Роман Буревой.

Маска Дантеса

(страница 2 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Думаю, народ там поумнее, чем в сенате, – заметила Лери.

Это был скрытый комплимент в адрес трибуна Флакка, чей отец много лет командовал “Сципионом”. Впрочем, и своему жениху (за глаза) Лери польстила.

– Что ж мне теперь делать? – Марку очень хотелось немедленно написать в ответ гневное письмо, и сообщить отцам-сенаторам, что он о них думает. Но он знал, что ничего писать не будет. Патриций в какой-то степени раб сената.

“Раб”… опять это подлое слово.

Лери придала своему лицу жалобное выражение:

– Этот отказ все испортил, да? Ты не будешь искать отца Друза?

– Это еще почему?! – пожал плечами Марк. – Напротив! У нас есть приглашение князя Андрея. Летим на Китеж в гости. Немедленно. И так засиделись!

– Тогда расскажи, каков план действий, – потребовала Лери.

– Самый простой. Приеду к князю Андрею и спрошу: где тот парень, что гостил у вас в усадьбе двадцать лет назад? Его звали Сергий Малугинский. И все.

– Ты знаешь вымышленное имя старшего Друза, так почему не нашел на него информацию в галанете? – спросила Лери.

– Уже пробовал. Есть одно сообщение двадцатилетней давности: Сергий Малугинский прибыл на Китеж.

– И все?

– И все. Больше – ни одного байта.

Глава II
Усадьба с водопадом

“Я был здесь…” – в который раз повторял Марк Корвин про себя.

Даже не интересно. Он видел двадцать лет назад этот космодром (почти не изменившийся внешне), видел приемную таможенного офицера, теперь отделанную заново, но все в том же стиле девятнадцатого века Старой Земли – комната в провинциальной гостинице, с мягкими креслами и диванами, старинный письменный стол с зеленой лампой. Казалось, и офицер таможни был тот же самый, вежливый, подтянутый, немногословный. Во всяком случае, мундир на нем был точно такой же.

– Марк Валерий Корвин… Вы с Лация, милостивый государь? – спросил таможенник. И нахмурился. – Я лично ничего не имею против Лация. Но нынче вам не стоило прилетать на Китеж. Обождали бы, если дело не срочное.

– Почему не стоило? – насторожился Марк.

– Карнавалы вот-вот… – Таможенник многозначительно замолчал.

– Вадим Григорьевич! Да что ж это такое! Почему моих гостей у себя держите?! – молодая женщина в белом платье и широкополой шляпе с ленами влетела в кабинет таможенника. – Безобразие! Вас же предупреждали! Содействовать во всем! Вы – Марк Корвин? – повернулась она к Марку. – А я княжна Ксения. Можно просто Ксюша… Дочь князя Андрея Константиновича. Отец прислал меня для вашего сопровождения. С таможней все формальности улажены. Так что прошу. И в следующий раз, Вадим Григорьевич, извольте мне сообщать немедля…

– Княжна, радость моя, да неужто вы их к себе в усадьбу повезете? – изумился таможенник.

– Разумеется! – заявила княжна не терпящим возражений тоном.

– Так ведь ваша усадьба в этот раз первая, Ксения Андреевна! А дней осталось… то есть, совсем не осталось…

– Чушь все это! Чушь! Чушь! Чушь! – весело выкрикнула девица.

Подхватив Марка под руку, Ксения повела его в зал ожидания.

Просторный холл и – что удивительно – почти совсем пустой. Лишь несколько пассажиров, судя по всему, с планеты Цин, суетились возле багажного терминала и о чем-то громко спорили с таможенниками. Голоса гулким эхом отдавались под сводами.

“Княжне Ксении должно быть около тридцати”, – вспомнил свой прежний визит на Китеж Марк Корвин. Чуть меньше. Ростом она оказалась Марку до плеча. Пухленькая, круглолицая. Не дурнушка. Но никакого очарования. Ни намека на кокетство. Правда, на лице Друза она задержала взгляд чуть дольше. Но опять же, рассматривала орлиный профиль центуриона и черные его кудри, как картину. Лери даже не встревожилась.

Марк усмехнулся… Следователь! Что ты здесь расследуешь? Человеческие отношения… Психоз… оставь. Ксюша, Ксения… Она улыбалась ему. Неестественно. Фальшиво. Уж очень ей хотелось расположить к себе юного Корвина. Лучше бы нахмурилась, что ли…

– Не стоило себя утруждать. Я хорошо знаю дорогу в усадьбу, – кашлянув, сказал Марк.

– И сколько лет вы не были у нас, милостивый государь? – поинтересовалась Ксения.

– Двадцать. Или чуть больше.

Марк вряд ли выглядел старше своих неполных восемнадцати. Но Ксюша даже не подала виду, что удивлена. То, как выглядит человек в нашем веке – его сугубо личное дело.

– Двадцать лет прошло… Нет, вы не можете помнить дорогу! – заверила она гостя с Лация. – За двадцать лет все изменилось, и дороги – прежде всего. Теперь адаптивные магистрали повсюду. Без меня вы заблудитесь. Идемте, господа. Я нарочно выбрала в отцовском ангаре самый лучший флайер, чтобы вас встретить. Почему вы так задержались? Карнавалы вот-вот начнутся.

– Мы уже купили маски, – сообщила Лери.

– Нам угрожает опасность? – спросил Флакк.

– Опасность? Что за ерунда! Будьте осторожны с масками – только и всего.

Ксения хотела еще что-то добавить, но лишь изобразила гримаску, смысла которой Марк не понял.

– Мне нужно забрать флайер с “Клелии”, – сказал трибун Флакк.

– Зачем? – удивилась Ксения. – В моей машине всем хватит места.

– Мне нужен наш флайер. – Флакк едва заметно выделил голосом слово “наш”.

– Как хотите! – Ксения явно обиделась, даже губу закусила.

Флакк молча поклонился и направился в ангар, а все остальные – на стоянку флайеров.

– Вы нам покажете знаменитые озерные города? – спросила Лери у новой знакомой.

– Непременно. Если вы не боитесь…

– Чего? – Лери насмешливо изломила бровь.

– Захотите остаться у озерников.

– Кто видел Новый Рим, не выберет другой город! – заявила Лери.

– Озерные города ни с чем не сравнимы, – парировала Ксения. – Оттуда на твердь не возвращаются.

“А что, если отец Друза тоже оказался в озерном городе? – подумал Марк. – Вот и отгадка его двадцатилетнего молчания. Соблазнился жизнью в водной среде, назад выбраться был не в силах”.

Судя по воспоминаниям Марка, доставшимся ему от отца, Друз-старший слыл человеком романтического склада. Таких влечет все необычное. Озерники…

“Рано еще делать выводы”, – подсказал знакомый голос.

Ага, предки заговорили. Значит, расследование началось. Расследование? Но Марк в данном случае ничего не расследует. Всего лишь ищет сбежавшего отца семейства. Впрочем, с некоторой натяжкой это тоже можно назвать расследованием. Хотя вряд ли отцы-сенаторы зачтут ему это дело.

– Друз! Я так и думал! – окликнул их кто-то сзади.

Молодой центурион обернулся. Его друзья тоже. К ним спешил крепко сбитый человек среднего роста с каштановыми вьющимися волосами и орлиным носом. Сходство с Друзом было настолько явным, что у Корвина мелькнула шальная мысль: перед ним сбежавший папаша, и поиски закончились, едва юный следователь ступил на планету.

– Дядя Лу! – воскликнул Друз и почему-то смутился. Даже покраснел и, опустив голову, уставился в пол. – Я не знал, что ты…

– Меня назначили послом, – произнес дядя со значением.

– Но тебе обещали Неронию.

– Ну что ты! – дядюшка совершенно искренне рассмеялся. – Неронию – мне?! На Неронию полномочными послами всегда отправляют патрициев, тогда как на Китеж можно послать и плебея. – Дядюшка похлопал племянника по плечу. – А ты что здесь делаешь? – вопрос прозвучал запоздало.

– Я вот… отдыхаю… то есть сопровождаю Корвина.

– Слышал о вашем возвращении. – Повернулся к следователю новый полномочный посол и пожал юноше руку. – А также о красоте вашей сестры. – Изящный поклон.

Ксении посол лишь слегка кивнул, видимо, счел за местного гида.

– Надо полагать, мой жених много чего рассказал… – не без яду заметила Лери.

– Меня ждут в дипломатическом секторе, – тут же заторопился дядюшка. – Желаю хорошо провести время, молодые люди. Хотя время для путешествия не самое удачное.

– Имеете в виду карнавалы? – живо спросил Корвин.

– Позже, позже… я тороплюсь! – И посол удалился.

Лери могла не вставлять своей реплики: Марк и сам догадался, что Друз сообщил дядюшке о цели их путешествия. Но выяснять отношения в присутствии княжны Ксении Корвин считал, по меньшей мере, неприличным.

Лацийцы не сделали и десяти шагов, как их остановил прапорщик-китежанин в полевой форме.

– Извините, господа, но мне необходимо провести идентификацию, – заявил прапорщик. За его спиной маячили еще двое здоровяков в полной амуниции.

– Это гости князя Андрея Константиновича, – возмутилась Ксения.

– Не имеет значения. Всеобщая идентификация. Полчаса назад на кабинет-министра совершено покушение.

– Опять? – ахнула Ксения. – Владимил не пострадал?

– Получил несколько царапин. – Прапорщик кивнул в сторону голограммного экрана в центре зала.

На экране девушка в синем платье до пола что-то возбужденно объясняла зрителям. Говорила она так быстро, что Марк с трудом улавливал знакомые русские слова.

“Вне опасности”… “Начато следствие…” “Кабинет-министр проходит обследование в больнице…”

Мелькнуло изображение и самого кабинет-министра. Человек средних лет в белом мундире, залитом кровью, лицо тоже в крови. “И это называется несколько царапин!” – изумился Марк.

Изображение мелькнуло и тут же пропало.

– О, Боже! – воскликнула Ксения. – Кто-нибудь еще пострадал?

– Об этом ничего не сообщается, княжна. – Прапорщик закончил идентификацию, козырнул. – Не смею больше вас задерживать, господа.

Похоже, гости Андрея Константиновича не вызвали у него подозрений.

– Кабинет-министра уже несколько раз пытались убить, – принялась объяснять уроженцам Лация Ксения. – Один раз это едва ни удалось. Погибли жена и дочь Владимила.

– И кто же устраивает покушения? – спросил Марк.

– Кабинет-министра многие ненавидят.

– Ненавидят? За что?

– Ну, как вам сказать… – Похоже, Ксении не очень хотелось говорить о политике. – За радикальные проекты… Он хочет уничтожить озерные города. Еще до начала карнавалов.

– Уничтожить? Зачем? – удивилась Лери.

– Не знаю! – махнула рукой Ксения, будто хотела вопрос отбить ладонью.

“Все наверняка не так просто”, – включился тут же голос предков.

“Я не занимаюсь этим делом”, – мысленно ответил Марк. И едва удержался от смеха – показалось, что и другие слышат этот диалог со вторым “я”.

* * *

Тем временем транспортная лента привезла их на стоянку флайеров. Почти все секторы пустовали, Марк заметил лишь несколько одноместных летучек, среди них возвышался шестиместный красавец-флайер.

– Не удивлюсь, если в этом роскошном корыте имеются бассейн и парильня, – пробормотал Друз, оглядывая флайер князя Андрея. – Габаритами почти не уступает планетолету класса “Сирин”. Четыре пары нагнетателей. Индивидуальный заказ…

– Я бы не прочь искупаться. – Лери просунула руку под локоть Друза. – А ты?

– В Дышащем океане. В проруби с русалкой, – в свою очередь предложил Марк.

И тут же получил от сестры довольно ощутимый тычок в плечо.

– В усадьбе у нас отличная баня с купальней, – сообщила Ксения.

Похоже, неприкрытое кокетство лацийской красавицы ее раздражало.

Бассейна внутри флайера не оказалось. Зато имелись удобные кресла, обитые белой псевдокожей, бар и амортизационное покрытие. Ксения уселась в кресло водителя.

– Я обожаю гостей, – княжна улыбнулась совершенно по-детски. – Но у нас теперь редко кто бывает. Особенно, после несчастья с Сережей.

– Сергей живет в усадьбе отца? – спросил Марк, располагаясь в соседнем кресле.

– Где же еще ему жить? Брат теперь точь-в-точь пятилетний ребенок…

– Как он себя при этом чувствует?

– Неплохо. Много играет. Учится читать. Даже ездит верхом.

– Вам его жаль?

– Он счастлив! – Ксения нахмурилась, дернула рычаг набора высоты изо всей силы.

Флайер взмыл почти вертикально, нагнетатели зашлись на миг в пронзительном визге, потом машину рвануло в сторону, тряхнуло, справа мелькнул серый бок какого-то транспортника. Судя по красному дракону на борту, грузовик принадлежал цинийцам.

– Не так резво, милая! – крикнул Друз.

– Это цинийцы нас подрезали! – заявила Ксения.

Дальше машина пошла более или менее ровно. Вскоре их нагнал Флакк на флайере с “Клелии” и полетел в сотне метров сзади.

Слева от дороги зеленые квадраты лугов чередовались с золотыми полями зрелого хлеба. Нередко посреди поля вздымался гранитный валун, или высилась целая груда камней, безмолвных стражей колосьев. Вдалеке виднелись деревянные дома с островерхими крышами. И нигде ни души. Через несколько минут полета поля сменились густым лесом. Земные хвойные чередовались с местными ивами и лиановыми березами. Потом пошли в основном местные сосны – стройные, как их земные сестры, длинноигольные, как италийские пинии. Многие гиганты светились в сумраке леса – густой лишайник покрывал их целиком, казалось – на ветвях лежит пластами светло-зеленый снег.

Когда-то почти все северное полушарие Китежа (за исключением экваториальной зоны) покрывал огромный ледник. Он сползал медленно, неумолимо, раздавливая непокорные гранитные хребты, сметая папоротники, истребляя живое. Многочисленные обитатели вод и лесов удирали на юг. Тамошние озера и реки, тропические леса и внутренние моря кишели жизнью. Твари теснили друг друга, стремясь выжить. Появились удивительные симбиозы – какой-нибудь лежащий на дне мешок, занятый исключительно пищеварением, срастался с водяными змеями или ящерицами, готовыми служить ему щупальцами. А хватательную роль пасти брала на себя мелкая озерная кошка. Так они выживали. Сотни, тысячи лет. Потом ледник отступил, уполз, оставив после себя пустынный грязный мир. И тут местные флора и фауна разделились. Одни остались в теплых морях и озерах, в лесах, где под пышными кронам легко можно найти пропитание, другие устремились на север по многочисленным рекам, ручьям и протокам, в холодные негостеприимные озера, созданные ледником. Именно тогда русалки (аналоги земных гоменид), ушли в северные воды к самым берегам Дышащего океана. Там и живут до сих пор неразумными тварями. Тем временем на Китеже вслед за ледниковым периодом грянуло потепление. Ливни, грозы, тайфуны, теплые дожди обмывали день за днем намерзшуюся за ледяные тысячелетия планету. Живность плодилась, хищники свирепствовали, в южных районах выживали лишь твари, способные к симбиозу, одиночки гибли. Сгинули и разумные “русалки”, только-только начинавшие умнеть. Их бесчисленные кости и черепа, вмещавшие мозг, почти равный человеческому, усеяли меловые побережья Южного океана. Потом вновь похолодало, полюса оделись в полярные шапки, воды Дышащего океана покрылись льдами, климат стал почти всюду умеренным, и развитие жизни прекратилось. Программа развития завершилась, природа была создана, но царь ее сгинул. Оставалось одно – ждать варягов. И они пришли.

* * *

Чем дальше флайер летел на север, тем чаще по обеим сторонам дороги возникали груды камней – раздавленные ледником древние горы. Гранитные обломки напоминали руины невиданных замков. Так менялся пейзаж: камни и лес, лес и камни, и говорливые реки с грудами камней, брошенными в центре фарватера уползающим ледником. А над дорогой мелькали светящиеся голограммы: “Вышеград – 2000 км”, “Блистательный Бург – 5000 км”.

– Мой отец бывал и в Бурге, в резиденции Великого князя, и в Вышеграде. Да и по здешним местам поездил. Только мне казалось, что прежде… двадцать лет назад Китеж был куда более оживленным местом, – заметил Корвин.

– Население тверди быстро сокращается, – призналась Ксения.

– Все идут в озерники? – хмыкнул Друз.

Княжна сделала вид, то не расслышала реплики.

– Наши реки постоянно меняют русла, дороги меняются вслед за ними, – объясняла тем временем Ксения. – Вот смотрите, три года назад Ласковая текла прямиком на север, а сейчас…

Как течет Ласковая “сейчас” княжна Ксения договорить не успела: флайер тряхнуло так, что адаптивные кресла облапили пассажиров, машина перевернулась, ухнула вниз, потом куда-то вбок, вверх, вниз… Марк устал считать пируэты. Наконец простонали амортизаторы, коснувшись земли. Кресла неохотно выпустили пассажиров из своих объятий.

– Что за черт! – Ксения открыла дверцу и выпрыгнула наружу.

Марк последовал за ней: несмотря на усилия адаптивного кресла после такой “мягкой” посадки желудок взбунтовался.

Неподалеку опустился двухместный новенький флайер. Из машины выпрыгнул молодой человек, загорелый и светловолосый, в белом мундире, украшенном золотым шитьем. Внешне он был очень похож на князя Сергея – тот же высокий лоб, прямой короткий нос, пухлые губы, что-то капризно-детское в лице.

– Стас! Опять чудишь! – возмутилась Ксения. – Кто тебе разрешил взять флайер?

– Прослышал, что ты везешь к дядюшке гостей, кузина, среди коих имеется девица замечательной красоты. Вот и захотел познакомиться как можно скорее, – отвечал красавец в белом, одергивая мундир. – Не смог утерпеть.

Друз и Лери выпрыгнули из машины. Лери выглядела безмятежной. Даже румянец не исчез с ее смуглых щек. Зато Друз – тот просто кипел от ярости!

– Орк! Ты что ослеп, парень! Ты же мог нас угробить! – возмутился центурион.

– Ну что вы! Как можно! И в мыслях не было. Я торопился, да… Очень уж хотелось с вами познакомиться. Никакого вреда я не хотел причинить. Да и не мог. Вы, мой дорогой, совершенно не разбираетесь в технике, если говорите подобное, – рассмеялся Стас. – Такие флайеры дают стопроцентную надежность, так что, слава Богу, вам ничего не угрожало.

Друз побагровел: оскорбить его сильнее, чем это сходу сделал Стас, было невозможно. Центурион инженерных войск, служивший на линкоре “Сципион”, не разбирается в технике! Друз не знал, что возразить. Огрызнуться? Выругаться? Но Стас смотрел на лацийцев с таким дружелюбием, что говорить ему гадости казалось нелепым.

– Это мой двоюродный брат Станислав, – спешно представила молодого человека в белом мундире Ксения. – Марк Валерий Корвин. – Корвин кисло улыбнулся. – Его сестра Лери, и ее жених Ливий Друз. Трибун Луций Флакк… – Ксения оглянулась в надежде, что трибун уже посадил свою машинку, и готов присоединиться к компании.

Но флайер с “Клелии” висел в воздухе справа от дороги, а сиреневое облачко магнитной подушки под днищем машины сделалось почти непрозрачным. Это означало, что, несмотря на малую высоту, нагнетатели работают на полную мощность.

– А я не обманулся, наша гостья в самом деле поразительная красавица! – князь Станислав шагнул к Лери, щелкнул каблуками и галантно поцеловал ей ручку. – Черные кудри, светлые глаза! В ваших глазах, мадмуазель, легко утонуть. И я тону!

Лери улыбнулась в ответ.

– И откуда у вас информация о наших персонах, позвольте узнать, князь Станислав? – спросил Корвин. – Обо мне и, главное, о моей сестре.

– Можно просто Стас, – повернулся к нему племянник князя Андрея. – Счастлив познакомиться с вами, милостивый государь! – Юноша пожал руку Корвину. – Сколько вам лет? Двенадцать? Тринадцать?

– Восемнадцать.

– Неужели? – искренне изумился Стас. – Ну, как так можно! Вам надо было непременно сделать коррекцию гипофиза пять лет назад. Куда ж родители смотрели?! А теперь вы так и останетесь недомерком. Увы!

Марк покосился на Лери. При первой встрече он был одного с ней роста, а теперь перерос сантиметров на пять. Ну какой же он коротышка?

“Я прежде считал Друза невыносимым. А этот тип за пару минут доведет кого угодно до белого каления. Друз на него уже смотрит волком. Да и я с удовольствием дал бы ему по шее”, – мысленно рассмеялся Марк. Злость прошла.

– Так я задал вопрос… – напомнил он Стасу.

– Вы же следователь, Морковин, неужели сами не догадались?..

Марк был уверен, что Стас оговорился намеренно.

– Сведения от князя Константина, – сказал Марк.

– Ну конечно! – воскликнул Стас, будто был учителем и хвалил школяра за правильный ответ. – Конечно! Кто же еще! Что ж тут думать?! Кузен прислал мне запись. Я увидел вас и подумал: ах, если бы у меня были такие друзья! Вы, Корвин, и еще Друз… счастлив… безмерно счастлив… – Юноша принялся запоздало жать руку центуриону. – Жду – не дождусь, когда увижу трибуна Флакка. А Лери просто чудо. Ах, Лери, Лери! Лери-а…. – пропел он довольно приятным голосом. – “Озерная фея, чудесная фея, тону в твоих светлых очах”…

Лери вся вспыхнула, едва услышала эту песенку.

– Мы стоим здесь посреди дороги и болтаем ни о чем, – сказал Корвин. – Давайте все-таки доберемся до усадьбы князя Андрея.

– Да, да, нам еще час лету… – засуетилась Ксения. – И Стас, прошу тебя, будь вежлив… Ты же знаешь, как надо себя вести с гостями, – наставляла она юношу, будто дите малое.

– Я – сама галантность, княжна Марья.

“Почему он назвал ее княжной Марьей? – удивился Марк. – Мария – младшая… Перепутал имена?”

– Прекрати! – вспылила Ксения. Похоже, на эту “княжну Марью” она всерьез обиделась. – Сколько раз я просила не называть меня так!

– А что такого? Нет, ты объясни, что такого? Я льщу тебе, глупая, а ты злишься.

Лери первой направилась к флайеру.

– Лери, ну куда же вы! Я в вас сразу влюбился, а вы уходите! Не бросайте меня! – юный князь увязался за патрицианкой следом.

Лери обернулась, смерила Станислава снисходительным взглядом:

– Не стоило поступать так опрометчиво. – Она демонстративно взяла Друза под руку.

– Я все равно вас обожаю! – крикнул Стас ей вдогонку. – Ксюша, возьми меня к себе, у вас же там есть свободное кресло.

– А твоя летучка?

– Бросим здесь.

– Ну уж нет. Переведи свой флайер в режим “ведомого” и лети за нами. И постарайся не столкнуться с Флакком.

Делать было нечего – Стас направился к своей машине. Но по дороге посылал воздушные поцелуи Лери, даже когда патрицианка скрылась из виду.

– Этот ваш родственник, он всегда так себя ведет? – спросил Марк у княжны.

– На самом деле он очень милый и добрый человек! – заявила Ксения. – Но у него несчастный нрав.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное