Роман Папсуев.

Верлойн

(страница 3 из 38)

скачать книгу бесплатно

   – Ох, смутные времена. – Стрир покачал головой, хмурясь. – Гирагиты были хранителями древних знаний, и понятно, чего ради Нуброгер разрушил город. Не иначе как пытается овладеть волшебными предметами и магической силой. Чародеев, значит, всех вырезал... Выходит, правду говорил Гискар о беде, идущей с севера.
   – Гискар? – спросил Верлойн. – Кто это?
   – Белый маг с юго-востока. Слыхал о Совете Белых Магов? Так он там один из наиглавнейших. Наведывался он ко мне недавно, месяца два назад. Говорил о тьме, надвигающейся с севера. Маги – они, знаешь ли, загадками говорить любят. Я с ними так долго общался, что уже и не обращаю внимания на их недомолвки, пропуская мимо ушей. Чего ради голову ломать, коли все равно смысла не понять? Вот Гискар мне все уши прожужжал про беду с севера, про тьму, которая грозит всем землям нашим... А я-то думал, что он опять голову мне морочит. Не морочил, видно. Правду говорил.
   Стрир помолчал.
   – Говорил он еще и о том, что придворный колдун у Нуброгера появился. Аслаком его кличут. Черный маг, сильный очень. Гискар говорил, будто Аслак собирается всю нечисть наших земель поставить под знамена Нуброгера. Зубастов, робблинов, ксиард, леших, троллей... А коли удастся ему это, беда ждет всех. Уж не знаю, откуда Гискар знает планы Аслака, но верю белому магу. Мудр он, да и о наших краях печется. Тебе бы с ним встретиться, глядишь, он бы тебе совет дельный дал.
   Верлойн молча слушал Стрира, хмурился. Потом покачал головой.
   – Нет времени у меня на юго-восток ехать, встречаться с Гискаром. Да ты все сказал, что мне знать надо было. Если Черные Рыцари похитили Беллар, значит, и дорога моя – на север. В Баксард.
   Стрир быстро покачал головой.
   – Образумься, Верлойн. Посуди сам, кто ж его знает, что сталось с твоей возлюбленной? Может, и не в Баксарде она? Может, ушла куда глаза глядят, а может, сгинула навеки в лесах Кифеса. Ведь не ведаешь ты, впрямь ли она попала в лапы Черных Рыцарей. И не ведаешь, жива ли она. Слишком мало ты знаешь. И слишком опасный план зреет в твоей голове. Не обессудь, но глупость это несусветная – лезть в зубы дракону, когда не знаешь, что за сокровища он стережет. Может, нету у Нуброгера Беллар, а ты сломя голову бросишься ее вызволять. Сгинешь сам, возлюбленную не найдешь. Образумься. Тут мудрый совет нужен, от меня-то какой толк? С Гискаром тебе свидеться надо. Устрою я вам встречу, не надо тебе будет к нему в гости ехать. Попрошу его сюда прибыть.
   Верлойн глотнул вина, глядя на старца. Мудрыми были его слова. Надо бы Верлойну с Гискаром повидаться. Но не здесь.
   – Вот что, любезный мой Стрир. Исполнил я волю Ювандра II, короля нашего, теперь пора и о владениях своих позаботиться. Замок мой все эти годы пустовал без хозяина, нужно мне туда наведаться да посмотреть, что к чему.
Слухи до меня доходили дурные... Так что отправлюсь в свой замок отдохнуть перед долгим походом. Хочу просить тебя сообщить Гискару, что жду его у себя.
   Стрир кивнул.
   – Сделаю. – Он поднялся вслед за юношей, обнял за плечи, заглянул в глаза. – Ювандр пока не знает о том, что ты вернулся. Смотри, коли прознает, что ты опять в путь собираешься, да еще и без его ведома, осерчает он, пошлет за тобой стражу. А о слухах – правдивы они, весь город о том толковал. Слышал я, к примеру, что к замку уже отправляли кого-то из двора, да твои слуги чуть ли не силой его за ворота выпроводили. Эх, смотри, Верлойн, владелец земель Фолкских, опасайся гнева короля.
   – Ты прав. Буду осторожен, тем более что нет у меня сейчас времени вассальную службу у короля нести, – ответил Верлойн. – Есть у меня дела поважнее. К тому же не рыцарь я, не давал клятву.
   – Рыцарь не тот, кто клятву дает, а тот, кто следует по жизни путем справедливости, – сказал Стрир. – А ты не лиходей. Чистое у тебя сердце. Да будет оно всегда таким. Что ж, ступай с миром, передам я Гискару, что ждешь ты его в своем родовом замке. А более – никому не скажу. Нет нужды, чтобы в королевском замке прознали о твоем возвращении. Поспеши. Чует мое сердце, что, если и свидимся мы с тобой еще, не скоро это будет.
   Верлойн обнял старика, опоясался ремнем с ножнами, накинул плащ и пошел к дверям, оглянувшись на прощание. Стрир стоял посреди комнаты, грустно улыбаясь. Он поднял руку, благословляя Верлойна в дорогу, тот улыбнулся в ответ и вышел на улицу.
   Вульдан стоял у крыльца, держа Гринальда за узду и болтая с каким-то простолюдином. Судя по всему, как Верлойн передал ему поводья, так он и стоял как вкопанный возле крыльца да беседовал со знакомым.
   – Обормот, – пробормотал Верлойн, подходя к нему и отбирая поводья.
   – Как так? – Вульдан удивленно обернулся. – Неужто уже уезжаете? Только что в дом зашли!
   Собеседник Вульдана, увидев Верлойна, тут же ретировался, внезапно вспомнив о неотложных делах.
   – Полчаса прошло, бездельник, – ответил Верлойн, забираясь в седло. – А ты коня не покормил, не почистил, напиться ему не дал, стоял, лясы точил. Розгами бы тебя угостить, чтоб проворнее был. – Верлойн устроился в седле, поглядел на улицу. Потом взглянул на слугу Стрира. – Ты вот что, – сказал он Вульдану. – За стариком смотри. Стар он стал совсем. Береги его, заботься.
   Вульдан широко раскрыл глаза. Грустным был голос Верлойна.
   – Хорошо, милсдарь Верлойн. Позабочусь. Я просто не проснулся еще. Сейчас проснусь и забегаю. – Он говорил искренне, видно, почувствовал укор в словах Верлойна.
   – Забегаешь, как же... Вот прямо сейчас сбегай на площадь, купи ему лучшего вина. – Верлойн порылся в кошеле, достал золотой, кинул слуге. – Да и сам выпей за мое здоровье. Может, и не свидимся уже.
   Вульдан поймал золотой, спрятал за пояс, поклонился. Верлойн развернул коня и поехал к главным воротам.
 //-- * * * --// 
   Долго ехал Верлойн к Фолкскому лесу, ночь настигла его прямо у редколесья, за которым начинались его земли. Заночевать он решил здесь, стреножил коня, завернулся в одеяло и проспал беспробудным сном до самого рассвета.
   Ранним утром умылся у маленького ручья и отправился дальше. Лес Фолкский был густым, даром что рубили тут деревья и гмиэрские дровосеки, и жители деревень, принадлежавших Верлойну. Земля хорошая, плодородная, зелень так и лезет из благодатного чернозема навстречу солнцу.
   В свое время отец Верлойна строго-настрого запретил полную вырубку, хоть и советовали ему устроить здесь пашню. Любил он этот лес, на охоту часто выезжал, заботился о нем как мог, следил за тем, чтобы дичь не разбежалась в соседние леса – Зурнобор да Изумрудный. Верлойн после смерти отца велел хранить его как зеницу ока, разрешив лишь собирать сухие ветви да рубить старые засохшие деревья на опушках. И знал Верлойн, что Скардид, управляющий Фолкским замком, строго будет следить за выполнением наказа своего сеньора.
   Сейчас лес сбрасывал летнюю листву, готовился к зиме. Красив он был так, что дух захватывало. Ехал Верлойн не особо спеша, но и не особо медля. Пустил коня легкой рысью, благо тропа была хорошо утоптана. Вскоре выехал он на маленькую равнину, которую и равниной-то назвать было сложно, – скорее, огромная поляна.
   Прямо посреди леса она раскинулась на милю, вспаханные поля колосились пшеницей, а среди полей стояла маленькая деревенька, название у которой было чудное – Круполь. Кто придумал такое название, Верлойн не знал, но деревеньке было много лет, хоть домов в ней стояло чуть больше дюжины да крестьян имелось всего пятьдесят душ.
   Однако знал Верлойн, что они всегда были его верными и трудолюбивыми слугами, регулярно поставляли в замок продукты и ни разу за всю историю фолкских земель не приходилось предкам Верлойна посылать сюда солдат за сборами. Крестьяне сами исправно доставляли продукты, в срок, без задержек. Верлойн выехал из леса, следуя тропе, которая вилась через золотые поля прямо к деревушке. На полях работали крестьяне, усердно срезая колосистую пшеницу. Хороший урожай в этом году. Радовалось сердце Верлойна, пока он ехал по тропе, направляясь в деревеньку.
   Проезжая по широкой сельской улице, он увидел у одного из домов здорового бородатого мужика, который командовал несколькими крестьянами, грузившими на телегу какие-то бочки. Верлойн направил коня к крестьянам, надеясь узнать, каково им живется.
   Мужик перестал покрикивать на крестьян, когда заметил Верлойна, встал, сложив руки на груди, бросил на всадника недоверчивый взгляд. С утра Верлойн покрыл голову капюшоном, потому лица его видно не было. Подозрительно он, наверное, выглядел, так как крестьяне оставили бочки в покое, осторожно положили руки на вилы, стоявшие у телеги. «Начеку мои крестьяне, – подумал Верлойн, – хорошо это, да, видимо, неспокойно в моих землях, раз чужаков встречают недобрыми взглядами и руками на вилах».
   Верлойн подъехал к мужикам, остановил коня и некоторое время молча их рассматривал. У бородатого лицо было загорелое, мощные руки с широкими ладонями, труженик настоящий, видимо, в Совет старейшин входит. Верлойн оперся на переднюю луку седла.
   – Приветствую вас, люди добрые, – сказал он. – Хорош ли урожай в этом году?
   – Для кого хорош, для кого не очень, – буркнул бородатый, меряя юношу взглядом. – Не жалуемся пока.
   – А живется вам как? Все ли спокойно?
   – Спокойно живется. Пока всякие чужаки не приезжают, вопросы глупые не задают.
   Верлойн выпрямился в седле. Дерзкими были слова бородатого мужика. Не тому учили предки Верлойна своих слуг.
   – Резки твои слова, добрый человек, – сказал юноша. – Да, видать, есть на то причины. Потому и повторю я свой вопрос: спокойно ли вам тут живется?
   Бородач нахмурился, потом тряхнул головой.
   – Прав ты, чужестранец. Прости за слова дерзкие, не так мы обычно путников привечаем. Времена сейчас муторные, непонятные, бережемся мы злыдней. Хозяин наш, барон Верлойн, сгинул уже годков пять как, вот мы и настороже все время. Да ты бы спешился, угостили бы тебя пивом добрым – ячмень у нас этой осенью на славу удался. Что скажешь?
   – Не могу я, добрый человек, у вас задерживаться, ехать мне надо. Хвалю я вашу предосторожность, но учтивее желаю вам быть с чужестранцами, ибо кто знает, кого судьба приведет в ваши края. Скажи-ка мне, добрый человек, каков управляющий ваш, хорош ли нравом?
   – Добр он к нам, – кивнул мужик. – А вы, милсдарь, как я посмотрю, наслышаны о местах здешних, коль знаете, что над нами управляющий стоит, а?
   – Да немудрено догадаться, – усмехнулся Верлойн. – Раз барон ваш в отъезде, значит, оставил он кого-то управлять своими землями. Испокон веков так заведено.
   – И то верно, – хмыкнул бородач. – Да, сеньор наш Верлойн поставил вместо себя Скардида, сенешаля замка. Хороший человек, справедлив он к нам. Налогами не больно облагает, продуктов сверх меры не требует.
   – А о сеньоре вашем что слышно?
   Бородач пожал плечами.
   – Пропал он. Уехал годков пять тому назад в чужие земли, весточек от него не было. Говорят, на юге где-то, по приказу короля, да, может, болтают попусту. Надеемся только, что жив он и здоров. Любили мы его, весь в отца он пошел, в Остина Фолкского. А старый наш сеньор любил нас очень. От врагов оберегал, разбойников из лесу выпроваживал... Хороший был сеньор. Да помер он. А молодой хозяин, говорят, к королю на присягу поехал, тот его и отправил служить куда-то на юг. Храбрый юноша барон наш, да, видать, хозяйство ему в тягость было, вот и отправился подвиги вершить. Так, может, все же остановишься у нас, мил-человек? Пиво уж больно хорошее.
   – Спасибо, не могу я. Как тебя звать-то?
   – Люди Аримом кличут. Я тут вроде как плотник старшой.
   – Что ж, Арим, спасибо тебе за новости, желаю вам всем процветания и добрых вестей. Бывайте да не забудьте совет мой: привечайте чужаков поласковее, коли они не с обнаженными мечами к вам приезжают.
   – Примем мы твой совет, путник, – поклонился Арим. – Счастливой тебе дороги, куда бы ты ни направлялся. Может, надобно тебе что? Хлеб, соленья в путь-то?
   Верлойн улыбнулся и качнул головой. Потом махнул на прощание рукой и направил коня прочь.
 //-- * * * --// 
   Чем ближе подъезжал он к отчему дому, тем сильнее билось сердце в его груди. Подумать только, долгих пять лет не был он здесь, долгих пять лет мытарствовал по чужим землям, храня в душе любовь к родному дому. И вот он возле своего родового замка, возле Фолкской крепости на берегу Джанайма. Лес поредел, стали появляться опушки, редколесье вскоре закончилось, и перед взором Верлойна предстал отчий дом, который был от него в миле с небольшим.
   Замок стоял на искусственном острове, насыпанном в стародавние времена предками Верлойна, задумавшими в лихие времена отстроить крепость и защитить ее с трех сторон водами Джанайма. Река в этом месте была не очень широка, но представляла собой хорошую преграду для тех, кто вздумал бы штурмовать замок.
   Сам замок – четырехсторонняя серая громада – высился над островом локтей на шестьдесят, дырявя небо остроконечными конусообразными крышами, над которыми бились полотнища фолкских штандартов. Остров был соединен с сушей каменным мостом, часть которого была деревянной и подъемной: в случае опасности защитники поднимали деревянную часть моста и закрывали вход в замок. Крепкие стены, сложенные из огромных валунов, которые в свое время были привезены с холмов неподалеку, выдержали бы и годичную осаду, а просторные погреба с запасом продовольствия могли прокормить и гарнизон крепости, и всех местных крестьян, которые в случае войны прятались за крепкими стенами замка. У моста был построен частокол с дозорной башней, возле частокола и невысоких деревянных ворот толпились люди – крестьяне, как показалось Верлойну.
   Он направился к замку, вдыхая свежий воздух раздолья, речной бриз и запах доброго очажного дыма. Сердце готово было вырваться из груди от радости. Он вернулся домой. Пусть ненадолго, но вернулся. Как там его подданные? Как старик Скардид? Как кравчий Пелог? Как сокольничий Юдри? Как они живут-поживают? Не стерпев, Верлойн бросил коня в галоп, торопясь к родному дому.
   Возле деревянных ворот частокола, у дозорной башни, стояли крестьяне с телегами и выгружали продукты, вереница мужиков тащила снедь в глубь замка. На башне стояла охрана, равнодушно глядя на крестьян, а возле ворот кричал и ругался маленький незнакомый Верлойну дримлин в зеленом колпаке и коричневом цельном плаще с вырезами для рук.
   Завидев всадника, стража на башне что-то крикнула дримлину, тот на секунду замолк, глядя в сторону Верлойна, потом махнул рукой на мужиков и, обернувшись, позвал двоих крепких солдат. Так и встретили они Верлойна у ворот – хмурившийся дримлин, насупившиеся двое стражников и пять-шесть растерянных крестьян возле телеги.
   Верлойн осадил перед ними коня и спешился. Взяв Гринальда за узду, он направился к воротам, но дримлин со стражниками преградили ему дорогу. Маленький дримлин, глядя на Верлойна снизу вверх, насмешливо щурил большие карие глаза. Он поднял руку, призывая юношу остановиться.
   Верлойн сначала хотел просто оттолкнуть его в сторону и войти в крепость, но потом решил, что лишняя брань ни к чему, поэтому остановился и внимательно рассмотрел малыша.
   Дримлины были небольшим народом, жившим, насколько знал Верлойн, у Черных скал. Они редко выбирались в большой свет, предпочитали жить своей общиной, чурались чужаков и никогда не путешествовали. Что этот дримлин здесь делал, было непонятно. Кроме того, сразу было видно, что он молод. Невысокий, чуть больше трех локтей, лицо почти человеческое, круглое, широкое. Курносый, большеглазый, остроконечные уши оттопыривают капюшон, широкий рот растянулся от уха до уха. Верлойн никогда не слышал, чтобы молодые дримлины покидали насиженные места. Чудно.
   – Куда ж вы, милостивый государь, так несетесь? – звонко и четко выговаривая слова, спросил дримлин. – Не иначе как в замок направляетесь? Так извольте доложить, кто таков, откуда, по какому делу?
   Верлойн хмыкнул.
   – Могу я узнать, как зовут вас, достопочтенный дримлин? – спросил он насмешливо.
   Дримлин надулся, упер руки в боки и заявил:
   – Достопочтенными старцев называют, а мне до старости еще далеко. А зовут меня Дрюль, я ключник Фолкского замка и правая рука здешнего сенешаля, мессира Скардида. А ты-то кто такой, чужестранец?
   – Об этом я с удовольствием скажу тому, чьей правой рукой ты являешься, ключник Дрюль, – ответил Верлойн, дивясь переменам, которые случились за время его отсутствия.
   Надо же, Скардид себе в помощники где-то дримлина сыскал. Чудеса, да и только.
   При словах Верлойна Дрюль расплылся в улыбке, но глаза его сверкнули недобрым огнем.
   – Ах, стал быть, с хозяином поболтать о том о сем хотите, милсдарь путник, – проговорил он скороговоркой, а потом внятно произнес: – Так вот что я вам скажу, сударь мой. Езжайте-ка вы обратно в столицу, передайте королю, что, пока барон Верлойн не вернется, вопросы о землях решаться не могут. Видали мы вас уже, посланников столичных. Последний со следом моей ноги на заднице отсюда улепетывал.
   – За дерзкие слова принято головы рубить, – ответил Верлойн, поражаясь наглости дримлина.
   Будь Верлойн действительно посланником короля, дримлин бы уже валялся мертвым, а юноша вел бы бой со стражниками.
   – Не забывай, что твой хозяин является вассалом короля Ювандра II, правителя всех земель королевства Карат. И, коли он посылает гонца с делом к управляющему замком, значит, такова его воля. И не тебе, жалкому ключнику, противиться воле сюзерена.
   Дримлин вновь улыбнулся, утвердившись в мысли, что перед ним посланник из Гмиэра.
   – Чхал я на волю короля, – с вызовом отвечал он Верлойну. – У меня лично один хозяин – барон Верлойн, который по неотложным делам покинул Фолкский замок, оставив за себя управляющим мессира Скардида. А потому воля короля мне пустой звук до тех пор, пока не услышу я приказа из уст своего прямого начальника. И весь сказ! Так что нечего тут землю топтать да сопеть зло, лучше поезжай к королю да доложи, мол, ключник Дрюль велел тебе убираться восвояси. Несолоно хлебавши.
   Верлойн решил закончить эту игру, скинул капюшон. Один из стражников ахнул, видимо, узнав барона Фолкского замка, второй удивленно посмотрел на своего сослуживца. Дрюль же и ухом не повел, рассматривая Верлойна. Тот молча смотрел на дримлина, и улыбка блуждала на его губах.
   Дримлин продолжал буравить юношу взглядом, потом не вытерпел и сказал:
   – Ну и что? Ну скинул капюшон. Ну показал свое разбойничье лицо. Ну покрасовался. А теперь езжай своей дорогой.
   Тот стражник, что ахнул, узнав Верлойна, дернул дримлина за рукав. Дрюль отбросил руку, продолжая мерить барона презрительным взглядом. Стражник дернул сильнее.
   – Ну что еще? – недовольно буркнул дримлин, поворачиваясь к стражнику. Тот что-то торопливо зашептал ему на ухо.
   Чем дольше говорил стражник, тем сильнее вытягивалось широкое лицо Дрюля. Он мельком взглянул на Верлойна и, буркнув: «Следуйте за мной», повел его в глубь крепости.
   Стражники, шедшие сзади, взволнованно перешептывались за спиной юноши и дримлина, Верлойн же невозмутимо следовал за дримлином по мосту, к своему замку. Вскоре их обогнал один из стражников, тот, что узнал Верлойна, – он бросился в глубь замка, видимо, предупредить Скардида.
   Верлойн уже не обращал внимания на эту суету, он лишь смотрел на вырастающие над головой стены и на каменный герб над воротами. Его родовой знак: лев на фоне леса.
   Верлойн вернулся домой...


   – Ох, как же скучно, – Альдан демонстративно зевнул, прикрыв рот рукой в дорогой перчатке. Потом небрежно окинул взглядом команду ловцов и слуг, качнул головой и повернулся к Гордилу, рыцарю, ехавшему рядом на изящном коне. – Неужели ты со мной не согласишься?
   – Конечно, скучно, – буркнул Гордил, закутываясь поплотнее в плащ. – Охота-то пока не началась.
   – Я говорю не про охоту, друг Гордил. Я говорю про жизнь. – Альдан вновь посмотрел вокруг и покачал головой. – Вот уже какой год мы только едим, пьем да ездим на охоту. Я меч в руках не держал столько, что уже позабыл его вес. Вот ты, когда ты последний раз держал меч в руках?
   Гордил усмехнулся:
   – Пару дней назад, когда отбивался от телохранителей баронессы Изильты.
   Альдан с интересом уставился на Гордила.
   – Правда? Ах ты, стервец! Опять лазал в постель к баронессе?
   – А что тут такого? – Гордил пожал плечами. – Она была не против. Вот муженек ее был против... Потому и пришлось отбиваться от телохранителей. К счастью, я вовремя унес ноги и меня не схватили. Так что кому скучно, друг Альдан, а кому и нет.
   Альдан пожал плечами:
   – Увы, войн давно не было, король не хочет ссориться с соседями, мы гнием в столице без ратных дел... Скучно.
   – Никто не мешает тебе сесть на боевого коня, прихватить доспехи и отправиться в странствие. Девушек, заточенных в башни, из плена вызволять или драконов истреблять. Вон в Молчащем лесу, говорят, опять тролли-великаны объявились. Давай, если скучно. Повеселишься.
   – Ох, Гордил, все бы тебе потешаться. – Альдан нахмурился. – Я бы не против. Но вдруг, пока я буду странствовать, начнется война? Мой меч может понадобиться королю. Поэтому я и остаюсь в столице.
   – Типун тебе на язык, Альдан. Не нужны нам войны. Король правильную политику ведет. Лучше расширять торговые связи, чем воевать с соседями, теряя при этом людей.
   – Ого, – Альдан сузил глаза. – Гордил, что ты такое говоришь? Такие речи пристали купчишке заезжему, а не вояке-рыцарю! По мне, так лучше в бой, чем торговать на ярмарках!
   – Друг мой Альдан, – мягко произнес Гордил. – Я же не сказал, что нам надо отложить мечи и идти торговать. Нам не нужны войны, вот что я сказал. И, я надеюсь, ты не имеешь ничего против королевской воли?
   – Конечно, нет, – сказал Альдан, прикусив губу. – Более того, я согласен с тобой, что король мудр и знает, каково положение дел в королевстве. Ему-то всяко виднее. Вот только скучно мне, друг Гордил. Скучно.
   – Ничего, дружище. Сейчас кабана поднимем, скучать перестанешь.
   Над лесом внезапно пронесся мощный порыв странного ветра. Застонали, затрещали верхушки деревьев, небо на мгновение потемнело, над лесом словно бы поднялась громадная тень, протянув щупальца к кавалькаде, направлявшейся на охоту. Призрачные щупальца устремились к рыцарям. В воздухе пронесся протяжный вой, внезапно оборвавшийся на самой высокой ноте.
   – Гордил... – Альдан вдруг захрипел и склонился в седле, лицо его побелело.
   – Крик какой-то странный. Слышал? – повернулся к нему Гордил, но тотчас же сам стал белым как мел, прижав руку к груди.
   Рыцари одновременно поникли в седлах и затем рухнули на мокрую от росы землю. Слуги завопили...
 //-- * * * --// 
   Над Изумрудным лесом вставало солнце, освещая его первыми ярко-оранжевыми лучами. Птицы, проснувшись, наполнили звенящий утренний воздух песнями, возвещая о наступлении нового дня. По тропам зашагали путники и купцы, спеша в Кулар – столицу королевства Изумрудных лесов.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное