Роман Буревой.

Тень Нерона

(страница 4 из 29)

скачать книгу бесплатно

– Ты тоже ловишь патриция? – спросил он со смехом.

– Слушай, не говори ерунды. И потом… – она скорчила презрительную гримасу. – Мне патриций ни к чему.

– Вот как? Мы такие гордые?

– Нет. Мне попросту запрещен въезд на Лаций. Я должна всю жизнь провести в колониях. Эта – лучшая. Но ведь есть еще такие как Петра. Ты бывал на Петре?

– Лично я – нет. Но мой дед воевал там. Ужасная планета с разреженной атмосферой. Жить можно только в купольных городах.

– А я была, – сказала Верджи. – Хотела сделаться петрийским наемником.

– У тебя отличный удар правой. Тебя бы взяли, – засмеялся Марк.

– Мне не понравился их обряд посвящения. Поэтому я выбрала Острова Блаженных.

“Кто она такая? Незаконная дочь какого-нибудь патриция, лишенная ноши, но сохранившая гордость и надменность предков? Или ее родители – причем оба – совершили государственное преступление, и вся семья была выслана с Лация, – внезапно ожил голос предков. – Их дети после шестнадцати должны находиться под постоянным контролем”.

Корвина это открытие должно было бы оттолкнуть. Но не оттолкнуло. Напротив, проснулось жгучее любопытство – захотелось непременно узнать, почему девушка оказалась высланной из метрополии пожизненно. Он ощутил с ней странное родство: оба против воли были лишены родины, оба пребывали не там, где хотели бы жить. Возможно, она росла среди чужих людей, как и Марк. Ее преследовали. Мгновенно он сочинил для своей новой знакомой целую историю жизни, расцветил многочисленными подробностями. Там еще не было конкретных имен и географических названий, но канва событий была прочерчена пунктиром от самого рождения до восемнадцатилетия героини.

– Пойдем, прокатимся на главной горке, – предложила она.

Корвин посмотрел на вершину скалы, откуда, совершая один поворот головокружительнее другого, спускался полукруглый желоб. По нему, оглашая окрестные горы визгом и воплями восторга, мчались вниз на амортизационных подушках любители приключений. Снизу этот спуск казался смертельно опасным. На самом деле замечательная горка ничем никому не грозила, зато гарантировала бешеный выброс адреналина в кровь.

– Идем, – Марк поднялся. – Но, похоже, там теперь уйма отдыхающих.

– Не страшно! Мы их всех растолкаем! Сядем на одну подушку, спустимся вместе. Так интереснее – могу тебя заверить. Подушки рассчитаны на двести килограммов. Вперед! На абордаж!

– Тогда она нас выдержит. Надеюсь, я не слишком растолстел! – юноша попытался выпятить свой плоский живот. Его спутница рассмеялась. Но он был уверен, что Верджи смеется и шутит как-то через силу. Будто роль, которую она выбрала, с каждой минутой ей нравилась все меньше.

Они направились в площадке с лифтами – подниматься на гору. В соседнюю кабинку забежали две девчонки и парень – прекрасно сложенный широкоплечий блондин с профилем античного героя. Загорелые девчонки с идеальными фигурками смеялись, поочередно обнимали и целовали своего красавца, а потом друг друга.

Видимо, вся троица уже успела скатиться с горки, потому что они тащили с собой три оранжевые пухлые подушки. Тем, кто скатывается в первый раз, амортизаторы выдавали наверху.

Две кабинки двигались почти параллельно. Марк со своей спутницей отстали от соседей на полметра – не больше. Верджи внимательно посмотрела на красавца и его спутниц, отвернулась. Полдень еще не наступил, склон горы и кабинки лифтов находились в тени. После жаркой террасы кафе здесь было довольно прохладно. Корвин заметил, что его спутница дрожит. Верджи вцепилась в поручень и, запрокинув голову, смотрела, как приближается макушка горы. Ее взгляд был прикован к причудливой арке, под которой начинался полупрозрачный желоб аттракциона.

– Надо вернуться, – вдруг сказала она.

– Ты же обещала: мы будем вместе. Или ты боишься? Смешно! Спуск совершенно безопасный.

– Нет.

Корвин видел, как побелели костяшки ее пальцев, сжимавших поручень.

– Мы что же, сядем в кабинку лифта и отправимся обратно? – спросил Марк. – Над нами будет хохотать весь аквапарк.

Он проводил взглядом пустую капсулу, что промчалась вниз за новыми искателями приключений.

– Да, – выдавила Верджи. – Очень осторожно. Не привлекая внимания. Мы вернемся. Как только доедем до верху, и двери откроются, сразу нажимай на спуск. Но не раньше. – В ее голосе больше не было шутливых интонаций. Она говорила серьезно и зло. Отдавала приказы.

– Поверь, милая, это смешно. Вот что, давай, я отнесу тебя к желобу на руках, и мы вместе помчимся вниз.

– Я тебя не пущу.

– Это почему же? – Корвин рассмеялся.

– Мы погибнем, если окажемся в желобе.

“Она просто больная, – сообразил Марк. – Или у нее нервный срыв. Недаром она подралась с этой Ири”.

– Ты знаешь, как мы умрем? – он старался, чтобы в голосе не прозвучало насмешки.

– Тебя убьют, – отвечала Верджи уверенно. – Во время спуска. Это самое удобное.

– Милая Кассандра! – рассмеялся патриций. – Разве ты не знаешь, что твоим предсказаниям никто никогда не верит?!

Девушка резко повернулась, обхватила его одной рукой за шею и зашептала:

– Ты спустишься вниз! Я тебе приказываю! Слышишь! Или ты умрешь! Сейчас! Марк! Умоляю! Поверь мне! Ты же умный! Герой, патриций. Ты должен понять.

Оба лифта остановились на верхней площадке почти одновременно. Красавец-блондин, обнимая девушек за талии, выпрыгнул на площадку. В этот момент открылись двери кабины, в которой ехал Корвин со своей спутницей. Верджи с неожиданной силой втолкнула своего клиента обратно в лифт и нажала кнопку “спуск”. Лифт помчался вниз. В последний момент Марк успел заметить, что одна из красоток супермена обернулась. Ее лицо Корвин видел лишь мгновение. Но разглядел точно – на хорошеньком личике были написаны разочарование и злость.

– Кто они такие? Что им надо? – спросил клиент у своего гида шепотом.

Девушка не ответила. Она по-прежнему одной рукой обнимала Марка, но в этом жесте – он готов был поклясться – не было ничего интимного.

Верджи держала своего спутника, как будто он мог упасть!

Потом она вдруг отшатнулась и рванула юношу за собой. От рывка Корвин не удержал равновесие и упал в объятия гида. Одновременно раздался какой-то скрежет, порыв ветра ударил в спину. Корвин оглянулся. Треть кабины исчезла – ее будто срезало ножом – край крыши, угол, где сходили две стенки и кусок пола. Девушка по-прежнему держалась одной рукой за поручень, иначе они бы вдвоем вывалились из кабины. Ясно было, что стреляли сверху, те трое. Оружие у них было в подушках.

Марк тоже ухватился за поручень рядом со своей “Кассандрой”, теперь они стояли, прижавшись к внутренней стенке кабины. Нельзя сказать, чтобы это место было полностью безопасным, но все же достать их здесь, стреляя сверху, было труднее всего.

– На скамейку! – приказал он.

И не сразу сообразил, что Верджи выкрикнула те же слова одновременно с ним.

Они успели запрыгнуть на скамейку, когда еще один угол кабины и с ним весь пол отделила от уцелевшего обрубка огненная полоса.

Марк поднял голову. Отстав от них метров на двадцать, кабинка с белокурым атлетом и двумя его красотками неслась вниз.

– Надо было взять бластер, – прошептал Корвин. Хотя не представлял, как бы он мог купаться в бассейне с бластером на боку.

Похоже, люди внизу что-то заметили. На посадочной площадке началась паника. Казавшиеся сверху игрушечными фигурки удирали подальше от лифтов. Два флайера колониальной полиции поднялись в воздух с площадки спасательного пункта и устремились к несущимся вниз кабинкам. Юноша левой рукой покрепче обнял спутницу, правой судорожно вцепился в поручень. Девушка сделала то же самое. Они так крепко прижимались друг к другу, что казались единым целым.

– Сейчас! – предостерегла Верджи.

Кабинка качнулась и замерла. А мимо них, кувыркаясь, пролетел вниз огненный шар. Корвину показалось, что он разглядел внутри три мечущиеся, еще живые фигуры.

Флайер вигилов снизился и завис напротив их изуродованной кабины.

– Скорее! – взмолился Марк.

– Мы падаем, – сообщил его странный гид.

Не стоило смотреть вниз – под ногами больше не было пола. Впрочем, Корвин и так чувствовал: уцелевший обломок, на котором они висели, как две несчастные обезьяны, неумолимо кренится. Еще миг – и они сорвутся.

– Нас спасут, – пообещал Марк, хотя не был в этом уверен.

И тут же увидел, что один из полицейских собирается бросить в них термогранату – было нетрудно узнать ее вытянутый корпус и оранжевую нашлепку взрывателя наверху.

– Мы – не преступники! – закричал Корвин так, что мгновенно осип от крика. – Нет!

Полицейский как будто ничего не услышал. Он тщательно размахнулся и швырнул гранату. Верджи отпустила поручень и поймала гранату свободной рукой. Корвин сообразил (О, Боже! Боже! Я не верю в тебя, но ведь это чудо!), что взрыватель на месте.

– Держи меня крепче! – приказала девушка. – Двумя руками. Крепко держи. И закрой глаза.

Он подчинился, обнял ее и зажмурился.

В следующий миг им плеснуло ветром в лицо, и юноша сообразил, что падает. Он падал с высоты и понимал, что через несколько мгновений умрет. Сколько может длиться полет на Островах Блаженных, если ускорение на этой планете равно 0,82 g?

Он открыл глаза, и увидел под собой не плиты, а зеленые воды океана.

В этот миг он все же отпустил Верджи, и в воду они упали порознь. Марк сумел сгруппироваться, иначе сильно бы расшибся о воду – высота была не маленькая. А девушка перевернулась в воздухе и вошла в воду иглой – видимо, она была по части прыжков мастер.

Марк ушел в глубину, а потом долго, нестерпимо долго поднимался на поверхность. Ему показалось, что он достиг самого дна океана. Разумеется, это был всего лишь обман. Корвин погрузился метров на восемь – не больше. Когда он всплыл, Верджи уже была на поверхности.

– Берег далековато, – сообщила его спасительница. – Извини, но в таких случаях невозможно рассчитать. Уж лучше очутиться подальше от берега и в воде, нежели разбиться о скалы.

Она махнула рукой, указывая направление. Спасенный повернул голову. Берег был так далеко, что у него перехватило дыхание. Километра два – не меньше. Глазомер у него, как у любого из патрициев, был неплохой.

– Надо вызвать спасателей. – Он ухватился за запястье.

Но напрасно пальцы пытались нащупать комбраслет. Его не было. Видимо, браслет свалился в момент их сумасшедшего прыжка. Корвин так опешил в этот момент, что стал уходить на глубину, Верджи ухватила его за волосы (благо они были не слишком короткими) и рванула наверх.

– Я потерял коммик, – сообщил Марк, отфыркиваясь.

– И решил поискать его на дне?

– Мне не до шуток, – сказал он, отплевываясь. Во рту была горечь – все же наглотался соленой воды. – Как мы доберемся до берега?

– Ничего страшного, на море штиль. Поплаваем в свое удовольствие. Я каждый вечер еще дальше заплываю. Здесь нет акул, так что бояться нечего.

– А у тебя разве нет комбраслета? У тебя же был…

– Я сняла его в раздевалке. Дешевенькая вещица – портится в воде.

“Гид – и носит дешевый браслет? Странно – по меньшей мере”, – шепнул голос предков.

– Плывем! – весело воскликнула Верджи.

Она поплыла вперед брасом. Юноша следовал за ней, стараясь экономно расходовать силы.

– Если честно, то сегодня я плаваю в первый раз в жизни, – признался Марк.

Девушка обернулась:

– Плаваешь ты, конечно, не очень, но, пожалуйста, не ври.

– Правда, правда. Это умение от моих предков. Лично сам я плыву впервые.

Новоявленный пловец вдруг осознал, какая толща воды сейчас под ним, на миг его охватил ужас. Из всех видов смертей Марк больше всего боялся утопления. Почему – не знал. Его прадед тонул однажды. Марк помнил шум воды в ушах.

– Я не дам тебе утонуть, – заявила Верджи. – Это было бы чересчур обидно. Если устанешь, ляжешь на спину и отдохнешь.

– Здесь точно нет акул? – спросил Корвин.

– В океане водятся ядовитые медузы. Но не в этом районе.

– А спасатели не вышлют патруль?

– Вряд ли. Сейчас им не до этого. Как мы сюда брякнулись, никто не видел. Однако если мы к вечеру не дотянем до берега, то спасатели появятся: как раз перед закатом. В это время они начинают вылавливать севших на вектор в Пирамиде.

– К вечеру… – простонал несчастный пловец.

– Не волнуйся, нам понадобится что-то около полутора часов, учитывая твой медленный темп.

* * *

Когда они выбрались, наконец, на берег, Марк рухнул на горячий песок, но тепла не почувствовал. В этот миг ему казалось, что он превратился в глубоководную рыбину, и тело его стало такое же, как у рыбы: жидкое, белое и холодное. Нет, он даже не рыбина, а настоящая амеба. Рот горел от нестерпимой горечи, в груди саднило.

Верджи уселась рядом и принялась посыпать ему спину горячим песком, потом вдруг наклонилась, коснулась губами его щеки.

– У тебя потрясающая воля, – шепнула на ухо.

– Неужели? Я и не знал, – пробормотал Марк.

– Ну, как тебе первый день отдыха? – Его спутница и спасительница, похоже, не устала ни капельки.

– Великолепно. Незабываемо. А что это было? Как мы успели выскочить из аквапарка и упасть в океан?

– Это называется – “сесть на вектор”. Я как раз накануне купила пару штук у Тимми в Пирамиде. На всякий случай. – Верджи обрушила ему на спину новый поток горячего песка.

– Ты спасла мне жизнь, – простонал Марк.

– С тебя – две тысячи кредитов.

– Две тысячи? Я и не знал. Неужели моя жизнь стоит всего две тысячи? Я думал – куда дороже.

– Две тысячи стоили два вектора, – уточнила практичная особа. – Всего лишь прошу компенсировать расходы.

– Значит, я должен оплатить еще и твою жизнь? – Спасенный перевернулся на спину. Кажется, он начинал что-то чувствовать.

Он вдруг понял, что немного гордится собой. Кажется, совсем неплохой заплыв получился.

– Разумеется, – засмеялась Верджи. – Ведь этот парень хотел прикончить тебя, а не меня.

– Не может быть! – Марк снова перекатился. Песок на этом диком пляже казался ему недостаточно горячим. – Я был уверен – это твой бывший любовник, и он собрался с тобой рассчитаться. А я только подвернулся под руку.

– Ладно, вставай, хватит валяться! – Девушка легко вскочила. – Скоро уже время обеда. Ты обещал меня пригласить в какой-нибудь приличный ресторан. К тому же вечером нас ждет Пирамида.

– Сегодня? Нет, ни за что! Никаких Пирамид.

– Вставай! – Она изобразила обиду. – Вставай и пошли! Ты обещал мне обед!

– Обед! Помилуй! Верджи! Неужели ты сейчас можешь что-то съесть? У меня в животе плещется коктейль из океанской воды, песка и гальки.

– Хочу обед! Черепаховый суп! Запеченный лосось, икру и креветки! – выкрикивала она названия блюд, как рекламные слоганы.

– Хорошо. Идем обедать. Ты будешь есть, я буду смотреть, как ты ешь.

Корвин поднялся с трудом. Его замутило.

“Только бы не вырвало! – с тоской подумал незадачливый курортник. – Не лучший способ понравиться девчонке – блевать в ее присутствии”. – “А я хочу ей понравиться?” – похоже, постоянные внутренние монологи уже вошли в привычку. – “Было бы неплохо…”

– Послушай, оставь меня здесь, а сама сбегай за каким-нибудь эскулапом. В аквапарке должен быть медпункт.

– Мы давно не на территории аквапарка, – напомнила Верджи. – И эскулап тебе не нужен. Тебе нужна бутылка тоника и пара стим-таблеток. Жди, я скоро вернусь.

– Обожаю ненавязчивых девчонок. – Марк вновь растянулся на песке и прикрыл глаза.

– Вставай! – Верджи рванула его за руку.

– Этот парень хотел меня убить. Но почему? Кто он? Что я ему сделал? Потом этот коп. Он швырнул в меня гранату. Я бы сгорел факелом, как те киллеры. Если бы не ты, Верджи, – пробормотал Марк.

– Рассуждать будешь потом, сейчас главное – как можно быстрее убраться отсюда. Или ты ждешь, что явится новый убийца?

Эти слова заставили Марка наконец приподнять голову. Пляж был по-прежнему пуст. Сверху по скалам сюда невозможно спуститься. Среди отвесных склонов не угадывалось даже намека на тропинку. Но для немногочисленных любителей морского купания на вертикальной скале были установлены два подъемника. Если киллер доберется сюда, жертва окажется в естественной ловушке. Корвин как будто увидел себя и Верджи сверху – крошечные фигурки на белом песке, как на ладони. Можно выстрелить сверху и быстро уйти, а можно спуститься на пляж и расправиться с жертвой обстоятельно, не спеша.

– Вставай, патриций Лация, у тебя сильная воля! – закричала Верджи.

Лациец заставил себя подняться.

Девушка обняла его с такой силой, как будто собиралась задушить. И поцеловала – в щеки и в губы. Корвин попытался ответить на ее поцелуй, но Верджи подхватила его под руку и повела. Марк не сопротивлялся.

“Однако, у нее совсем не женская сила, – отметил он про себя. – И мне почему-то кажется, что Верджи – совсем не гид. Может быть, ее наняли для охраны моей особы? Лери или Флакк?”

Мысль, что она должна его охранять, не показалась Марку такой уж безумной. С самого его возвращения на Лаций кто-нибудь горел страстным желанием прикончить юного Корвина. Сначала наварх Корнелий, потом – заговорщики-плебеи. А кто теперь на него покушается?

Спотыкаясь на каждом шагу, он с помощью гида преодолел несколько метров песчаного пляжа и добрался до небольшой лестницы. Двадцать вырубленных в скале ступеней вели к площадке подъемника со скамейками для ожидающих. Пустая кабинка стояла внизу. Вторая наверху. Верджи втолкнула Марка в кабинку, он тут же уселся на пол.

Кабинка тронулась. Корвина затрясло – он еще не отошел от предыдущего путешествия в подъемнике. Верджи, напротив, была спокойна. Кажется, она выплеснула все свои чувства в нескольких поцелуях.

– Можешь объяснить, что здесь происходит? – спросил он, глядя на нее снизу вверх.

– Ты похож на живой труп: белая кожа, синие губы, и к тому же весь в песке.

Девушка принялась стряхивать с него подсохший песок и даже сдувать песчинки, как будто он был необыкновенно ценен.

Как только они поднялись Верджи схватила его за руку и вновь потащила за собой.

Корвин повиновался. Они бежали. Куда? Зачем? Кажется, к площадке флайеров. Похоже, она решила увести его из аквапарка.

– Надо поговорить с полицией, – предложил Корвин.

– Потом, – отвечала его спасительница и уже хотела втолкнуть Марка в ближайшую свободную машину.

– Мне не нравится, когда мной повелевают! – патриций вырвал из ее ладоней руку, повернулся и зашагал к домику, где размещалась охрана аквапарка.

* * *

Ночь спустилась на Острова Блаженных почти мгновенно. Еще несколько минут назад пылал яркий закат, потом небо стало гаснуть, как будто кто-то спешно наливал в синюю чашу черную краску. И по мере того как гасло небо, разгорались огни реклам. На фоне черного бархата расцветали огненные лотосы, неслись световые дорожки, вертелись светящиеся шары. Пирамида опять превратилась в сверкающий айсберг.

Предаваться безделью – непозволительная роскошь для патриция. Патриций каждый день, каждый час должен быть в гуще событий, следить за последней информацией, знать, что происходит на его планете, кто союзник Лация ныне, кто враг. Заседаешь ты в сенате, или бездельничаешь, ученый ты, чье имя почтительно произносят в Норике, или младший офицер – все равно ты каждый день должен спрашивать галанет: что нового на нашем Лации. Уроженцы Лация – наследники римлян. Для них политика не просто часть жизни – это страсть. Если все жители Неронии буквально помешаны на живописи и архитектуре, то лацийцы относятся к политике, как к искусству. Причем плебеи проявляют куда больше азарта во время политических баталий, чем патриции, для которых обязательность участия снижает ярость борьбы. Случалось, что выступления на форуме заканчивались потасовками, а к народному трибуну, не оправдавшему доверие плебса, его избиратели являлись на дом и обливали беднягу помоями (благо двери дома народного трибуна по римскому обычаю должны быть всегда открыты). А уж выборы консулов, этих двух правителей планеты, проводились так, будто жизнь каждого гражданина зависела от исхода борьбы. Все вкладывали в это действо столько энергии, что потом неделю после избрания консулов Лаций пребывал в блаженно-сонном состоянии, близком к нирване. Когда Марк вернулся на родную планету, то в первое время ему все эти перипетии периодических схваток за власть казались вычурными и порой бессмысленными, но ожившая память предков вскоре стерла налет рабского равнодушия.

* * *

Корвин уселся на террасе, закутавшись в белый махровый халат. Включил на стационарном комустройстве видеосвязь через галанет. Вспыхнул голубой столбик и превратился в молодую женщину в обтягивающем белом платье.

– Марк! – обрадованно воскликнула женщина. – Как хорошо, что ты связался со мной. Я только что вернулась с заседания сената.

– Лери! Сестричка! – юноша поставил на столик чашку с кофе, что держал в руке. – Как ты похорошела!

– Неужели? Как тебе мое платье? – Она повернулась перед братом на каблуках. Тончайший псевдотрикотаж обтягивал ее стройную фигурку, но при этом подчеркивал отчетливо обозначившийся животик.

– Сколько недель? Двадцать две стандартных? – спросил Марк, хотя знал прекрасно: двадцать три.

– Двадцать три, – с гордостью объявила Лери.

– Уже? – он изобразил изумление. – Баталии в сенате тебе не повредят?

– Представь, Марк, Друз каждый день задает мне тот же вопрос.

– Мы за тебя переживаем, сестренка. Кому же не беспокоиться о тебе, как не любящему брату и любящему мужу? Я уже жалею, что взвалил на твои хрупкие плечи эту непосильную ношу.

– Но кто-то должен вместо тебя появляться на заседаниях сената, раз ты предпочел оставаться сыщиком, – напомнила Лери. – Тем более – теперь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное