Роман Папсуев.

Цейтнот

(страница 6 из 29)

скачать книгу бесплатно

   – Простите меня, – прошептал он, сжимая рукоять Дюрандаля. – Господи, прости мне мою гордыню... Оливье... Он был прав... надо было трубить...
   Из его ушей текла кровь, холодный пот покрывал лицо, но глаза казались ясными, словно сегодняшнее небо над Пиренями.
   – Пусть простят меня мои... друзья...
   Он резко выдохнул и замер, а голубые глаза остекленели, увидев вечность. Сзади подошел Тибо, стал рядом с рыдающим Отоном, перекрестился и спросил:
   – Что он сказал?
   Медленно и осторожно Он закрыл Роланду глаза и поднялся.
   – Попрощался со своими рыцарями, – ответил Он, глядя на заваленное телами ущелье.
   Столько жертв... А ведь Роланду нужно было всего лишь протрубить в Олифан. Карл услышал бы и успел на помощь... Но доблесть и отвага, помноженные на тщеславие и жажду славы, стали причиной гибели всего арьергарда... И маркграф это осознал, но слишком поздно.
   – Да упокоится твоя душа с миром, – прошептал Он, в последний раз посмотрев на героя, ставшего причиной гибели сотен франков.


   – Интересно, нам долго еще ехать? – поинтересовался я, меланхолично глядя в окно.
   Услышав мой вопрос, Скаф, сидевший за рулем, ответил:
   – Уже скоро выйдем к Клетке, Егор, не переживай.
   – Быстрее бы, – пробормотал я.
   Мы уже который час ехали по узкой тропе, которая вела в глубь Большой пустыни Виктория, а пейзаж не менялся – все та же бескрайняя красная равнина, плоская, как стол. За окном сейчас уже, наверное, под пятьдесят градусов. Слава богу, в машине есть кондиционер, иначе мы сварились бы заживо.
   Честно говоря, я разочаровался в Австралии. Узнав, что мы летим на Зеленый континент, я искренне обрадовался, почему-то решив, что нас ждет великолепие экзотической страны. Если бы. Зеленый континент оказался красным. Обычные города. Обычные дороги. Обычные люди. Я надеялся, что когда мы окажемся в безлюдных местах, хотя бы там нас будут ждать удивительные приключения. И что в итоге?
   Пустыня, гравий, редкая растительность, пыль и жара. Ни тебе кенгуру, ни коал, ни аборигенов с бумерангами. Сплошное расстройство. Больше всего меня удивляло то, что мои спутники, особенно Оксана и Скаф, казалось, искренне наслаждаются этой унылой поездкой. Что касается Лакаба, то черт его разберет, что там у него на уме.
   В самом деле, сколько можно трястись на этих жестких сиденьях, слушая рассказы Оксаны о жизни? Она трещала без устали, и я научился ценить те редкие минуты покоя, когда она засыпала или читала свою дурацкую книжку, с которой не расставалась всю дорогу.
   Не знаю почему, но эта девушка вызывала во мне тихое раздражение. Может быть, потому что у нее язык без костей.
А может, потому что она такая оптимистка и на мир смотрит сквозь розовые очки. В общем, если подумать, то у нас с ней просто слишком мало общего, чтобы возникла хоть какая-то симпатия. Не говоря уже о том, что даже внешне она мне не нравилась. Угловатая, чернявая, какая-то неряшливая... Совершенно не в моем вкусе.
   С другой стороны, ей-то удавалось общаться со мной безо всяких видимых признаков раздражительности. Может, дело все-таки во мне?
   Или в Соне? Я невольно поджал губы, вспомнив ее лицо. Как я хотел, чтобы нас определили в одну группу! Как я желал, чтобы мы оказались рядом при ликвидации Прорыва... Но и тут мне не повезло. Анатолий решил отправить меня в Австралию, в эту скучную, неинтересную страну, которая уже сидит у меня в печенках. А Соню взял с собой, в Африку... Все идет не так, как я хотел!
   Нелегко в этом признаваться даже самому себе, но, кажется, я серьезно влюбился в Соню.
   Да, она не эффектная красотка, не Наташа «Солнце», которая сейчас в Антарктиде. «Солнцем» ее прозвали за способности к пиромантии, но и сама девушка, конечно, жгучая красавица, с этим не поспоришь. Сколько сердец она, должно быть, разбила! Натуральная фамм фаталь, сексапильная, слов нет, но...
   Но мне милее Соня, ее простая и милая обаятельность, легкий шарм «девушки с соседнего двора». Самое ужасное, что я жутко боялся даже заговорить с ней, только ходил вокруг да около, наблюдая за нею, словно какой-то неполноценный маньяк. Я оправдывал себя тем, что мы коллеги, нам следует в первую очередь думать о работе, а чувства надо тщательно скрывать. В результате я научился так хорошо скрывать свою влюбленность, что, думаю, никто даже не подозревает о моих симпатиях к Соне, включая, собственно, и ее.
   Я тихонько ненавидел себя за трусость, а она тем временем флиртовала со всеми парнями... кроме меня. На душе у меня было так погано, что я ждал Прорывов, как манны небесной, всем сердцем желая, чтобы нас определили в одну группу. Но не определили. Рухнули все мои надежды на то, что, возможно, что-то произойдет в поездке и я смогу как-то проявить себя, доказать, что достоин Сони...
   Нет, теперь я в этой проклятой Австралии, сижу в консервной банке на колесах, слушаю эту дуру Оксану и жду не дождусь, когда все закончится. Быстрее бы...
   Старшие Фигуры у меня, впрочем, никаких отрицательных эмоций не вызывают. Тура Скаф – меланхоличный, добродушный, широкоплечий увалень. Конь Лакаб, наоборот, невысокий, худой, жилистый. Оба разговаривают мало и только по делу, за что я им очень признателен. Оба, кажется, знают, что делают.
   Я достал бутылку воды и жадно выпил треть содержимого. Кондиционер кондиционером, но все равно страшно жарко. Оксана, притихшая было на переднем сиденье, развернулась и начала что-то рассказывать невозмутимому Лакабу, но я за время поездки уже научился отключаться и просто не слушать, что она там болтает.
   – Съезжаем с тропы, так что держитесь, немного потрясет, – заметил Скаф.
   И правда – джип затрясся, подпрыгнул, что-то стукнулось о днище, рюкзаки запрыгали на полу, как живые, а я здорово долбанулся затылком об стенку. Впрочем, скоро машина выехала в пустыню, по ровной поверхности которой можно ехать, как по шоссе. Я потер ушибленное место и ругнулся. Шишку заработал, не иначе.
   – Смотрите, эвкалипты! – громко сказала Оксана, указывая в окно. – А вы знаете, что здесь очень часто бывают пожары, которые выжигают все вокруг, включая все деревья? И эвкалипты тоже, но – представляете? – они научились переживать пожары!
   – То есть как? – спросил Лакаб.
   – У них такая толстая кора, что огонь не может добраться до сердцевины, и сквозь обугленную кору начинают пробиваться новые листья. Я слышала, что буквально через несколько дней после пожара эвкалиптовые леса снова дают новые побеги. Просто чудо какое-то, правда?..
   Оксана вдруг замолчала, а Лакаб выпрямился, напряженно оглядываясь. Что это они?
   – Да, я чувствую, – вдруг сказал Скаф. – Стражи. Они прямо за нами.
   И только тут я сообразил, что затылок у меня болит не только из-за ушиба. Значит, рядом Белые! Значит, мне предстоит первый в жизни бой!
   Я схватил автомат. Наконец-то! Шанс показать всем, на что я годен!
   Скаф, не снижая скорости, гнал джип по пустыне.
   – Лакаб, Егор, – сказал он, не оборачиваясь, – попробуйте определить, кто именно за нами гонится, можно ли их достать пулями?
   «Их»? Откуда он знает, что Белых несколько? Впрочем, он Тура, в нем Сила развита куда лучше, чем во мне. Красноватая пыль, клубящаяся за нашим джипом, мешала разобрать, кто или что нас преследует.
   Лакаб открыл заднее окно и передернул затвор «АК», я подвинулся к нему поближе, напряженно всматриваясь в облако пыли. Ничего не разобрать... И как сражаться, если цели не видно?
   Видимо, эти же мысли пришли в голову и Лакабу, поскольку он сделал резкий жест рукой, и пыль исчезла – прижалась к самой земле, придавленная энергией Коня. И тогда мы увидели двоих преследователей. Они чем-то напоминали динозавров, но двигались очень странно.
   Ящероподобные, приземистые, буро-красные Фигуры с мощными конечностями передвигались прыжками, словно кенгуру, лавируя между древесными кустарниками и редкими эвкалиптами. При каждом прыжке в какой-то момент они исчезали прямо в воздухе и появлялись уже на несколько метров ближе, продолжая бег. Увидев нас с Лакабом, они подняли вытянутые чешуйчатые морды и, раскрыв узкие пасти, издали воинственный жутковатый клекот.
   – Кони, – сухо констатировал Лакаб, поднимая автомат.
   Да, понятно. У Фигур телепортация наиболее распространена среди Коней. Я помнил из уроков Анатолия, что некоторые другие Фигуры также обладают подобным талантом, но у Коней способность к перемещению в пространстве развита лучше всех. Впрочем, они тоже ограничены в возможностях и могут телепортироваться только на относительно небольшие расстояния. Вот и объяснение их странным прыжкам.
   Скаф оказался прав – их действительно можно сразить пулями. Анатолий говорил, что пули эффективны практически против всех Фигур, за исключением Тур, Королей и Ферзей – у них слишком крепкая энергетическая защита. А вот Коней, Слонов и, разумеется, Пешек при удачном стечении обстоятельств можно завалить из обычного стрелкового оружия.
   Поэтому я поднял автомат, целясь в левого от меня ящера. Джип шел ровно, тряска минимальная, целиться несложно. Меня смущали только эти дерганые перемещения врага, но я постарался представить, что нахожусь в тире. Нужно просто как следует прицелиться, предугадать следующее движение мишени и... стрелять!
   Не попал! Не беда. Сейчас я тебя сниму...
   И снова мимо!
   Я тщательно целился и стрелял одиночными, но, похоже, Коню удавалось телепортироваться в тот самый миг, когда пуля уже должна была его достать. Краем глаза я видел, что Лакабу тоже не удается подстрелить свою цель. Что ж, хоть не так обидно...
   А Стражи тем временем приближались к нашему джипу, стремительно сокращая дистанцию. Видимо, они перестали экономить силы и телепортировались теперь дальше, чем в начале погони. Я стал волноваться и стрелял все чаще, но по-прежнему мазал. Нужно что-то делать. Нужно что-то придумать, чтобы не тратить попусту патроны, а наконец-то убить тварей...
   К сожалению, в оглохшую от стрельбы голову ничего не приходило. Если Кони доберутся до нас и перевернут джип, мало нам не покажется... Мы умрем... Умрем!..
   – Используй магию! – вдруг крикнул Лакаб, и я как будто очнулся, вынырнув из пучины паники, в которую чуть было не погрузился с головой.
   Я увидел, что правый ящер уже не телепортируется, а просто бежит за джипом, прыгая из стороны в сторону, пытаясь помешать Лакабу прицелиться... Увидел, как две пули Лакаба преодолевают защиту Белого и разрывают ему правое плечо. Ящер спотыкается и падает на землю в фонтанах песка.
   Ну конечно! Не дать Коням использовать их Силу! Заблокировать их способность телепортироваться непрерывными атакующими заклятьями! Как просто, Господи! Почему я до этого не додумался сам?!
   Наша сдвоенная атака не оставила последнему Стражу шансов. Лакаб прорвал магией фронтальную защиту Белого, а я, перейдя на автоматический огонь, стрелял в бурую чешуйчатую тушу, пока Конь не свалился в пыль, судорожно дергая лапами в предсмертной агонии.
   Боль в затылке утихла, я вытер вспотевший лоб и посмотрел на Лакаба, который тер левую щеку. Заметив мой взгляд, он пояснил:
   – Твои гильзы летели в меня. Обожгли щеку.
   Извиняться я не стал, в конце концов, это не моя вина.
   – Хорошая работа, – сказал Скаф, оборачиваясь.
   – Какие вы молодцы! – Оксана сияла. – Я бы ни за что не сумела вот так, хладнокровно! Помню, во время тренировок я как-то заходила на стрельбище, Толя дал мне автомат и предложил пострелять, так вы не поверите...
   Я тяжело вздохнул, закрывая окно и осторожно укладывая горячий автомат на рюкзак.


   Сельва менялась буквально на глазах. Буйные изумрудные заросли у входа на Клетку постепенно иссыхали, превращаясь в бурое переплетение голых ветвей. Вскоре мы оказались посреди мертвого леса – ни одного зеленого листочка, ни одного цветка, ни единого признака жизни. Казалось, что наша мелкая речушка превратилась в Стикс с мертвыми берегами. Этот жутковатый пейзаж действовал моим Пешкам на нервы. Они еще не привыкли к простоватым ухищрениям Белых, которые каждый раз старались надавить на психику Черных Фигур, ликвидирующих Прорыв.
   Исходя из опыта, я предполагала, что этот лес наверняка имеет какое-то значение, помимо банального средства психологической атаки. Белые наверняка намекают на то, что нас ждет впереди. Логичнее всего предположить, что намекают они на нашу скорую смерть. Но чутье подсказывало, что здесь нечто другое.
   В конце концов, какая разница, что именно? Лучше подождать и выяснить все на месте.
   Речушка наша петляла среди мертвых деревьев, которые становились все выше и стояли все плотнее друг к другу. Сельва действительно производила жуткое впечатление: иссохшие лианы, голые, кривые ветви могучих бурых стволов, пожухлая трава и ломкий кустарник...
   Мы плыли в этом царстве мертвых уже около получаса. Наконец берега раздались в стороны, и впереди показался остров, посреди которого возвышался большой храм, очертаниями напоминающий... Я закусила губу.
   Значит, Белые знали, кого ждут...
   Храм представлял собой точную копию Храма Просвещения в Атлантиде. Тот самый Храм, из которого я выходила, когда произошел взрыв. Тот самый Храм, возле которого я погибла, придавленная колонной.
   Мы пристали к острову, и я помогла Леше вытащить лодку на берег. Ребята уставились на громадную постройку с нескрываемым трепетом. Я же старалась не смотреть на Храм, наивно полагая, что так уберегу себя от дурных воспоминаний. Напрасно.
   Вынимая рюкзаки из лодки, я могла думать только о своей прошлой смерти. Неужели Белые все-таки прознали, с кем имеют дело? Но как могли они узнать обстоятельства моей гибели? Ответ – никак. Они не могли. Успокойся, это всего лишь совпадение. Соберись. Тебе нужно подавать пример.
   – Оставайтесь здесь, – сухо сказала я ребятам и отправилась к Храму, внимательно разглядывая окрестности.
   Остров, на котором стояло здание, был окружен высоченными стенами из переплетения иссохших деревьев. Трава под ногами пожухлая, воздух затхлый, все под стать антуражу. Само здание несколько выделялось из общей картины – казалось только недавно построенным – никаких следов времени на известняковых плитах, бронзовые статуи без налета, лишь несколько случайно занесенных на ступени опавших, бурых листьев...
   Статуи, к слову сказать, не имели никакого отношения к оригинальному Храму Просвещения. В Атлантиде они изображали морских адмиралов Черной Армады, здесь же Белые поставили каких-то изможденных, отощавших людей, похожих на мумии. Я остановилась в задумчивости, разглядывая ближайшую бронзовую скульптуру. Так и есть. Характерный просящий жест, впалый живот, выпирающие ребра, тоненькие руки и ноги, голова – словно обтянутый кожей череп. Очень похоже на человека, умирающего от голода.
   При чем тут голодающие? Я посмотрела на громадный золотой круг возле входа во дворец. Похоже, это и есть Источник. Осталось найти Ключ...
   Тут у меня заболел затылок и я, признаться, здорово перепугалась, потому что самые худшие опасения оправдались. Белые выставили третьего Стража. Как это бывает в минуту смертельной опасности, мозг лихорадочно заработал, выдавая одно решение за другим, но я никак не могла сосредоточиться, потому что одна мысль забила все остальные – надо охранять Пешек! Нельзя допустить, чтобы они погибли!
   Я стрелой метнулась к лодке, где Таня и Леша уже достали оружие, почувствовав присутствие Белого. Лица моих помощников были бледны, но радовало, что на них нет и следа паники, страха или сомнения. Они исполнены решимости, и это главное. Что ж, может быть, они сильнее, чем я думала. Да, Ригес прав, люди могут удивлять...
   Я быстро достала из рюкзака Жезл и обернулась к входу как раз вовремя, чтобы увидеть, как третий Страж появился на лестнице, ведущей внутрь дворца.
   Больше всего он напоминал громадную, трехметровую мумию – тощую, жилистую, с длинными конечностями, одетую лишь в истлевший хитон. В руках чудище держало громадный трезубец, из глубоких глазниц сверкали льдом светло-голубые глаза. Но, судя по тому, как он двигался, Страж отнюдь не умирал от истощения.
   О, нет. Эта тварь могла убить одним ударом тоненькой руки. Я-то это прекрасно знала, поскольку сама обладала подобной силой.
   На ступенях Храма нас ждал Белый Ферзь, собственной персоной. Что ж, Игра становится все интереснее и интереснее...


   Признаться, я опешил. Такого поворота событий я никак не ожидал. Должен заметить, что Белые здорово рисковали, выставляя Высшую Фигуру в качестве Стража. Дело в том, что погибшие Стражи не могут участвовать в самом Прорыве – именно поэтому обычно выставляют Низшие и Средние Фигуры, статус которых позволяет плодить их в несметных количествах. Но Высших Фигур всего две на Прорыв. И если нам удастся одолеть этого Ферзя, то мы сумеем свести шансы Белых на победу практически к нулю. У них останется лишь один Король... Один Король...
   Уж не об этом ли говорил мне Игрок, рассказывая про «адекватную расстановку сил»?
   Ответить на этот вопрос я пока не мог. Некогда размышлять о стратегии, когда перед тобой – реальная проблема. Огромная, мощная, с длинным копьем в одной руке и с большим круглым щитом в другой. Правда, на настоящего Минотавра Белый совсем не походил...
   Побоку несоответствия, пора действовать!
   У меня за спиной прикреплен к рюкзаку Экскалибур. Как только Ферзь начал двигаться в мою сторону, я отбросил в сторону бесполезный автомат и мгновенно сорвал со спины рюкзак. Еще секунда ушла на то, чтобы выдернуть зачарованный меч из ножен.
   Ферзь, увидев в моих руках Экскалибур, издал жуткий глухой рев и перешел на бег, потрясая копьем. Костя выстрелил, пули с воем отрикошетили от защитного купола Белого Ферзя, а я заорал что есть мочи:
   – Не стрелять!
   К счастью, Костя меня послушал, иначе шальная пуля могла бы задеть кого-нибудь из нашей команды.
   Накопив энергию для удара, я передал часть ее в меч. Лезвие начало светиться, а я отступил от алтаря, прекрасно понимая, что это не препятствие для Белого. Так и есть. Ферзь с грациозностью кошки запрыгнул на алтарь и занес копье, намереваясь насадить меня, как бабочку на булавку.
   Разумеется, я не стал стоять на месте. Короли не настолько верткие Фигуры, как Ферзи, и понятно, что придется держаться от Белого подальше. Да, мне удалось вбить Туре голову в туловище, но с Ферзем подобный фокус не пройдет.
   Когда Ферзь прыгнул, я выпустил в него накопленную энергию, использовав острие Экскалибура, как проводник. Ярко-малиновый луч ударил Минотавра в грудь, пробив его фронтальную защиту и перекинув через алтарь. Ферзь очухался на удивление быстро, он перекатился в сторону и метнул в меня щит. Гигантский диск с острыми краями просвистел в сантиметре у меня над головой и со звоном врезался в стену. «Какая глупость – кидаться щитом», – подумал я, пригибаясь.
   Но пока я уворачивался, Ферзь успел отшвырнуть в сторону Барри, который к тому моменту уже трансформировался и попытался атаковать Ферзя с фланга. Но Барри не сдавался и, вцепившись в руку Белого зубами, повис в воздухе, мотая головой, пытаясь разодрать плоть врага. Однако Ферзю удалось избавиться от настойчивого Слона. Отшвырнув моего помощника в сторону, Белый взял копье в обе руки и стал крутить «мельницу», отгоняя неугомонного противника. Судя по звонким ударам древка по броне Барри, копье стальное, цельное.
   Я не видел, где Соня и Костя, и надеялся, что им хватит ума не вмешиваться в эту потасовку. Толку от них не будет, а я стану отвлекаться на их защиту и попросту потеряю концентрацию. Но пока я могу сосредоточиться на бое, у нас есть шанс.
   Я вновь выпустил в Ферзя поток Силы, но ему как-то удалось погасить мой удар и снова отбросить в сторону Барри, который, словно гончая, прыгал вокруг Минотавра, норовя вцепиться ему в ногу или руку. Наконец, зубы Слона капканом сошлись на металлическом копье и сумели выдрать оружие из сильных лап Белого.
   Я лихорадочно копил в себе энергию для следующего удара, когда увидел, что плиты на полу ломаются и из земли стремительно лезут гибкие колючие канаты. В Ферзя полетели стрелы Силы, которые выпускал Костя, но они слишком слабы, чтобы причинить вред. Минотавр с легкостью оборвал Сонины путы и, оставив надежду отнять у Барри свое копье, устремился ко мне. От его поступи дрожал пол, но я не трогался с места, продолжая накапливать энергию, глядя, как на бегу Белый трансформируется, наращивая громадные когти и усиливая телесную броню.
   У меня есть лишь одна попытка. Если удар не достигнет цели, мне конец. Когда Минотавр нагнулся и протянул руку, чтобы схватить меня за горло, я отпрыгнул в сторону, выпустил в него мощный напор энергии, замедляя атаку противника, и наотмашь саданул Белого Экскалибуром, вкладывая в удар всю свою силу.
   Зачарованная сталь рассекла Ферзю ключицу и застряла в мощном теле. На меня брызнула теплая кровь, но я уже знал, что удар не стал смертельным.
   Ферзю не удалось схватить меня за горло, но он вцепился мне в грудь, и я почувствовал, что острые когти вгрызаются в мое податливое человеческое тело.
   Вот в этот момент я испытал настоящий ужас. Именно в это мгновенье, когда когти Белого раздирали мою плоть, пытаясь добраться до сердца, я понял, что чувствовали все те Белые Короли, которых я убивал. Я ощутил все бессилие, злость и панику, которые, наверное, испытывали и они, чувствуя, как моя рука вгрызается в их тело.
   Будь я один, то, несомненно, погиб бы. Но мои помощники, к счастью, не стали стоять в стороне, наблюдая, как их Короля отправляют в «Ящик».
   Минотавра отбросили в сторону. Я, потрясенный случившимся и оглушенный болью, некоторое время вообще ничего не соображал. Лишь барахтался на полу, шепча лечебные заклятия и останавливая кровь, которая хлестала из груди. Впрочем, на это у меня ушло немного времени.
   Остановив кровь, я поднял голову и увидел, что Минотавр, оплетенный с ног до головы растительными путами, рвет колючие лианы, пытаясь освободиться. На загривке у него сидит Барри, терзающий толстую мохнатую шею клыками, а в тело Ферзя летят стрелы Силы, одна за другой. Сразу стало понятно, что долго это продолжаться не будет – Ферзь уже почти освободился от растительной сети, выращенной Соней, стрелы, выпускаемые Костей, по-прежнему не причиняли врагу никакого видимого вреда, и сейчас Белый дотянется до Барри и отправит Слона прямиком в «Ящик».
   Я ринулся к сражающимся, подпрыгнул и с трудом вытащил застрявший в теле Минотавра Экскалибур. На этот раз у меня не было времени копить энергию, поэтому я размахнулся и просто вонзил меч в грудь Ферзя, целясь в сердце. Этого хватило.
   Глухо застонав, Белый рухнул на пол, заливая плиты кровью, несколько раз дернулся и затих. Вытащив из груди Минотавра меч, я помог подняться истощенному схваткой Барри. Пешки стояли у стены, красные от напряжения, тяжело дышащие, все еще испуганные, но целые и невредимые.
   Что ж, мы обошлись малой кровью. А ведь могли погибнуть. Все до единого. За спиной с громким треском взорвался труп Белого, но я даже не обернулся.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное