Рой Медведев.

Дмитрий Донской

(страница 3 из 36)

скачать книгу бесплатно

Хотя успешность работы по национальным проектам не вызывает сомнений, сам этот замысел, а также методы его выполнения подвергались в нашей печати весьма тенденциозной критике.

«Национальные проекты, – заявлял Владимир Милов, бывший заместитель министра энергетики РФ, – это подмена системного подхода к государственной политике в жизненно важных областях несистемными действиями – выделением денег на какие-то фрагментарные цели. По сути, они представляют собой финансовую подачку вместо системных преобразований в тех сферах, которые „охвачены“ сегодня нацпроектами. Мы дерево не поливаем, а листочки на нем красим. Вот так, в двух словах, я бы описал систему, которая называется „Национальные проекты“» («Совершенно секретно». 2008. № 3, с. 3–5).

Эта критика несправедлива. Национальные проекты – это не коммерческие программы, которые должны давать быстрый и очевидный экономический эффект. Работа Совета по национальным проектам не подменяет работы соответствующих министерств и всего правительства. Да, эта работа фрагментарная – вытягивается и решается не вся огромная цепь проблем, а лишь отдельные звенья этой цепи. Руководство национальными проектами не берет на себя заботу обо всех проблемах школьного образования, но обеспечивает все школы России подключением к Интернету, помогая при этом как самым лучшим учителям страны, так и самым слабым сельским школам. Такой же «точечный» характер имеет помощь здравоохранению, сельскому хозяйству, жилищному строительству. О жилье для офицеров и контрактников заботится Министерство обороны. В национальных проектах речь идет о помощи молодым семьям. Такую работу нельзя назвать несистемной, просто это особая система и особый проект. Главные вложения здесь осуществляются в человека.

Общая отдача от осуществления этих проектов должна быть очень большой, но это не доход, который можно измерять в процентах. Так, например, в 2006 и 2007 годах в рамках национальных проектов 57 высших учебных заведений России получили более 30 млрд рублей на переоснащение своей материально-технической базы. Было создано несколько десятков хорошо оборудованных лабораторий. Никто не ждет от вложения этих немалых для России средств немедленной и эффективной отдачи.

Дмитрий Медведев потратил немало сил на разъяснение целей и характера национальных проектов. Его статьи и выступления на этот счет были перед президентскими выборами собраны вместе и изданы в форме весьма солидной книги «Дмитрий Медведев. Национальные приоритеты» (М.: Европа, 2008). На обложку книги вынесена ключевая фраза «Мероприятия национальных проектов ориентированы прежде всего на перспективу, поэтому через все национальные приоритеты проходит идея внедрения новейших технологий».

Несомненно, что успешная релизация национальных проектов послужила росту доверия населения страны к власти. Но возросли также внимание и интерес к личности самого Дмитрия Медведева, тем более что многие писали и говорили о нем как о возможном «преемнике».

«Кто есть мистер Медведев?»

На вопрос: «Кто есть мистер Путин?», который прозвучал в начале 2000 года на экономическом форуме в Давосе, никто из членов российской делегации не смог дать внятного ответа.

Очень многие затрудняются ответить на этот вопрос и сегодня. «Мистер Медведев» оказался в этом отношении более открыт и для экспертов, и для публики. Многие выводы и суждения на этот счет можно сделать, наблюдая почти ежедневно на экранах наших телевизоров за деятельностью и высказываниями Дмитрия Медведева.

«У Медведева, – как замечал Владимир Рудаков, – сложился устойчивый имидж либерала-государственника, не вовлеченного ни в какие кланы и не участвовавшего ни в каких громких разборках. Из этого можно сделать как минимум два вывода: либо держался над схваткой, что немаловажно для образа президента как „высшего арбитра“, либо умел разруливать тихо, что немаловажно для образа искусного политика. И то, и другое – хороший знак. Можно, правда, дать и третье объяснение – разруливал не он. Но как бы то ни было, имидж всегда накладывает отпечаток на поведение человека. Сперва образу начинают следовать, потом в образ верят, потом ему соответствуют» («Профиль», 17 декабря 2007 года, с. 19–20).

«И для элиты, и для широких слоев среднего класса, – писал Андрей Громов из „Эксперта“, – выдвижение Медведева стало успокоительным сигналом. Решение Путина идеально сработало на снятие нараставшего в последнее время напряжения. С одной стороны, агрессивная риторика предвыборной кампании „Единой России“, поддержанная небывалым даже по нашим меркам административным давлением власти. С другой – слухи о резком обострении подковерной борьбы в окружении Путина и рвущихся к власти силовиках, все активнее просачивающиеся в публичное пространство, заметно усиливали общую тревогу. Выдвижение же Дмитрия Медведева – политика знакомого, привычного, спокойного, по общим представлениям либерального и противостоящего силовикам – произвело эффект релаксации» («Эксперт», 17–23 декабря 2007 года, с. 17–18).

Хотя Дмитрий Медведев и казался для многих наблюдателей политиком знакомым и привычным, как-никак, мы его вот уже более двух лет почти ежедневно видели на экранах своих телевизоров, выдвижение его как главного претендента на пост президента России заставляло всех заинтересованных лиц приглядеться к этому человеку гораздо более пристально, чем раньше.

Самым первым из западных политиков, который встретился с Д. Медведевым после его официального провозглашения кандидатом в президенты, был министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. Он знал Д. Медведева и раньше, когда тот работал главой администрации В. Путина, а он, Штайнмайер, возглавлял федеральную канцелярию при Г. Шредере. Но теперь темы их беседы были иные.

Формальным поводом для этого визита был пуск в эксплуатацию крупного западно-сибирского газового месторождения «Южно-Русское». В этом проекте участвует одна из крупных немецких фирм, которую «Газпром» согласился допустить к добыче газа в Западной Сибири на правах младшего партнера. Немецкая фирма получила здесь 35 % акций.

Дмитрий Медведев принял германского министра в главном офисе «Газпрома» как председатель Совета директоров этой компании, и они вместе нажали на специальную белую кнопку, открывая таким образом эксплуатацию месторождения, способного гарантировать поставки газа в Германию на 15 лет вперед. Многие как немецкие, так и российские корреспонденты присутствовали на этой важной не только для Германии встрече.

Немецкий журналист Даниэль Бресслер писал на следующий день в своей статье «Где живут деньги»: «Поездка В. Штайнмайера в Москву – это и рекогносцировка, и демонстрация. Дмитрий Медведев принял его в председательском кабинете „Газпрома“ в башне из стекла на юге Москвы. Возможно российская власть обитает в Кремле, но здесь живут деньги. Медведев вовсе не новичок в политике, но все же он один из тех, кто, находясь на заднем плане, за долгие годы так и не приобрел опыта публичного общения, опыта, которого коллеге Штайнмайеру не занимать. Значительно в меньшей степени, чем Штайнмайер, однако внешне и Медведев воплощает собой тип человека власти. Он невысок ростом. Большие глаза придают лицу 42-летнего вице-премьера приятную, но несколько детскую нотку. Пока Медведев внимательно слушает. Штайнмайер по долгу службы рассказывает об „энергетическом партнерстве, основанном на доверии“. Но его главные мысли вращаются вовсе не вокруг газа. В Москве переведены стрелки не только личные, но и политические. Как будет работать эта новая схема власти в России?» («Suddeutsche Zeitung», 19 декабря 2007 года).

Работа в «Газпроме» стала для Дмитрия Медведева очень важной школой управления. Ключевую роль в текущем управлении компанией играет Правление, возглавляемое Алексеем Миллером. Но как председатель Совета директоров Д. Медведев решающим образом влиял как на тактику действий, так и на стратегию «Газпрома». Он досконально владел ситуацией в компании.

«Газпром» – государственная корпорация, оборот которой, по данным «Deutsche Bank», составил в 2007 году 93 млрд долларов, а чистая прибыль – около 25 млрд. Это самый дорогой концерн в Европе, и его биржевая стоимость составляет 334 млрд долларов. В мае 2001 года, когда В. Путин поставил А. Миллера во главе «Газпрома», он стоил всего 10 млрд долларов. Все главные решения, которые касались политики этого газового гиганта, принимались президентом В. В. Путиным. Это знали и в России, и за ее пределами. В этом отношении ничего не изменится и после перехода В. Путина на пост премьера.

Работа «Газпрома», а также управление определяются решениями правительства.

Оказавшись на посту Президента, Дмитрий Медведев, вероятнее всего, сохранит контроль за осуществлением национальных проектов. Управление всей энергетикой и ресурсами перейдет к премьеру, и это вполне естественно. Владимир Путин не будет техническим премьером, но и Дмитрий Медведев не будет всего лишь декоративной фигурой. Его влияние на дела в стране существенно возрастет, и именно это привлекает к фигуре Дмитрия Медведева столь большое внимание.

В прошлые годы Дмитрий Медведев несколько раз выезжал за границу, и вместе с В. Путиным, и как один из руководителей «Газпрома». Однако к фигуре Медведева мало кто проявлял тогда интерес. Совсем иная картина наблюдалась в конце января 2007 года на экономическом форуме в Давосе, где очень представительную делегацию России возглавил именно Дмитрий Медведев. Специально «под Медведева» в Давосе было назначено крупное пленарное заседание на тему современной России и выделен самый большой зал конгресс-центра на 1200 человек. Этот зал был полон.

Как писал российский журналист Дмитрий Докучаев из Давоса, «мировая элита повалила на Медведева не как на второго человека в российском правительстве – таким статусом в Давосе никого не удивишь, а как на потенциального преемника Путина, который может „заступить в царствование“ уже в следующем году. Масла в огонь подливала и информация о том, что именно Путин настоял на поездке Медведева в Давос. Доклад Д. Медведева не разочаровал слушателей, он стал одним из самых резонансных событий на форуме» («Московские новости», 2–8 февраля 2007 года, с. 11).

Многие из западных газет и экономических журналов широко комментировали и цитировали Медведева.

Этот доклад был интересен и для российских читателей. Россия давно уже стала первой страной в мире по добыче и экспорту газа. В 2007 году она станет, по утверждению Д. Медведева, и первой по добыче нефти. По производству электроэнергии Россия занимает четвертое место в мире. Однако этого недостаточно, чтобы считаться развитой страной. «Мы должны говорить о трех разных странах – о России в 2000 году, о России в 2007 году и о России будущего, – сказал Д. Медведев. – Есть три ключа, которые обеспечат рост российской экономики. Первый ключ – это диверсификация. Второй ключ – это создание современной инфраструктуры, а третий – вложение в человеческий капитал».

Д. Медведев подчеркнул, что «роль государства в экономике должна быть утилитарной и прагматичной. Если участие государства не является необходимым, оно в таких процессах участвовать не должно». Медведев четко назвал секторы, на которые будет делаться ставка в ближайшем будущем: глубокая переработка сырья, аэрокосмическая отрасль и экспорт интеллектуальных услуг. Есть все основания предполагать, что уже к началу 2010 года Россия станет шестой экономикой мира, обогнав по объему ВВП такие страны, как Италия, Франция и Великобритания.

«Российская валюта, – сказал Д. Медведев, – становится все более востребованной в мире, и она может в ближайшие годы превратиться в одну из резервных валют, обслуживающих все более значимые объемы товарооборота и финансовых услуг».

Интересны для аудитории были и рассуждения Д. Медведева о демократии. «Сегодня мы строим новые институты, основанные на базовых принципах полноценной демократии, без ненужных дополнительных определений», – заметил оратор. Он подчеркнул таким образом свое негативное отношение к термину «суверенная демократия», который был пущен в политический оборот Владиславом Сурковым, одним из руководителей президентской администрации. Значительную часть своего доклада Дмитрий Медведев читал и произносил на хорошем английском языке.

Выступление Д. Медведева вызвало много комментариев и в кулуарах форума, и в мировых СМИ. Очень многие восприняли эту речь как программное выступление будущего президента России, хотя сам он отказался отвечать на вопрос о предстоящих через год выборах.

Нил Бакли из «Файненшл Таймс» писал позднее: «Расположившись в кресле на январском Всемирном экономическом форуме в Давосе, Дмитрий Медведев мог быть доволен. Его главное выступление перед лидерами мирового бизнеса, в ходе которого он частично говорил по-английски, вызвало положительный отклик. Он парировал первый вопрос председателя собрания, чуть свысока заметив, что если бы тот слушал доклад более внимательно, ответ был бы ему очевиден. Затем последовал новый вопрос: к какой модели ближе нарождающаяся в России система государственного управления рынком – к китайской или к корейской? После недолгого молчания прозвучал самоуверенный ответ: „Это универсальная модель“.

Те, кто наблюдал за самым важным к тому моменту выступлением Медведева на Западе, увидели уверенного в себе молодого человека, твердость которого скрывается за репутацией политика более мягкого, чем Сергей Иванов, конкурирующий с ним за право стать преемником президента. Кроме того, его считают спокойным, либеральным прозападным деятелем. Российские имиджмейкеры попытались придать ему современный и моложавый вид, рассказав, что Медведев любит британскую рок-группу «Deep Purple» и «олбанский» – российский интернет-сленг. Его имидж меняется. Невысокий и коренастый мужчина, который возглавлял кремлевскую администрацию в 2003 году, стал заметно стройнее, что подчеркнуло его молодость. Два года назад, когда он дебютировал в роли возможного преемника, Медведев держался перед телекамерами нервозно и несколько скованно, но теперь он отточил умение выступать на публике. При этом некоторая застенчивость в нем сохранилась» («Financial Times», 11 декабря 2007 года).

Некоторые западные эксперты внимательно перечитали все те интервью, которые Дмитрий Медведев давал в 2007 году по разным поводам как западным, так и российским СМИ. Этим экспертам было важно оценить взгляды Д. Медведева. Анализ в основном успокаивал экспертов. Не было никакого сомнения в полной лояльности Д. Медведева В. Путину, на которого он часто ссылался. Meдведев отрицал наличие в составе власти каких-либо сложившихся кланов, а тем более «питерского» клана. Он выступал за преемственность по отношению к той политике, которая проводилась в последние несколько лет.

«Единую Россию» Д. Медведев оценивал как правую по преимуществу партию. В России складывается многопартийная система, а не система двух партий. Он говорил, что в России неприемлема парламентская система власти. Россия будет развиваться в ближайшие десятилетия как социально-экономическая модель государства с сильной президентской властью. «Может быть, через 200–300 лет все изменится, и мы будем жить иначе».

Однако, комментируя все эти высказывания Д. Медведева, многие западные газеты и журналы продолжали настаивать на том, что в России идет острая борьба кланов и что, выдвигая Д. Медведева, В. Путин изменяет только фасад власти, так как сам Путин благоволит в большей степени именно «силовикам», и он будет держать в своих руках основные бразды правления.

Особенно критически была настроена на этот счет германская пресса. Клаус-Хельге Донат из журнала «Шпигель» писал: «Дмитрий Медведев говорит тихо, он сдержан, невысокого роста и производит впечатление вдумчивого и мягкого человека. Он олицетворяет собой антипод российского политика сильной руки. И тем не менее президент Владимир Путин назвал председателя совета директоров „Газпрома“ и первого вице-премьера своим преемником. Это не должно нас обманывать. Дмитрий Медведев – это человек Путина, и он останется лояльным слугой своего господина. В отличие от Сергея Иванова, Д. Медведев не имеет собственных претензий на роль абсолютного властителя. Он не принадлежит ни к одному из влиятельных кланов, которые в ходе кремлевских битв все туже затягивают на шее друг друга удавки. А поскольку у него нет собственной власти в Кремле, он будет соответствовать отведенной ему роли гаранта равновесия между разными группировками. И уходящему президенту нечего опасаться своего преемника. Путин сохраняет за собой возможность управлять страной из-за кулис» («Spiegel», 11 декабря 2007 года).

Таких публикаций было много, и я их не буду комментировать. Можно лишь отметить, что пост премьер-министра, который, как ожидается, будет занимать В. В. Путин, – отнюдь не закулисная должность. Дмитрий Медведев – член команды, и его роль в составе команды и в общей командной игре существенно возрастет. Он не будет ни слугой, ни марионеткой. Однако капитаном команды останется, несомненно, В. В. Путин. Даже Владимир Путин нуждался в 2000–2001 годах в поддержке той команды, которую собрал вокруг себя Борис Ельцин. Д. Медведев будет работать на посту президента в гораздо более благоприятной обстановке. У Д. Медведева нет и не будет нужды менять кого-либо из ведущих игроков уже сложившейся команды.

Российская пресса отмечала, что и вокруг Медведева в последние 8 лет сложился небольшой кружок из наиболее близких ему людей. Но это еще не политическая команда. Из числа самых близких к Д. Медведеву людей российская пресса называла Антона Иванова – председателя Высшего арбитражного суда РФ, а также Алексея Коновалова, который возглавляет сегодня Приволжский административный округ. Близок к Медведеву и глава Службы судебных приставов Николай Винниченко, а также руководитель Фонда федерального имущества России Юрий Петров. Из кремлевской администрации близки к Д. Медведеву такие эксперты, как Аркадий Дворкович и Игорь Шувалов. В Совете по национальным проектам Д. Медведев работал в тесном контакте с Эльвирой Haбиуллиной, Татьяной Голиковой и Александрой Левицкой.

Как Д. Медведев, так и его супруга Светлана – активные прихожане православной церкви, хотя сам Д. Медведев это старался не афишировать. Рождественскую ночь с 6 на 7 января 2008 года Дмитрий Медведев провел в окружении детей, которых привела из приюта в Храм Христа Спасителя его жена Светлана. Патриарх Алексий II не только поздравил семью Медведевых с праздником, но, обращаясь лично к Д. Медведеву, сказал: «Вы много ездите по российским регионам и жертвенно несете труды на благо России. Желаю вам успехов и мужества в служении многострадальному народу». Эту сцену все мы могли видеть на экранах своих телевизоров.

Социологические опросы, проводимые разными службами в декабре 2007 и в январе 2008 годов, показывали рост доверия к Дмитрию Медведеву. Если в октябре 2006 года индекс доверия к Д. А. Медведеву составлял 55 %, то к концу января 2008 года он поднялся на десять пунктов и составил 65 % («Известия», 24 января 2008 года). В победе Д. Медведева на президентских выборах было уверено в начале января 70 % опрошенных, а в конце января – уже 79 % («Профиль», 28 января 2008 года, с. 11). На вопрос: «Кем станет Медведев, если его выберут президентом?» 41 % респондентов дали ответ: «Надежным партнером национального лидера». 21 % респондентов предположили, что он «будет более либеральным президентом, чем Путин». 27 % опрошенных заявили, что «его курс будет зависеть от цен на нефть». 11 % сказали, что «он будет царем, ибо в России по-другому не бывает» («Известия», 12 декабря 2007 года).

Говоря о главных качествах Л. Медведева, его потенциальные избиратели отмечали по преимуществу такие качества, как интеллект, широкий кругозор, доброжелательность, решительность, заботу о благе страны, честность и искренность. Однако главным достоинством Д. Медведева при всех опросах избиратели считали его близость к В. В. Путину. И не только главным, но и позитивным («Время новостей», 23 января 2008 года).

«Первое и главное качество Д. А. Медведева, – писал Михаил Леонтьев, – то, что он самый удобный с точки зрения нынешнего президента партнер для дальнейшей работы. И степень рабочего контакта между ними, а также, очевидно, комфортности совместной работы чрезвычайно велика. В общем, это человек, очень похожий на Путина, – человек таких проевропейских мировоззренческих симпатий. Не в смысле какой-то политической подчиненности – просто образ будущего, который он считает приемлемым и оптимальным, в достаточной степени вестернизирован. Его нельзя назвать почвенником. Он является безусловным государственником, других в Кремле сейчас просто не держат. То есть он демонстрирует – и ментально, и практически – максимальную степень преемственности с Путиным» («Завтра», 2008, № 5).

Еще в январе 2008 года группа аналитиков и экспертов под руководством доктора психологических наук Сергея Ковалева и по просьбе газеты «Известия» составила психологические портреты четырех кандидатов в президенты: Андрея Богданова, Владимира Жириновского, Геннадия Зюганова и Дмитрия Медведева. Приведу ниже портрет Д. Meдведева.

«Д. А. Медведев – это прагматически мыслящий, рациональный интроверт. Относится к тому же типу, что и Владимир Путин, которого можно условно обозначить как „инспектор“. Это хороший организатор и тщательный исполнитель. Нетерпим к расхлябанности и безответственности. Последователен в своих делах и решениях, всегда доводит начатое до конца. Досконально вникает в дело, любит точность и конкретность, доверяет только официальным или проверенным источникам информации. Хороший исследователь, не упускает из виду даже мелочи. Аккуратно ведет документацию, любит уточнять факты, охотно информирует тех, кто обращается к нему по поводу каких-либо инструкций и законов, которые обычно хорошо знает. Будучи отличным администратором, строго контролирует дисциплину и порядок, умеет наладить четкую работу, всегда проверяет выполнение своих поручений. Очень работоспособен, обладает развитым чувством долга, требователен к себе и подчиненным. Дело ставит выше личных отношений и настроений. Умеет „дожимать“ противника, загоняя его в угол. Друзей подбирает по совпадению взглядов. На уступки и компромиссы не идет. Ко всему готовится заранее, не любит экспромтов. Внимательно следит за внешностью, аккуратен, умеет работать руками, мастерить. Отличается стабильностью вкуса и привычек. Есть и трудности. Дмитрий Медведев периодически намеренно принимает официальный и неприступный вид, строго придерживается субординации. Бывает нетерпим к другим точкам зрения. Не всегда гибок в отношениях с людьми, слабо учитывает их индивидуальные способности. Его практически невозможно убедить изменить свои взгляды. Нередко находится в не самом солнечном настроении, но не переносит давления отрицательными эмоциями, капризами, обвинениями. Внутренне обидчив и раним. Не терпит, когда ему навязывают свою волю или методы работы. Не любит перемен и нестабильности. Не всегда понимает, как другие люди относятся к нему. Не переносит, когда кто-то вмешивается без разрешения в его дела» («Известия», 21 февраля 2008 года).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное