Роберт Маргроф.

Золото дракона

(страница 3 из 19)

скачать книгу бесплатно

   – Келвин, – велела мать, – оставайся дома и присмотри за сестрой. Поиграй с картами. Погадай на себя, меня и отца. Я вернусь к ужину.
   Келвин проводил взглядом родителей, и тут же сделал, как велела мать. Двухлетняя сестренка мирно спала и совсем не тревожила его.
   Перемешав карты, он разложил их на полу. Могут ли они предсказать будущее? Отец всегда считал это чепухой и небылицами, но мама только заговорщически подмигивала. Она знала все, но терпимо относилась к невежеству других.
   Лицо дровосека, принесшего новости, было мрачным. Но Келвин чувствовал, что мать вовсе не потрясена. Он выглядела точно так же, как в день ухода отца.
   – Даже похоронить нечего, мэм. Они разрубили его на мелкие кусочки, грязные бандиты. А дикие звери… пировали всю ночь, но не их нужно винить.
   Мать кивнула, понимая, по-видимому, больше, чем мог представить сын. После болезненной паузы, женщина, наконец, сказала:
   – Я видела во сне, что именно ты, Хэл Хэклберри, сообщишь о смерти мужа… и даже больше…
   – Мэм?
   – Шарлен. Я хочу снова стать Шарлен.
   Подняв колпак, который носил иногда, хоть и очень неохотно, отец, женщина погладила шапку, словно нечто живое, и вновь взглянула на дровосека.
   – Он не верил, – прошептала она. – Никогда. Даже после того, как родился Келвин. Просто не желал верить.
   Дровосек неловко переминался с ноги на ногу.
   – Понимаю, мэм. Бывают такие люди. Хотя я против них ничего не имею.
   – Знаю. Чему суждено, то случится. Хотя вина…
   – Что?.. Да, мэм, но…
   – Но я уже оплакала мужа. Когда он уходил, я уже знала, что мы никогда больше не увидимся и скорбела… но теперь готова.
   – К чему, мэм?
   – К новой жизни. Жизни, которая прервалась только на момент.
   Келвин, к собственному изумлению, обнаружил, что по щекам текут слезы. Дровосек, наверное, не так ух плох, но отец… отец был особенный.

 //-- *** --// 

   – Круглоухий, круглоухий! – скандировали краснолицые сверстники, зажав его в круг, и сжимали кольцо, тыча Келвина в живот и ребра.
   – Отстаньте! – завопила восьмилетняя Джон и со сжатыми кулаками бросилась на мучителей. Но чем громче она кричала, чем больше злилась, тем назойливее становились приставания.
   – Отцепитесь или брат побьет вас! Завидуете, что Келвин может заколдовать ягоды лучше любого из вас!
   – Джон! – с тревогой остерег Келвин, хотя знал, что теперь девочку не остановить. Кроме того, он действительно умел обращаться с растениями, заставляя их цвести, давать сладкие плоды, но вовсе не желал обсуждать это на людях, ведь родной отец считал, что волшебства не существует.
   – Он герой! Настоящий герой! Так мама сказала.
   – Драться? Хочешь драться, круглоухий? – спросил тринадцатилетний парнишка, с торчавшим спереди зубом.
   Келвин покачал головой, помня, как предупреждал его Джон Найт, что драться нужно только в случае самой крайней необходимости.
   – Боишься! – объявил сорванец. – Трусишь?
   – Да, – не подумав, признался Келвин, который всегда говорил правду.
   – Ну и герой! Пошли к пруду, ребята, посмотрим, кто дальше кинет камень!
   Келвин облегченно вздохнул.
   – Он тебя в два счета уложит!! – вмешалась Джон.
   – Заткнись, – пробормотал Келвин, хотя знал: теперь иного выхода нет, придется лезть в драку.
   – Твоя мать – ведьма, круглоухий! – прошипел мальчишка. – А сестра – паршивая жаба, а ты трусливый сквирбет!
   Кулак с силой врезался в челюсть Келвина.
Тот почти инстинктивно ответил ударом на удар, случайно попав в зубы противнику. Парень отступил, прижав руку к разбитому рту.
   – Ну теперь получишь, – завопил он и ринулся на Келвина, размахивая кулаками. Тот попытался увернуться, но безуспешно; враг только крепче сжимал его. Келвин вырвался: оба потеряли равновесие и повалились на землю, в грязь. Может со стороны это выглядело лихой схваткой, но на самом деле Келвин отчаянно пытался удрать, а мальчишка постарше стремился навалиться на него и надавать тумаков.
   Наконец, это ему удалось. Удары посыпались градом. Келвин с каждой минутой слабел и терял силы.
   – Жрешь лошадиное дерьмо, круглоухий, так? – процедил мальчишка.
   Келвин знал: если солжет, его оставят в покое. Но любовь к правде взяла верх.
   – Нет!
   Жесткие кулаки барабанили по лицу, причиняя боль, наставляя синяки, лишая мужества. Еще немного, и он лишится зубов, а может и глаз.
   – Я помогу тебе, Келвин! – закричала Джон, вцепившись в спину хулигана, и начала молотить его изо всех силенок.
   Противник на миг отвлекся, и Келвин, увидев путь к спасению, одним ударом расплющил нос врага. Хлынула кровь, мальчишка взвыл, в ужасе отскочив. Видимо, ему и в голову не приходило, что и его могут побить. Остальные не вмешались: мальчишеский кодекс чести требовал, чтобы враги дрались один на один; вмешательство Джон не считалось, ведь она была девчонкой.
   Но в эту минуту яркий свет упал на лицо забияки, превратив его волосы в чистое золото, и этот образ навеки отпечатался в памяти Келвина, потому что цвет в точности был такой, как… у золота дракона.

 //-- *** --// 

   Джон и Келвин работали рядом с отчимом, Хэлом, выкорчевывая пни, чтобы расчистить землю под посадки. Топот копыт по утоптанной дороге привлек их внимание, предупреждая о появлении стражников.
   Хэл кивнул в направлении леса.
   – Лучше бы тебе переждать там, Келвин, на всякий случай.
   – Конечно, он не их родной отец, но был человеком хорошим, всегда обращался с детьми справедливо, заботился о них. Шарлен второй раз выбрала надежного мужа.
   – Я пойду с ним, – предложила Джон.
   – Может, это к лучшему, – кивнул Хэл. – Ты уже большая, кто знает, что придет в голову этим…
   Джон покраснела, хотя знала, что отчим прав: стражники королевы делали ужасные вещи с молоденькими девушками, а на мальчиков не обращали внимания. Поэтому она так завидовала последним.
   Дети спрятались за кустами, выжидая. Стражники на боевых конях окружили Хэла.
   – Ты еще не заплатил налогов, фермер.
   – Плохой урожай в этом году.
   – Придется взыскать с тебя пеню. Большую пеню.
   – Я достану деньги. Но если продать лошадь, не на что будет купить еще зерна для посева.
   – Это твое дело, фермер, – презрительно бросил стражник. – Такое отребье, как ты, должно платить. Не заплатишь – сожжем дом и продадим в рабство мальчишку.
   – Я заплачу.
   Очевидно, что хотя Хэл должен был повиноваться, но не питал ни малейшего почтения к посланникам королевы.
   – Я только нарублю дров и…
   Но лицо здоровенного стражника становилось все краснее и почему-то казалось золотистым в лучах солнца, превращаясь на глазах Келвина в драконью пасть. Да и какая разница? Они тоже уничтожают простых людей.
   Драконы не выходят из головы Келвина. Он ужасно боялся чудовищ, но их чешуя была из золота и получив такое богатство, можно навсегда избавить ферму от долгов. Нужно поговорить с Джон и отправиться на поиски золота. Золота дракона.


   – Джон! Джон!
   Девочка подняла глаза, сиявшие так же ярко, как то, что она держала в окровавленных руках.
   Желтое золото, принадлежавшее сдохшему дракону.
   – Ох, Кел, я думала ты умер!
   – И поэтому успела набрать золота?
   Что она за создание? Некогда ему приходило в голову, что его сестра – просто подменыш.
   – Ну… я не могла добраться до тебя, и решила начать собирать чешую. Только она плохо отрывается. Здесь куча работы, Кел.
   Кел выпутался из ветвей дерева, раскачался, спрыгнул и только отбив пятки, вспомнил – дракон покрыт почти что броней, даже если золото и считается мягким металлом.
   – Я тут огляделась, – продолжала Джон – и нашла какие-то ягоды.
   – Ты же знаешь, нельзя есть неизвестные плоды, – встревожился Кел. – Почти все дикие растения ядовиты.
   – Конечно, знаю, и без тебя все равно не смогла бы их заколдовать. Не волнуйся, я их не ем, только спрятала парочку, чтобы показать маме. Только вот что странно: похоже, за кустами ухаживали, словно дракон о них заботился. Его следы там повсюду, даже тропинка протоптана. Неужели это сад дракона? Ведь он мог раздавить все и не сделал этого. Правда смешно?
   Действительно, смешно. С чего бы дракону оберегать какие-то ягоды?
   – Ты правильно сделала, что решила их припрятать, – кивнул Келвин. – Драконам известно многое из того, что мы не знаем.
   Юноша дрожал от усталости, ноги подкосились, он плюхнулся прямо между короткими крыльями. Язык дракона все еще оставался под камнем, в левом глазу зияла дыра. Келвин даже боялся подумать, что произошло бы, не пронзи копье мозг.
   Неужели мать права и он действительно избранник? Ведь сбылось же одно ее предсказание – Келвин умел зачаровывать растения, и если окажется, что она не обманулась и в остальном, значит это не совпадение. Но ведь отец не верил в волшебство!
   Подошла Джон с мечом в руках.
   – Сними чешую, Кел, а то я устала. Слишком много работы.
   Для тебя? – с отвращением спросил он.
   – Ну, да. Ты старше, значит…
   Но тут самообладание куда-то исчезло, девочка, рыдая, бросилась в его объятия, чуть не пронзив мечом.
   – О, Кел, я так испугалась, вдруг ты погиб, а я даже не могу до тебя добраться!
   Слезы промочили рубашку. Значит, она просто храбрилась, и, поняв, что не в силах помочь, решила собрать чешую в надежде, что брат очнется и все это глупое притворство! Как же рад был Келвин: а ведь она чуть его не одурачила.
   Но девочка почти сразу же взяла себя в руки.
   – Что-то я разнюнилась, – вздохнула она. – Прости.
   – Думаешь, приятно думать, что тебе все равно, что со мной будет?
   – Но мужчины не плачут.
   – Джон, когда же ты смиришься с тем фактом, что…
   Но сестра лихо выругалась.
   – Ну ладно, – уступил Келвин, – во всяком случае я буду плакать, если тебя убьют, но ты права, работы здесь много. В сумке есть острый нож. Я возьму его, а ты меч, и если повезет, до полуночи закончим. Надеюсь, не собираешься капризничать и отлынивать?
   – Нет! – вскочила сестра.
   – Я так и думал.
   Отобрав у нее меч, он попытался поддеть чешуйку. С большим трудом она отошла. Надрезав кожу, Келвин выдрал тяжелый кусок металла, поняв, что до ночи они вряд ли управятся.
   – Вот видишь, как просто, – объяснил он и протянув меч сестре, отправился за ножом.
   Он оказался прав. Только через три дня они собрали чешую со спины, перевернуть чудовище не было сил. Огромное тело быстро разлагалось, стервятники кружили все ниже, и могли привлечь внимание охотников за легкой добычей. Пора подумать, как незамеченными вернуться с сокровищами на ферму.
   Брат и сестра навьючили на бесхвостого Мокери тяжелые переметные сумки с кое-как отмытой чешуей. Избавиться от мерзкой вони оказалось невозможным.
   Келвин велел девочке шагать сзади и отгонять мошек – ведь ослу теперь даже отмахиваться было нечем.
   – Слушай, может выбросить наше добро? Хотя сковороды и одеяла еще могут пригодиться, пусть даже Мокери и вывалял их в реке.
   – Купим другие. На одну чешуйку дадут кучу одеял, на все жизнь хватит!
   Они спустились с горы.
   Солнце ярко освещало двух новоявленных богачей. Келвин с облегчением думал, что теперь не о чем беспокоиться: Шарлен не будет ни в чем иметь нужды, и Хэл тоже. Они отдадут чешую ему на хранение – отчим честен и никто не обманет.
   Внезапно, словно по волшебству, из-за поворота показался огромный боевой конь. Всадник был одет во все черное. На обочине покачивались кусты: должно быть человек ждал в засаде. Выхватив острый меч, он хрипло прорычал:
   – Кошелек или жизнь!
   Несчастье! Беда!
   Келвин судорожно сглотнул:
   – У нас нет денег, – умоляюще прошептал он, прекрасно понимая, что разбойнику ничего не стоит обыскать их поклажу.
   – Конечно нет, только полные мешки чешуи, – уверенно кивнул незнакомец. – Вы что, нашли дохлого дракона?
   – Нет, – начал было Келвин, но тут меч разбойника со свистом рассек седельные гужи и сумка свалилась на землю.
   Золотые пластинки разлетелись во все стороны огненным дождем. Мокери протестующе оглянулся.
   Келвин, охнув, выхватил из ножен меч и… смог только беспомощно наблюдать, как он, вылетев из его руки от меткого удара разбойника, вертясь, летит по воздуху.
   – Не вздумай еще раз проделать такую штуку, сынок! – рявкнул бандит. – А ты, рыжий, брось пращу, а не то заставлю тебя съесть собственные уши!
   – Да накажут тебя боги, конский навоз! – воскликнула Джон.
   Бандит угрожающе обернулся.
   – Делай, что говорят, щенок, или…
   Праща описала в воздухе широкий круг, но прежде чем из нее вырвался камень, всадник послал лошадь впереди, схватил девчонку за плечи, начал бешено ее трясти. Голова Джон беспомощно моталась, колпак слетел, длинные волосы рассыпались по плечам. Только тогда разбойник отбросил ее от себя. Джон отлетела на несколько шагов, уронив пращу. Лицо ее смертельно побледнело.
   – Ты похож на паршивую девчонку, – пробормотал бандит. – Может, подрезать тебе вихры?
   Джон выкрикнула словечко, за которое заработала бы трепку даже в своем не очень-то строгом дому.
   Бандит рассмеялся.
   – Значит внешность обманчива, а? Говоришь, как настоящий мужчина!
   Он не услышал облегченного вздоха Келвин. Все было и без этого достаточно плохо.
   – Ну, вы, грузите чешую на осла, – приказал бандит, – да привяжите хорошенько сумки.
   Дети молча работали. Когда все было кончено, разбойник подъехал к Джон и одним рывком поднял девчонку, перекинул ее через седло.
   – Этого продам на рынке! – объявил он Келвину. – Кнут надсмотрщика научит его манерам. Наглый щенок!
   Он дал Джон подзатыльник, но девочка ловко извернувшись, укусила его за руку, и что-то сказала, немедленно заработав второй. Келвин ринулся к лошади, схватил поводья и поднял руку, пытаясь отвести удар меча. На мгновение перед глазами мелькнуло искаженное темное лицо, растянутые в гримасе губы, обнажившие желтые зубы, застарелый красный шрам, тянувшийся от правого угла рта к косому глазу.
   Через секунду Келвин обнаружил, что лежит в канаве, а в ушах отдаются пение птиц и дробь копыт боевого коня, уносившего похитителя и добычу. Еще раз Келвин доказал свою полнейшую беспомощность.


   Джон давно перестала сопротивляться, поняв, что чем яростнее она вырывается, тем крепче хватка разбойника, и пройдет совсем немного времени, прежде чем тот обнаружит, что перед ним девушка.
   – Ну что, растерял задор, гаденыш? – издевательски хмыкнул бандит. – Знаешь, куда я тебя везу? И что с тобой будет?
   – Ты сказал, на Рынок Мальчиков.
   Джон знала, что это такое.
   Беглецы, малолетние преступники, сыновья, отобранные у родителей за неуплату налогов, даже похищенные мальчишки продавались там, как скот, чтоб стать рабами на плантациях, шахтах, гребцами на галерах. Закон Рада это позволял, и мальчики оставались в неволе, пока не достигали совершеннолетия, двадцати пяти лет. Правда только немного доживали до этого возраста.
   Однако было место и похуже этого – Рынок Девочек. Говорили, что девочки обычно отслуживали свой срок, но им почему-то не хотелось после этого жить. Самые удачливые становились горничными или служанками, но многих продавали в бордели или старикам-садистам. Самоубийство было обычным способом избавления от страданий. Джон знала, если не удастся сбежать, нужно хранить тайну до последнего.
   – Ну да, Рынок Мальчиков, – повторил бандит, приняв ее молчание за естественный страх. – Лучшая доля в мире для тебя. Единственная доля.
   И снова засмеялся. Джон оглядела возвышавшиеся вокруг утеса, чахлые деревья, извилистую тропинку, вьющуюся через кустарник и пожухлую траву. Унылая бесплодная земля. Полупустыня. Эта местность называлась Печальные Земли, и жили здесь только змеи, скорпионы, гигантские пауки да еще воры, грабители и разбойники, подобные тому, кто похитил Джон. Честные люди старались держаться подальше отсюда, так что негодяи чувствовали себя в полной безопасности. Ходили даже слухи, что королевские стражники, посланные на поиски беглеца, так и не вернулись из Печальных Земель. Может, это была правда, поскольку стражники мало чем отличались от преступников, так что, возможно, просто решили, что вольная жизнь гораздо более прибыльная.
   Разбойник неожиданно натянул поводья. Не зная, что ждет впереди, Джон приготовилась к схватке, но тот, вынув темную косынку, завязал ее глаза.
   – Нечего поглядывать, куда мы едем, щенок.
   Значит, вот оно что! Не очень-то он умен, раз сказал это. Уж Джон исхитрится немного сдвинуть косынку, и лучше пока вести себя тихо, зато, когда удастся сбежать, она объяснит Келвину, где логово разбойника, так что они смогут возвратить золото.
   Но косынка была завязана тугим узлом и дважды обернута вокруг головы. Бандит, к несчастью, знал свое дело!
   Лошадь шла ровно, но Джон казалось, что они сначала поднялись в гору, потом спустились… Но она не была ни в чем уверена, а когда попыталась украдкой поднести руку к косынке, тут же получила увесистый шлепок.
   – Говорил же, никаких фокусов, – предупредил бандит. Он даже не обозлился. Может, принял все как должное? Нужно что-то придумать. И как можно скорее.
   Мимо уха прожужжала пчела. Джон тряхнула головой, и тут в голову пришла великолепная мысль: пошевелить ушами. Другие девочки не могли проделывать такую штуку, и это умение было предметом особой гордости для Джон.
   Косынка тогда чуть сползет, Джон сможет кое-что увидеть, а если повезет, бандит ничего не заметит. Если повезет.
   – Что, мухи кусают? Сейчас! Пощечина разбойника едва не снесла ей голову. Девочка со свистом выдохнула воздух, едва удержавшись от крика. Ухо дернулось.
   – Извини, промахнулся, муху не убил, попал по лицу. Ха!
   Видел ли он? Заметил ли, что косынка чуть сползла?
   Правым глазом она уже различала свет, и даже две скалы по обе стороны дороги. Они едут не в Печальные Земли, а тем путем, которым пришли. Значит, бандит пытается обмануть ее!
   Теперь она различала запах билрозового дерева и поняла – река близко.
   Лошадь свернула на другую дорогу, ведущую в горы. Этот поворот был около реки единственным.
   Джон была уверена в этом, потому что изучила каждый камень на подходе в страну драконов. Эта тропа шла над деревней Фрэнклин в горы и дальше в неведомые земли.
   Лошадь совсем замедлила шаг, значит разбойник чувствовал себя в безопасности, и пещера или лагерь, должно быть, совсем близко. Хитрая уловка – иметь убежище недалеко от проезжей дороги и делать вид, что живешь где-то в пустыне.
   Услышав цокот копыт по камням, Джон поняла, что они почти сползают по отвесному спуску. Рука бандита сжала ее плечо.
   – Ну вот мы и на месте, – объявил он, развязывая косынку.
   Джон заморгала. В нескольких шагах, в каньоне стояла грубо сколоченная хижина, окруженная кактусами. Очень похоже на Печальные Земли. Значит, разбойник и вправду хотел, чтобы она поверила, будто они успели уйти далеко от того места, где оставили Келвина.
   Келвин! Что с ним стало? Бредет по Печальным Землям, пытается ее разыскать? Он заблудится и умрет от голода и жажды! Конечно, Келвин – любящий брат, хоть ему иногда не хватает здравого смысла. Но теперь не время беспокоиться о Келвине, все равно ему не поможешь. Нужно думать о себе. Как только Джон освободится, сразу найдет способ помочь Келвину.
   – Марта, Марта! – позвал бандит, испугав Джон. – Погляди, что я привез!
   В дверях появилась толстая неряшливая женщина с бородавкой на носу. Судя по внешности, она могла быть сестрой разбойника. Но страстные объятия противоречили этому наблюдению. Странно, но бессердечный преступник явно питал нежные чувства к уродливой глупой бабе.
   – Еще один мальчишка? – визгливо спросила Марта. – Не мог привезти что подороже. На рынке их полным-полно, цены упали, выгоды никакой.
   – У меня кое-что получше, женщина! – радостно воскликнул муж. – Взгляни-ка.
   Он протянул несколько чешуек с присохшими обрывками кожи и мяса, несмотря на все усилие Келвина отчистить золото.
   – Фу! Пакость какая!
   – Чешуя, любовь моя, чешуя! Вот этот с братцем нашли дохлого дракона и содрали с него шкуру. Поработали на меня. Гляди, полные сумки!
   – Дохлый дракон?!
   – Должно быть. Щенок и его братец-слабак остались живы!
   – Ну и везет же некоторым!
   – Да. Нам!
   Смеясь над собственной остротой, бандит оттолкнул Джон в хижину. У стены стояла грубо сколоченная клетка.
   – Туда!
   Джон молча повиновалась.
   Разбойник запер дверь.
   – Марта принесет тебе поесть. Спать будешь на этом одеяле. И не пытайся сбежать!
   – А если попытаюсь, то что?
   – Отрублю ноги и брошу диким зверям. Это если буду в хорошем настроении. А если в плохом, придумаю еще что-нибудь. Ха-ха-ха!
   Он, видимо, и в самом деле считал себя очень умным.
   Джон села и уставилась в стену, зная, что сейчас еще рано что-нибудь предпринимать. Конечно, у нее хватит сил выломать планку и протиснуться в отверстие, но шум привлечет внимание бандита, который тут же насторожится, и кто знает, что ему взбредет в голову! Конечно, ноги ей не отрубят, не захочет терять деньги, но может сорвать одежду и избить… или еще похуже, если обнаружит, что перед ним девушка.
   Свет померк. Женщина сунула ей тарелку мерзкого, отвратительно пахнущего варева и кувшин протухшей воды. Толстуха не позаботилась заговорить, лишь знаком показала Джон отойти, пока она ставит еду в клетку.
   После долгого тяжелого дня Джон так голодна, что с жадностью проглотила все, принесенное Мартой, и только тут почувствовала необходимость облегчиться.
   Неужели ее не выпустят даже в отхожее место? Что тогда делать? Попробовать помочиться стоя, как мужчины? Испачкает панталоны и от нее самой будет невыносимо вонять.
   Джон долго размышляла и решила, наконец, попытать счастья.
   – Эй, мне нужно кое-куда! – окликнула она бандита.
   – Встань и делай через решетку, – смеясь, отозвался тот.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное