Роберт Маргроф.

Золото дракона

(страница 12 из 19)

скачать книгу бесплатно

   Левая рука Келвина в перчатке знала, что делать. Он научился теперь держать ей меч и действовал с такой ловкостью, что любой сторонний наблюдатель посчитал бы его левшой. Но постепенно рука устала. Ладонь в перчатке была неутомимой, но мышцы болели и плечо совсем онемело.
   Поняв, что даже перчатка не сможет спасти его, если битва будет продолжаться слишком долго, Келвин взял щит в левую руку, а меч в правую – за последнее время он кое-чему научился.
   «Теперь пусть приходят», – подумал он, объезжая груды тел. Приступы тошноты больше не мучили его; Келвин был готов мужественно встретить все, что ни пошлет судьба.
   Внезапно перед ним возникли три вражеских всадника, летевших прямо на юношу, словно притягиваемые магнитом.
   Мор Крамб, вовремя заметив, что происходит, поспешил на выручку. Лес Крамб слишком замешкался и тут же был выбит из седла. Третий ринулся на Келвина.
   Меч юноши не достиг цели, но щит тут же отвел удар врага. Они сошлись в схватке; сталь рубила сталь. Каждый удар сотрясал руку и плечо Келвина, отзываясь в мозгу, притупляя мысли.
   Келвин уставал. Все тело ныло, как от ушибов. Бой – работа тяжелая. Он хотел только, чтобы все поскорее кончилось и можно было бы вернуться на ферму. Но конечно, все это – пустые мечты.
   Но что-то тревожило его, как засевшая в пальце заноза. Лицо врага – молодое, решительное и почему-то очень знакомое. Келвин ломал голову, пытаясь вспомнить, и он понял наконец, что противник чем-то похож на Джон. Конечно, это невероятно: Джон – девушка, а этот парень всего года на два старше Келвина.
   Но тут выбитый из седла искусным маневром Келвин ударился о землю, увернулся и успел заметить, как меч, свистя, рассекает воздух прямо над ним. Щит был придавлен его телом – помощи ждать не приходилось, но чудесная перчатка отпустила щит и рванула руку вверх, как раз вовремя, чтобы ухватиться за обнаженную сталь. Враг не выпустил меча. Левая рука Келвина дернулась.
   Трах! Незнакомец плюхнулся в пыль рядом с Келвином, меч, вылетев, описал в воздухе широкую дугу. Теперь оба бойца остались без оружия.
   Незнакомец поднял голову. Несколько секунд оба молча глядели друг на друга. Сходство врага с сестрой все больше беспокоило Келвина, почти так же, как мысли о неминуемой смерти.
   Теперь, когда усталость чуть отступила. Келвин заметил, кое-что еще! На правой руке незнакомца была такая же перчатка! Противник пошевелился, и левая рука Келвина подскочила, сжав правую ладонь незнакомца. Перчатки боролись друг с другом – значит это пара.
   Взад и вперед, вверх и вниз и вокруг. Захваченные руки пытались освободиться, расшвыривая грязь и пыль. Келвин увидел на лице другого усталость и страх. Незнакомец испытывал такие же чувства, как и Келвин, тоже был пленником перчатки. Пытаясь сохранить равновесие, Келвин протянул вперед правую руку; пальцы встретились с ладонью левой руки незнакомца.
   Обе руки сжимая друг друга, дрались, боролись, в точности, как две перчатки, только гораздо слабее.
   Неожиданно совсем рядом раздался шум.
Всадники – но чьи? Келвин и незнакомец настолько устали, что не в силах были даже поднять голову. Для них сейчас имела значение только борьба четырех сцепленных ладоней.
   Руки без перчаток, окончательно ослабев, расцепились. Человеческая сила дошла до предела; все было кончено.
   Но перчатки все еще дрались, как уродливые крабоподобные существа.
   Какие-то неясные фигуры окружили борющихся. Одна из них приготовилась ударить. Кого? Видимо, больше это не имело значения. Келвину казалось, что бой никогда, никогда не кончится.

 //-- *** --// 

   Мор Крамб направил боевого коня поближе к сыну. Лес, лежавший на земле, был либо мертв, либо без сознания.
   – О, Боги, если вы есть, пусть он выживет, – пробормотал Мор, отбивая атаки сразу с обеих сторон.
   Но ни Лес, ни Боги не отвечали. Мор прикончил нападавшего слева метким ударом. Но противник справа пробил край щита и ударил его в правое плечо. Мор почувствовал резкий укол, увидел хлынувшую по руке кровь, понял, что ранен, но кираса все еще была цела, а щит по-прежнему оставался притороченным к окровавленной руке:
   – Ах, вот ты как?! Ну что ж…
   Он взмахнул мечом как раз вовремя, чтобы увернуться от удара в голову. Меч противника свистнул в воздухе; Мор ощутил укол в ухо. Еще одна рана! Хорошо, хоть не очень тяжелая. Непонятно как, но Мору удалось отбить нападение – стальное острие, проникнув под шлем солдата, раскололо череп.
   – А-а-а-а!
   Всадник упал. Лезвие проникло в мозг, отсекло часть лица. Теперь поскорее к сыну.
   Лестер все еще лежал на том же месте лицом вверх.
   – Проклятье! Ты должен, должен встать! – закричал Мор.
   Конечно, глупо так кричать, и он понимал это. Где же помощь? Должна же быть помощь для них. Для него. Для Лестера. Для его единственного сына. Если Лес не выживет, значит все было впустую – ведь война велась для него и для его будущих детей.
   Слева заржала лошадь. Мор дернул за поводья.
   Коричневые рубашки и зеленые панталоны, все в пыли, немного запачканы кровью. Веснушчатый мальчик, который должен бы пахать отцовское поле, и которого, как помнил Мор, оставили с основными силами на окраине города.
   – Пришлось отступить, – сказал он. – Их слишком много.
   – Гринлиф, это ты?
   – Да, сэр.
   – Да, Мор! Относись к старшим с уважением.
   Парнишка выдавил слабую улыбку. Хороший мальчик! Насколько он помнил, на учениях Гринлиф был почти таким же неуклюжим, как Келвин Хэклберри, но потом научился! Как и все остальные.
   – Лес, – прошептал Морвин, показывая на лежавшего сына. – Я бы хотел вытащить его отсюда. Он получил скользящий удар мечом, но конечно выживет, если доставить его в безопасное место.
   – Я… посмотрю, что можно сделать с… э… Мор.
   И слегка повернув голову, Гринлиф позвал:
   – Браутнер! Сюда!
   Откуда-то немедленно появился серый боевой конь.
   Всадник оказался краснолицым морщинистым человеком, который еще всего несколько недель назад славился, как первый бездельник Фрэнклина.
   – Ты звал, Гринлиф?
   – Это Лес, он ранен.
   – М-да, вижу.
   – Мы можем его вытащить.
   – Попытаемся.
   – Нужно не пытаться, а делать! – заявил Мор и словно поняв собственное бессилие, разразился ругательством.
   – Берегись! – закричал Браутнер, и в ту же секунду лошадь Мора с ужасным криком рухнула. Мор успел повернуть голову и увидел летевшего на них великана в мундире королевских солдат с пикой наперевес, которую он едва успел отвести своим мечом. Но удар пришелся в бок лошади.
   Как он мог забыть, что вокруг кипит битва!
   Мор шлепнулся на землю и перекатился, увертываясь от копыт, пытавшихся растоптать его. Здоровяк-солдат приземлился рядом с ним и Лесом. Из распоротого живота вывалились внутренности.
   – Хорошая работа, Гринлиф, – воскликнул Браутнер.
   – Бр-р-р, – пробормотал Гринлиф, потрясенный делом рук своих.
   Подумать только, спасен мальчишкой и городским пьяницей! Кошмар! Но лучше быть живым, чем мертвым, и неважно, кто тебя спас!
   – Смотрю, ты не очень хорошо выглядишь, Мор, – сказал Браутнер.
   Мор встал, тряся головой. В ней что-то жужжало, гудело и позванивало.
   – Возьми коня Леса, – посоветовал Браутнер. – Этому лучше перерезать горло.
   Мор с неохотой должен был признать, что неожиданный спаситель прав. Не стоит причинять лишних страданий животному.
   – Прости, старый дружище, – прошептал он, приставив меч к горлу коня.
   Послышался громкий тяжелый вздох, кровь брызнула фонтаном, заливая лицо и руки Мора. Тот отпрянул, едва удержавшись от проклятий – нехорошо ругать умирающего товарища.
   – Уверен, что он жив? – спросил Браутнер.
   Мор резанул Рыцаря жестким взглядом.
   – Неужели, не видишь, я только что убил его!
   – Твой сын. Не конь.
   Боги! На какой-то момент от совсем забыл!
   Двигаясь так быстро, как позволяли раны и сталось, он встал на колени около Леса, пока Браутнер ловил коня. Животное было заржало, но тут же успокоилось.
   – Лестер, Лес, скажи хоть слово!
   Но ответа не было. Он приподнял голову сына. Кровь. Не так много, но есть. Внутреннее кровотечение. Насколько это серьезно?
   Мор стянул латную перчатку, в который раз желая, чтобы именно ему досталась перчатка Круглоухого. Вот это настоящее оружие!
   Круглоухий! Где он? Мор вскочил, оглядывая поле битвы. Келвина нигде не видно!
   – Найдите Круглоухого! – пропыхтел он. – Мы не можем его потерять.
   – Сейчас, Мор!
   Гринлиф метнулся в гущу битвы. Мор вновь вернулся к сыну, просунул руку под рубашку, пытаясь услышать стук сердца.
   – Если он умер, придется оставить тело здесь! – предупредил Браутнер.
   Будь проклят этот глупец!
   – Лес жив! – рявкнул Морвин.
   – Тогда взвали его на лошадь. Вот эту. Ты сядешь на его коня.
   Последние силы Мора ушли на то, чтобы поднять Леса и передать его Браутнеру. Никогда еще он не чувствовал себя таким слабым. Это, должно быть, от раны, и от того, что слишком много выпил вчера и почти не спал.
   «Старею, – печально подумал он. – Старею».
   Браутнер перехватил Леса и вскочил в седло, придерживая раненого перед собой. Вернулся Гринлиф, разводя руками – он не мог найти Келвина.
   – Я не могу так сражаться, – пожаловался Мор. – Вам придется поискать его.
   – Обязательно! – заверил Гринлиф.
   Мор подумал, что хотел бы чувствовать себя таким же уверенным.
   – Круглоухий! – воскликнул Браутнер. Вон он! Там!
   Он круто повернул коня, едва не сбив Мора.
   Мор, напрягая глаза, вглядывался, насчитал шестерых всадников, мчавшихся куда-то. Через шею переднего коня, была перекинута худенькая коричнево-зеленая фигурка. Неудивительно, что Гринлиф не нашел Келвина. Его захватили в плен.
   – За ним! – в ужасе закричал Гринлиф.
   – Нет. Он уже у врага. Мы не можем догонять их, тем более одолеть, – запротестовал Браутнер. – Лучше известить остальных. Тогда может, сумеем вернуться живыми.
   Мор схватился за гриву коня и с трудом выпрямился в седле. Голова шла кругом. Он едва не упал. Всякая мысль о преследовании была безумием.
   – Да, – нерешительно согласился он. – Их слишком много. Мы ничего не сможем сделать.
   – Придется отступать и перестроиться, – сказал Браутнер.
   – Ты прав, – охнул Мор.
   Но думал он сейчас только о Лесе.


   Измученные разбитые люди понуро возвращались в лагерь. Морвин Крамб ранен, его сын без сознания, больше половины Рыцарей остались на поле боя.
   Джон и Хелн выбежали навстречу.
   – Где Келвин? – в ужасе воскликнула Джон, не видя брата.
   – В плену, – устало пробормотал Мор и упал с седла – его едва успели подхватить.
   Джон повернулась к Хелн и увидела на ее лице отражение собственного ужаса. Келвин у врага! Что с ним будет?!
   Они быстро узнали о том, что Келвина увезли – шестеро стражников, после схватки с другим круглоухим, обладателем такой же перчатки.
   – Магия круглоухих, – вздохнула Хелн. – Круглоухий с волшебной перчаткой. Именно об этом говорила Королева.
   – Если бы мы только могли раньше понять, – заплакала Джон. Сердце девушки разрывалось от ужаса и скорби.
   – Я должна найти его! – закричала Хелн.
   Мор, успевший встать, опираясь на Других Рыцарей, покачал головой:
   – Девочка, выбрось эти мысли из головы. Ты не можешь идти туда.
   – Я имею в виду… по своему, – прошептала Хелн.
   – Слишком скоро! Ты еще не оправилась от последнего раза!
   – Я люблю его, – воскликнула девушка. – И должна найти!
   Мор бросил взгляд на носилки с лежащим без сознания сыном.
   – Понимаю. Делай, что считаешь нужным, девочка, но только не в этот раз. Келвину вряд ли поможет твоя смерть.
   – Я послежу за ним, – поспешно вмешалась Джон.
   Морвин отвернулся.
   – Лес… нужно найти ему сиделку.
   Но некому было ухаживать за лежавшем без сознания юношей. Те, кто уцелели, смертельно устали, многие были ранены и могли позаботиться только о себе.
   – Положите его в нашей комнате, – решила Джон. – Я посижу с ним.
   Никто не спорил – все были только рады сложить с себя это бремя.
   Леса отнесли в палатку девушек. Хелн съела ягоду и легла; Джон уселась между двумя неподвижно лежащими телами. Оба походили на мертвых. Одна встанет, другой…
   Джон подошла к Лесу, нагнулась над юношей. На губах кровь, кровь во рту: что-то повреждено внутри; это – единственное доказательство тяжести состояния юноши. Насколько серьезна его рана? Джон, конечно не могла ничего узнать, но то, что Лес не приходил в сознание, не сулило ничего хорошего.
   Она решила сделать все, что можно, и принеся тазик с водой, осторожно вымыла лицо Леса. Потом сняла с него одежду, промыла многочисленные царапины и ушибы, перевязала самые большие, и наложила еще одну повязку на голову, потому что пол-лица Леса заливал фиолетово-багровый синяк. Похоже, во время падения Лес, получивший удар по голове, разбил губы и прикусил язык, именно поэтому изо рта шла кровь – может, внутренних повреждений больше нет, и только этот удар поверг его в кому. Больше Джон ничего не могла сделать, разве что уложить его поудобней. Она накрыла Леса всеми одеялами, найденными в палатке, пытаясь согреть его. Такой хороший, порядочный парень! Как ужасно, если он умрет!
   Хелн лежала неподвижно, как статуя, дыхания не было слышно. Оставалось только ждать.
   Через полчаса Лес застонал. Джон бросилась к нему, взяла за руку.
   Неужели приходит в сознание?
   Он повернул голову, кашлянул, захлебнулся, выплюнул кровавую слюну. Джон схватила его за плечо, помогла сесть, чтобы Лес смог откашляться, снова умыла и обнаружила, что он весь горит. Но на этот раз он заснул; значит начинает выздоравливать. На щеки вернулся румянец, возможно, из-за лихорадки. Какой он красивый!
   Вскоре Лес опять зашевелился, и снова она помогла раненому сесть и держала за плечи, пока его рвало. На этот раз глаза Леса открылись.
   – Спасибо! – прошептал он и снова заснул.
   Хелн слабо пошевелилась; Джон тут же подбежала к ней, чувствуя себя настоящей сиделкой: обоим пациентам стало лучше!
   Весь следующий час она металась от одного к другому. Хелн окончательно пришла в себя:
   – Я его нашла, – слабо прошептала она. – Они посадили его в подземелье дворца вместе с двумя людьми постарше. По-моему, Келвина чем-то опоили: он не приходит в себя, и кто-то сказал, что он проспит весь день. Непохоже, чтоб его ранили. Думаю, с ним все будет в порядке, и долгий сон вернет ему силы! Но Келвина нужно вызволить из этого застенка!
   – Правильно! – неожиданно согласился Лес, испугав девушек.
   Джон повернулась к нему:
   – Я думала, ты спишь.
   – Спал, пока не услышал, как вы разговариваете, – улыбнулся Лес. – По-моему, я не в своей палатке.
   – Нет, тебя принесли сюда, чтобы я могла ухаживать за тобой, – объяснила Джон. – Ты был без сознания, Мор ранен, больше половины Рыцарей погибло, многие тоже ранены, и тяжело.
   – Спасибо тебе. Но мне лучше выбраться отсюда. Где моя одежда?
   – Но у тебя лихорадка!
   – Все прошло! Мы, Крамбы, народ здоровый!
   Джон подошла, положила руку на лоб. Холодный! Может, он тоже умеет колдовать? Она принесла Лесу одежду и отвернулась, пока тот одевался.
   Лес встал, но пошатнулся; она быстро подбежала, чтобы поддержать его.
   – Думаю, тебе лучше лечь.
   – Нет, нужно посоветоваться с отцом, решить, что делать. Келвин в плену…
   Джон не могла спорить с ним.
   – Тогда я тебя провожу.
   – Ох, моя голова! – пробормотал он. – Все кружится! Думаю, ты права.
   – Идите, – сказала Хелн. – Обо мне не беспокойтесь. Скажите Морвину. Если есть способ спасти Келвина…
   Спотыкаясь, Джон и Лес добрались до калитки Морвина. Там уже шел военный совет. Офицеры спорили над разложенной картой.
   – Сынок! – воскликнул Мор, обнимая Леса. – Как ты?
   – В голове еще идет битва, – пробормотал Лес. – Но Джон меня исцелила. Хелн обнаружила, что Келвин – в застенке королевы, вот я и решил придти.
   – Застенок королевы! Так его не убили?
   – Опоили чем-то. Говорят, проспит весь день. До того они ничего не предпримут.
   – Им нужно зализать свои раны, – кивнул Мор. Вид у него был ужасным. Верхняя часть левого уха была отрублена, так что теперь он выглядел наполовину круглоухим. Левая рука была на перевязи.
   – Ничего не остается, кроме как сдаться, – сказал генерал Джеффрис. Условия королевы – полная и безусловная капитуляция, мне тоже не по душе, но…
   – Ты говоришь, как идиот! – рявкнул Мор. – Хочешь, чтобы нас повесили или держали в тюрьме до конца дней?
   – Может и обойдется, – промямлил Джеффрис с таким видом, будто желал только одного: очутиться на своей ферме.
   – А я говорю, не обойдется! Офицеры первыми пойдут на плаху.
   – Я… согласен с отцом, – объявил Лес, и хотя еще глаза их разбегались в разные стороны, разум вполне прояснился.
   – Пока я спал, прибыл посланник, так? Это означает, что королева знает, где мы находимся, и хочет выиграть время, пока не соберет войска и не уничтожит нас. Если мы сейчас сдадимся, придется бежать из Рада. Может, некоторые смогут выжить в Печальных Землях, и даже в стране драконов, но остальные должны навеки покинуть страну. Надеюсь, мы сумеем добраться до Трада. Но…
   – Будьте уверены, вас примут, – заверил капитан Маккей. – Мы друзей в беде не бросаем!
   – Благодарю, капитан, – с достоинством сказал Лес. Но лучше не сдаваться – начнутся массовые казни. Нужно держаться вместе и обороняться. Самое худшее, что может произойти – нас убьют.
   – Но можно выжить, если сдаться, – настаивал Джеффрис. – Понимаю, как вы отнесетесь к этому, но я пытаюсь быть практичным. У нас почти не осталось ни людей, ни припасов.
   – Г-м-м, – откашлялся Мор, привлекая в себе внимание. – Не думаю, чтобы мы сдались без всяких условий!
   – Почему? – взвился генерал Джеффрис.
   – Из-за Круглоухого.
   – Он захвачен в плен. Сидит в подземелье. Его убьют, и возможно, публично. Даже, если бы у нас были силы, чтобы атаковать подземелье, его убьют прежде, чем мы сможем там появиться – можно будет разом покончить со всеми.
   Мор кивнул:
   – Боюсь, ты, скорее всего прав, хотя не хочется соглашаться. Мы вряд ли сможем сделать что-то для спасения Круглоухого.
   – Неправда! – воскликнула Джон.
   Все головы повернули к девушке.
   – Джон, – рявкнул Мор. – Почему ты еще здесь? Тут военный совет. Иди на улицу…
   – Поиграй? – докончила Джон, зная, что Мор хотел сказать вовсе не это. – Ты говоришь о моем брате! Он не хотел быть героем и вести эту войну! Ты Мор, и ты, Лес, заставили его! Он давно бы уже был на ферме, не вмешайся вы в нашу жизнь?
   – Джон права, отец, – сказал Лес. – У нее есть право быть здесь и…
   – Она не знает, что говорит! – закричал Мор. – Глупая девчонка.
   – Да, девчонка! – прямо возразила Джон. – А Кел – всего-навсего мальчишка. Но во имя кого ты ведешь эту войну?
   Воцарилось ошеломленное молчание. Но Джон не уступала.
   – Ты сам тысячу раз говорил нам, что борешься за будущее молодежи! Все это слышали! Все в лагере!
   – Она права, – кивнул Лес.
   – Малышка, – грустно сказал Мор. – Если бы я только смог помочь твоему брату.
   – Но ты можешь! Можешь! Он дрался за тебя, а теперь ты хочешь его покинуть! Что вы за люди? Что вы…
   – Обыкновенные люди, практичные и разумные. Мы знаем разницу между фантазией или действительность и не можем…
   Не давая себе времени подумать, Джон бросилась на Мора с поднятыми кулаками. Обезумев, она хотела избить его, принудить к действию. Но Сандерс схватил девочку, прижал к себе.
   – Ну-ну, малышка, где твое уважение к старшим?
   Лицо его обычно серьезное и спокойное, исказила яростная гримаса.
   Джон почувствовала, как безумие куда-то испарилось. Опять она пытается вести себя, как мужчина, а на самом деле капризничает, словно ребенок! Хорошо еще, что генерал ее не отшлепал!
   – Пусти ее, Сандерс, – сказал Лес. – Она не виновата. Это ее брата мы предаем сейчас. Отец вел бы себя точно так же, будь он на месте Джон.
   Мор хотел что-то сказать, но задумчиво нахмурился.
   – Боги, – пробормотал он, – это правда. Когда я увидел, как ты упал, сынок, ни о чем больше не мог думать!
   Сандерс отпустил девчонку.
   – Хочешь что-нибудь сказать, Джон? – спросил Мор.
   – Думаю, мы должны бороться. Больше мне нечего ответить.
   – Мы?
   – Мы, патриоты. Те, кому дорог Рад.
   – Тебе только четырнадцать, Джон, ты девочка, но, скорее всего права, – заявил Лес. – Может, нужно сделать последнее усилие и попытаться взять столицу, разбить войска королевы, и спасти Круглоухого.
   – Ты сошел с ума! – набросился Мор на сына. – После того, что мы вынесли, все еще хочешь драться? Я только сказал, что капитулировать не стоит, и ничего не говорил об атаке.
   – Не хочу я сражаться. Но ты сам говорил, отец, тирана нужно свергнуть. Избавить нашу страну от гнойной язвы и освободить ее и сделать вновь прекрасной. Сколько раз я слышал это от тебя?
   Мор отвел глаза.
   – Не желаю, чтобы тебя убили, сынок. Ты чудом уцелел сегодня! Боюсь увидеть, как гибнут люди. Не хочу сдаваться, но может так будет лучше.
   – Она никогда не простит, отец. Хочет, чтоб мы сдались официально, а потом, знаешь, что будет? Нас пошлют в застенки и скорее всего выпустят только в день казни! Вот чего мы добьемся!
   – Я…
   – Ты сам понимаешь, это так! – вызывающе объявил сын.
   Джон сцепила зубы. Как решительно защищает ее Лес! Она была рада, что помогла ему прийти в себя.
   Мор громко сглотнул слюну.
   – Может, ты прав сын… может быть.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное