Роберт Маргроф.

Золото дракона

(страница 17 из 19)

скачать книгу бесплатно

   – Логово Затанаса! – вскрикнула Хелн. – Перчатки, Джон окажется в логове Затанаса! Приведите туда Келвина, когда…
   Но больше она ничего не успела сказать. Как Хелн надеялась, что перчатки поняли! Если они смогут привести Келвина к чародею и помочь спасти сестру и себя…


   Джон покрепче сжала пращу, целясь в приближавшегося всадника, но он оказался одним из Рыцарей. Было трудно понять, кто это: вокруг стояли густые облака пыли.
   – Боги! – воскликнул Лес Крамб. – Это Круглоухий! И Джон! И…
   – И наш законный король! – воскликнул Гринлиф, вытирая окровавленный меч. Рядом с ним лежал труп коня и с полдюжины мертвых стражников.
   – Тогда… – начал Лестер.
   Келвин поднял лазерный пистолет.
   – Мы победили! – закричал он. – Этим оружием я могу убить любого дракона, любого стражника…
   – Погоди, – запротестовал Мор… – Я не понял, что здесь делает Джон, не говоря об остальных. Я отослал девчонку домой.
   Но тут появился стражник с поднятым мечом и едва не срубил голову зазевавшемуся Гринлифу, но Келвин успел вовремя. Красный луч снес часть дворцовой стены и руку с мечом. Стражник дико закричал.
   Подождав пока всадники с лошадью исчезли в крутящейся мгле, Лестер схватил Келвина за руку.
   – Пойдем! Нужно уничтожить оставшихся драконов и врага.
   – Но… – начала Джон.
   – А ты, девочка, и вы Ваше Величество, – перебил Мор, – будете здесь в безопасности. Побудь с ними, Гринлиф и…
   Но тут из пыли появились еще одна фигура в зелено-коричневом костюме.
   – Мы вернемся. Не отходи от этих двоих, пока не закончится битва.
   Джон была вне себя. Она – героиня, которая помогла уничтожить чародея и его помощника, сумела спасти Келвина и отца, даже Короля, а с ней обращаются, как с ребенком или еще хуже, с маленькой девочкой!
   – Это недолго продлится, – утешил король Раферт. – Стражники не осмелятся идти против волшебства, а драконы либо уйдут к себе в страну драконов, либо будут убиты. Мы почти победили!
   Джон знала, что Король прав. Именно так сказал отец Келвина, а кому лучше знать, как не ему? Но шум по-прежнему стоял ужасный, бой продолжался. Она стремилась быть рядом с Келвином или хотя бы наблюдать за ним. Если бы только брат оставил оружие ей! Но ему такая мысль, конечно, и в голову не пришла!
   Пыльная завеса была такой густой, что скрывала почти все.
   Джон то и дело вытирала нос и слезящиеся глаза. Тут уже не до героини. Может, и в самом деле лучше быть обыкновенной девушкой и оставить всею грязную работу мужчинам? Джон никогда не смогла бы сражаться на коне с мечом и копьем.
   На плечо девушке легла чья-то рука.
Подняв глаза, она увидела Рыцаря. Как он мог подъехать так близко, а она ничего не услышала? И видела его впервые.
   – Хочешь в седло? – спросил он.
   Почему бы нет? Может, ей все-таки удастся оказаться рядом с Келвином? Только затем, чтобы позже похвастаться, что и она не хуже мужчины. Она перекинула ногу через спину коня и через мгновение уже оказалась впереди всадника. Это почему-то напомнило ей о том несчастном дне, когда ее увозили на черном коне, и рука другого человека, бандита, удерживала ее.
   Другого человека?
   Джон извернулась, чтобы взглянуть на Рыцаря и потрясенно уставилась в темное лицо, изуродованное шрамом. Это он! Смертельный враг!
   – Чики… – начала Джон.
   Холодная сталь прижалась к горлу.
   – Заткнись или лишишься головы. Не вырывайся, молчи и может, проживешь еще немного, чтобы быть полезной мне.
   Джон, охваченной стыдом и страхом, ничего не оставалось, кроме как повиноваться.
   Вскрикни она, и бандит несомненно выполнит свою угрозу.
   Но откуда он попал сюда, и почему одет как Рыцарь? Узнал, что она не мальчик? Но, конечно, ответа на этот вопрос Джон не получила.
   Лошадь рванулась вперед; король и Гринлиф остались позади, в облаке пыли. Послышались крики и ржание.
   Разбойник взмахнул мечом и пронзил сердце преследователя. Гринлиф, не издав ни звука, сполз с коня; кровь фонтаном брызнула из раны. Джон едва удержалась от крика. Догадайся она ударить негодяя по руке, Гринлиф спасся бы!
   Показались стены дворца, но Чики Джек направил коня во внутренний дворец.
   – Слезай, – приказал он. – Немедленно.
   Джон осторожно сползла на землю. Похититель спрыгнул следом, бросил поводья и хлопнул коня по боку. Джон с удивлением заметила, что животное потрусило в сад; поломанные ветви и поваленные деревья, указывали, что там недавно прошел дракон. Но почему-то конь с каждым шагом стал расти. Хвост все удлинялся, морда вытягивалась. Лошадь превращалась в дракона!
   Джон потрясла головой, не веря глазам! Этого не может быть!
   Но разбойник захохотал, хотя смех был скорее похож на кудахтанье. Джон подняла испуганные глаза: лицо Чики Джека словно плавилось, таяло. Шрам исчез. Волосы поседели, но удлинился, подбородок стал острым.
   Через минуту перед ней стоял злой волшебник. Знай Джон раньше, кто перед ней, она закричала бы; предупредила остальных, но Затанаса все считали мертвым. Как ему удалось обмануть дракона?
   Дракон. Но чародей мог укрощать страшных тварей!
   – Ч-что ты хочешь сделать со мной? – спросила Джон, вовремя вспомнив, что нужно прибавить «Затанас», а то он еще больше обозлится. Если Затанас собирается держать ее в плену, чтобы спасти свою жизнь, когда победят Рыцари…
   Снова кудахчущий смех.
   – Использовать тебя для чародейства, конечно. Твою кровь, кожу, твои глаза и глупую маленькую душонку! Воспользуюсь тобой, чтобы заполучить, раз и навсегда, власть над этой, по праву принадлежащей мне, страной.
   Джон вздрогнула, совершенно уверенная как во всемогуществе волшебника, так и в его полном безумии.

 //-- *** --// 

   Келвин с сожалением прицелился в готового вот-вот броситься дракона. Перчатка, направлявшая руку, нажала курок. Смертельный луч, словно красный палец всемогущего повелителя молний, пронзил дракона.
   Чудовище рухнуло, превратившись в безжизненную груду золота. Головы у него не было.
   Келвин почувствовал жгучую боль в сердце. Хоть бы это оказалось последним убийством! Он успел прикончить уже трех драконов. Но настоящим героям были перчатки, а он, Келвин – всего-навсего их послушным орудием. Хоть бы драконы ушли обратно, в свою страну, где никто бы их не тревожил. На поле битвы валялись груды золота, и некоторые Рыцари уже начали обдирать драконов, стремясь захватить побольше трофеев. Но насколько лучше было бы оставить драконов в покое!
   Келвин заерзал в седле. Род ним был прекрасный боевой конь в великолепной сбруе, приведенный Крамбами. Но все, чего хотелось юноше – поскорее закончить битву.
   Сколько нападающих они сразили? Сколько народу видело, как он убивает драконов, и теперь они разъехались во все концы страны, передавать из уст в уста устрашающие истории про круглоухого героя!
   – Знаешь, – сказал он наконец, – я очень устал от битвы.
   Лестер нахмурился. Морвин, сражавшийся чуть подальше, ничего не услышал, и поэтому не смог громогласно выразить недовольство.
   – Хочешь возвратиться к Джон и королю, пока все не кончится?
   Келвин кивнул.
   – Хорошо. Я прикрою тебя, уведу отца, а когда мы скроемся из виду, уезжай.
   Келвин по достоинству оценил помощь Леса. Старший Крамб, казалось, был опьянен громом битвы, и хотя не искал кого бы убить, но и не уклонялся от поединка. И если Лес не совсем понимал желание Келвина выйти из битвы, не дождавшись окончательной победы, то для Мора подобный поступок был немыслим.
   Келвин и так чувствовал себя виноватым.
   – Нет-нет, не расстраивайся, – заверил Лес. – Мне и самому не по себе. Меня чуть не убили при Скэгморе. Отец вынес меня, бесчувственного, с поля боя, а твоя сестра ухаживала за мной. Настоящая маленькая женщина, когда хочет быть ею, конечно.
   – Но она не хочет! – усмехнулся Келвин – и в этом была вся беда.
   Пожав плечами, Лес всмотрелся вдаль.
   – Вон там! – окликнул он отца, – в голубом мундире! За теми деревьями!
   – За ним! – закричал Морвин, повернув лошадь.
   Отец и сын ринулись к деревьям, откуда раздались крики. Но в этот момент по ладоням Келвина побежали мурашки. Обычно это означало приближение опасности, но сейчас вокруг никого не было.
   Келвин поставил пистолет на предохранитель, засунул в кобуру и огляделся. Крамбов нигде не было видно. Может, беда угрожает им?
   Словно в ответ, перчатки потеплели и вцепились в поводья. Правая рука поднялась, хлопнула лошадь по боку; животное рванулось вперед, унося его от Леса и Мора.
   Он ехал к Джон и королю по воле перчаток. Может, они тоже устали от битвы?
   Но тут перчатки повернули лошадь к пролому в стене. Келвин едва успел пригнуть голову. Безжизненное тело лежало на взрыхленном газоне. Келвин увидел мертвенно-белое лицо Гринлифа. Как он оказался здесь? Кого преследовал и кто его убийца? Но перчатки не дали лошади остановиться.
   Конь проскакал вокруг дворца и влетел в маленький дворик. Келвин узнал выступающую боковую часть знакомого балкона. Только теперь перчатки, уже почти раскаленные, вынудили Келвина придержать лошадь и спешиться. Юноша спрыгнул на землю и ринулся вверх по ступенькам. Какая-то странная слабость охватила все тело, голова закружилась. Должно быть, он совсем измотан. Может это из-за зелья, которым его опоили, чтобы крепче спал? Все утро Келвин ни разу не присел, и возможно, чрезмерные усилия так утомили его.
   Но тут Келвин, добравшись до верхней площадки, толкнул дверь и очутился в темной комнате, где пахло необычно и неприятно. Аулхок, привязанный к черепу, захлопал крыльями и защелкал клювом. Кто здесь живет?
   Несколько секунд Келвин стоял в дверях, покачиваясь от слабости, пока глаза привыкали к полутьме. Перчатки жгли руки, голова кружилась все сильнее. Но тут он различил волшебника и карлика; злобных тварей, которых, как он думал, сожрал дракон! И…
   Похолодев от ужаса, Келвин заметил худенькую фигурку, привязанную к столу и полускрытую облаком розового дыма.
   – Джон, – прошептал юноша. – Джон.
   Бледная, как полотно. Неподвижная. В руке игла, кровь капает в золотой сосуд, который держит горбун!
   Келвин клялся защитить сестру, и что же? Негодяи выцеживают из нее кровь!
   Затанас пробормотал что-то, сделал знакомый жест, и Келвин замер на месте, парализованный магической силой. Отец пытался убедить сына, что волшебства не существует, но как же ужасно ошибался!
   Келвин вспомнил о лазере.
   Если бы он только смог достать его.
   Чародей снова повел рукой, и оружие тут же выскользнуло из кобуры и повисло в воздухе. Потом лазер поднялся чуть выше и неожиданно оказался в руке чародея.
   – Интересная игрушка, – кивнул Затанас, бросив пистолет на полку. – Но не настоящее волшебство. Не то, что мое.
   Келвин пытался что-то сказать, но с губ не сорвалось ни звука. В ушах звучала равномерная дробь падавших капель, уносивших жизнь сестры.
   – Не ожидал, что будешь настолько глуп и придешь сюда, – продолжал чародей. – Поэтому и придумал для тебя подходящую кончину, от которой нет спасения. Но так будет даже лучше.
   Келвин чувствовал, что слабеет с каждой секундой. Почему он даже не пытается справиться с этим человеком?
   – Позволь объяснить тебе один из основных принципов симпатической магии, – сказал Затанас. – Похожее воздействует на похожее. Ты и твоя сестра – родственники, и связь между вами сильнее, чем между чужими людьми. По мере того, как вытекает кровь, силы покидают ее, а вместе с ней слабеешь и ты. Медленно-медленно, долго-долго… Не стоит ускорять события. Каждым шагом, каждым мигом нужно насладиться до конца! Когда мы сдерем с нее кожу, будешь испытывать те же муки, когда вырвем глаза – ты ослепнешь. Когда…
   Но Келвин уже не слушал. Он думал только о Джон, о перчатках, о необходимости немедленно, сейчас же остановить весь этот ужас. Но сил оставалось все меньше. Кап-кап-кап…


   Джон Найт обыскал один за другим покои дворца. Он не сказал Рыцарям, что намеревается сделать, чтобы не отвлекать их от главного дела – смертельной схватки.
   Найт искал королеву. Их сын лежал без сознания, и может, в эту минуту, за ним ухаживали, а может никакая помощь ему уже не была нужна… Конечно, королева если не прямо, то косвенно виновата в том, что случилось с Кайаном.
   Какая горькая ирония в том, что именно Джон сбила его – научись Кайан управлять летательным аппаратом, и Рыцари были бы уничтожены, а власть королевы окончательно бы укрепилась. Недаром Джону так не хотелось обучать сына, но когда королева захватила Келвина, ему ничего не оставалось делать.
   О, только бы прихоть королевы не стоила жизни ее сыну!
   Теперь Найт ненавидел эту женщину еще сильнее – ведь она восстановила его детей друг против друга.
   Может, он сошел с ума? Нормальный человек не может ненавидеть с такой силой! Но все-таки Джон твердо знал: необходимо уничтожить королеву и ее фаворита, разорявших и бесчестивших эту прекрасную землю, и если им позволить жить – принесут еще больше зла. Такова природа Зоанны – разрушить все, значит необходимо как можно раньше смести ее с лица земли.
   Но все же он когда-то любил эту женщину. Попал по власть ее чар… А ее тело…
   Джон Найт встряхнулся. Нельзя отвлекаться ни на секунду. Единственная его настоящая любовь – Шарлен, хотя и пришлось ее оставить. Главная его цель теперь – устранить королеву, и тогда жизнь Шарлен, возможно, станет менее тяжелой. Она и ее второй муж прекрасно воспитали детей.
   Найт очутился в бальной зале, где когда-то танцевал с королевой. Хрустальные люстры свисали с потолка, вдоль стен стояли статуи членов королевской фамилии в рост человека, а паркетные полы были из полированного редкого дерева, какое счастье он испытал здесь когда-то! Любовь прекрасной королевы принадлежала ему!
   Найт остановился, оглядывая залу суженными глазами, держа лазер наготове, вынуждая себя ненавидеть ее, как ненавидел с того дня, когда очутился в подземелье, как ненавидел за то, что она подчинилась требованию Флика и убедила сына попытаться стать Круглоухим из Пророчества. Как ненавидел ее, когда она заставила его обучать Кайана. Как ненавидел ту минуту, когда Кайан упал.
   В дверях мелькнуло что-то, какое-то странное мерцание. Призрак? Но нет, это была она, ничуть не изменившаяся за двадцать лет, волосы разлетались, тело просвечивает сквозь прозрачную ночную сорочку. Зоанна поманила его, и ненависть куда-то испарилась – невозможно противиться этому обаянию! Он знал, что волшебство, в которое он пытался не верить, подарило телу и лицу вечную молодость… и уму тоже? Но почему-то это больше не имело значения. Против воли Найт сделал шаг вперед.
   Пол разверзся под ногами,
   Найт упал, поморщился от боли, не выпуская лазер, но что-то ударило по руке, пальцы разжались. Пистолет полетел на землю. Еще один удар, по голове, оглушил, перед глазами все завертелось.
   – Быстрее, Питер, кончай с ним.
   Ее голос! Ее! Джон заморгал, пытаясь увидеть, что происходит.
   Королева стояла перед зеркалом, посылавшим ее отражение на зеркало, висевшее в бальной зале и еще одно в подвале, где он сейчас очутился. Пол не просто исчез – наверху виднелась дверь люка.
   Простая западня – люк и зеркало. Приготовлена для Найта, с тех пор, как он согласился учить Кайана? Или просто в ожидании удобного момента?
   Да, королева – олицетворение зла, но в уме ей не откажешь. Она знала, что когда-нибудь бывший муж попытается ее убить.
   Зрение Джона прояснилось. Над ним стоял Питер Флик с мечом наготове.
   – Убей же его, Питер! Не бойся! Рази!
   И эту женщину он любил? Нет-нет, это всего лишь иллюзия, а сущность Зоанны так же обманчива, как зеркальное отражение. Магия и колдовство всегда были ее спутником, а он боролся против веры в чародейство, только потому, что желал превратить иллюзию в реальность и даже после долгого заключения верить, что все было правдой. Отказ принять существование магии сбил с толку Келвина, и теперь…
   – Я хочу, чтобы он страдал, – объявил Питер.
   – Глупец! – вскинулась королева. – Этот человек опасен! Кончай, Кончай, говорю!
   Найт попытался вытянуть руки, опереться о пол. Но пол закружился: Питер Флик наступил каблуком на его правую руку, налег всей тяжестью. Послышался треск кости. Указательный палец был сломан.
   – Он может еще долго прожить! – откликнулся Флик. – Пока я позволю. Подумай, какое наслаждение наблюдать, как он корчится в муках!
   – Питер! – ледяным тоном предостерегла Зоанна. – Помни кто ты! Я одна здесь приказываю, и повторяю: убей его.
   Джон Найт понял, что поскольку королевы не было в подвале, она была вынуждена действовать через фаворита, а Флик просто пользовался ситуацией. Очевидно, он был слишком глуп и не понимал, чего будет стоить неповиновение, когда королева решит, что больше не нуждается в нем. Флик злобно ухмыльнулся и поднял лазер.
   – Нет! Нет, – пробормотал Джон, притворяясь слабее, чем был на самом деле, пытаясь выиграть время.
   – Да, да! – издевался Флик. – Прикончу тебя вот этим. Гораздо более подходящее для тебя оружие, правда? Чужеземная магия, чужеземная наука, чужеземное оружие… Мне лично все равно.
   – Питер, это опасно! – еще раз предупредила королева.
   Флик рассматривал пистолет, верят его тонкими пальцами. Руки фаворита явно не привыкли к оружию.
   – Ты не знаешь, как пользоваться им. Помни, как это страшно!
   Джон наблюдал, как враг повернул дуло так, чтобы оно почти уперлось в его ноги, и понял: Флик не нажмет курок сразу, – будет наслаждаться страхом и мучениями беспомощного человека. Только этого Найту нужно было.
   Палец начал медленно давить на курок. Найт, глубоко вздохнув, выбросил вперед ногу. Тяжелый ботинок ударил в левое колено Питера. Тут, охнув, присел. Рука взметнулась вверх. Палец непроизвольно нажал спуск пистолета.
   Рубиновый луч разрезал надвое колонну за спиной Джона. Подал наполнился дымом, каменные плиты разлетелись по полу.
   Но Флик, не обращая ни на что внимания все давил на курок и луч, вырываясь из пистолета, резал потолок. Послышался ужасный грохот. Потолок начал обваливаться, в подвал посыпались обломки статуй. Огромная дыра в центре все расширялась. Только сейчас Джон понял – бальная зала рушится, и каменные глыбы валятся прямо на Питера Флика.
   – Королева была права, – сказал Найт, кинувшись под спасительную защиту арки. – Эта штука крайне опасна.
   Но в эту секунду остаток пола с треском, подобным щелканью челюстей гигантского дракона, полетел вниз и придавил Флика. У того даже не хватило ума попытаться спастись. Облако пыли было таким густым, что Джон ничего не видел, а в ушах стоял странный звон. Он свернулся клубком, заткнул уши, закрыл глаза и старался дышать через ткань рубашки.
   Наконец шум постепенно прекратился, и Джон на четвереньках дополз до того места, где исчез Флик. Там лежало большое бревно, под которым растекалось что-то липкое. Луч больше не сверкал; очевидно, лазер тоже расплющило. Ну что ж, он все равно хотел избавиться от него.
   Оставалось…
   – Зоанна, – тихо позвал он.
   Ответа не было. Джон изо всех сил напрягал глаза, пытаясь разглядеть хоть что-то в полутьме.
   Должно быть, обвалился весь дворец, или по крайней мере его основная часть. То крыло, где жил Затанас, осталось нетронутым. Злого волшебника тоже нужно уничтожить, ибо его чары поддерживали королеву.
   – Питер… Пи… тер.
   Ее голос, очень слабый. Будь она проклята! Значит, придется и ее убить! Почему ее не раздавило, как Флика? У Джона не было ни лазера, ни меча. Придется задушить мерзкое создание голыми руками, а решиться на такое…
   Он пробирался через обломки, руины, разорванные холсты, лохмотья занавесей, и наконец заметил лежавшую женщину. Левая рука была придавлена частью упавшей колонны. Рот широко раскрыт, как и глаза, но крови не было. Очевидно, королева была в шоке. Настоящая королева, не отражение: зеркала были разбиты.
   – Питер, – прошептала она. – Питер, помоги мне.
   Голос, почти как прежде, тот голос, что лишал сил, завораживал, голос, творящий чудеса, даже без помощи магии.
   Он знал, что нужно удушить ее, но не мог сделать это одной рукой.
   – Там потайной ход. Люк. Река. Спасайся, – сказала она.
   Знала ли Зоанна, кто перед ней? Понимала, где находится? В глазах была пустота, но слова можно было истолковывать по-разному.
   Джон не знал, откуда взялись силы освободить руку королевы. Ей повезло – колонна упала на постамент статуи, и кости остались целы. Рука свисала под неестественным углом. Она несомненно повреждена, но, по крайней мере, не оторвана.
   Обняв Зоанну за талию, Джон помог ей встать. Оба должны были опасаться – полуразрушенный потолок грозил вот-вот отвалиться.
   Какое легкое тело и какое знакомое… все та же нежность… как он хотел бы…
   – Люк. Там. Там, – бормотала она, показывая здоровой рукой в правый дальний угол комнаты, на статую мертвого героя с оторванной головой и отбитой рукой.
   Джон почти волоком потащил королеву оттуда, останавливаясь почти на каждом шагу. Пришлось сдвинуть тяжелый ковер с вытканными на нем дерущимися драконами, потянуть за тяжелое кольцо.
   Дверь люка со скрипом открылась; Джон невольно застонав от боли, нырнул головой вперед и почти пролетел по подгнившим деревянным ступенькам.
   Пахнуло холодным сырым воздухом. Река! Конечно, ведь столица построена на реке, и это, должно быть, приток.
   Он потряс головой, борясь с головокружением. Непонятно, как ему удалось поставить Зоанну на ноги, и начался долгий, долгий путь вниз. Джон слабел с каждой минутой, будто кровь уходила из жил. Но на теле не было ни царапины, только палец болел.
   – Плот. Плот, – бормотала она, – Быстрее.
   Он не знал, что ответить, и не пытался – все силы уходили на то, чтобы удержать Зоанну. Шаг за шагом, вниз, в темноту. Тела тесно прижаты друг к другу. Зоанне уже было немало нет, колдовство, так долго служившее ей, исчезло, и все же Джон не знал женщины соблазнительнее. Он не мог причинить ей зла!
   Ноги соскользнули, Джон покачнулся, с трудом сохраняя равновесие, и с мрачной решимостью продолжал путь. Она шла рядом.
   В конце первого пролета была площадка, ниже начинался второй. Джон тащил ее и себя. Второй пролет кончился. Начался третий. Неужели ручей так глубок?
   Но наконец они достигли полуразрушенного, покрытого мхом причала – там был привязан старый плот, стоявший здесь явно с незапамятных времен.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное