Роберт Маргроф.

Золото дракона

(страница 8 из 19)

скачать книгу бесплатно

   Он был, конечно прав, да и подготовлен лучше других. Но слова явно падали в пустоту. Мужчины, готовые еще утром ринуться в битву, теперь метались во все стороны, сталкиваясь друг с другом, не зная, куда скрыться.
   В этот момент Келвин понял, что остальные такие же трусы, как он сам. Разница только в том, что он заранее предчувствовал беду, а остальные ни на что не обращали внимания, пока, наконец, опасность не заставила их врасплох. Конечно, его поведение ненамного лучше, но по крайней мере не такое глупое.
   Дракон тем временем расправлялся как с трусами, так и с храбрецами. Гастон Хейс, откинув со лба седые волосы, поднял древний арбалет и, сощурив полуслепые глаза, спустил стрелу. Она, даже не задев дракона, застряла в древесном стволе.
   – Будь вы прокляты, трусы! – гневно закричал Морвин Крамб в спины бегущих рыцарей и, отскочив от несущегося прямо на него всадника, взвесил на руке копье, которое, правда, никогда не использовал раньше и хранил для таких вот случаев.
   Мор стиснул коленями бока гнедой крестьянской лошади и нацелился в голову чудовищу… но тут животное, испугавшись, рванулось в сторону, и дракон, щелкнув зубами, ударил хвостом. Чудовищный кнут обвился вокруг груди Морвина Крамба, с громким металлическим стуком клацнув о кольчугу. Широкоплечий мускулистый мужчина взлетел в воздух, словно сломанная кукла, и приземлился без сознания в ближайшем кустарнике.
   «Вот вам и мужество!» – мимолетно подумал Келвин.
   – Помоги ему, – настойчиво прошипел Лес. – Если поспешим, может удастся спасти отца.
   – Да! – согласилась Джон.
   Глядя в серьезное личико сестры, Келвин сделал то, что давно хотел – спихнул девчонку с лошади.
   – Что ты делаешь? – запротестовала Джон, но Келвин не обратил на нее внимание. Как он мог подвергать сестру такой опасности?!
   Он и Лестер ринулись на дракона сбоку, но в этот момент огромная голова повернулась в их сторону.
   Лес ударил мечом, пытаясь попасть в нос, но огромная лапа поднялась, и, как пушинку, смела его с седла. Лес плюхнулся в кусты почти рядом с отцом.
   Келвин почувствовал, что рука в перчатке натянула поводья лошади. Животное резко встало, и Келвин не перелетел через голову коня только потому, что успел схватиться за гриву. Меч выскользнул из пальцев и гремя, упал на дорогу. Келвин изо всех сил пытался удержать равновесие. Герой! Даже в седле усидеть не может!
   Морвин приподнялся и тряся головой, оглядывался в поисках копья.
   Келвин нашел его, вернее, левая рука сама сделала это, без его ведома, чуть не вывернув плечо. Он увидел только, как надвигается навстречу земля, вскинул ладонь, чтобы защитить голову, и мешком свалился в дорожную пыль, едва не задохнувшись. Левая рука судорожно извивалась, пока пальцы не сомкнулись, наконец, на гладком древке.
   Келвин вынудил себя подняться, сжимая копье обеими руками и борясь с дурнотой.
Облако пыли было таким густым, что он не видел ни лошади, ни дракона.
   Ужасающее шипение заморозило кровь в жилах. Прямо над головой блеснули страшные заостренные зубы. Жаркое зловонное дыхание ударило в нос.
   Плюх!
   Келвин ощутил, как острие вонзилось в живую плоть. Левая рука оставалась твердой, пока он безуспешно пытался сохранить равновесие.
   Пыль клубилась. Вонь становилась все тошнотворнее. Слюна и кровь капали на его лицо. Земля тряслась и раскачивалась. Снова шипение, потом странное клокотание и наконец громкий, затихающий вздох.
   Стараясь не потерять сознания, Келвин увидел неясные фигуры, появившиеся из осевшей пыли. Мор и Лес. Откуда-то появилась Джон с красными от слез глазами.
   – Тебе снова удалось это, сын, – сказал Мор. – Смотри!
   Келвин приподнялся на локте и обнаружил, что лежал в луже густой липкой дымящейся драконьей крови, в над ним на длинной шее покачивалась кошмарная мертвая голова; из одного глаза торчало длинное древко копья.


   – Значит, это и есть Королевство Трад? – сказал Келвин, внюхиваясь в пряный запах пирогов с орлемоном, доносившийся из печей в форме ульев.
   Местность была такой же холмистой, как в Раде, но растительность была другой – больше цитрусовых.
   – По мне здесь неплохо, – заметила Джон, сидевшая на спине Мокери, и, облизав пальцы, швырнула кожуру прямо в острую морду вулфокса. Зверь тут же исчез в кустах хезберта.
   – Вас тут ожидают кое-какие сюрпризы! – объявил Лестер Крамб. – Я как-то пробыл здесь с месяц. Самые хорошенькие девушки во всех Семи Королевствах.
   – Подумаешь, девушки! – фыркнула Джон.
   Келвин подумал, что сестричка переменит мнение, как только попадет в обстановку, где юноши ухаживают за девочками и не пытаются взять их силой. Интересно, что делает Мэйб Уинтерджон, самая хорошенькая и веснушчатая девочка в школе, пока он отсутствует? Если бы все пошло по-другому… но выбора не было. Правда, ей никогда не нравились круглоухие.
   – О чем думаешь? – прошептала Хелн.
   Келвин подпрыгнул. Он и не заметил, как она подъехала.
   – Я… э… это…
   – Почему краснеешь каждый раз, когда к тебе подходит женщина? – спросила она. Конечно, круглые уши не внушают отвращение. Очевидно, она создана для него, хотя поверить в это трудно. Юноша покраснел еще гуще.
   – Я только шутила, Кел, – сказала она. – Конечно, тебе трудно привыкнуть к тому, что ты герой, так же как мне сложно жить с тем, что произошло…
   – Это неважно! – воскликнул он.
   – Именно это мне в тебе и нравится, кроме горящих круглых ушей, конечно. Ты не представляешь для меня никакой угрозы. Ты не похож на этих животных. И никогда ты…
   – Никогда! – лихорадочно пробормотал он.
   – Ты, конечно, знаешь, что пройдет много времени, прежде, чем я смогу… то есть… ты понимаешь.
   И возможно, прежде, чем сможет он сам. Оба они должны совершать поступки, к которым полностью не подготовлены. Да, достойная парочка, ничего не скажешь.
   Хелн улыбнулась ему, и внезапно Келвин почувствовал, как хочет обнять девушку, и сделать с ней все, все… о чем даже думать не осмеливался без краски стыда. Келвин побагровел еще гуще, но тут заметил, что Хелн тоже покраснела, и ему внезапно стало легче.
   – Слушайте, – начала Джон.
   – Молчи! – прошипели они одновременно.
   – Надеюсь, я никогда не дойду до такого, – оскорбленно объявила Джон.
   – Надеюсь, дойдет! – сказал Келвин.
   – Да ей осталось только встретить подходящего парня.
   – Никогда! – отказалась Джон.
   Дорога вела вниз с холма, мимо каменной пирамиды, воздвигнутой в память солдат Трада, павших в двухсотлетней войне с Радом. Неприятно было думать о том, что тени погибших все еще маячат в траве перед пирамидой. Что подумали бы они о людях, явившихся в их страну, чтобы найти наемников для войны, которая еще не началась? Может, и одобрили бы – солдаты есть солдаты. Сколько из них боролось за столько благородное дело и такую высокую плату? Нет, наверняка одобрили бы.
   Мокери затрубил, Лестер взглянул на осла, потом на отца. Келвин знал, что думает последний. Нужно было взять с собой больше народа, иначе велик риск, что разбойники у них отберут чешую, но в Траде, как ни странно, чтили законы гораздо больше, чем в Раде.
   – Эй! – неожиданно воскликнул Морвин.
   Они осадили коней; Крамб-старший спешился, пошел через дорогу к грубо сколоченному деревянному забору, и о чем-то поговорив с фермером, отдал ему целую чешуйку и возвратился, нагруженный фруктами.
   Келвин взял неизвестный плод, надкусил его. Рот наполнился сладким соком. Рай, настоящий рай! Лучшие спелые сочные плоды росли именно здесь, и все же парни Трада ценились в Семи Королевствах как самые искусные воины. И самые высокооплачиваемые. Странно, но может быть кому-то Рад тоже кажется раем. Возможно, здешнее правительство ничем не отличается от радского, хотя Келвин знал, что здесь выбирали правителей голосованием и часто меняли чиновников.
   Он послушал однажды, что как два богатых плантатора презрительно заявляли, что в Траде царит «почти анархия», но не понимая значения этого слова, хотя считал, что это, наверное, вовсе не обязательно.
   – Вербовочный пункт вон там, – указал Мор, вытирая желтый сок, капавший с губ.
   – Сейчас наймем людей, купим снаряжение, покажем, что у нас есть, чем платить, и назад.
   – Другим путем, мимо Провала, – сказал Лес. – Вы же никогда не видели Традского Провала. Обязательно посмотрите!
   Мор пробормотал что-то неразборчивое, направляя лошадь в большому мрачному бараку.
   – Надеюсь, капитан Маккей будет здесь, как договорились, – встревоженно сказал Мор. – Он должен приготовить для нас опытных воинов и офицеров. Но говорят, хоть графские наемники люди надежные, все бывает. В последний раз, когда я был здесь, трети людей не досчитался. Вроде бы кто-то из них образовал союз, чтобы устанавливать плату, некоторым это нравится, некоторым нет. – Так что это одна из причин, почему королева победила.
   Келвин подумал, что на месте наемников не захотел бы, что бы союз назначал за него плату, но кто их знает, солдат, что правильно, а что нет. Жизнь солдата невыносима трудна, а смерть глядит в глаза каждый день. Уж лучше быть фермером или торговцем.
   Они вошли в двери вербовочного пункта и оглядели скудную мебель и собравшихся людей. Высокий мускулистый седой однорукий мужчина встал из-за стола в углу и протянул руку. Серые глаза встретились с голубыми.
   – Морвин Крамб? Я капитан Маккей. Добро пожаловать в королевство Трад.
   Морвин искоса глянул на пустой рукав. Почти все опытные вояки лишались в битве какой-нибудь части тела. Были офицеры, потерявшие глаза, с деревянными протезами вместо ног, выбитыми плечами, изуродованными спинами. Главное, конечно, был опыт, и он приходил с годами и тренировкой.
   – Вы знаете, почему мы здесь, – сказал Мор. – Это Круглоухий. Келвин, сними шапку.
   Юноша нерешительно стянул колпак с соломенных волос. Ему не нравилось, что его выставляют напоказ, но это было необходимо.
   – Рад познакомился, Круглоухий, – пробормотал капитан, сжимая его ладонь. Рука у него была грубая, с мозолями от меча и конской сбруи, большая и теплая.
   – Не уверен, что я тот самый Круглоухий, – признался Келвин. – Но перчатку действительно нашел, ту самую из Пророчества. С ней просто нельзя проиграть битву.
   – Она помогает свергнуть тирана, – кивнул традианин. – Да, интересное пророчество, хотя не все слова понятны. Не беспокойся об этом сынок, не все ли равно, тот ли ты самый или нет! Пока у тебя перчатка и люди считают тебя героем, все в порядке. Главное сейчас – военная тактика и люди, способные сражаться. Силен ты в искусстве боя?
   – Я… то есть…
   – Не тревожься, научишься. У тебя буду лучшие офицеры, я сам об этом позабочусь. Садись, решим как быть дальше.
   Все уселись за стол. Юноше в который раз уже показалось, что хотя он и герой, всеми действиями и проступками руководят другие. Все же он посчитал вполне разумным последовать совету капитана.
   – Мы привезли чешую, чтобы начать действовать, – пояснил Морвин, отмахиваясь от бутылки с янтарной жидкостью, предложенной капитаном. – Нам нужно все: мечи, копья, щиты, латы, боевых кони – словом, все.
   – Понимаю, – кивнул Маккей. – Вы пришли туда, куда нужно. Но условия…
   – Когда мы победим, каждый воин сможет получить гражданство и землю или самое высокое жалованье наемника плюс премию.
   – А если война затянется и мужчинам понадобится золото, чтобы отослать семьям?
   – Добудем еще чешую. Там, откуда мы пришли, не только два дракона, есть и еще.
   – Два? Вы что, охотитесь в стране драконов?
   Морвин кивнул.
   – Должен сказать, обоих убил этот Круглоухий.
   Седые брови поднялись, стальные глаза впились в юношу.
   – Ты не похож на воина, – объявил наконец, капитан.
   – Я не воин. Но Пророчество… и перчатка… помогли…
   – Расскажи обо всем.
   Келвин глубоко вздохнул. За последние дни он часто объяснял всем, что случилось в стране драконов, и в конце концов выучил все наизусть.
   – Когда мы с младшей сестренкой Джон впервые пришла в страну драконов, помощи никакой не было – только Джон, я да глухой ослик. У меня был меч, только старый и тупой, а у Джон – праща, она очень ловко убивает сквирбетов. Когда сестра увидела дракона, ей показалось, что он дохлый, и…
   Келвин быстро досказал историю до конца.
   Капитан Маккей внимательно слушал, не сводя глаз с Джон. Очевидно, он сразу же понял характер девушки, но ничем этого не показал. Старый солдат умел хранить тайны. Он только молча сделал знак закаленным в боях офицерам, пившим за соседними столами. Те поднялись и подошли ближе, внимательно, молча слушая, и только изредка прерывая повествование одобрительными ругательствами.
   – Я даже не знал, что он сдох, пока не пришел в сознание, – продолжал Келвин, – копье прошло через глаз твари, точно так же, как в первый раз, только вместо копья тогда был шест от палатки.
   – Проклятье! – воскликнул одноухий бородатый солдат с уродливым шрамом через все щеку. – Ну и приключения! Ты либо Круглоухий из Пророчества, либо самый большой везунчик в Семи Королевствах!
   – Наверное, – согласился Келвин, – но без перчатки я ничего не значу!
   – Сойдешь, пока не появится другой претендент! – возразил капитан. – Но лично я не думаю, что кто-нибудь еще будет так удачлив. Должно быть, дело в Пророчестве.
   – Согласен, – кивнул Морвин, – только он еще сам этого не понял.
   – Научится! – вмешалась Джон.
   Келвин привычно ткнул сестру в бок, та ответила пинком под столом, к сожалению, пришедшимся в колено капитана. Но суровый воин только улыбнулся.
   – У меня тоже был когда-то брат, круглоухий, и приходилось от него еще не то терпеть. Это твоя кровная сестра или сводная?
   – Кровная. Отец был круглоухим, мать остроухой, так что шансы были равны. Потом отца убили, мать второй раз вышла замуж.
   – Кто был вашим отцом?
   – Называл себя Джоном Найтом. Пришел с Земли.
   – Я знаю о нем!
   – Разве? – воскликнула Джон.
   – Лучше сказать, слышал. Вот и все.
   Но потому, как напряглись на шее мышцы, Келвин понял – солдат знает больше, чем говорит. Неужели что-то плохое? Все же…
   – Перейдем к делу, – предложил Морвин.
   – Хорошо, – согласился капитан. – Думаю, мы договоримся. Я знаю свое ремесло, Крамб.
   – Мор. Мор Крамб.
   – Мор.
   – Я в этом уверен.
   Морвин поднялся.
   – Значит, решено: две тысячи человек и не меньше тридцати хороших офицеров. Когда наши люди тоже обучатся…
   – Придется учиться в бою, – перебил капитан. – Эта ваша королева… Не уверен, что у нас есть хоть какое-то преимущество. Конечно, мы можем встречаться с ее войсками на поле битвы, но у них есть какой-то чародей, злобный и скользкий тип. Так что не думай, одолеть королеву на такое уж легкое дело.
   – А у нас секретное оружие! – объявил Мор.
   – Да? Где же?
   – Не могу пока сказать, – слишком много народу.
   – Не блефуешь?
   – Нет.
   – Тогда скажешь, когда придет время. Если это сможет уравновесить преимущество, которое они имеют…
   – Вероятно.
   – Тогда надеюсь, все будет в порядке. Через полдня люди и припасы будут готовы. Возвращайтесь к этому сроку, и все вместе отправимся в Рад.
   – Согласен, – кивнул Морвин.
   – Тогда почему бы тебе не показать молодежи окрестности? Своди их к Провалу.
   – Я и сам было хотел. Пойдем, Рыцари!
   Они вышли. Келвин, однако, был совсем не удовлетворен.
   – Знаешь сам, мы еще не пробовали использовать драконьи ягоды. Я боюсь за Хелн, и кроме того, все это может не сработать.
   – Может нет, а может – да, – заметил здоровяк. – Если мы сможем разведать их планы заранее, в два счета прикончим негодяев. Вот это настоящее преимущество!
   – Все же, – начал Келвин, но Хелн положила на его ладонь тонкую руку.
   – Все будет хорошо, Кел. Эти ягоды мне не повредили, у нас их много. Уверена, что смогу все сделать, как надо.
   Келвин замолчал, по-прежнему не желая идти на такой риск. Но опять, какой у него выбор? Казалось, он обречен постоянно участвовать в событиях, происходивших против его воли, делать вещи, которые ему не нравились.
   Неужели такова участь героев?
   – Провал! – весело закричала Джон. – Это далеко?
   – Совсем близко, – заверил Мор.
   – Это просто большая старая трещина без дна, – объявила Джон, похлопав Мокери по шее. – Кому нужна?
   – Ошибаешься, – покачал головой Лестер. – Поверь, это зрелище ты никогда не забудешь.
   Джон запустила камнем в высокое дерево, спугнув сквирбета, прятавшего в ветвях сахарный орех.
   – Так всегда говорил учитель, когда хотел кого-то выпороть, – сказал он. – И знаешь, он был прав. Я потом ничего никогда не забывала. Но может, и ты говоришь правду и стоит посмотреть эту дурацкую дыру.
   – Провал за высоким забором, вон там, – показал Мор. В заборе прорези, через которые можно смотреть, даже просунуть руки и головы, но вряд ли это стоит делать. Я слышал о брошенных солдатами женщинах, которые швыряли туда свои обручальные кольца. Пустая трата драгоценного металла!
   Через несколько минут они оказались у барьера, на некотором расстоянии от других, тоже пришедших увидеть Провал, и подошли к отверстиям в заборе, находившимся на высоте груди Морвина и Леса, чуть выше головы Келвина, и не доходившим Джон до подбородка. Только Хелн могла все видеть, не нагибаясь и не вставая на цыпочки. Некоторые нерешительно, некоторые, как Келвин, даже чуть боязливо, припали к щелям и стали глядеть вниз, вниз, на сверкающие звезды, рассыпанные по бархатной черноте. Кое-где темноту простреливал яркий предмет с длинным хвостом – блестящий светящийся головастик в лягушечьем пруду космоса.
   Келвин переминался с ноги на ногу, почти боясь, что земля под ним разверзнется. Потом взглянул на стоявших с открытыми ртами Джон и Хелн, на ошеломленных Мора и Леса.
   – Метафизики считают, что это разрыв или разрез в физической вселенной, – сказал Лес. – Говорят, здесь соединяются две вселенные, две реальности, и одна перетекает в другую.
   – И иногда кто-то умудряется пересечь границу, – пробормотала Хелн. – Как моя мать.
   – Или мой отец, – добавил потрясенный Келвин.
   Если Джон и была тронута, то постаралась как можно быстрее встряхнуться.
   – Хочу добыть звезду! – заявила она, размахивая пращей. Камешек перелетел через барьер. Мгновенная вспышка, и он канул в пустоту.
   – Плохо прицелилась, – решила Джон и попробовала еще раз, вновь с тем же результатом.
   – Неужели думаешь, что можешь попасть в звезду? – спросил Лес, весело усмехнувшись.
   – Наверняка, если хорошо потренируюсь.
   – Не выйдет, Джон. Они слишком велики и слишком далеко.
   – Ты говоришь, как учитель, – упрекнула Джон.
   – Мог бы им стать, – согласился Лес и, подтолкнув Келвина локтем, показал на двух темноволосых девушек.
   – Бьюсь об заклад, они из королевства Аратекс. Пойдем, поболтаем с ними.
   Рука Хелн крепко сжала пальцы Келвина. Она не сказала ни слова, но юноша и так все понял.
   – Как-нибудь в другой раз, – пробормотал он.
   – А может, и никогда, так? – захохотал Морвин.
   Но Келвин не ответил, остро ощущая прикосновение руки Хелн. Хорошо бы она вообще никогда не отпускала его. Но вслух произнести это боялся. Может, в его характере какой-то непоправимый изъян? Как сделать, чтобы Хелн поняла, о чем он думает?


   – Теперь я хочу, – объявил Морвин, склонившись над плечом Келвина, сидевшего за письменным столом, – чтобы все было по форме. Прочти вслух написанное.
   Келвин взглянул на Джон, Лестера и остальных Рыцарей, сгрудившихся вокруг большого стола, откашлялся и начал:
   – Ее Императорскому Величеству Зоанне, королеве Рада:
   Ваше Величество! Известно, что вы незаконно захватили власть и правление ваше отличается жестокостью и угнетением народа. Я, Келвин Найт Хэклберри из Рада, Круглоухий из Пророчества, призываю Вас отречься от трона и передать его законному наследнику Раферту, в том случае, если он до сих пор жив, или тому, кого изберет народ, если Раферт убит или неспособен к правлению. Даем на обдумывание решения неделю, начиная со дня получения этого послания. Если за это время отречение не будет объявлено, Рыцари Круглоухого захватят королевский дворец и вынудят вас отречься, и если необходимо, принуждением и силой оружия.
   Морвин нахмурился.
   – Вроде бы все правильно, но…
   – Нужно все излагать более резко, – вмешалась Джон, – и оскорбительно. Например: «Ваше Императорское Величество, узурпаторша, старая злобная кобыла…»
   Лес рассмеялся, но отец задумчиво кивнул:
   – Может, узурпаторша – именно то, что нужно…
   – Но мы хотим, чтобы она согласилась, – запротестовал Келвин.
   – М-да, верно. Она не согласится, конечно, но… черт с ним, Хэклберри, припиши только «Во имя свободы», потом уже свое имя:
   – Хорошо, – кивнул Келвин.
   – Ну вот, теперь все. Воск готов, Лес?
   – Готов.
   – Тогда остается поставить надпись.
   Пиши: «Келвин Хэклберри, Круглоухий из Пророчества».
   Келвин повиновался, чувствуя неловкость. Опять это Пророчество!
   – Теперь дата. Какое сегодня число?
   – Двадцать первое июня две тысячи двадцать четвертого года, – подсказал Лес.
   Келвин поставил дату.
   – Сложи пополам и загни края.
   Келвин повиновался.
   – Теперь, Лес, давай воск.
   Лестер накапал воск прямо на края. Получился большой плоский кружок.
   – Теперь, Хэклберри, твое ухо! – приказал Морвин.
   – Хочешь, чтоб я…
   – Без разговоров, Хэклберри.
   Келвин вздохнув, склонил голову набок и приложил ухо к воску.
   – Это что, новая игра? – заметила Джон.
   – Держи, держи подольше, – рявкнул Морвин, видя, что Келвин хочет встать. – Вот так, теперь давай, только осторожно.
   Келвин поднял голову и взглянул на бумагу. Отпечаток и в самом деле напоминал круглое ухо. Это была идея Морвина, как впрочем, и все остальное. Юноша коснулся уха. Каким теперь оно было гладким на ощупь!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное