Роман Папсуев.

Верлойн

(страница 8 из 38)

скачать книгу бесплатно

   – Я с вами, – произнес он, и Алдруд тут же радостно хлопнул его по плечу. Тиглон поднялся и сказал: – На заставе у Ридела мы сможем запастись провизией и как следует отдохнуть перед дорогой. Если выедем сейчас – к вечеру будем на месте.
   – Времени терять нельзя, – кивнул Алдруд.
   Дрюль, который все это время молчал, неожиданно дернул Верлойна за рукав и прошептал:
   – Господин Верлойн, можно с вами поговорить?
   Барон извинился перед Странниками и отошел в сторону, вслед за Дрюлем. Тот почесал лоб и сказал:
   – Господин Верлойн, я тут подумал... Кхм. Так вот. Спросить хотел. А как же скрытность-то наша? Представляете – ехать в компании со Странником, да еще и тигом. Тут не схоронишься особо.
   Верлойн кивнул. Дрюль отчасти был прав. Если они поедут все вместе, компания у них получится пестрой – два человека, дримлин да тиг. Но отказываться от таких попутчиков было бы неразумно. Верлойн прекрасно знал, что тиги – великолепные воины, не говоря уже о Странниках. Барон был уверен, что эти двое станут незаменимыми спутниками, и потому ответил Дрюлю:
   – Ты прав, но мы поедем с ними. Это важнее, чем скрытность. Эти двое – воины. А воины нам нужны. К тому же вчетвером веселее, чем вдвоем.
   Дрюль обиделся, наверное, подумав о том, что слова Верлойна – укор ему. Мол, ты, Дрюль, скучный спутник, потому я хочу ехать с этими двумя. Верлойн улыбнулся и сказал:
   – Тебя, конечно, никто заменить не сможет. Смотри на это так – ты сможешь рассказать свои интересные истории не только мне, но и этим двум.
   Дрюль махнул рукой и кивнул. Они вернулись к Странникам, и Верлойн сказал:
   – Мы готовы.
   – В путь, – коротко бросил Алдруд, ловко запрыгнув в седло.
 //-- * * * --// 
   Тиглон оказался прав. Когда солнце скрылось за горизонтом и на небе заблестели россыпи звезд, они уже были возле заставы на переправе у Ридела. Тиг, который прекрасно знал начальника заставы, распорядился выделить путникам лучшие палаты в караульном доме, велел как следует почистить их коней, а самих путников накормить и напоить. Приказы были выполнены, все поужинали и отправились спать, чтобы завтра с первыми петухами перебраться через Ридел. Тиглон же еще долго о чем-то разговаривал с воеводой. Как потом выяснилось, он просил воеводу отправить гонца в Кулар, дабы оповестить короля о неотложном деле, которое вынуждает Тиглона временно покинуть королевский двор.
   Ночью положено спать, но так уж вышло, что путники просидели полночи за кувшином вина, рассказывая друг другу о своих приключениях. Комната их, по словам воеводы самая лучшая в форте, оказалась маленькой, без кроватей, с сеном на полу, столом да четырьмя стульями. Путники уселись вокруг стола, пили вино, долго говорили.
   Верлойн лучше узнал Алдруда, утвердившись в мысли, что такой спутник будет очень полезен.
Тот уже не кривил яростно лицо, был совершенно спокоен, шутил, но барон видел в его глазах мстительный огонек, прямое указание на то, что Странник ни о чем не забыл. И когда пробьет час, не пожалеет живота, лишь бы выпотрошить побольше воинов Нуброгера.
   Дрюлю же, который в последнее время и так был весьма многоречив, вино развязало язык окончательно, и он травил байки одну за другой, совершенно невероятные и потому весьма смешные. Алдруду Дрюль понравился, Странник периодически хлопал дримлина по плечу, восклицал: «Ишь ты!» или «Врешь!», а Дрюль прижимал к груди руки и клялся, что все его небылицы – чистая правда. Путники смеялись и шутили, разве что песни не пели, когда в комнату вошел тиг и, не раздеваясь, молча лег на пол, завернувшись в свой плащ. Хмельные друзья тут же решили, что пора спать, и повалились на пол, скоро уснув.
   Рано утром на следующий день они уже были на пароме. Великая река Ридел, медленно несшая свои воды в море Красных рифов, была самой крупной рекой континента, поэтому переправа через нее заняла у них чуть ли не полдня, они оказались на восточном берегу лишь тогда, когда солнце уже миновало зенит. Посыльный, которого Тиглон взял с заставы на западном берегу, поскакал в Кулар, а путники отправились на север, к мосту через реку Лугор. Мерин Тиглона был навьючен тяжелыми седельными сумками с провиантом – воевода постарался, снабдил путешественников не только едой, но и здоровенными мехами с вином и водой. Ближе к вечеру путники добрались до безлюдного лугорского моста, перебрались на тот берег и решили заночевать рядом с рекой, не въезжая в Зурнобор. Разожгли костер, приготовили еду, поели и легли спать. Перед сном Верлойн долго смотрел на темный лес впереди.
   Название Зурнобор на древнесальдском означало «Большой лес». Он действительно был большим. На восток от Ридела его делили между собой два королевства – королевство Изумрудных лесов и королевство Черных скал. Собственно, границы как таковой не было. Королевства еще в глубокой древности подписали мирный договор, и потому застав на границах не было, проезд был свободным в отличие от границ с Каратом, где заставы хоть и были лишь для видимости, но все же стояли. Гарнизонов же на границе с королевством Черных скал не имелось вовсе, как не имелось и крупных поселений. И давно уже никто не ездил в королевство Черных скал через Зурнобор.
   С тех самых пор, как поползли слухи о непроходимости Черных скал, к которым с этой стороны Ридела можно было добраться только через древний лес. Верлойн, конечно, слышал об этом, не раз расспрашивал Стрира, но тот неизменно сыпал непонятными учеными словами, отвечал, что все это глупые деревенские суеверия, и долго, нудно объяснял юноше что-то о политике, об ухудшающихся экономических связях и прочее. Верлойн тогда не стал вникать в заумные объяснения и благополучно забыл и о слухах, и о фактах. А факты были таковы, что Герд IV дважды отправлял к Черным скалам отряды рыцарей и меченосцев и больше их никто никогда не видел.
   Теперь же, когда Зурнобор темнел впереди и до него было рукой подать, Верлойн вспомнил все, что знал о нем. И громадный лес казался ему опасным. Ибо неведомо было никому, сколько тайн скрывает в себе Зурнобор, сколько опасностей притаилось на его тропах... А барону и его спутникам предстояло это выяснить...
   Верлойн уснул с тревожными мыслями, а когда проснулся, солнце еще не поднялось, но небо уже светлело и над рекой висела плотная стена тумана, наползавшая на берег. Было холодно, изо рта валил пар. Верлойн поднялся и обнаружил, что все его спутники еще спят. Но Тиглон мигом проснулся, услышав, как барон поднялся. Тиг сел, растирая глаза, широко зевнул и растолкал Алдруда с Дрюлем.
   Путники умылись у реки, после чего оседлали коней и с первыми лучами солнца въехали в древний лес. Он не казался грозным с наступлением утра, напротив, был приветлив и красив. Деревья-гиганты обступали успевшую зарасти тропу, морщинистая кора стволов была похожа на темную старческую кожу, а кривые и толстые ветви, сплетающиеся над головами путников, – на руки, да и вообще лес казался одним большим, живым, древним и мудрым существом. Он дышал легким ветерком, шептал опавшей листвой, вздыхал и скрипел ветвями. Темные деревья да голые кусты – в этом лесу осень уже поработала на славу, а потому Верлойну было удивительно видеть подобный контраст между Изумрудным лесом и Зурнобором, которые стояли рядом, а природа в них хозяйничала по-разному.
   Ехали путники практически весь день, дважды останавливаясь, чтобы отдохнуть. Потом была ночь, и лес издавал жуткие ночные звуки. Скрипел, ухал, трещал. Алдруд и Тиглон не обращали на эти звуки никакого внимания, барон же с Дрюлем заметно нервничали. Дримлин то и дело оглядывался по сторонам, а на подшучивания Алдруда по поводу дримлинской храбрости виновато и натянуто улыбался.
   – Люблю я леса, души в них не чаю, век бы в лесах жил, – оправдывался Дрюль. – Да вот только этот... Старый он. Вспоминаю я, как в первый раз его пересекал, когда из дома ушел, – поджилки трясутся. Вроде бы все детство рядом с ним провел, должен был бы привыкнуть, но нет. Страху я тогда натерпелся...
   – Так живым же вышел, – весело щурился Алдруд. – Значит, понравился ты лесу. Не бойся, мы рядом. Поможем, если что.
   На следующее утро первую остановку путники сделали на небольшой лужайке возле ручья. Решили остановиться и немного отдохнуть. Дрюль стоял рядом со своей кобылой, которая жадно пила воду из студеного ручья, и глазел на красивую лужайку.
   – Да, красиво здесь, – сказал он. – Жаль, что скоро зима. Люблю я осень.
   – Чем тебе зима не угодила? – спросил Верлойн, повернувшись к дримлину.
   – Холодно. – Дрюль поморщился. – И я всегда зимой болею.
   – Хм... – Верлойн посмотрел на небо, потом на своих спутников и сказал: – Пора ехать. Кони вроде бы напились.
   Дрюль дернул узду, его кобыла нехотя отошла от ручья, сердито фыркнув.
   – Ну-ну, старушка, – примирительно сказал дримлин, забираясь в седло, – не волнуйся так, у нас еще будет много ручьев впереди... Мессир Верлойн, давно спросить хотел – а куда мы, собственно говоря, так торопимся?
   – Чем быстрее мы доберемся до Черных скал, тем безопаснее будет наш дальнейший путь, – коротко ответил барон.
   Дрюль пожал плечами, пробурчав:
   – Изредка отдыхать тоже не мешает, а то умрем от истощения, так и не доехав до скал.
   Верлойн не говорил Дрюлю о том, что у Черных скал они будут искать сокровищницу гномов, как не говорил об этом и Странникам. Пока не время. Да они почему-то и не интересовались особо. Помнится, в первый день спросили, почему должны ехать через Зурнобор к Черным скалам. Ответ Верлойна: «Это необходимо для нашего успеха» их устроил, поэтому вопросов больше не задавали.
   Верлойн уже вдел ногу в стремя, как вдруг на поляну с криком «Помогите!» выкатился манкр. Бедолага был весь исцарапан, одежда на нем вся выпачкалась, он был истощен и еле бежал. Тиглон, который был ближе всех к манкру, схватил свой двуручный меч и бросился к малышу, который свалился без сил шагах в десяти от путников. Верлойн с Алдрудом поспешили за Тиглоном, а Дрюль все пытался слезть с кобылы, но это у него почему-то не получалось.
   Тиглон помог бедняге сесть, одновременно внимательно рассматривая кусты – смотрел, нет ли за манкром погони. Малыш охнул и открыл глаза. Манкры были горным племенем, поэтому Верлойн терялся в догадках, что он делал посреди древнего леса. Внешне он был похож на обезьянку, барон видел этих симпатичных разумных существ на юге. У манкра были большие черные глаза, широкий рот, маленький курносый нос и огромные уши. На лбу, над левой бровью, у него вздулась большая шишка.
   – Что с тобой случилось, приятель? – спросил Тиглон, заботливо поддерживая беднягу. – Как тебя зовут?
   – Ме... меня зовут Малс, – тихо сказал манкр. – Ме... меня только что о... ограбили...
   – Кто тебя ограбил?
   – Ро... робблины.
   – Кто-кто? – спросил Алдруд, опускаясь на колено рядом с манкром.
   – Робблины. Эти разбойники опять появились в наших местах, – ответил Тиглон и покачал головой. – Все же королю необходимо выставлять заставы на границе. Зурнобор превращается в прибежище для проходимцев и разбойников. Где это произошло, Малс?
   – Не... Недалеко отсюда.
   – Ты знаешь, где их логово? – спросил Верлойн.
   – Да... Они меня туда притащили и по... побили. Потом забрали сумку и выкинули меня вон. – Малс всхлипнул и потрогал шишку на лбу. – Хорошо хоть не порешили...
   – Сумку забрали? Подумаешь, большое дело! – сказал Дрюль, подходя к путникам. – Чего ты так волнуешься?
   – В сумке сокровища. Они бесценные. – Малс заплакал. – Я без них пропаду-у-у-у!
   – Ну ладно, хватит реветь-то. – Дрюль почесал нос.
   Наступила тишина, прерываемая всхлипываниями Малса. Алдруд и Тиглон рассматривали малыша, Верлойн же думал, как поступить. Им следовало спешить, но отказать в помощи малышу-манкру было стыдно, потому Верлойн, приняв решение, посмотрел на своих спутников и сказал:
   – Я думаю, что, если мы немного свернем с пути, это нам не повредит.
   – А как же спешка? – усмехнулся Дрюль.
   – Дрюль, замолчи, – хмуро сказал Верлойн. – Малс, где находится логово?
 //-- * * * --// 
   Робблины были дальними родственниками гномов. Поговаривали, что в них течет изрядная доля тролльей крови, которая и сделала их прислужниками Зла. То, что робблины унаследовали самые худшие черты подземного народа, не подвергалось сомнению. Давным-давно они вышли из пещер на свет, а так как не могли прожить в солнечном мире без средств к существованию, выбрали самый простой способ выживания – грабеж.
   Из поколения в поколение воспитывались профессиональные грабители, воры и бандиты. Слово «робблин» стало нарицательным – его употребляли, чтобы обвинить в воровстве. Банды робблинов, иногда весьма многочисленные, предпочитали лес – плотно сросшиеся древесные кроны напоминали им каменные своды пещер, из которых вышли их предки, а кроме того, в лесу было легче прятаться и устраивать засады. Шайки робблинов иногда насчитывали до ста разбойников, они были недисциплинированными, неряшливыми, склочными и, как это часто бывает среди отребья, – пьяницами.
   На поляне, где находилось логово робблинов – пещера под небольшой серой скалой, – стояла полная тишина. Робблины, очевидно, напившись до беспамятства, спали. Тиглон повернулся к Алдруду и тихо сказал:
   – Они спят, но стражу выставили. Главное – убрать их, и как можно тише.
   Алдруд кивнул и знаком приказал Верлойну отползти от кустов. Тиг, подойдя к лошади, вытащил меч из ножен, притороченных к седлу. Махнув рукой Дрюлю, который снова неудачно вывалился из седла и теперь снимал с седла колчан и лук, Тиглон подошел к барону и Алдруду. Малс сидел рядом, дрожа от страха. В его глазах путники были большими, отважными и грозными рыцарями, но он-то знал, что робблинов там видимо-невидимо, о чем тут же и сообщил Верлойну.
   – Да? – Барон присмотрелся. – Я пока вижу только двоих, оба спят. Вот олухи! Даже стражников трезвых выставить не могут. Один спит возле входа в пещеру, другой вон под тем дубом. Справа, видишь, Тиглон? Я займусь тем, что у входа, а ты давай позаботься о втором.
   – Я на всякий случай останусь напротив входа в логово, – прошептал Алдруд. – Чует мое сердце, все не так просто, как кажется.
   Верлойн задумчиво посмотрел на Странника, поняв, что тот прав. Все было слишком просто.
   Малс, Алдруд и Дрюль остались под деревом, а барон с Тиглоном стали тихо подбираться к стражникам. Удаляясь от спутников, Верлойн успел расслышать, как Дрюль сказал:
   – По-моему, эти болваны так напились, что, если бы сюда прибежало стадо трирогов и станцевало бы у них перед носом, они и то бы не проснулись.
   Стражник, спавший под дубом, спокойно храпел, когда рука тига быстро выскользнула из-за дерева и, закрыв робблину рот, затащила его за кусты. Оттуда донесся глухой звук удара, приглушенный возглас и хруст. Со стражником у входа было сложнее – именно поэтому Верлойн решил заняться им самостоятельно. Барону пришлось выйти на открытое пространство, он быстро добежал до скалы, прижался к стене, опасаясь сигнала тревоги. Но все было тихо. Верлойн тихонько прошел вдоль стены, приблизился к робблину и, недолго думая, быстро свернул ему шею одним рывком. В ту же секунду в воздухе прожужжала стрела. Верлойн обернулся и выхватил меч. Но все вроде бы было спокойно. Вдруг прямо перед ним упал большой камень, а за ним на землю свалился робблин со стрелой во лбу.
   Из кустов выбрался Дрюль с луком. Широко улыбаясь, дримлин вышел на середину поляны и сказал:
   – Вы не заметили третьего стражника. Очевидно, он не был чересчур пьян и хотел вам, барон, уронить на голову булыжник. Этот был последним. Больше стражников нет.
   «ТУРУ-ТУРУ-ТУРУ-ТУТУ!» – вдруг завизжала боевая труба, и Верлойн понял, что Дрюль ошибся. Еще двое стражников сидели на дереве и заметили чужаков только тогда, когда Дрюль вышел на поляну. Дримлин, поняв свою ошибку, бросился к Верлойну и, наложив на тетиву стрелу, выпустил ее в дерево, откуда доносились завывания трубы. Труба не замолчала, но с глухим криком что-то тяжелое рухнуло в кусты.
   – Это я в него попал или он просто перепил? – пробормотал Дрюль, быстро накладывая вторую стрелу.
   Вторая стрела заставила наконец-то замолчать трубу, но было слишком поздно. Ворота в пещеру распахнулись, и из скалы повалили робблины.
   Верлойн с Дрюлем оказались в самой гуще свалки. Меч барона, Криад, со свистом опускался на головы робблинов, выскакивавших на поляну. Дрюль отбросил лук и выхватил кинжал. Первые робблины мгновенно лишились жизни. Меч Верлойна описывал круги, разбивая щиты, ломая клинки и обрубая древки копий. Робблины были низкорослыми, хилыми и трусливыми. Они практически не оказывали никакого сопротивления, бестолково спотыкались и толкали друг друга.
   На поляну вылетели Алдруд и Тиглон с обнаженными мечами и присоединились к барону и дримлину, рубя разбойников. Среди полусонных пьяных робблинов началась паника. Половина разбойников уже валялась на земле, а вторая половина неслась без оглядки в лес, побросав оружие и проклиная свалившихся как снег на голову грозных воинов. Правда, трое или четверо, особо воинственные – или слишком пьяные, – пытались сопротивляться, но не продержались и двух минут.
   Вскоре на поляне у скалы остались лишь путники да мертвые робблины. Тиглон огляделся, вытер побуревший от крови меч о рваный плащ убитого разбойника и повернулся к Дрюлю, который вкладывал кинжал в ножны.
   – Дрюль, я тебя по-хорошему прошу – никогда больше не допускай таких ошибок!
   – Больше не буду. – Дрюль, поморщившись, потрогал покрасневшее предплечье.
   – Никто не ранен? – спросил Верлойн.
   – Никто, – сказал Алдруд и, взглянув на Дрюля, добавил: – Если, конечно, не считать царапины нашего отважного героя.
   Дрюль обиженно надул губы. Барон огляделся.
   – А где Малс?
   Малс сидел все за тем же кустом и, закрыв глаза лапками, рыдал, оплакивая гибель своих защитников. Когда Дрюль хлопнул его по спине, Малс отпрыгнул в сторону и запищал:
   – Не трогайте меня! Я вам ничего плохого не сделал!
   – Успокойся, Малс, – улыбнулся Алдруд. – Это мы.
   Манкр открыл глаза и смущенно покраснел.
   – Э... это вы? А я подумал – робблины. Кстати, а где они?
   – Отправились навестить далеких предков. – Дрюль похлопал себя по груди, не обращая внимания на ироничные взгляды Странников. – Ну ладно, пойдем, поищем твою сумку...
   Внутри логова было тепло, сыро и стояла страшная вонь. Пещера внутри скалы была довольно большой и освещалась двумя отверстиями в потолке, сквозь которые пробивался солнечный свет. На влажном полу валялись какие-то тряпки, объедки, оружие и кости. Около стен выстроились в ряд чаны с вином. В трещины скалы были вставлены потухшие факелы, оставившие на стенах налет черной копоти. Путники вышли на середину пещеры, оглядывая логово разбойников.
   Дрюль откинул ногой тряпку и, зажав нос, сказал:
   – Какая же здесь вонь, о Небо!
   – Ну, – сказал Верлойн, осматриваясь, – и где твоя сумка?
   – Вон, вон она! – Малс бросился к огромному черному трону, который стоял у дальней стены. Трон был срублен из дуба и предназначался, видимо, для предводителя робблинов. На спинке трона висела простая сумка из мешковины – к ней и направился Малс.
   Вдруг откуда-то из-за чана с вином выскочил маленький робблин с огромным мечом в руке. У робблина были красные глаза, широкий рот с выпирающими зубами, серая кожа и мохнатые брови на сильно выдающихся вперед надбровьях. Судя по довольно новым доспехам, в которых болтался (другого слова и не подберешь) робблин, а также по тусклому позолоченному шлему с рогами, он-то и был предводителем разбойников. Огромный меч в лапках робблина так не соответствовал его внешнему виду, что путники невольно улыбнулись.
   – Ни с места! – заверещал робблин, размахивая мечом. – Бросайте оружие!
   – Ты потише маши этой штуковиной, – серьезно сказал Дрюль робблину, – а то поцарапаешь кого ненароком.
   Робблин удивленно уставился на дримлина. Манкр Малс испуганно прижал к груди сумку и спрятался за трон. Верлойн со Странниками опустили мечи и, усмехаясь, рассматривали коротышку. Опасности он явно не представлял, убивать его тоже не имело смысла. Верлойн решил, что нужно его просто оглушить, связать и оставить здесь.
   – Ты, – угрожающе сказал робблин, указывая мечом на Дрюля. – За это гнусное оскорбление ты расплатишься жизнью! Выходи на поединок, если не трус!
   – Я не трус, – все так же серьезно сказал Дрюль и вытащил из кучи тряпья на полу старенький меч.
   Верлойн хотел было остановить Дрюля, но Алдруд его удержал, подмигнув. Страннику было интересно, чем закончится этот поединок. Верлойн пожал плечами, мысленно поставив на дримлина, потому как робблин с огромным мечом в тонких лапках казался барону просто нелепым. Дримлин взял в правую руку меч и учтиво спросил:
   – Вы готовы?
   – Я всегда готов, – оскалился робблин, взяв рукоять меча двумя руками.
   Дрюль улыбнулся, подмигнул ему и, взмахнув мечом, сказал:
   – Ну что ж, тогда начнем.
   Он сделал легкий выпад в сторону робблина только для того, чтобы попугать. Но не успел Дрюль и глазом моргнуть, как коротышка ринулся вперед, одним быстрым взмахом меча выбил из его руки клинок и, подняв свой огромный меч над головой, заорал:
   – Умри, дримлин вонючий!
   Дрюль от неожиданности оступился и упал, а робблин, подбежав к нему, занес меч над головой. Верлойн вскрикнул, Тиглон и Алдруд подняли мечи и хотели было вмешаться в поединок, как вдруг что-то прожужжало в воздухе, раздался гулкий звон, будто ударили в колокол, и робблин свалился на землю как подкошенный.
   Путники не могли ничего понять, как вдруг Верлойн заметил в позолоченном шлеме робблина глубокую вмятину. Из-за кресла-трона вышел Малс. Дримлин удивленно смотрел на манкра, открыв рот. Верлойн воскликнул:
   – Ай да Малс! Спас Дрюля!
   Малс скромно опустил глаза и пробормотал:
   – У нас в горах много голубиных гнезд. Когда я был маленьким, мы с приятелями любили кидать в них камни.
   Дрюль ошалело мотал головой.
   – Ну и ну, – наконец сказал он. – Никогда бы не подумал, что мне спасет жизнь трусишка Малс.
   – Я трусишка, – сознался Малс.
   Дрюль встал и кинул на робблина презрительный взгляд.
   – Конечно, я бы и сам справился, – сказал дримлин. – Если бы меч был получше...
   – Плохому скакуну всегда ноги мешают, – пробормотал Тиглон.
   – Чего-чего? – нахохлился дримлин.
   – Ничего, – улыбнулся Тиглон.
   – Воин из тебя хоть куда, – засмеялся Алдруд.
   – Ладно, – буркнул Дрюль. – Малс, ты взял свою сумку?
   Манкр прижал к груди свое сокровище и часто закивал.
   – Вот и отлично, – сказал Дрюль, окинув путников высокомерным взглядом. – Пошли отсюда. Здесь воняет...
 //-- * * * --// 
   Когда на землю мягко опустились сумерки и древний лес стал медленно погружаться в темноту, путники приметили поляну, вполне подходящую для ночевки. Малс, ехавший на крупе кобылы Дрюля, неловко спрыгнул на землю и стал помогать снимать седельные сумки с провиантом. Дрюль косо поглядывал на манкра, умудрявшегося помогать путникам, все время прижимая к груди свою сумку. Наконец дримлин не выдержал и все-таки спросил:


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное