Роман Папсуев.

Верлойн

(страница 4 из 38)

скачать книгу бесплатно

   Сегодня начиналась ярмарка. Королевство Изумрудных лесов славилось своим богатством, и потому именно в столице проводились крупнейшие ярмарки – в середине каждого сезона. Сегодня в Кулар съезжались купцы со всей страны, спешили покупатели, ибо нигде больше не было такого выбора товаров. Шли и простые люди, охочие до развлечений, ибо после ярмарки обычно устраивались празднества и каждый надеялся как следует напиться доброго эля да покуражиться от души.
   Столица раскинулась на плоской вершине одинокой горы, которая с одной стороны поросла густым лесом, а с другой у нее был крутой обрыв – эта часть горы была словно срублена ударом гигантского топора. Под обрывом текла широкая спокойная река Ридел, несшая свои воды в море Красных рифов.
   Кулар не отличался большими размерами. Он был более похож на крепость, окруженную домами, чем на столицу королевства. Скопище маленьких белых домиков с красными черепичными крышами, базарная площадь, узкие улочки – так выглядела столица одного из богатейших королевств света. У самого обрыва, почти на самом краю, возвышался над городом огромный белый замок с восемью остроконечными башнями, на шпилях которых развевались вымпелы.
   Изящная архитектура в сочетании с суровостью крепостных стен создавала впечатление неприступности и величия. Внутрь можно было попасть лишь через главные ворота, охраняемые днем и ночью королевскими гвардейцами. Две сторожевые башни у ворот, высокие стены и крепостные фортификационные укрепления напоминали о том времени, когда Кулар был крепостью, опорой королевства в давние времена, когда мир был более беспокойным, чем сейчас.
   В замке жил и царствовал король Герд IV, повелитель страны Изумрудных лесов. За все время его правления в стране ни разу не было бунтов, политика короля в отношении других королевств была такой же мудрой, как и внутренняя: королевство Изумрудных лесов ни разу не было втянуто в войны, бушевавшие вне его границ. Королевство процветало, как и раньше, во времена Герда III. Король был не только прекрасным политиком, он был справедлив и добр, голодных кормил, обиженных защищал, и неудивительно, что в Кулар шли все сирые в стране – искать защиту и покровительство справедливого короля.
   Кроме того, поскольку король был невероятно щедр, он собрал отличную армию, само существование которой отбивало у соседей мысль о нападении на королевство Изумрудных лесов. Служить в армии Герда IV считалось привилегией, а потому в войске короля служили лучшие воины континента. Возможно, одной из главных причин того, что королевство процветало, была его армия.
   В городе загорланили петухи. Этим кукареканьем закончилось царствование Коларды – царицы Ночи, и все порождения тьмы с криком петухов попрятались по заброшенным замкам, болотам и лесам, погруженным в мрак, ища спасения от солнечных лучей в вязкой сырой тьме. Город просыпался – базарная площадь и улицы заполнились народом, открывались лавки, на лотках купцы раскладывали товары, а зазывалы начинали пока еще громко приглашать к своим лавкам ранних посетителей базарной площади – через несколько часов они охрипнут, а к концу дня вряд ли смогут даже шептать.
   Просыпался не только город – просыпался замок на окраине Кулара: садовники с утра пораньше принялись стричь кусты роз в парке у главной башни, на кухне поварята забегали со скоростью ветра, ловко лавируя между громадными чанами и сковородами, а кравчий замка уже спустился в погреба вместе со своими помощниками, чтобы выбрать лучшего вина для короля.
   Как только колокол на часовне пробил девять раз, двери в огромный тронный зал Куларского дворца распахнулись, и на пороге появился огромный широкоплечий тиг.
   Тиги были племенем полулюдей, когда-то населявшим восток континента.
Давным-давно их племя было уничтожено во время войны с северянами, и только отдельные кучки беженцев, покинув родные места, обжились в западных землях. Племя тигов славилось своими воинами, именно отвага и храбрость погубили их когда-то. Сейчас даже в крупных городах великих королевств увидеть тига было великой редкостью. Однако были и исключения.
   Тиг, вошедший в тронный зал Куларского замка, звался Тиглоном, и он был начальником стражи короля Герда IV. Огромный, ростом локтей в семь, широкоплечий, с мощными руками, он являл собой олицетворение силы. Одного взгляда, брошенного на его фигуру, было достаточно, чтобы безошибочно определить могучего и бывалого бойца.
   Тиглон двигался бесшумно, несмотря на то, что шаги его были широкими, а на поясе висели ножны с мечом и кинжал. Голова его была покрыта оранжевым полосатым мехом и больше всего напоминала тигриную. Именно из-за этого сходства их племя и было названо тигами. Желто-зеленые глаза с вертикальными зрачками сверкали из-под мохнатых бровей великана, когда он шел к трону, на котором восседал правитель королевства Изумрудных лесов.
   Герд IV, несмотря на ранний час, уже бодрствовал, слушая последние новости, о которых докладывали ему советники. Увидев Тиглона, он чуть заметно кивнул, приглашая тига приблизиться. Тиглон подошел к трону, встал на одно колено и склонил голову, приветствуя короля. Затем, не дожидаясь разрешения встать, поднялся и громко сказал:
   – Дозоры в западной части королевства доложили об отряде Черных Рыцарей, который движется на северо-восток.
   Герд IV откинулся на троне, задумчиво поглаживая седую короткую бороду. Голубые глаза короля неподвижно застыли на лице Тиглона.
   – Продолжай, – сказал наконец король.
   – Отряд миновал наши заставы на границе, однако не смог укрыться от разведчиков, проводивших рейд в лесу. Разведчики отошли незамеченными и доложили о Черных Рыцарях на одну из застав. Только что оттуда прибыл гонец.
   – Есть ли какие-нибудь сведения о том, куда именно направляется отряд рыцарей Нуброгера?
   – Никак нет, ваше величество. Известно лишь направление их движения и их количество. – Тиглон сделал паузу. – Пять десятков пеших и около сорока конных. Из них около тридцати – рыцари Черного Ордена.
   Король нахмурился.
   – Такой отряд представляет собой большую опасность, – продолжал Тиглон. – Учитывая напряженную обстановку на севере и натянутые отношения вашего величества с сюзереном королевства Тьмы, я могу сделать предположение, что рыцари Нуброгера появились здесь неспроста. Для открытого вторжения, разумеется, такого количества воинов недостаточно, однако подобный отряд вполне может совершать диверсии, отвлекая наши гарнизоны в приграничных городах. Но, возможно, я просто не знаю, что ваше величество разрешил этому отряду свободное передвижение по нашей земле.
   Герд IV покачал головой:
   – Нет, я услышал о рыцарях короля Нуброгера только сейчас. Тревожные новости, друг мой. Какая обстановка на западных границах?
   – Спокойно, – последовал лаконичный ответ.
   – До меня доходят новости о том, что отряды Нуброгера были замечены не только на наших землях. Из королевства Карат также поступают сведения, что там видели Черных Рыцарей, которые двигались с юга на северо-восток. Учитывая то, что все войска Нуброгера находятся на севере, мне странно, что отдельные его отряды двигаются с юга на север, а не наоборот.
   – Ваше величество, – сказал один из советников короля, – недавно было получено известие из королевства Дубового леса о том, что в Дирорне были замечены вербовщики Черного Ордена. Они набирают наемников в армию короля Нуброгера. Возможно, отряд, замеченный нашими дозорными, состоит из наемников, которые просто идут в королевство Тьмы.
   Король кивнул.
   – Да, похоже на то. Но ты сказал, что они двигаются на северо-восток, – обратился Герд IV к Тиглону, и тот утвердительно кивнул. – Значит, они двигаются в сторону королевства Черных скал, а не в сторону королевства Тьмы. В высшей степени занимательно.
   – И в высшей степени опасно, – сказал советник короля. – С северо-востока, из королевства Восточных гор доходят слухи о мобилизации армии. А мобилизация в мирное время может означать только подготовку к войне.
   – Или учения, – возразил Герд IV. – Нет никаких доказательств, подтверждающих намерение королевства Восточных гор напасть на кого-то из своих соседей – только слухи. Тем не менее необходимо рассмотреть и этот вариант...
   – Ваше величество! – внезапно перебил короля Тиглон.
   Все с удивлением посмотрели на начальника стражи. Тот заметно волновался, часто моргал и мял рукой край своего плаща.
   – Говори, – Герд IV сложил руки на груди и наклонил голову набок.
   – Ваше величество, – повторил Тиглон, – прошу вашего разрешения отправиться на западные границы, чтобы лично следить за отрядом нуброгеровских рыцарей.
   Король недоуменно поднял брови.
   – Зачем?
   – Я... – начал тиг и запнулся. – Мне необходимо быть там, ваше величество.
   Герд IV внимательно рассматривал смущенного тига. Мимолетную мысль о предательстве король отогнал прочь, ибо знал, что Тиглон верен короне и никогда не предаст своего сюзерена. А затем король внезапно понял, почему Тиглон так волнуется и почему так стремится на запад.
   – Кто останется вместо тебя в Куларе? – наконец спросил король.
   Тиглон быстро поднял голову.
   – Ашбир, ваше величество. Он мой помощник и прекрасно знает дело.
   – Когда ты вернешься?
   – Не могу сказать, ваше величество. Мой... поход может затянуться.
   – Хорошо. Отправляйся. Я надеюсь, что ты вернешься целым и невредимым, тиг. Удачи.
   Тиглон низко поклонился и быстро покинул тронный зал.
   Советники короля удивленными взглядами проводили тига, затем один из них, тучный мужчина в просторных пурпурных одеждах, повернул голову к королю и удивленно сказал:
   – Ваше величество, неслыханное дело, чтобы начальник королевской стражи покидал столицу в смутные времена. Не стоило его отпускать. Тиги верны своим повелителям только тогда, когда им это выгодно. Вы не боитесь измены?
   – Оставь свои подозрения при себе, – резко ответил король. – Тиглон – мой верный слуга и друг. Я в нем уверен больше чем в ком бы то ни было. Я знаю, почему он попросился на запад, поэтому и отпустил его. Таково мое решение и моя воля.
   – Да, сир, – поклонился тучный советник. – Простите, что посмел перечить вам.
   Герд IV задумчиво глядел на двери, в которые вышел Тиглон. Король действительно знал, зачем тиг поехал на запад. Ответ он нашел в прошлом Тиглона – до поступления на службу к королю тот был Странником.
 //-- * * * --// 
   – Кого еще не хватает? – Асланд, нахмурившись, правил лезвие меча оселком.
   – Модерлота и Алдруда, – ответил ему Скир, громадный бородач с густой бородой.
   Двадцать Странников сидели возле костра, шестеро стояли в дозоре, охраняя небольшую поляну, на которой отряд обычно собирался во второй месяц осени.
   Несмотря на походную жизнь, Странники вынуждены были иметь свой уголок в необъятном Изумрудном лесу, чтобы собираться вместе, при необходимости доставать из тайников под старым ясенем оружие и доспехи, рассказывать о своих летних приключениях, делиться новостями и тренироваться, готовясь к длительным переходам.
   Этой осенью отряд собирался отправиться на юг, к морю Красных рифов, где, по слухам, собирали армию для войны с морским народом – пришельцами с другого континента. Как рассказал один из Странников, только что вернувшийся с побережья, правитель королевства Южных гор обещал огромные деньги, если они выступят на его стороне. И платил он золотом, а это означало, что Странники после кампании смогут целый год жить безбедно.
   Асланд понимал, что неразумно упускать такое выгодное предложение, тем более что оно не противоречило кодексу Странников. Почти все были в сборе, не хватало только двоих. Если они не приедут, отряд отправится без них.
   Асланд осмотрел клинок, кивнул, довольный, и спрятал меч в ножны. Поднялся, расправил широкие плечи и, оглядев поляну, нахмурился.
   – Агир, – обратился он к смуглому южанину, через все лицо которого шел белый шрам, оставленный кривой саблей шахитов.
   – Да, вождь, – Агир всегда так называл Асланда.
   – Собрано ли продовольствие?
   – Да, вождь. Все собрано: и еда, и бурдюки с водой.
   – А вино? – с поддельным удивлением спросил Скир.
   Агир ослепительно улыбнулся.
   – Не волнуйся, здоровяк, вино в надежных руках. Не в твоих.
   Странники засмеялись.
   Курдад, один из караульных, слушал разговор и улыбался. Он сидел на коне, охраняя северную тропу к поляне. Лес был спокоен и тих, лишь птицы щебетали да ветер шумел желтыми листьями. Внезапно внимание Курдада привлекли чуть слышное бряцание и конский топот.
   Караульный тронул поводья, направив коня по тропе и на всякий случай ослабив меч в ножнах. Шум приближался, и вскоре Курдад увидел, как из-за поворота выезжают двое всадников, а за ними стройной колонной по двое выходят пешие воины в серых кольчугах, с длинными копьями на плечах.
   Воинов было много, очень много. Всадники, сидящие на огромных черных скакунах, были одеты в легкие черные кольчуги. Курдад успел заметить короткие луки в чехлах, притороченных к седлам, и оперения стрел, торчащих из-за правого плеча каждого из верховых.
   Курдад и всадники увидели друг друга одновременно. При виде караульного верховые схватились за луки. Курдад обнажил меч.
   – Тревога! – успел крикнуть он, прежде чем две черные стрелы вонзились ему в горло. Тело караульного рухнуло в траву с глухим стуком, конь заржал и встал на дыбы. Верховые что-то громко закричали, направляя своих коней на поляну. Пешие бросились за ними, выставив перед собой копья.
   Услышав крик своего дозорного, Странники вскочили на ноги и выхватили мечи. Асланд мгновенно оценил ситуацию, увидев вылетающих на поляну верховых. Он закричал:
   – По коням! Полумесяц и брать в кольцо! Пешие – по трое! Дозорные – верховые!
   Одни Странники бросились к коням, которых они никогда не стреноживали, так как всегда была вероятность того, что придется спешно покидать поляну у ясеня. Другие кинулись на перехват пехоте противника, яростно крича.
   Верховые лучники чужаков пронеслись по поляне, выпуская стрелы одну за другой. Двое Странников как подкошенные рухнули на траву, еще один упал на колено, рыча от боли – стрела вонзилась ему в бок, рядом с панцирем.
   Вскочив на коня, Асланд быстро окинул взглядом место стычки. Двадцать копьеносцев противника уже рубились со Странниками и падали мертвыми, ибо для быстрых кочевников копья пехоты не представляли никакой опасности, тем более что они были заградительными, длинными и нападавшие с большим трудом ворочали своим громоздким оружием. Один из верховых лучников упал с коня, сраженный меткой стрелой одного из Странников. Второй продолжал носиться по поляне, уходя от контактного боя.
   Было видно, что внезапное нападение ничуть не озадачило Странников, они выполнили приказ Асланда: перегруппировались и организованно вели бой.
   Чужаки были из Баксарда. Асланд понял это, когда увидел, что на серого цвета туниках красуется герб Нуброгера. Асланд направил коня направо, чтобы замкнуть конное кольцо вокруг пехотинцев. И тут на поляну стремительно вылетели черные всадники в тяжелых доспехах. Черные Рыцари. Элита. Лучшие воины Баксарда. Они ехали по двое, так как узкая тропа не давала им выстроиться в цепь, но и так они, словно нож сквозь масло, прошли через кольцо Странников, вонзая в тех свои тяжелые копья, давя копытами пеших, как своих, так и чужих.
   Асланд громко выкрикивал команды, его воины стремительно перегруппировывались, а Черные Рыцари все прибывали и прибывали на поляну. Асланд рычал от бессильной злобы. Он понимал, что эта битва проиграна: у противника слишком большой перевес в силе.
   Вот слева упал на землю Агир: меч рыцаря разрубил его голову пополам, страшная рана прошла прямо по старому шраму. Риганд сражался сразу с двумя конными, орудуя двумя мечами, в его спине торчала стрела, он слабел на глазах. Пеший Скир ревел, как медведь, орудуя огромным двуручным мечом, рассекая тела врагов, но вот и он рухнул в пыль – его сбил конь Черного Рыцаря.
   Странники умирали молча, дорого продавая свою жизнь. Асланд понимал, что, даже если он отдаст сейчас приказ отступать, они не послушают его. Потому что они никогда не отступали.
   Никогда.
   Прямо на Асланда неслись трое Черных Рыцарей с копьями наперевес. Старый воин криво усмехнулся и, пришпорив коня, ринулся им навстречу...
 //-- * * * --// 
   Огонь гудел в огромном камине, освещая и согревая просторную залу замка Верлойна. Барон сидел в большом кресле, покрытом шкурами, закинув одну ногу на подлокотник, кутаясь в широкую, отороченную мехом накидку и попивая подогретое вино из родовых погребов.
   Верлойн рассматривал лицо своего управляющего, Скардида, который сидел напротив. Он тоже пил вино и глядел на своего сеньора, чуть щурясь. После того как Верлойн умылся, сменил одежду и пообедал, они уединились в каминном зале, чтобы поговорить с глазу на глаз.
   – Ну что ж, мой старый друг, – сказал наконец Верлойн, – дела, как я посмотрю, идут у тебя хорошо. Благодаря твоим заботам мои владения не попали в жадные руки чужаков, а крестьяне не жалуются на свою жизнь, восхваляя твою мудрость и доброту. Ты сослужил мне верную службу.
   Скардид поморщился и поднял руку.
   – Будет вам, мессир Верлойн. Сколько времени прошло, а вы, только приехав, хвалите своего старого слугу, будто это его заслуга в том, что ваши земли процветают. Я лишь следовал заветам вашего отца да вашим наставлениям, только и всего.
   Верлойн усмехнулся:
   – Скромен, как всегда. Я мог бы долго с тобой спорить по этому поводу, но не буду. Ты прав, надо обсудить новости. Так что расскажи-ка мне о том, что случилось в Фолкских землях за время моего отсутствия.
   Скардид улыбнулся:
   – Долгим был бы мой рассказ, коли стал бы я перечислять все события этих пяти лет.
   – Расскажи о главном, – сказал Верлойн, – ибо я спешу и вскоре вновь покину замок.
   Скардид чуть не поперхнулся вином. Отставив кубок, он удивленно посмотрел на барона.
   – Это правда или вы испытываете меня, мой господин?
   – Это правда, – спокойно отвечал Верлойн. – Я расскажу тебе обо всем попозже. А пока говори ты.
   Скардид потер подбородок, качая головой.
   – Что ж, – сказал он. – Попробую я вас попозже отговорить от вашей затеи, какова бы она ни была. А если кратко рассказывать, то было у нас всего два громких конфуза. Первый случился прямо после вашего отъезда. Приехали из Гмиэра посланники короля, важные вельможи, сделали вид, будто ищут вас, прослышав о смерти барона Остина, хотя, уверен, знали прекрасно, что король отправил вас на юг. Я им объяснил, что вас в замке нет, что вы уехали, а куда и насколько – не сказали. Так они и отправились восвояси ни с чем. А на следующий день смотрю я из окна – целый отряд гмиэрских рыцарей собрался у моста, а впереди них – один из давешних вельмож. И этот самый расфуфыренный петух заявляет, что, мол, замок является его, вельможи, собственностью, коли законный наследник земель Фолкских сгинул без следа. Ну я его и спрашиваю – кто ж это удумал такое? А он отвечает, что, мол, королевский приказ. Я осерчал сильно, говорю: ступайте прочь, не верю я, чтобы сюзерен такое постыдное дело задумал. А коли правда это, пусть сам приезжает и мне лично о том скажет, даже бумагам с королевскими печатями не поверю! Вельможа тоже рассердился, побагровел весь да как заорет, мол, изменник, предатель, воли короля противишься, да мы, мол, сейчас твой замок спалим, да тебя на виселице как последнего вора вздернем. И чем больше он кипятился, тем спокойней мне становилось. Я смекнул, что не король приказал этому чурбану сюда явиться, а сам он порешил, что раз хозяина замка нет, то его втихую можно к рукам прибрать. А как смекнул я это, говорю ему, мол, давай, попробуй-ка замок спали, посмотрю я на тебя. Тот ругаться опять начал, слюной землю избрызгал, потоптался-потоптался, да и убрался вон. Видно, решил, что, прознай король о таком вот гнилом деле, не сносить ему его вельможьей головы.
   – Как звали этого вельможу? – спросил Верлойн хмуро.
   – А кто ж его разберет? – пожал плечами Скардид. – По мне, так они все на одно лицо. Имя свое он, стервец, не назвал, а то бы я лично в столицу поехал, к королю, и посмотрел бы, как этого поганца плетьми отделают. Ну да ладно, в общем, уехал он. Забыл я об этом конфузе, хозяйство веду, все вроде бы гладко да хорошо. И тут полгода назад опять дельце. Приезжают рыцари к замку. Смотрю на них, дивлюсь. Ни гмиэрские они, странные какие-то. Все в черном.
   Верлойн напрягся и подался вперед. Скардид, не замечая этого, продолжил:
   – Один из них, высоченный такой детина, рубака, видать, знатный и говорит, мол, впустите обогреться. Ранняя весна была, холодно, снег еще в лесах лежал. Ну я-то, опытом горьким наученный, сразу спрашиваю – как звать, мол, откуда сами и куда едете? Он говорит, что имя его Рильд, сам он рыцарь Черного Ордена Нуброгера, едут они в Баксард, к королю. Проезжали мимо, решили, что гостеприимный хозяин, я, стал быть, их обогреет да едой накормит. Льстивы его речи были, сжалился я да всякую бдительность потерял. Ну и пустил их в ваше, мессир, родовое гнездо. Они, правда, спокойны были, учтивы, даже на служанок не зарились, хоть и невиданное это дело. Поели, вина попили, я их расспрашивать начал, мол, чего в мире творится. Рильд этот, который у них вроде как старший был, отвечал, что в мире все спокойно, что, мол, тишь вокруг, спокойствие одно. И невзначай так спрашивает, мол, не Верлойн ли я?
   Барон задумчиво поджал губы, а Скардид тем временем продолжил свой рассказ:
   – Тут-то я и насторожился, сам не знаю почему. Говорю, что нет. Не Верлойн я. А что, спрашиваю, вам от Верлойна надобно? А Рильд и отвечает: король, говорит, наш хотел бы предложение барону Верлойну сделать. Заманчивое, говорит, предложение. Ну я и отвечаю, что, мол, доложи это предложение мне, я своему хозяину все передам. А Рильд только головой качает, мол, не велено. Я плечами пожимаю, говорю: тогда ждите мессира Верлойна, да только неизвестно, когда он будет, может, завтра, а может, через год. Рильд расстроился, да виду не подал. Отвечает, что, мол, некогда нам хозяина твоего ждать. Передай ему, говорит, что, когда вернется, пусть к королю Нуброгеру кого-нибудь пошлет. Тогда и предложение повелителя Тьмы узнает. Сказав так, собрал Рильд своих рыцарей и убрался восвояси. Дрюль пошел провожать их до ворот. Уж больно подозрителен дримлин наш, везде ему заговоры мерещатся. И потом рассказал мне, что рыцари, перед тем как уехать, все по сторонам головами крутили, не иначе как рассматривали наши укрепления. А это, как известно, знак дурной. Да только уехали они, и не слышал я о них больше.
   Верлойн откинулся в кресле и потер виски.
   – А весточки стали приходить, – продолжал Скардид, – что не все в мире-то спокойно. Говорят, на западе, у границ, заколдованные места появились, гиблые. Поле полем, а кто туда пойдет, так бесследно и пропадает. Звуки оттуда какие-то доносятся, словно войско там стоит призрачное. Люди те места стороной обходят, дурная слава у тех мест. И отряды Нуброгера, вроде того, какой к нам приезжал, говорят, рыщут по всему королевству, не пойму, куда наша стража глядит. Чужестранцев, да еще и вооруженных до зубов, да еще и целыми отрядами в наши земли пускать – виданное ли это дело. И с севера тоже вести страшные доходят, будто бы Нуброгер войско собирает грозное. Не иначе как к войне дело идет.
   Верлойн молчал, продолжая тереть виски.
   – Да, – наконец сказал он. – Странные дела на земле происходят. Странные и страшные... Расскажи-ка мне о Дрюле. Кто таков и откуда взялся?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное