Роман Буревой.

Маска Дантеса

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Обещай, что не кинешься в драку снова! – Корвин еще чуть-чуть усилил захват.

– В-возможно… – простонал Друз.

– Клянись Лацием, что не тронешь больше Стаса.

– К-клянусь… не трону… сейчас…

Мерд! До чего упрямый! Но требовать большего Корвин не стал. Разжал пальцы. Друз вскочил. Лери тут же мягким но решительным жестом взяла жениха за локоть. И центурион присмирел.

– За что? – Стас поднялся на четвереньки. Лицо его было в крови. – Я к вам всей душой, а вы…

– Кажется, мы собирались прогуляться по парку, не так ли, Друз? – У Лери дрожал голос: подобной вспышки ярости от жениха она никак не ожидала. Однако и пенять ему не хотела. Ее честь защищал. И честь ее семьи.

– Погодите! – воскликнул Стас, поднимаясь. Но тут же согнулся от боли. Корвин придвинул к нему стул. Молодой князь сел. Взял со стола салфетку, приложил к разбитой губе. – Я этого оставить так не могу. Такого ни один дворянин Китежа оставить без последствий не может. Мы должны драться!

– По-моему, вы уже подрались, – заметил Корвин.

– Я имею в виду дуэль. – Станислав одернул разорванный мундир. Похоже, мундиров на день ему необходимо иметь целый гардероб.

– Что он сказал? Я не ослышался? Дуэль? – Друз смерил Стаса очень выразительным взглядом.

– Я сказал: такое оскорбление должно смывать кровью. После поединка мы вполне можем стать друзьями. То есть это часто бывает, когда прежние дуэлянты становятся друзьями, но простить оскорбление я не могу, а вы…

– Послушайте, что за абсурд… – Корвина, однако, никто не слушал.

– Надо полагать, выбор оружия за мной? – Кажется, мысль прикончить Стаса на дуэли показалась центуриону соблазнительной.

– Ну конечно. Выбирайте! – охотно согласился Станислав. – Вы можете думать до завтра… Или посоветоваться со своим секундантом. Я бы даже советовал вам…

– Спортивная спата, – заявил Друз.

– Отлично! Истинно римское решение. Спата! Замечательно! Если бы мы еще сражались верхом…

– Лошадей не надо, – решил Друз.

– Как вам будет угодно. Но Лери должна поглядеть на поединок. Два рыцаря дерутся ради прекрасной дамы… Я приколю на грудь алую розу в вашу честь, прекрасная Лери. Я – ваш рыцарь…

– У меня уже есть рыцарь, князь! – Лери крепко держала жениха за руку.

* * *

Корвин проследил, чтобы будущие дуэлянты направились в разные стороны: Друз и Лери спустились, наконец, в парк, а Стаса Марк сопроводил в его комнату: князю нужно было в очередной раз переодеться.

– Поймите, я не желаю вашему другу зла, – объяснял по дороге Стас. – Кольчуги во время дуэли дают стопроцентную защиту… Ни смертей, ни ранений. Несчастные случаи бывают. Но мы будем благоразумны, я надеюсь. – Похоже, пинки Друза изменили манеру Стаса выражаться. – Так что вам не о чем беспокоиться. Но я не могу простить оскорбление. Даже простой человек не снес бы. А я – князь…

Корвин по памяти отца воспроизводил планировку дома. За последние двадцать лет здесь ничего не перестраивали, делали лишь косметический ремонт.

Комната Стаса располагалась на втором этаже рядом с детской.

– Как неудачно все вышло, – искренне сокрушался Стас. – Я же хотел вам помочь, Морковин. Всей душой хотел. Я, между прочим, знаю один важный секрет. То есть знал, а потом забыл… Один человек хотел вам его передать.

– Что за человек? – спросил Марк.

– Не помню.

– Андрей Константинович?

– Может быть, и он.

Видимо, князь Андрей задался целью непременно заставить гостей с Лация подружиться с его нелепым племянником. С каждым часом эта затея старого князя Марку нравилась все меньше. Трудно представить, как можно помочь этому парню, у которого напрочь съехал Капитолий. К тому же Корвин – следователь по особо важным делам (не важно, что еще не назначен), а не врач и не волонтер благотворительной организации эмпатов.

– Стас, будьте умницей… – Корвин поймал себя на мысли, что разговаривает с князем, как с ребенком. – Держитесь подальше от моего друга.

– Но почему?

– Друз ревнует к вам Лери.

Бредовое заявление! Но ничего убедительнее Корвин придумать не сумел.

– Неужели? Значит, я нравлюсь вашей сестре? – тут же сделал свои выводы Стас. – Какое счастье! Я и не смел надеяться!

Марк решил, что не будет ничего больше говорить, втолкнул Стаса в комнату и захлопнул за ним дверь.

– “Лери, озерная фея!” – тут же донеслось пение из-за двери.

Марк спешно отошел и остановился возле двери детской… Детская. В те дни, когда его отец гостил в усадьбе, детская была предоставлена в распоряжение Ксюши и гукающей в колыбельке Машеньки. Кстати, где теперь Мария? Почему о ней хозяева усадьбы ничего не говорят? Уехала?

Марк толкнул дверь. Комната была залита солнцем и чисто прибрана. Игрушки собраны в коробки, голограммные планшетки спрятаны в футляры. Ничто не говорило о том, что в детской забавляется дитя под два метра ростом.

Услышав звук открываемой двери, из соседней комнаты вышла немолодая высокая женщина, в строгом синем платье и ослепительно белом фартуке. На ее седых волосах торчал нелепый крахмальный чепец, чопорный и наверняка чертовски неудобный.

“Зачем следовать реконструкции так строго?” – подивился Марк.

– Вы случайно не новый учитель для Сережи? – спросила женщина. – Андрей Константинович сказал, что учитель должен сегодня прибыть. Я приготовила для вас удобную комнату рядом с детской.

– Нет, я человек неученый. Хотел повидаться с Сергеем. Мой друг…

– Сереженька спит, – перебила нянька. – У нас тихий час. И с этим очень строго. Приходите вечером с ним поиграть. Он любит играть со взрослыми. Те его не обижают.

Марк отступил; нарушать обычаи чужой реконструкции – последнее дело.

“Возможно, ты ошибаешься, и Стас – не личина князя Сергея”, – шепнул голос предков.

Тогда кто он? С ним связана какая-то тайна. Но какая? Тайный агент? Смешно, даже если его придурковатость – личина. Тайна… Марк принюхался. Он как будто ощущал ноздрями ее запах. Нет, только запах духов.

Марк остановился у соседней двери. Будто нарочно она была приоткрыта.

– Мы же говорили о жемчужном платье! Таком, как у великой княжны! И что я вижу? Что, спрашиваю? – Марк узнал голос Ксении. В тоне княжны проскальзывали истерические нотки.

– Уверяю вас, княжна, красное платье вам будет куда больше к лицу, чем жемчужный каскад… – возражал другой женский голос. – Жемчужный каскад хорош, когда вам двадцать, не больше…

– Совсем не обязательно говорить мне гадости! – вспылила Ксения.

Марк поторопился пройти мимо.

* * *

Корвин направился к себе. Хотелось остаться одному, подумать… Не вышло. На пороге своей комнаты стоял Друз. Похоже, после прогулки настроение центуриона заметно улучшилось.

– Заходи! – крикнул жених Лери весело. – Я до вечера отключил сирену. И поправил датчики…

– Лучше поправь свои мозги. Мы не успели приехать, а ты уже нарвался на дуэль!

– Представь, все эти поединки – дешевый фарс! – с досадой воскликнул Друз. – Да, оружие заточенное, но легкое, из псевдостали. Все тело дуэлянта закрыто сверхпрочной “кольчугой” и прочими доспехами. Я даже не смогу отрезать нашему безумному князю уши. Все, на что он может рассчитывать – это десяток синяков. В лучшем случае – перелом руки.

– Ты расстроен?

– Я в отчаянии. Лучше скажи, ты говорил с князем Андреем? Узнал, где отец? Что с ним?

– Боюсь… у меня дурные новости. То есть…

– Говори прямо, – оборвал его путаные объяснения Друз. – Что сказал старик?

– Сказал, что отец твой ушел к озерникам. Но я в это не верю… Хотя, ты сам знаешь – двадцать лет о твоем отце в галанете нет никаких сообщений.

Но Друз, кажется, не удивился. И не расстроился – тоже.

– Чтобы добраться до информации об озерных городах, нужна особая программа-код. Китеж не любит, когда о его тайнах болтают все, кому не лень. – Центурион протянул Марку инфокапсулу. – Пока мы сидели на пересадочной базе, я кое-что сделал. Речь ведь о моем отце. Но ты не волнуйся, когда будем искать твоего, я тоже не подведу.

– Извините, господа, но мне надо поговорить с секундантом Ливия Друза. – На пороге явилась Ксения в роскошном платье – длинном, до щиколотки, переливающемся всеми оттенками желтого, голубого. Видимо, это и был “жемчужный каскад”, о котором спорили женщины.

– Зачем вам секундант? – удивился Друз.

– Таков обычай. Секундант договаривается с секундантом о предстоящем поединке.

– Ха, вот оно что… – Корвин облегченно вздохнул. На Лации секундантом называли человека, который выйдет на бой вторым, если первый номер погибнет.

– Так вы секундант Станислава, княжна? – центурион расхохотался.

– Что тут смешного? – обиделась Ксения.

– Ваш вид, – поспешно объяснил Марк. – Для такой миссии нужно было выбрать более строгий наряд.

– Мой вид не имеет значения в данном случае.

– Неужели? – не поверил Друз. – Великолепное платье. Карнавал уже начался?

Ксения повернулась на каблуках так, что подол ее платья поднялся колоколом и зашелестел. У платья был один недостаток: оно привлекало внимания куда больше, чем его обладательница. Возможно, та, другая женщина была права: для Ксении такое платье было чересчур вызывающим.

– Сегодня уже темнеет, драться поздно. Или вы предпочитаете искусственное освещение? – Княжна рассуждала о правилах боя очень серьезно.

– К чему так торопиться? – хмыкнул Корвин.

– Я предлагаю Друзу и князю Станиславу встретиться завтра утром. В десять по местному времени. Вы отдохнете с дороги и хорошо выспитесь. Что немаловажно. А сегодня обсудим детали. Я бы хотела, чтобы противники примирились до поединка.

– Как бы не так! – хмыкнул Друз. – От удовольствия надрать задницу вашему кузену я ни за что не откажусь!

– Тогда… – еще один поворот, и платье вновь зашелестело, образовав блестящую вибрирующую спираль. Марк смотрел на вертящийся подол и не мог оторвать взгляда.

– Тогда обговорим, на каких условиях прекратится поединок, – не желала уступать княжна Ксения.

– Все! Финиш! Мне надоело. Деремся на мечах – чего тут обсуждать? – Друз демонстративно повернулся к секунданту Стаса спиной и принялся рассматривать открывающийся из окна вид.

– Обговорим, – согласился Марк.

– Биться будем до первой крови, – предложила Ксения.

– Откуда кровь? – Марк все еще смотрел на платье. – Защитные “кольчуги” нельзя пробить. Или…

– Кровоточить будет либо “кольчуга”, либо шлем. Хороший удар вызывает очень даже сильную струю, – сообщила княжна.

Ну что ж, поединок оборачивался детской игрой. Вроде тех, что проводят ученики военной академии, инсценируя Канны или битву при Заме. Или воскрешая победы Юлия Цезаря в Галлии.

– Пусть будет до первой крови, – кивнул Марк. – А ты? – повернулся он к Друзу. Но того уже не было в комнате. Корвин выскочил в коридор. – Друз! Даже если поединок условный, надо уважать противника! – крикнул вслед приятелю.

– Разве можно уважать то, что смешит? – отозвался центурион.

– Давно замечено, что с лацийцами очень трудно иметь дело… – вздохнула Ксения, выходя из комнаты вслед за друзьями. – Вы все воспринимаете буквально. А мы постоянно разыгрываем друг друга, шутим, подтруниваем. “Ничего серьезного”, – могло бы стать нашим лозунгом.

– И вы обожаете карнавалы, – напомнил Корвин.

Ксения рассмеялась:

– В данном случае форма идеально соответствует содержанию, вы не находите?

– Мне не известно содержание, так что не могу судить о форме. Но если вы расскажете…

– Нет, милостивый государь, так у вас ничего не получится! Карнавал надо увидеть и почувствовать… Вы увидите и почувствуете! Скоро.

И Ксения удалилась, легко скользя по сверкающему паркету, а ее платье шелестело и крутилось вокруг ног живым существом.

“Программа, – догадался Марк. – В платье встроен чип, задающий для ткани автономное движение. Причем чарующее движение…”

– Кстати, чем вы заняты вечером? – обернулась княжна. – Есть планы?

– Честно говоря… – промямлил Корвин. У него в кармане лежала инфокапсула, полученная от Друза, и юному следователю не терпелось покопаться в галанете и выяснить, наконец, куда делся Сергий Малугинский после того, как попал на Китеж.

– Намерены скучать? Не получится. Я вами займусь, господа! Отвезу вас на озеро Светлояр, увидите с высоты птичьего полета озерные города. Зрелище незабываемое, могу вас уверить.

– Но это же далеко.

– От усадьбы до озера рукой подать. Ну, так как?

– Может быть, завтра вечером?

– Нет, завтра уже не получится. Никак. Только сегодня. Решайтесь!

Марк подумал, что друзья непременно захотят взглянуть на это чудо Китежа. В самом деле – смешно: побывать на Китеже и не увидеть озерных городов.

– Я с удовольствием. Если вашего кузена не будет с нами.

– Он не полетит, – Ксения покачала головой. – Стас боится озерных городов.

– Тогда отвечаю за всех: мы летим.

– Пойду, подготовлю флайер. Встречаемся через час на площадке. – Ксения удалилась насколько быстро, насколько позволяло великолепное платье.

Первым делом Корвин постучал в дверь Флакка.

– Открыть! – долетел приказ изнутри.

Дверь распахнулась. Трибун лежал на диване неестественно вытянувшись, глядя в потолок. На столике у кровати были разложены заряженный бластер и два парализатора. Видимо, Флакк только что проверял оружие. При виде Корвина трибун сел на кровати.

– Что-то удалось узнать по нашему делу?

– Пока нет. Увы… Ты слышал, Стас и наш Друз решили драться на дуэли. Мне это не нравится… то есть дуэль безопасна… но все равно…

– Ерунда! Возможно, и у того, и у другого немного просветлеет в голове после парочки хороших ударов. Скажи им, что победителю я лично от себя добавлю по шее. С превеликим удовольствием.

– Что-то случилось? – обеспокоился Корвин. Флакк выглядел куда мрачнее, чем утром.

– Пришло закодированное сообщение. Меня отстранили от командования когортой.

– Ты и так в отпуске.

– Мой отпуск закончится через двадцать стандартных дней. А я отстранен на неопределенное время. Не припомню, чтобы с кем-то из патрициев так поступали. – Любое взыскание для патриция – взыскание десятикратное: о позоре предка будут помнить и внуки, и правнуки. Поэтому нобили Лация стараются не наказывать детей, помня, что дают подзатыльник всем будущим поколениям разом. “Подзатыльник”, полученный Флакком, был весьма ощутимым.

– Для тебя готовят особое поручение?

– Никаких объяснений.

– Хочешь вернуться на Лаций?

– Мне рекомендовано остаться на Китеже.

Корвин не знал, что надо говорить в таком случае. Как назло, голос предков молчал.

– Тогда предлагаю лететь на Светлояр, смотреть озерные города. Княжна любезно устраивает нам экскурсию, – наигранно весело сказал Марк.

– Почему бы и нет? – Флакк рывком вскочил на ноги. – Если меня оставят на Китеже лет на пять, устроюсь лодочником, буду возить туристов на прогулки.

– Послушай, все скоро прояснится, наверняка в твою пользу…

Флакк отрицательно покачал головой:

– Да плевать мне на карьеру. Я же отказался… впрочем, это сейчас не важно. Тут другое. Какие события могли послужить поводом для подобного приказа… Не могу понять, хоть убей.

Флакк говорил тихим ровным голосом, но от этого “спокойного” тона у Корвина мурашки бежали по спине.

“Случилось что-то чудовищное”, – шепнул голос предков. Да, для отстранения патриция-трибуна от командования когортой причина должна быть очень веской.

– Будем ждать новостей с Лация, – юноша попытался подбодрить старшего друга, хотя и не очень умело.

– Будем ждать, – согласился Флакк, – и смотреть на озерные города.

* * *

Ксения не обманула. Полет до берегов Светлояра был кратким, и зрелище в этот сумеречный час открылось бесподобное: воды озера темнели под медленно гаснущим небом, полосы блеклого тумана тянулись от воды к берегам. Потом весь мир переменился почти мгновенно: небо окончательно погасло, а воды озера засияли, будто в глубине находилась таинственная лампа. Разом вспыхнули десятки и сотни огней – это озерные города вступили в ночную фазу. Теперь можно было отчетливо разглядеть бесчисленные купола: одни в умопомрачительной глубине, другие, погруженные всего на несколько метров, и третьи, плывущие на поверхности. За плывущими по воде полусферами оставались фосфоресцирующие пенные дорожки.

– Великолепно… – выдавил Флакк. Кажется, только что увиденное зрелище заставило его на миг позабыть о тревогах за родную планету.

– А как они живут? За счет каких энергоресурсов? – тут же проснулся в Друзе технарь.

– Города полностью автономны, – принялась рассказывать Ксения. – Энергетический блок каждого города рассчитан минимум на сто лет, потом, после ветшания, происходит перезагрузка энергоблоков. А все остальное, потребное для жизни, обитатели озерных городов получают из воды. Воды Светлояра так и кишат жизнью…

– Когда эти подводники всплывут? – Друз не мог оторвать взгляда от застывших в глубине куполов.

– Через двадцать лет.

Друз присвистнул:

– Что? Серьезно? Откуда вы знаете?

– Глубина погружения. – Ксения неожиданно заговорила отрывистыми фразами.

– Почему так долго? Зачем? – не унимался Друз.

– Оптимальный режим функционирования.

“Сама корявость ответа подразумевает его лживость”, – отметил про себя Корвин.

– А если кто-то захочет вернуться на поверхность раньше? – спросила Лери. – Что тогда?

– Придется подождать. Все озерники терпеливы.

– Вы говорили, оттуда никто не уходит, – напомнил Корвин. – Почему?

– Невозможно уйти, – слово “невозможно” Ксения произнесла с придыханием. И никто не свете не мог бы опровергнуть это “невозможно”, прозвучавшее над сияющими водами Светлояра, как приговор.

– Где-то там внизу мой отец, – сказал Друз. – Видит наш флайер и не знает, что я рядом. А что, если я спрыгну? А? Прыгну и поплыву к ближайшему куполу. Прямиком к отцу!

Друз встал. Похоже, он не шутил и в самом деле собирался сигануть в воды Светлояра.

– Не делай этого! – Лери вцепилась ему в руку. – Сумасшедший! Разобьешься о воду!

– Ерунда! Я знаю, мой отец там! – Центурион указал на ближайший купол.

– Стас решит, что ты струсил и сбежал, – сказал в спину центуриону Флакк. – Опозоришь честь лацийского офицера на все миры.

– Орк! – все, что мог выкрикнуть в ответ Друз. Он несколько раз с шумом выдохнул воздух и сел на место.

Флайер теперь мчался над самой водой. Боковые дверцы были подняты, и свежий воздух наполнял кабину. Хотелось лететь и лететь бесконечно, вглядываясь в мерцающие в водах огни.

– Это похоже на сказку, правда? – спросила Ксения.

– Сказка, – это совсем не то, что есть на самом деле, – заметила Лери, внимательно глядя на светящиеся в глубине купола.

“Зачем князь Андрей пытался уверить меня, что старший Друз у озерников?” – задавал себе один и тот же вопрос Марк, и не находил ответа.

“Отец Друза убит”, – нашептывал голос, но не очень уверенно.

“Нет, тут что-то другое, – возражал Марк. – Но что?”

* * *

Марк ожидал, что этой ночью в своих снах он очутится на Китеже, увидит озеро Светлояр, каким его запомнил отец.

Ничего подобного.

В противовес яркой реальности сон оказался на редкость нудным. Его дед, тогда еще только получивший должность префекта, листал страницы очередного дела. Подозреваемый именовал себя Геростратом и подробно описывал, какой восторг его охватил в тот миг, когда огонь начал пожирать здание музея. В защитном пожарном коконе бродил он по залитым зловещим красным светом залам, смотрел, как огонь пожирает картины, и хлопал в ладоши.

– Каждый должен в своей жизни что-то разрушить или кого-то убить, – поучал префекта Корвина новоявленный Герострат, – иначе вы не поймете, что такое жизнь.

Глава III
Дуэль

Друз снаряжался на поединок тщательно. Первым делом “кольчуга”. Название весьма условно. Больше всего этот плотный костюм походил на тончайшую кожу. Но кожу столь прочную, что мечом ее рубить бесполезно. Капюшон “кольчуги” закрывал и голову, и шею, оставляя лицо открытым. Куртка и брюки плотно облегали тело. Открытыми оставались лишь кисти рук и стопы. Но в комплекте имелись защитные перчатки и особые башмаки с высокими голенищами, плотно охватывающими икры. В довершение – пластмассовый нагрудник с юбкой, защищающей ягодицы и пах. На голову надевался прозрачный шлем со съемным забралом. Теперь тело полностью неуязвимо. А голова, грудь и пах – под двойной защитой. Несмотря на легкость каждой детали, в итоге получается солидный вес. С непривычки в таких доспехах человек чувствует себя неловко. Если при этом учесть, что на Китеже притяжение больше лацийского (1,3 g, по-прежнему все отсчеты ведутся от матушки Земли), то экипировка вполне могла соперничать с рыцарскими доспехами. Но человека, пять лет прослужившего на борту “Сципиона”, подобные перегрузки не могли испугать.

Марк смотрел на приготовления приятеля с некоторой долей скептицизма. Ни один патриций не позволит втянуть себя в подобное ребячество. На Лации поединки не в чести. Другое дело – Китеж. Но, как говорится, “чужая реконструкция никого не вдохновляет”.

Друз взвесил спату на руке. Меч был удобен. Лезвие – острее бритвы. Но клинок недостаточно тяжел. Убить не убьешь – кольчуга не позволит. Даже кости хороший удар не переломает.

– Они здесь что, помешаны на поединках? – спросил центурион у Марка.

– На Китеже это обязательный ритуал. Каждый мужчина до тридцати семи лет должен драться на дуэли.

– Почему тридцать семь?

– Не знаю… Священное для Китежа число.

– Куда проще было решить дело обычным мордобоем, – пробормотал Друз.

* * *

Парк с тех времен как здесь бывал отец Марка, изменился куда больше дома и главной лестницы. Стал более ухоженным. И более искусственным. Прежде на главной аллее росли сиреневые местные ивы, теперь их заменили земные вязы. Желтизна уже тронула их темную зелень.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное