Роман Папсуев.

Правитель мертв

(страница 3 из 25)

скачать книгу бесплатно

   Я не знаю, догадался ли Слон, с кем встретился. Вообще-то должен был. Но вот его поведение указывало на то, что ни черта он не понял.
   Горящие глаза пытались меня загипнотизировать (тщетно), крепкие когти то появлялись, то исчезали в подушечках пальцев, стараясь произвести на меня впечатление (тоже тщетно), и вообще зверь явно собирался нападать. Меня это удивляло. Обычно все, рангом младше Тур, бежали от меня сломя голову – звать на помощь. А этот Слон вовсе не собирался бежать. То ли настолько уверен в своих силах, то ли просто спятил – не понять.
   Белый остановился и пригнулся, я же, напротив, выпрямился, перенес вес тела вперед и развел руки в стороны. Прыгай!
   Слон взвился в воздух, выпустив когти и раскрыв огромную пасть. Я тоже на месте стоять не стал, переместился чуть левее и поймал Слона за рога. Сила удара чуть не опрокинула меня на землю, но я удержался. Я прекрасно понимал, что действовать нужно решительно и быстро – иначе Слон дотянется до меня когтями. Поэтому я резко развернулся влево и дернул его голову на себя, что было сил, а сил оказалось много. Раздался противный мокрый хруст, голова с рогами осталась у меня в руках, а тело Слона полетело в кусты. Вся схватка заняла лишь несколько секунд.
   Откинув рогатую голову в сторону, я посмотрел на дергающееся в конвульсиях тело и пожал плечами – Слон должен был знать, куда лезет. Боль в затылке утихла, и это меня обрадовало.
   Я подошел к куати, который по-прежнему сидел рядом с сумкой, словно сторож, и провел рукой над остроносой мордочкой. Зверек зашевелился и, как ни в чем не бывало, ткнулся шершавым носом мне в ладонь в поисках съестного. Неисправимые попрошайки.
 //-- * * * --// 
   По пути в лагерь я обдумал все, что произошло несколько минут назад. На меня напал Слон, причем безрассудно, совершенно не заботясь о своей безопасности. Слоны так не поступают. Чем больше я об этом думал, тем больше портилось мое настроение.
   Все в нашей экспедиции почему-то идет не так, как надо. Грядущий Прорыв мало напоминает прежние, и мне это активно не нравилось. Следовало, наверное, взять себе больше помощников, потому что одна Пешка вряд ли спасет ситуацию. Долгий период бездействия между Прорывами меня расслабил. Я решил, что играючи справлюсь с любой угрозой, а потому не озаботился тренировкой Пешек, а ведь две-три лишние Фигуры никогда не помешают, особенно, когда Белые начинают выкидывать фортели, измышляя новые ходы. Впрочем, сейчас об этом думать уже поздно, следовало раньше шевелить мозгами.
   Куати увязался за мной, то забегая вперед, то отставая. Не знаю, зачем ему понадобилась компания стратега-неудачника. Возможно, он рассчитывал на то, что его накормят? Сначала я хотел его прогнать, но потом передумал – пусть остается, если так хочется. Придет время – сам уйдет.
   Коля и Майк по-прежнему бессовестно спали.
Я их растолкал, и вскоре после нехитрой процедуры утреннего туалета мы взвалили на плечи рюкзаки и пошли по сельве на северо-запад. Куати, которого Ник тут же назвал Мишей (объяснив свое решение тем, что куати похож на медвежонка), довольный жизнью, бежал за Майком и Николаем – видимо, из чувства благодарности, ведь они его накормили печеньем.
   Идти по сельве утомительно – постоянно приходится преодолевать завалы, прорубать проходы в переплетении лиан и папоротников, следить за тем, чтобы не сломать ногу, споткнувшись о скрытый под опавшей листвой корень, и все это в сорокаградусную жару, при сумасшедшей влажности, да еще и с тяжеленными рюкзаками за плечами. А царящий здесь полумрак любому человеку подействовал бы на нервы.
   Мокрый от пота Коля пыхтел и проклинал все на свете, отмахиваясь от назойливых москитов, Майк стоически молчал. Только мне и куати Мише было все равно. Но я тоже делал вид, что устал, что мне плохо от жары и влажности и что мне опротивели эти джунгли, где каждую минуту приходится размахивать мачете, прорубаясь сквозь заросли.
   Когда на лес упали сумерки, мы остановились и разбили лагерь. Разожгли костер, достали консервы и пообедали скудной, но сытной пищей. Потом мы с Колей сказали Майку, что пойдем разведаем дорогу. Майк пожал плечами и принялся править лезвие мачете.
   Отойдя на сотню шагов от лагеря (и Майка), я сказал:
   – Место Прорыва неясно.
   – Ты вчера закончил Сеанс?
   – Да.
   – Почему ты не привел меня в чувство?
   – Не было необходимости, – коротко ответил я.
   Ник выпятил нижнюю губу, словно обиженный ребенок.
   – И что же произошло после того, как я отключился?
   – Я прогнал Анаконду с помощью Жезла. Если бы ты меня слушал, я бы сэкономил массу сил.
   Коля нахмурился:
   – Я тебя слушал.
   – И тем не менее кинул в костер чешую змеи.
   – Так, минуточку. Никакой чешуи я в костер не бросал.
   Я остановился.
   – То есть как?
   – Вот так. Я бросал в костер только определяющие элементы. Я что, по-твоему, дурак?
   За время долгой жизни на Земле, я научился относиться к людям снисходительно, как к детям – любить их, прощать ошибки и заботиться. Но иногда мои выводы об их поведении играли со мной злую шутку, заставляя списывать все странное на их неразумность.
   Николай действительно не мог кинуть в костер чешую змеи – он все-таки не новичок в магии и, хотя все еще учится, прекрасно знает, что этот элемент чрезвычайно опасен. И уж, конечно, не мог он расслабиться после инцидента в Сибири. Тогда...
   – Выходит, все намного серьезней, чем я полагал, – задумчиво произнес я.
   – В каком смысле? – поинтересовался мой помощник.
   – В прямом. Кто-то пытается нам помешать. Анаконду разбудили не мы, и место Прорыва я не могу определить именно потому, что кому-то это невыгодно. Здесь есть только два варианта: первый – Прорыв защищают Белые, причем колоссальной силы, и второй – мы опоздали, и Прорыв завершился.
   – Мы не могли опоздать – у нас еще есть время.
   Я поджал губы и тихо сказал:
   – Знаю... Что-то тут не так. Еще этот Слон...
   – Какой Слон? – насторожился Николай.
   – Сегодня утром, когда вы спали, я случайно натолкнулся на того, кто за нами следил на реке – на Белого Слона. Существо, напоминающее пуму, только с рогами.
   – И?..
   – Что «и»? Убил, конечно. Но меня удивило его поведение – он напал на меня. Такого никогда раньше не было. Выходит, кто-то управлял им, натравил...
   Я плюнул.
   – Ник, мы с тобой влипли. Боюсь, что нам придется иметь дело по меньшей мере с Турой.
   – Черт побери!
   – Ну, так переживать не стоит. Тура сильна, но скована в действиях. Это Правила Игры. Мы вдвоем сможем ее завалить.
   – А если это не Тура? Если это кто-то рангом повыше?
   Я нахмурился.
   – Надеюсь, что ты ошибаешься. Иначе нам будет очень и очень несладко.
   – А тебе не кажется странным, что Слон появился до начала Прорыва?
   Я махнул рукой.
   – Обычно две-три Фигуры появляются на Доске накануне вторжения. Их называют Стражами – они охраняют территорию вокруг места Прорыва, при этом не имеют права выходить за определенную область, поэтому ходят по кругу и выслеживают нас, Черных, чтобы по возможности помешать. Это нечто вроде форы для нападающих.
   – Две-три... То есть надо ждать очередного нападения, – буркнул Коля.
   – Ну, расслабляться нам теперь точно нельзя. Но обычно Стражи – это мелкие Фигуры... О них, в общем-то, не стоит беспокоиться. Меня больше занимает вопрос, кто ими управляет...
 //-- * * * --// 
   Ночью я вновь усыпил Майка, и мы попробовали еще раз определить место Прорыва. Результатом стал такой чудовищный удар Силы, что мы пролежали в отключке минут двадцать. Когда я пришел в себя, настроение мое окончательно испортилось. Судя по всему, Ник оказался прав, и нам противостоит противник куда более серьезный, чем я предполагал.
   Весь следующий день мы пробирались по сельве, остановившись только два раза, чтобы поесть. Заросли становились все гуще, нам приходилось фактически отвоевывать каждый метр пути. К концу дня мы разбили лагерь и без сил повалились в гамаки. О том, чтобы проводить очередной Сеанс, не было и речи – мы слишком устали.
   Мне не давала покоя мысль о том, кто нам мешал. Чем бы ни являлось это существо, в силе ему не отказать. Для того чтобы нас достать через костер – а я не сомневался, что удар Силы, вырубивший нас этой ночью, стал делом рук таинственного незнакомца – так вот, чтобы достать нас через костер, нужно обладать такой энергией и внутренними ресурсами, что... Пожалуй, даже для меня это сложно... А учитывая тот факт, что противник манипулировал Силами из своего измерения... На такое способна лишь высшая Фигура – Ферзь или Король. Значит, Белые вновь обратили пристальное внимание на Землю. Значит, может повториться история, случившаяся семь тысяч лет назад...
   Впрочем, думал я о предстоящей встрече с Белым недолго – усталость взяла свое, и я уснул, вновь заблокировав сны.
   Проснулся я рано. Быстро приведя себя в порядок, покормил Мишу, который, как ни странно, по-прежнему ошивался возле нас, потом сел и проверил «Glock». Пистолет оказался в отличном состоянии – даже не пришлось чистить металлические части [4 - Корпус пистолета «Glock» сделан из пластика.].
   Я сунул пистолет в кобуру на поясе и тут внезапно почувствовал, что сегодня мы выйдем к месту Прорыва. Это было даже не чувство, а уверенность. Не знаю, откуда она появилась, да это и неважно. У меня часто случаются такие «приступы ясновидения».
   Вытащив из чехла мачете (или «факу», как его называют бразильцы), я осмотрел лезвие и остался доволен – лезвие не затупилось, несмотря на то, что вчера пришлось им рубить деревья и лианы целый день.
   Все сегодня шло хорошо, и настроение мое улучшилось. Ну да, Белый. Да, колоссальной силы. Ну и что? Справимся, не в первый раз вышибать их с Доски.
   Я собрал рюкзак и разбудил Майка и Колю. Вскоре мы уже шли вперед, прорубая себе дорогу сквозь сельву, и чем дальше мы продвигались в лес, тем сложнее становилось идти. Коля изредка ругался, и я видел, что ему действительно тяжело. Весь мокрый, красный, дышит, словно рыба, которую вытащили из воды, часто останавливается и прикладывается к фляге... Кроме того, я заметил, что он умудрился расцарапать левую руку и рана, разъеденная потом, грозила загноиться. Я объявил привал.
   Коля, увидев, что я иду к нему с йодом, возмутился:
   – На фига? Подумаешь, царапинка какая-то!
   – Коля, – ласково сказал я, бесцеремонно выворачивая ему руку и обрабатывая порез, – ты же не хочешь, чтобы рана загноилась, в нее попали личинки мух, а потом мелкие бестии копошились бы у тебя под кожей, правда?
   Мой помощник, несмотря на жару, побледнел.
   – Ты что, серьезно?..
   – Еще как. – Закончив обрабатывать рану, я хлопнул Колю по плечу.
   – Может, лучше залепить пластырем? – обеспокоенно спросил Коля.
   – С пластырем рана загниет. Оставь, как есть. Йод свое дело сделает. – Я потрогал его рукав и решил, что следует провести маленький ликбез. – Вот еще что. Ты весь мокрый. Возьми у Майка тальк и присыпь все потеющие места. Я не шучу. Здесь заразиться – раз плюнуть, и, если не думать о гигиене, местные инфекции и болезни доконают быстрее, чем какое-нибудь плотоядное животное. – Мельком посмотрев на вырез его расстегнутой рубашки, я добавил: – И, кстати, поменьше пей.
   Он как раз потянулся к фляге, но, услышав мои слова, нахмурился.
   – То есть как, поменьше пей? Ты что? Я же сдохну!
   Я отогнул ему край рубашки и указал на мелкую красную сыпь, появившуюся в районе подмышки.
   – Знаешь, что это такое? – спросил я. – Тропическая милиария. У Майка в аптечке есть борная кислота, возьми и обработай все невентилируемые участки кожи.
   Я думал, что Ник заорет благим матом, развернется и отправится обратно к каноэ, но он, поджав губы, покорно пошел к проводнику. Вот в такие минуты я его уважаю больше всего.
   После туалетных процедур мы отправились дальше, но, казалось, продвинулись всего метров на сто в глубь леса. Сплошные завесы лиан, сквозь которые мы прорубались, существенно усложняли передвижение.
   Наконец мы просто упали возле очередной «пробки». Сил на то, чтобы снять рюкзак, хватило только у меня – Майк и Коля, истощенные трудной дорогой, лежали на толстом ковре из листьев, не в состоянии пошевелить даже пальцем. Я достал из рюкзака шоколадку. Хоть какая-то еда.
   – Эй, а где Миша? – вдруг спросил Коля.
   Я огляделся. Куати действительно куда-то подевался.
   – Наверное, он в нас разочаровался и пошел искать более веселую компанию, – сказал Майк и поморщился, разглядывая свою искалеченную пираньями левую руку.
   Я пожал плечами, взял мачете и поднялся.
   – Ладно, вы лежите отдыхайте, а я пойду посмотрю, что у нас там впереди.
   С этими словами я пошел на север, рубя лианы и папоротники, краем уха услышав, как Майк сказал Коле: «У него чертовски много сил», и как Коля ответил: «Да, он не похож на всех». Я усмехнулся, ускоряя шаг. Что верно, то верно – Анатолий Кульков не такой, как все.
   Через десять минут ходьбы я снял всю одежду, аккуратно сложил ее возле одного из деревьев и начал трансформироваться. Выбрал я форму ягуара, поскольку для этих мест хищное, гибкое тело в самый раз. Глаза трогать не стал – человеческое зрение еще пригодится, а вот все остальные органы чувств заменил и тут же почувствовал – что-то здесь не так. Впереди есть нечто, чуждое этому месту. Это «нечто» находилось примерно в пятистах метрах от меня, и я перешел на бег.
   Перепрыгнув ствол поваленного бурей дерева, я проломился сквозь папоротники и увидел впереди стену из переплетения лиан, тонких деревьев и кустов. Прыгнув вперед, я неожиданно почувствовал, как все вокруг неуловимо изменилось. Все мои звериные чувства разом завопили, хотя человеческие глаза ничего особенного не заметили до тех пор, пока я не прорвался сквозь стену зарослей.
   Я замер у края огромного открытого пространства. Вот чего никак не ожидал здесь увидеть, так это громадную поляну, поросшую лишь невысокой травой.
   Тем более что вся она оказалась застроенной пирамидами.
   Пирамидами майя. Пирамидами, которых здесь просто не могло быть. Пирамидами, которые прекрасно сохранились, на которых нет ни малейших следов времени. Я посмотрел на плоскую вершину ближайшей постройки и, ощутив боль в сердце и тоску, понял...
   Это Клетка. Я вышел к месту Прорыва.
   Сердце кольнуло чувство вины, поскольку я прекрасно знал, почему здесь оказались постройки майя. Это камушек в мой огород, удар по мне. Мои сны наяву. Значит, Белые в курсе того, с кем имеют дело. Очень плохо. Они обо мне знают почти все, я же не знаю о них ничего. Нечестно. Впрочем, черт с ними, я не сомневался, что вскоре познакомлюсь с тем, кто чинил нам препоны все это время. И уж тогда посмотрим, кто кого.
   Обогнув ближайшее строение, я увидел, что всего пирамид – четыре, они образуют безупречную геометрическую фигуру: каждая указывает на определенную часть света. В центре квадрата находился большой дворец с деревянной крышей. Он очень напоминал Дворец Воинов в Чичен-Ице, но даже отсюда я заметил существенные различия. Например, у лестницы вместо лежащей статуи Чак-Моола стоял большой алтарь с золотым кругом посередине.
   О назначении этого алтаря можно было только догадываться, хотя, скорее всего, он являлся Источником Прорыва. Или Ключом. Впрочем, сначала следует осмотреться, выводы о диспозиции сделаю потом.
   И тут у меня заболел затылок. Значит, Белые выставили еще одного Стража. Что ж, все по правилам...
   Я осторожно двинулся вперед, принюхиваясь и гадая, какую Фигуру выставят против меня на этот раз. Что-то странное витало в воздухе над площадью пирамид. Какой-то неприятный, чужой оттенок, который выбивался из общей гаммы ароматов. Запах тлена, гнили... смерти.
   Из Дворца Воинов вышла громадная тень и спокойно, нарочито медленно двинулась в мою сторону. Я припал к земле, трансформируясь и не спуская глаз с четырехметровой фигуры Туры.
   Зеленоватое тело, покрытое черными трупными пятнами, казалось переплетением толстых жгутов, из одежды на нем лишь полуистлевшая полосатая набедренная повязка, массивный золотой нагрудник да широкие серебряные браслеты, которые украшают мощные конечности. На плечах Туры вместо головы красовался огромный белый череп, в глазницах которого полыхал бледно-голубой огонь. Череп был покрыт роскошным шлемом в виде головы каймана, украшенным круглыми белыми пластинами и голубыми перьями. Чудище, неторопливо двигавшееся ко мне, держало в руке крупный шар, и я нутром чуял, что это грозное оружие, назначение которого мне пока неизвестно.
   Что ж, не в первый раз Белые принимают облик, соответствующий выбранному антуражу Прорыва. Пума-альбинос, караулившая дальние подступы к Клетке, едва ли имела отношение к культуре индейцев, а вот Страж, защищающий внутренний периметр, взял себе обличье бога смерти, которого майя звали Ах-Пуч.
   Что ж, вспомним былые времена, только смешаем два божества в одно. Я менялся, превращаясь в гибрид змеи и человека – нижняя часть тела вытянулась и покрылась бирюзовой чешуей, верхняя же часть осталась человеческой, только кожа стала синей, а волосы превратились в гребень из изумрудных перьев, спускавшихся по позвоночнику прямо к змеиному хвосту. Жаль, нет с собой Жезла, но ничего, обойдемся обычным оружием. Я создал два топора-кельта с обухами в виде змей и клацнул острыми зубами.
   Кетцалькоатль и Чак в одном лице. Эффектный и устрашающий образ, правда, я искренне сомневался, что Туру моя внешность смутит.
   Но когда до меня оставалось метров пятьдесят, Ах-Пуч все же остановился, сверкая глазами, и мы замерли посреди поляны. Белый, видимо, почуял Ферзя. Туры весьма грозные Фигуры, но с восприятием у них – беда. Чистая мощь, никаких зачатков интеллекта, грубая сила, минимум мозгов. Такие не разговаривают, а сразу бросаются в атаку. Они превосходные воины, но, к моему счастью, не очень умные.
   Впрочем, как это ни странно, иногда в Игре ум – не самое главное. По силе Туре уступали все Фигуры, кроме Ферзей и Королей, а в истории не раз случалось так, что Тура уничтожала высших противников, просто используя свою дикую мощь.
   Поэтому недооценивать своего врага я не стал, особенно когда увидел, как Ах-Пуч провел левой рукой над шаром, и он раскололся, образовав две полусферы, из краев которых немедленно появились острые загнутые лезвия-кинжалы.
   Метательное оружие. Что ж, стоит позаботиться о броне. Я быстро создал защитный кокон. К сожалению, у Ферзей не очень хорошо развиты «оборонные способности», в отличие от, скажем, тех же Тур или Королей. Мы – Фигуры действия и нападения, защита не является нашей сильной стороной. Поэтому я решил не уповать на кокон, а пустить в ход еще и рефлексы. Как показало время – верное решение.
   В следующую секунду Тура атаковала, метнув в меня обе половинки шара. С протяжным жужжанием они стремительно ринулись ко мне, и я едва успел отбить их топорами. Кокон не помог, посыпались искры, и полусферы отлетели в стороны, но не упали на землю, а, подобно бумерангам, вернулись к своему хозяину, который умело поймал их ладонями. Жаль, что он так ловко с ними обращается – лучше бы бумеранги отсекли Туре все пальцы. Вот бы я посмеялся...
   Следующая атака оказалась сложнее: помимо выпущенных в меня полусфер, Ах-Пуч сопроводил нападение мощным ударом Силы. Это, признаюсь, меня отвлекло – я сумел отбить выпад враждебной энергии, отразил один из бумерангов, но вторая полусфера достигла цели, разорвав мне левое плечо и заставив выронить топор.
   Тут я разозлился. Какого черта я стою на месте, будто мишень в тире? Не дам какой-то Туре вывести меня из Игры! Ринувшись вперед, я атаковал, нацелив выпады на руки противника. В результате удара плечи Ах-Пуча онемели, но острые полусферы продолжали летать по поляне, норовя меня достать. Впрочем, я вполне успешно отбивал их нападения, стремительно сокращая дистанцию между собой и врагом.
   Когда до Туры осталось метров десять, я понял, что для успешной атаки мне потребуется уничтожить его назойливое оружие, иначе во время контактного боя полусферы меня доконают. Когда начнется рукопашная, мне будет не до отражения их атак.
   Поэтому мне пришлось остановиться и начать прицельную «стрельбу» по юрким целям. Ах-Пуч тем временем что-то рычал, видимо, пытался залечить онемевшие руки, но на это у него уйдет еще немало времени. Поэтому я не особо торопился: стоял себе, увертывался от полусфер, выпуская по ним заряды энергии, и вскоре мои «стрелы» настигли сначала одну мишень, а спустя несколько секунд – и вторую.
   Тура уже почти оправилась и собиралась нанести мне удар, но я не дал ей этого сделать. Молниеносно настигнув врага, я обвил его склизкое тело хвостом и сжал что было силы, благоразумно переместив заднюю часть своего тела за спину врага. Кольца сжались, раздалось мерзкое всхлипывание лопающихся под прессом кожи и мышц. Я, не теряя времени даром, скинул пернатый шлем Туры и принялся долбить топором по белому черепу.
   Дело оказалось непростым – броня Туры мощная, а, кроме того, силой Тура обладала действительно колоссальной. Ах-Пуч, несмотря на раны и порванные мышцы, пытался бороться. Он рухнул вместе со мной на траву и принялся кататься по земле, стараясь избавиться от смертельной хватки и обжигая меня щупальцами Силы. Это излюбленное оружие Тур – гибкие и мощные отростки энергии, своего рода лучевые хлысты. Если бы не мой защитный кокон, который спасовал перед полусферами, но успешно справлялся с энергией, вполне возможно, исход поединка стал бы другим.
   Но Туре не победить Ферзя. Пробить броню Туры оказалось сложно, но в итоге я взревел и нанес такой мощный удар по голове противника, что обух топора переломился.
   Лезвие глубоко вошло в голову Ах-Пуча, и я отпустил агонизирующего противника, быстро удалившись на безопасное расстояние. Я знал, что смертельно раненная Тура может взорваться, выпустив на волю остатки скопившейся Силы, и, попади я в зону действия этого удара, мне пришлось бы несладко.
   Мера предосторожности оправдала себя – извивающееся на траве тело засветилось и взорвалось, разбросав зеленые ошметки по всей поляне перед дворцом.
   Вот и славно. Судя по тому, что боль в затылке исчезла, других Стражей уже не осталось, так что место Прорыва полностью в нашем распоряжении. Я отдышался и почесал шрам на левом плече, который зудел после регенерации. Затем вновь приняв облик ягуара, отправился обратно в сельву, намереваясь обыскать Клетку уже после того, как покажу Коле и Майку площадь пирамид. Интересно, что они скажут...
 //-- * * * --// 
   Возвратившись в лагерь к полуживым от усталости Майку и Коле, я не сказал им ни слова, просто поманил за собой пальцем. Зачем слова, если не можешь описать все, что увидел?
   Через двадцать минут мы дошли до стены зарослей. Майк и Коля не почувствовали Ограду Клетки, которую почувствовал я, находясь в шкуре ягуара. Ничего удивительного, ведь Майк – обычный человек, а Ник – низшая Фигура. Ограду могли определить только высшие, вроде меня.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное