Роберт Маргроф.

Золото дракона

(страница 11 из 19)

скачать книгу бесплатно

   – Ты и так много помогаешь нам. Только нужно бы одеваться по-другому.
   – Как это? – непонимающе нахмурилась Джон.
   – В женское платье. Ты ведь такая хорошенькая!
   – Не хочу быть девушкой, – яростно замотала она головой.
   – Возможно, ты и права, но твоя фигура видна даже под этой рубашкой! Ты ведь не обычная девушка.
   Какое-то странное чувство побудило Джон спросить:
   – Почему ты так считаешь?
   – Уверяю, ты покорила бы все сердца в этом лагере, если бы только захотела.
   – Я?! – презрительно хмыкнула Джон.
   – Ты, – согласился Эпплтон. – У тебя такое красивое лицо и длинные ноги! Ничем не хуже круглоухой девушки.
   – Неправда, – пробормотала Джон, но почему-то покраснела.
   – Клянусь, если ты возьмешь у нее платье и пройдешься по лагерю, никто глаз не сможет отвести!
   – Ты смеешься надо мной?
   – Разве? Сейчас докажу, что это не так.
   И схватив Джон за плечи, Эпплтон притянул ее к себе и поцеловал в губы.
   Джон была слишком ошеломлена, чтобы сопротивляться. Непонятное чувство блаженства охватило ее, словно она внезапно обрела крылья и полетела куда-то.
   Но тут Эпплтон отстранился.
   – Ну вот. Теперь ты видишь. Я не лгу. Можешь теперь ударить меня, если хочешь.
   – Что? – непонимающе пробормотала Джон. Ноги ее тряслись.
   – Я сейчас поцеловал тебя, потому что ты хорошенькая. Мне полагается за это пощечина. Так всегда бывает.
   – Н-не могу, – прошептала она, чувствуя, что сейчас упадет, и побыстрее села на землю. Эпплтон уселся рядом.
   – Ну что ж, может в следующий раз. Девушка должна вести себя строго. Иначе репутация у нее будет испорчена.
   – Когда я была на Рынке Мальчиков, они узнали, что я девушка и пытались…
   Джон замолчала, готовая откусить себе язык.
   – Как круглоухую? – кивнул он. – Но это совсем другое дело. Там одни негодяи! Порядочные люди должны вести себя по-другому! Здесь ты в безопасности.
   – Не знаю, – пробормотала Джон. – Это как волшебство!
   И в самом деле, она никогда не могла себе представить, что кто-то посчитает ее привлекательной.
   – Кстати, о волшебстве. Волшебство – это то, что делаем мы сами. Моя бабушка была ведьмой и колдуньей.
   – Правда? – заинтересовалась Джон, обрадованная, что может сменить тему разговора. – Превращала людей в лягушек и летучих мышей?
   – Вряд ли! – засмеялся он. – Вправляла вывихи, лечила переломы, помогала роженицам.
   – Значит, не настоящее волшебство!
   – Не сказал бы.
Кое-что она все-таки знала.
   – О чем? – рассеянно спросила Джон, думая о поцелуе.
   Неужели она и в самом деле привлекательна?
   – Могла заклинать плоды оупля, жимолость.
   – Как это?
   – Слабый человек делался сильным, а сильный – слабым. Я от нее многому научился.
   – Ты? Ты волшебник? Значит можешь помочь Келвину!
   – Помочь? Каким образом?
   Джон подумала о той ночи, когда услышала плач Келвина.
   – По-моему, он не так уж храбр. Или силен!
   – Хм-м. Я мог бы, пожалуй, что-то сделать.
   – Правда?!
   А может, потом он подскажет и ей как стать красивой и привлекать мужчин?
   – Думаю, смогу. Я знаю заклинания. Сейчас наберем полную шапку ягод и отнесешь их брату. Только не говори, что они заколдованы!
   – Не скажу, – согласилась Джон. – Келвин все съест! Он очень любит жимолость.
   Келвин сидел на бревне, мрачно ставясь в карту, и ковырял мозоль на ладони. Джон молча протянула ему ягоды.
   – Это мне? – удивленно спросил он.
   – Посчастливилось. Нашла целые заросли. Может, не очень сладкие, но на вкус не такие уж плохие.
   – Знаешь, мне что-то не хочется. Я только поел и у меня неважно с желудком.
   – От ягод сразу легче станет!
   – Раньше ты никогда их мне не приносила, наоборот, норовила съесть мои.
   – Я исправилась, – заверила Джон, – Неужели не могу сделать что-то для родного брата?!
   – Конечно можешь! Слезай с ослика, съедим их вместе.
   – Это для тебя. Я уже объелась, – пробормотала девушка.
   – Так и знал, – кивнул Келвин, все еще колеблясь.
   – В чем дело, Кел? – встревожилась Джон.
   – Эта дурацкая перчатка. Она, почему-то стала теплой. И даже руку покалывает. Здесь поблизости, случайно, нет королевских стражников?
   – Н-не думаю.
   Что тревожит брата?
   – Ну…
   Келвин взял шапку правой рукой, поставил на бревно, но тут левая рука сама собой поднялась и смела все на землю. Ягоды посыпались в пыль.
   – С чего это она? – недоумевающе спросил Келвин. – Уж и поесть спокойно нельзя!
   Джон покачала головой. Может, перчатка не желает, чтобы Келвин стал храбрым?
   Мокери невозмущенно подошел ближе, принюхался и начал есть ягоды.
   – Джон, – нахмурившись спросил Келвин. – Может в этих ягодах что-то не то?
   – Не то? – обуреваемая нехорошими предчувствиями переспросила Джон.
   Если Келвин узнает, волшебство не подействует. Так сказал Эпплтон. Но теперь это неважно, ягоды все равно пропали.
   Мокери дернулся. Глаза ослика закатились, он задрожал, и к ужасу Джон, медленно повалился на землю.
   – Джон, что это? – вскочил Келвин. – Мокери! Где… где ты взяла эти ягоды?
   Джон с трудом выкарабкалась из-под осла и взглянув на закрытые глаза и высунувшийся из пасти язык, поняла – Мокери мертв или умирает. И, кажется, она знала почему. Горло перехватило, страшная правда предстала во всей беспощадности.
   – Он… сказал… ягоды волшебные и… могут сделать тебя храбрым.
   – Джон, осла отравили.
   Келвин взглянул на мертвое животное и перевел глаза на сестру.
   – Я не знала! – заплакала Джон. – Не знала, Кел. Думала… ох, какая дура.
   Бедный Мокери! Бедный, добрый, верный, храбрый, глухой Мокери! Что она с ним сделала! И что стало бы с братом? Слезы полились по щекам девушки.
   – Я тебе верю, братец Чирей, – сказал Келвин. – Не надо плакать.
   – Это он! Говорил мне такие слова! Сказал, что я хорошенькая. Я… я всему верила.
   – Ну что ж, в этом он не лгал, – утешил Келвин. – Ты могла быть такой же красивой, как Хелн, если бы постаралась.
   – Но он х-хотел обмануть меня, и заставить принести яд! О, Кел, как мне стыдно.
   – Не стоит, Джон. Всякого можно обмануть. Мы найдем его и… Кстати, а кто это?
   – Эпплтон. Ненавижу, ненавижу его.
   Келвин затрубил в рог, и каждый находившийся поблизости Рыцарь немедленно бросил все дела и прибежал на зов.
   Но Эпплтон, конечно, был уже далеко.


   – Я должна сделать это, Кел, – сказала Хелн. – Ты сам знаешь. После того, что случилось…
   Келвин кивнул.
   – Да, после того, как меня пытались отравить. Значит, Эпплтон был шпионом королевы. Нужно узнать, нет ли здесь и других шпионов.
   – Я посмотрю, нельзя ли найти Эпплтона, но прежде всего, полечу к Затанасу и попытаюсь узнать, что он замышляет.
   – Лучше подожди, – вмешался Мор. – У них здесь рыщут разведчики. Позволим им добраться до королевы; пусть узнает новости и тогда посмотрим, что они предпримут. Самое главное, успеть вовремя.
   Келвин не мог не согласиться с ним. Не стоит Хелн попусту рисковать. Придется ей подождать день или два, прежде чем вновь съест ягоду. Он по-прежнему не мог вынести вида лежавшей без дыхания Хелн.
   Затанас, мрачный как туча, изо всех сил пытался выглядеть могущественным чародеем, но на дочь его вид почему-то не произвел ни малейшего впечатления.
   – Хочу, чтобы ты выпустил у него кровь! – велела она.
   – Зачем?! Его кровь бесполезна. Нужен невинный человек, девственник, или девственница, иначе волшебство не будет иметь смысла.
   – Неважно. Я жажду мести. Он должен был уничтожить выскочку, солгал, что исполнил приказ, а вышло так, что послал вместо себя девчонку! Неудивительно, что все пошло прахом. Путь теперь сам займет ее место!
   – Лучше я сотворю зелье, делающее людей непобедимыми. Твой план – он провалился, и все потому, что круглоухий находится под защитой волшебства.
   – Ты так думаешь?
   – Знаю! Так же точно, как и то, что твой агент ничего не стоит. Может, бросить его моим ящерицам? Поверь, эта смерть не так уж легка.
   – Значит, не возьмешь его кровь?
   – Нет. Хочешь крови – отдай его палачу. Эта свинья любит терзать людскую плоть.
   – Но он боится тебя. Эпплтон знает, что палач искромсает тело, а ты…
   – Говорю в последний раз, дочь, не стану тратить время на бессмысленные затеи.
   – Старый упрямец! – прошипела Зоанна, но при этом, очевидно, не обозлилась.
   – Надоедливая ведьма!
   Может, отец и дочь не стали бы беседовать подобным образом, знай они, что кто-то может послушать.

 //-- *** --// 

   Прибыл посланец, покрытый пылью и грязью, пропахший кровью и конским потом. Его тут же провели к королеве.
   – О, Ваше Величество! – воскликнул он, падая на колени перед троном. – Рыцари Круглоухого около Скэгмора, это всего в две езды от дворца.
   Королева грозно нахмурилась, презрительно взглянула на посланца, потом на Питера Флика, своего последнего и самого ничтожного фаворита.
   – Что ты думаешь об этом, Питер? Волшебство старика не действует!
   – Думаю, – пропищал Питер, – настало время. Магия круглоухих против твоего круглоухого врага. Сделайте это, Ваше Величество, пока еще не поздно.
   Он говорил именно то, что желала слышать королева. Такие черты ей и нравились в мужчинах. Если бы только ее отец не был таким упрямым ослом.
   Однако, нужно было все хорошенько обдумать.
   – Пророчество. Как могут смертные или бессмертные бороться с ним? Пророчества всегда сбываются.
   – Но не всегда, как ожидается, – вставил Питер. – Может, это вовсе не тот Круглоухий? Нет, конечно, нет! У тебя ведь тоже есть круглоухие, Королева.
   – Хорошо, что напомнил.
   Королева небрежно потрепала острое ухо Питера:
   – Тогда почему же я колеблюсь?
   Питер взглянул на нее с жадным похотливым желанием в глазах, что и было его главным привлекательным качеством – он существовал только чтобы боготворить ее ум и тело. Взгляд был таким настойчивым, что королева почувствовала ответное желание увести его в спальню и сделать все, что пожелает душа.
   – Посмею ли я напомнить, о королева? Посмею ли я сказать о том, что между нами существует э-э…
   Он многозначительно приблизил губы.
   – Да, да, конечно, – рассеянно согласилась она. – Но если Пророчество сбудется, мы проиграем.
   – Наверное, – нерешительно кивнул Питер.
   – Если мои отборные войска и волшебство отца не остановят врага, я применю магию круглоухих в…
   – Королева, вы должны заставить Круглоухого сражаться на нашей стороне. В следующем же бою. Тогда Пророчество сбудется… только в вашу пользу.
   – Да, возможно ты прав, Питер. Круглоухий будет сражаться в моих войсках. В следующей же битве. И он, дорогой Питер, будет вооружен сильнейшим древним волшебством.
   Питер снова облизнул губы, сжигаемый непреодолимым желанием.
   – Каким волшебством?
   – Материнской любовью.
   – Хм. Возможно, – промямлил Питер.
   Решив, что пора кончать разговоры о дела, королева погладила самое чувствительное местечко фаворита.
   – Пойдем! – велела она, отворачиваясь.
   – Да, Выше Величество, – подобострастно поклонился Питер.

 //-- *** --// 

   – Они знают, что мы у Скэгмора, – доложила Хелн, придя в себя.
   Она все еще была очень слабой, как всегда после астрального путешествия, но знала: медлить нельзя.
   – Конечно, – согласился Морвин, – Мы же пропустили шпиона во дворец. Что они собираются делать?
   – Использовать магию круглоухих.
   – Но ведь я и есть тот самый Круглоухий из Пророчества! – возразил Келвин.
   – Королева сказала, что в бите при Скэгморе будет драться какой-то круглоухий, вооруженный самым сильным волшебством – материнской любовью.
   – Что это означает?! – взвился Келвин.
   – Не знаю, королева больше ничего не говорила. При ней был этот придворный, который… э… чуть не лижет ей ноги и они… ну да неважно. Главное, у них есть еще один круглоухий.
   – Я ничего об этом не знаю, – проворчал Морвин. – Зато знаю об этом ничтожестве. Королева пускает их к себе в постель, а когда устает, просто выбрасывает вон. Таким, как он – одно название…
   – И для подобных женщин тоже, – вставил Лес.
   – Больше ничего не удалось узнать, – вздохнула Хелн. – Но королева явно не шутит.
   – А Затанас? – спросил Мор. – Он опаснее всех.
   – Он против. Боится магии круглоухих и даже пытается отговорить Королеву. Но если его волшебство не подействует – королева настоит на своем. Жаль, что я не сумела узнать больше.
   – Ты сделала, что смогла, девочка, – утешал Морвин. – Мы предупреждены и будем настороже. Теперь отдыхай!
   Хелн, устало улыбнувшись, откинулась на подушку и мгновенно уснула.
   У Келвина все горело внутри. Завтра Скэгмор и битва, в которой решится – смогут ли они добраться до Скептора и дворца. Хелн потребовала, чтобы он утвердил себя, Келвин так и сделал и спас Рыцарей от сражения, но по-прежнему ненавидел войну. Быть солдатом не для него.
   – Фортуна позвала меня, а я сбежал и со мной дьяволы…
   Келвин подпрыгнул. Морвин пел! Фальшиво, немелодично, но пел! Заметив удивление Келвина, здоровяк расхохотался.
   – Это я просто так. Видно, тебе не очень все это нравится, Хэклберри!
   Келвин кивнул.
   – Пойдем в мою палатку. Нам нужно потолковать.
   Келвин, чувствуя странную неловкость, последовал за Морвином, ожидая увидеть в палатке Леса или кого-нибудь из офицеров, но там никого не было.
   На столе стояла большая бутылка с янтарной жидкостью. Мор поднял ее, взмахнул в сторону Келвина.
   – Выпьем, парень?
   – Нет, – неловко пробормотал Келвин.
   Он как-то попробовал спиртное и возненавидел его, а узнав, что Хелн тоже не пьет, решил, что, возможно, на круглоухих крепкие напитки действуют по-другому, чем на местное население.
   – Я никогда не рассказывал тебе о старых временах? – спросил Морвин. – Мы сражались с войсками королевы и побеждали. Дошли до Скэгмора, а потом…
   Холодный озноб прошел по спине Келвина. Завтра предстоит битва при Скэгморе. Очевидно, Мор неспроста завел этот разговор.
   – Волшебство? – прошептал он, боясь ответа.
   – Магия круглоухих, сынок. Застала нас врасплох. Круглоухие… Боги не так судили, Хэклберри. Не так.
   – Расскажи, – попросил Хэклберри с внезапным интересом.
   Если Мор знает о круглоухих…
   – Это было давным-давно, но я помню все, как будто это было вчера. Я убивал круглоухих мечом, знаешь это?
   – Предполагал, – признался Келвин, усаживаясь на табурет.
   – Их трудно победить. Великие воины. Но хуже всего у них волшебное оружие. Не стрелы и меч, нет. Чародейство. Гром, который, взрываясь, разносит на куски всадников коней. Молнии, поражающие людей и проникающие даже сквозь латы. О, Хэклберри, это было ужасно. А некоторые даже летали, летали над головами, но не как птицы. Я видел, как двоих сшибли стрелой из арбалета и они упали на землю. Но третий взлетел высоко и управлял молниями. Люди, лошади, деревья – все превращается в пылающие дыры. Мы бежали, бежали, спасая свою жизнь.
   – Понимаю, – кивнул Келвин.
   – Разве?
   Морвин схватил его за руку, пьяно глядя в лицо.
   – Мы были словно трава под стальным серпом. Представляешь, что значит оказаться лицом к лицу с таким созданием!
   – Вы говорили, я один из них, – напомнил Келвин.
   Это был самый резкий упрек, который он осмелился бросить Крамбу.
   Морвин пронзительно взглянув на него, покачал головой.
   – Может, ты один из них сынок, но не владеешь их волшебством.
   – Нет, – признался Келвин.
   Почему он ощущал, что Морвин видит его насквозь? Видит страх и боязнь, как глубоко бы Келвин ни пытался спрятать их.
   Он судорожно сглотнул:
   – Нет… Конечно нет, разве только немного могу заклинать растения, а это совсем не то. Но…
   – Но овладеешь этой магией, так?
   – Я… не знаю.
   Вскочив, Келвин вылетел из палатки, глотнул чистого холодного воздуха. И только равнодушные глаза далеких звезд глядели на него.


   – Как думаешь, плохо придется? – спросила Джон.
   – Меня всего трясет, – призналась Хелн. – Они знают, когда мы придем и откуда, так что успеют приготовиться. Драконов на этот раз не будет, потому что мы можем их обращать против королевских войск, но солдат очень много. Хотела бы…
   – Я тоже, – перебила Джон. – Но Морвин полон решимости сражаться и победить и убедил в этом Келвина, так что ничего изменить нельзя. Люди так глупы!
   – Наконец-то ты поняла, – сухо кивнула Джон. – Вот она, участь мужчин! Идти на верную смерть!
   – Ты права. Поэтому доля женщины – женить на себе мужчину, заставить его осесть на земле и вести спокойную жизнь.
   – Тебе нравится жить на земле? По-моему, ужасно скучно!
   – Все ж лучше, чем быть выставленной на аукционе.
   Джон кивнула:
   – Все же…
   – Просто нужно, чтобы это был твой мужчина.
   – Как же это узнать?
   – Ты слишком молода, Джон. И я тоже. У нас еще есть время!
   – Особенно если все мужчины погибнут! – заметила Джон.
   – Будем надеяться, что Рыцари победят, королева отречется и войны не будет. Тогда я очарую твоего брата, а ты… сможешь выбирать кого угодно.
   – Думаешь, я в самом деле…
   – Конечно! Ты такая хорошенькая, если только немного позаботишься о своей внешности!
   – Уже пыталась однажды – и чуть не убила брата, – с горечью пробормотала Джон.
   – Он был плохим человеком. Использовал тебя. Но если ты поищешь хорошенько, обязательно найдешь.
   – Если хорошие выживут в бою.
   Хелн улыбнулась.
   – Давай договоримся… если мы победим, все хорошие люди останутся в живых. Тогда я помогу тебе стать настоящей девушкой, а ты попытаешься изо всех сил.
   – Не знаю…
   – Хочешь, чтобы победила королева?
   Джон в ужасе встрепенулась.
   – Ни за что! Конечно, я согласна.
   – Ну вот, даже малое волшебство помогает, – кивнула Хелн.
   Они пожали друг другу руки.

 //-- *** --// 

   Скэгмор был невероятно уродлив. Выцветшие на солнце армейские бараки, висевшая клочьями краска, поломанные заборы, разбросанные кучи мусора. Повсюду стояла вонь, типичная для военных городков – пахло лошадиным навозом, отхожими местами, гниющими отбросами. Достаточно неприятно…
   Стояла такая тишина, что был слышен шелест птичьих крыльев.
   Келвин оглядел Рыцарей и недоумевающе покачал головой. Странно, почему здесь так пусто? Враг ожидал нападения. Но королеве не было известно, что Хелн сумела все подслушать. Значит, Рыцарям приготовили западню. Неужели они добровольно шагнут в западню? Да, но только чтобы расставить свою – вызвать королевские войска на открытый бой, так, чтобы они почувствовали себя в выгодной позиции, атаковали уверенно и потеряли осторожность. Потом…
   Келвин почувствовал, как внутренности сжало огромной рукой. Они так тщательно все продумали, но какой риск! А вдруг их сюрприз не сработает! Тогда что?
   Был только один ответ – убедиться, что все идет по плану. Итак они спокойно двинулись через город, громко удивляясь царившей повсюду пустоте.
   – Испугались, трусы! Знают, что не победят! Вдруг какой-нибудь храбрец сидит на складе?
   Рыцари добрались до городской площади. И тут ловушка врага сработала. Отовсюду появились всадники, с мечами наготове и копьями наперевес. Они явно превосходили Рыцарей численностью и готовились прикончить их быстро и без большого шума.
   Келвин затрубил в горн, призывая к образованию фаланг. Страх сменился возбуждением. План должен сработать!
   Рыцари образовали живую ограду, соединив щиты, подняв копья. Их нельзя было разделить и пробиться через это стену. В центре стояли лошади. Лучники и арбалетчики стояли между лошадьми и копьеносцами. Заграждение, видимо, казалось непроницаемым.
   Рыцари собрали множество добровольцев за последние несколько недель. Многие из них не имели лошадей, и даже оружия. Но наемники хорошо обучили новичков, и сознание того, что они борются за свою землю, придавало мужество неопытным людям. Королева, очевидно, пренебрежительно отнеслась к фермерам, ставшим солдатами, и теперь войска готовились уничтожить наглецов.
   Полетели тучи стрел: королевские лучники выступили из укрытий и целились поверх голов авангарда. Но Рыцари укрылись за щитами, которые стали похожи на гигантских ежей. Атака захлебнулась. Фаланга стояла непоколебимо.
   Издавая боевые кличи, солдаты в голубых с золотом мундирах бросились на стену из щитов, но встретили гораздо более яростное сопротивление, чем ожидали. Раздались крики умирающих, пронзенных копьями. Нападающие вновь откатились, как ударившаяся о скалу волна. В воздухе стояли звон мечей, стук копий, свист стрел. То тут, то там падали Рыцари, одетые в коричневое с зеленым, умирая так же храбро, как жили.
   Фаланга выполнила задачу. Атака врага не удалась, на каждого павшего Рыцаря пришлось три-четыре солдата. Но они все шли и шли. Рыцарей было раз в десять меньше. Такого не предвидел даже Морвин. Королева послала в бой все свои резервы, и ловушка все-таки грозила сработать.
   Теперь Келвин и Крамбы дрались, сидя на конях. Келвин радовался, что Джон не участвовала в битве.
   Ужасно, если сестра оказалась бы втянутой в кровавую бойню!
   Нет-нет, Рыцари должны побелить.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное