то внушил Торсегу и тот снова смог владеть своими чувствами.

– Встаньте вокруг! – Барах повелительно обвел руками широкий таз, у кого стоял сам.

Даже горделивый Данегор не стал спорить по поводу того, кому здесь надлежит отдавать приказания. Они стали смотреть на зеленовато-коричневую воду в тазу, от которой поднимался густой пар. Барах провел несколько раз руками над самой водой и достав из тряпичного мешочка у пояса голубой цветок, бросил его в таз. Поверхность воды стала голубоватой, а затем быстро начала светлеть. Барах дотронулся своим посохом до края таза и к своему безмерному удивлению Олег стал различать на глади воды очертания далеких гор и унылую безжизненную пустыню. В тазу, словно в зеркале, отражались невиданные никем из собравшихся земли. Они видели их словно с высоты птичьего полета.

В Зеркале Бараха горы становились все ближе, нарастая темной остроконечной громадой.

– Это великая западная пустыня, у восточной границы которой кончаются пределы Обжитого мира, – стал объяснять Барах то, что они видели в его Зеркале.

Вскоре в Зеркале стали видны только горы. Высокие пики были подернуты туманной дымкой и их снежные шапки искрились на солнце. Но дальше изображение на водной поверхности снова стало мутным и расплывчатым, а когда Барах вновь прикоснулся к тазу концом своего посоха, они увидели остроконечные шпили неприступной крепости, вырубленной на вершине скалы, вокруг которой зияли страшной чернотой бездонные пропасти.

– Это цитадель Черного Врага, именно от нее он поведет своих воинов в Обжитой мир, чтобы стать его полновластным повелителем, – сказал Барах – голос его был глухим, но в нем слышались металлические нотки.

– Это ведь не Сунка-Дор снова явился? – спросил Олег и тут же пожалел о сказанном – словно холодный вихрь окутал их всех и они зябко поежились.

Поверхность водного Зеркала Бараха мгновенно помутнела и в ней перестала отражаться зловещая горная крепость.

– У него много имен, и Сунка-Дор – одно из них, – отозвался Барах. – Первым делом он хочет лишить нас надежды, поэтому и похитил маленького Элаора.

– Мой сын у Черного Правителя?! – воскликнул побледневший Торсег.

– Да, он в его цитадели, – кивнул Барах. – Одно из имен Черного правителя, захватившего уже ни один мир, звучит как Ор-Гак, что на одном из древних языков означает Черный Орел. Он умеет превращаться в гигантскую птицу и на своих черных крыльях он может переносится с поразительной быстротой.

Олег чувствовал, как холодный страх окутывает его, словно ледяной ветер, проникая внутрь, в самое сердце. Перед его глазами представали картины великой битвы в долине реки Тимерис, когда союзные войска Обжитого мира бились с приспешниками Черного правителя. Тогда только мужество тех, кто защищал свой мир и волею судьбы найденная магия помогли им выстоять и победить. Приспешники Врага умчались прочь и никто не мог предположить, что их черный владыка снова появится. Мальчик сжал статуэтку, висевшую у него на груди на серебряной цепочке. Когда Черный Враг впервые объявился в Обжитом мире, его талисман пробудил к жизни спасительную магию, оказавшись навершием жезла, сокрушающего зло. Может, и теперь сила, скрытая в нем, поможет им одолеть Черного Орла?

Словно прочитав мысли Олега, Барах взглянул на него и сказал:

– Сила магического жезла, несомненно, велика. Но чтобы сокрушить Западную крепость, этой магии недостаточно.

– Нам не понадобится магия! – заявил Данегор. – Лучшие воины Легарона и Лурского народа отправятся к этой крепости и разнесут ее, не оставив камня на камне!

– Нужно как можно скорее выступать! – воскликнул и Торсег.

Похоже, оба правителя не собирались долго рассуждать о магии – настроены они были очень решительно. Вызвав двух стражей, Данегор отдавал отрывистые распоряжения по поводу утреннего отъезда воинов из Легарона. Торсег тоже собрался идти в казармы, где разместились его лурские воины, чтобы сообщить им о завтрашнем выступлении на запад.

– Позвольте сказать вам еще несколько слов, – обратился Барах к правителям. – Вам предстоит трудный путь – ведь еще никто из Обжитого мира не пересекал безжизненную западную пустыню. Но самое тяжелое вас ждет, разумеется, у стен вражеской горной крепости. Всем известны ваши мужество и воинская доблесть, но только при помощи военного искусства цитадель Врага не взять.

– А что же нам понадобится еще? – спросил Торсег. – Ты сам сказал, что магией жезла, навершие которого хранится у Олега, Врага не одолеть. Значит, мы будем штурмовать крепость, применяя силу и отвагу.

– Кроме них, у вас будут и другие способности, когда наступит час решающей битвы, – сказал эрл, опираясь на свой удивительный посох, переливающийся на свету разными цветами.

– О каких способностях ты говоришь? – спросил Данегор.

– Вы раскроете их в себе тогда, когда придет для этого время, – отозвался Барах. – Но пока вам лучше не знать о них, чтобы они были спрятаны от Врага подобно драгоценному камню, укрытому в подземной сокровищнице. Ваши тайные возможности вы откроете в себе сами, а к тому, что вам понадобится извне, вас приведет судьба.

– Барах, ты, как всегда, изъясняешься загадками, а нам сейчас не помешала бы помощь, выраженная не словами, – сказал Данегор.

– Я не воин и не мое дело сражаться по поле битвы, размахивая мечом, – ответил Барах. – Эрлы могут лишь направлять людей, когда те плутают во мраке неизвестности. Но стоит кому-либо из нашего племени преступить границы дозволенного, как неизменно последует кара как на головы тех, кому он пытался помочь, так и на него самого.

– Что ж, значит нам остается уповать на свои силы и милость судьбы, о которой ты говорил, – вздохнул Торсег и поклонившись, отправился к ожидавшим его лурским воинам.

Вслед за ним и все остальные покинули Восточную башню, занявшись подготовкой к завтрашнему выступлению.

ГЛАВА 3
НАЧАЛО ПОХОДА

* * *

Едва первые лучи солнца упали на черепичные крыши Легарона, дружина двух правителей стала выдвигаться из города. Облаченные в темные доспехи легаронцы скакали по родным улицам, оглядывая на прощанье хорошо знакомые лица и дома. Лурам же проще было расставаться с Легароном, для них поход начался, когда они покинули пределы своего золотисто-зеленого леса. С улыбками они скакали по мощенным улицам, а легаронцы бросали им цветы и махали на прощание руками, желая скорого возвращения.

Дружина выехала из городских ворот и сохраняя ровные ряды (воины скакали по трое в ряду), стала ожидать своих военачальников.

У дворцовой лестницы Данегор прощался с придворными советниками, а рядом с ним стоял Барах. Он был в своем неизменном, прибитом пылью множества дорог сером плаще и его широкий капюшон он откинул назад, оставив голову непокрытой.

– Ты не присоединишься к нам? – спросил Олег, подходя к эрлу.

Мальчик был в полном боевом облачении – легких, но прочных латах, кольчужной рубахе. У пояса его в кожаных ножнах висел меч с эфесом в виде месяца и выбитым на нем изображением «каменного» дерева – эмблемой легаронских королей. Как друг короля, он имел право получить меч из королевской оружейни.

– К сожалению, я не могу отправится вместе с вами, мне нужно срочно отправляться совсем в другую сторону, – ответил Барах. – Но мы обязательно встретимся – у нас одна цель и на пути к ней наши пути обязательно пересекутся.

– Что ж, тогда пожелай нам удачи! – с этими словами Олег вскочил в седло.

Его белоснежный конь нетерпеливо загарцевал на месте, ожидая, когда всадник тронет поводья.

Данегор отдал последние распоряжение и тоже сел на своего коня – серого в яблоках, лучшего жеребца в легаронских конюшнях, приведенного из далеких степей кочевниками-архами, приводившими лошадей для обмена в самые разные земли Обжитого мира.

Правитель Легарона выглядел величественно, несмотря на хрупкость и юный возраст. На его голове красовался шлем в виде конуса и на нем были выбиты листья «каменного» дерева. Древесина «каменных» деревьев, росших только вокруг Легарона, была удивительно прочной и легаронцы, говоря о человеке решительном и волевом, часто повторяли присловье: «Его характер, как „каменное“ дерево – ничем не сломишь».

Темно-синий плащ закрывал всю фигуру Данегора и был схвачен на плече большой брошью с пятью разноцветными камнями – испокон веку ее передавали короли Легарона своим преемникам как символ власти. Под плащом на короле, как и на Олеге, была прочная кольчуга и латы, а у пояса был прикреплен меч с таким же эфесом-месяцем.

Торсег подъехал на своем коне к Бараху. Он облачился в лурские военные доспехи. В отличие от легаронцев, луры не носили кольчуг. На Торсеге была кожаная рубаха с широким воротом и штаны из плотной холщовой ткани, его плечи, грудь и кисти были закрыты светлыми латами. Плащ правителя луров был светло-зеленым и такого же цвета сиял камень на лбу Торсега, придерживаемый тонким металлическим обручем.

– Что ты скажешь мне на прощание? – спросил Торсег у Бараха, с надеждой глядя ему в глаза.

– Я не пророк и мне не дано видеть будущее, – ответил эрл. – Знаю, что ты хочешь, чтобы я утешил тебя, сказав, что ты непременно вернешь своего сына. К моему безмерному огорчению, я не могу тебе этого обещать. Но все же во всех землях Обжитого мира ты сможешь найти помощь и поддержку. Хочу тебя предупредить – не позволяй своим чувствам взять верх над твоим разумом, сохраняй хладнокровие. Наш Враг победил ни одного великого воина только благодаря тому, что умеет вызывать такой гнев и ярость, что люди без оглядки бросаются в сражение с ним и попадают в хитро расставленными им ловушки.

– Спасибо за совет, – хмуро кивнул Торсег, подумав, что хотя в мудрости Бараху никогда нельзя было отказать, но эрлу не понять, что значит потерять сына.

Плечо к плечу трое всадников – Торсег, Данегор и Олег выехали из дворцового двора в сопровождении двадцати легаронских стражей, предводительствуемых Митрасом.

Промчавшись по улицам города, заполненным легаронцами, они выехали через ворота Данастра, названным в честь отца Данегора, короля-воителя, погибшего в сражении с врагами Легарона около четырех лет назад.

Дружина приветствовала появившихся правителей, ударами мечей о щиты. Запели походные роги и когда Данегор, Торсег и Олег выехали вперед войска, все двинулись вперед. Ворота Легарона, выложенные сияющими камнями, бесшумно захлопнулись и главный страж города опустил синий флаг с изображением раскидистого «каменного» дерева и месяцем над ними – в знак того, что король покинул город.

Лошади резво скакали по отличной дороге, вдоль которой шумели резной листвой высокие «каменные» деревья, которые легаронцы называли «дрендами». Ехать по отличной легаронской дороге было легко и лошади резво несли всадников все дальше. Незаметно они миновали лес и выехали на холмистую равнину. Вдали, между двумя вытянутыми всхолмьями виднелись золотистые пшеничные поля Желтой Лощины – большого земледельческого селения, входившего во владения Легарона. За полями виднелись деревянные двускатные крыши первых домов лощинцев.

Но путь дружины лежал на запад и они не доехали до Желтой Лощины, проскакав на южному краю ее раздольных полей. Здесь все еще была территория Легарона и дороги были отличными, аккуратно вымощенными гладким светлым камнем.

К вечеру они проехали уже довольно много и когда солнце уже катилось к горизонту, въехали в небольшую деревеньку Серебряные Жуки. Так это поселение земледельцев и мастеров-глиноделов назвали потому, что часто все в округе: растения, земля, дома покрывали удивительной расцветки жуки: небольшие, с жесткими крыльями они были словно изготовлены из серебра.

Жители Жуков со всеми почестями встретили Данегора, двух его друзей и их дружину. Прямо на улицах были уже заранее расставлены столы под широкими навесами, украшенными круглыми желтыми фонариками. Столы ломились от вкуснейших блюд, большая часть которых была приготовлена из овощей, выращенных здесь же, в огородах жителей поселения.

Воины с удовольствием отрапезничали под песни и танцы гостеприимных земледельцев.

Данегор, Торсег и Олег сидели за отдельно накрытым столом. За целый день они сильно проголодались и отдали дань вкуснейшим блюдам. Торсег не слушал песни и не смотрел на танцующих невдалеке веселых земледельцев. Он даже не заметил вкуса отлично приготовленного рагу и выпил большой кубок душистого вина словно воду. Быстро поев, он пожелал спокойной ночи королю и Олегу и отправился отдыхать в дом старейшины поселения, пригласившего правителей и их юного друга переночевать у него.

Данегор и Олег остались видеть за столом вдвоем. Вскоре к ним подошел старейшина – невысокий, сухонький старичок в длинной, до колен холщовой рубахе и узких штанах из такой же грубой, как рубаха, ткани. Король с благосклонной улыбкой слушал старика, рассказывающего о делах Серебряных Жуков, о том, какой урожай они собираются собрать в этом году и тому подобном.

Олег быстро потерял интерес к разговору старейшины и Данегору и вежливо им поклонившись, пошел размяться. Он отошел подальше от столов, за которыми пировали воины и присел на скамью, сделанную из лежащего на земле толстого ствола дерева, подпиленного сверху и снизу. Слышалась музыка, при свете факелов девушки грациозно танцевали и уже несколько легаронских воинов присоединились к ним. Казалось, они прибыли на веселый земледельческий праздник и ничто их не заботит. Вдруг стало заметно темнее и подняв голову, Олег увидел как силуэт громадной парящей в небе птицы закрыл месяц. Через миг птица исчезла и мальчик поспешил к Данегору.

– Дан, я только что видел Черного Орла! – выпалил запыхавшийся Олег, подбежав к королю.

– Не может быть, – удивился Данегор. – Где?

Когда Олег рассказал о том, как только что сидел на скамье и видел, как тень птицы упала на землю, а затем наблюдал, как она парила высоко в небе.

– Если это был тот самый орел, – сказал король задумчиво, – нам придется поспешить. Этот Черный совершенно напрасно считает, что может без страха летать над нашими землями, разведывая, что и как. Скоро мы ему крылья да обрежем!

– Не думаю, что это будет просто, – покачал головой Олег.

– Что, наслушался Бараха?! – с усмешкой отозвался Данегор. – Эрл любит напустить дыма даже в самых простых вещах. А уж когда дело касается чего-то по-настоящему важного, он не упустит случая всех заморочить – уж такие они все, эрлы.

– А ты знаешь многих из них? – простодушно спросил Олег.

– Да вообще-то достаточно одного Бараха узнать, – туманно ответил король, которому неловко было признаться, что на самом деле он знаком лишь с одним эрлом – Барахом.

– Что ж, поживем увидим, но Врага мы обязательно должны одолеть, – примирительно сказал Олег.

Вместе они отправились спать в дом старейшины, где для них были приготовлены уютные постели.

* * *

Наутро дружина была готова снова тронуться в путь. Перед отъездом к королю подошел старейшина и двое его сыновей – дородных молодца.

– Мой король, – сказал старичок. – Все мы желаем тебе, Торсегу и всем вашим воинам быстрой и легкой победы. Пусть как можно скорее маленький Элаор вернется домой. Но мы знаем, что вам предстоит сражаться за него, поэтому просим принять в дар щиты, сделанные мастерами Серебряных Жуков.

Сыновья старейшины протянули Данегору и Олегу щиты, сделанные из какого-то светлого металла. Овальные щиты были сделаны в виде двукрылых жуков, в честь которых была названа деревня.

Данегор поблагодарил за подарок, сказав, что щиты непременно пригодятся им – впереди их ждет жестокий бой. Олег взял из рук одного из юношей щит и удивился его поразительной легкости. Старейшина объяснил, что несмотря на малый вес, сплав, из которого изготовлены щиты, очень прочный. Данегор тоже взял щит и прикрепил его к седлу. У Торсега был отличный лурский щит и он, поблагодарив, отказался от подарка мастеров Серебряных Жуков.

И вновь Олег скакал между Данегором и Торсегом. Дорога, по которой продвигалась дружина, вела на юго-запад по холмистой равнине. Кое-где встречались живописные березовые и сосновые рощи, но любоваться ими и отдыхать под их сенью времени не было.

Данегор и Торсег, посовещавшись, решили, что за пределами земель Легарона они повернут точно на запад, прямиком к пустыне. Олег лишь молча слушал совещающихся, не вмешиваясь в разговор. В Легароне он изучал карту Обжитого мира, но насколько он понял, расспрашивая короля и камердинера Юла – знатока всех преданий и истории, западные земли никто из легаронцев, луров и дружественных им народов практически не знал. Считалось, что на западе, дальше плодородной равнины, на которой разбросаны поселения земледельцев, начинаются пустыни, которые издавна являлись естественными границами Обжитого мира. Если кому из его жителей и доводилось пересекать западную пустыню, то об этом ничего не было известно.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное