Наталья Резанова.

Кругом одни принцессы

(страница 3 из 29)

скачать книгу бесплатно

Я открыла сундук, король нагнулся посмотреть, что там на дне, и королевна опустила крышку. А края мы заточили на совесть – что твое лезвие… Потом мы запихали обезглавленное тело в сундук, спустились из окна по веревкам, которыми были опоясаны, а внизу нас ждала княжна, каковая, будучи специалистом по животным, свела лошадей из королевской конюшни…

Насколько я потом слышала, в покои короля долго потом не решались войти, несмотря на вонь. Потом один слуга все же отважился. А раз было сказано, что заглянуть в сундук может только король, его королем и выбрали. Он уменьшил подати и прекратил охоту на ведьм.

А мы тем временем ехали в сторону Радужного моря. На что жили? Разве я не сказала, что мы прихватили кое-какие безделушки в королевских апартаментах? Это же подразумевается. А потом загнали с прибылью.

Приезжаем к морю, двигаем в порт при городе Нездесе, и что же мы видим? – с корабля сходят мужья моих товарок. Они по возвращении нашли дом свой в развалинах и бросились искать жен. А узнав, что те умудрились и верность соблюсти, и капитал приобрести, весьма обрадовались.

Тут мы и расстались. И решила я – хватит с меня самодеятельности. Иначе чем я лучше какого-нибудь героя, который суется везде где ни попадя со своими подвигами и ожидает за них награды. Предпочтительней исполнять работу, и получать за нее плату, четко определенную договором.

Пожила я какое-то время в Нездесе, истинной жемчужине у моря, навела справки – где, что и как. И я устроилась охранницей в «Мэджик Голдман банк». Прослужила там три года. Почему уволилась? Дурацкий вопрос – вваливаешь, как проклятая, а оклад маленький. Одна польза – за то время освоила кое-какие боевые заклинания. Без этого нельзя. Обычные грабители и мошенники на хранилища МГБ покушаются редко. Все больше маги, драконы, оборотни и прочая шушера. Что? Нет, не только боевые, финансово-коммерческие тоже. Иначе, бывает, мешок с золотом с дороги не сдвинешь – руки оторвет, такое на него заклятие наложено. Еще какие? Хватит, я уже и так достаточно рассказала. Легко ли отпустили? Нормально. Там с этим спокойно. Вот в «Банк Восходящего Солнца», ежели что, упаси вас господи поступать. Там, конечно, жалованье побольше, чем в МГБ, но на каждого служащего накладывается заклятие, по которому он сразу по увольнении самолично мечом себя порешает. А у Абу-Хасана Исмаил-шаха вообще без затей – там увольняющийся объявляется преступником, нарушившим клятву верности. И его душат… да нет, шелковым шнурком – это чиновников, а охранников – собственной портупеей.

Потом было несколько частных контрактов. Каких – не скажу: заклинание о неразглашении читала. А после – сюда, инструктором в академию имени Скатах. Заведение с приличной репутацией, опять же платят нормально… хотя, конечно, работенка тоже не сахар. На себя в зеркало посмотрите и поймете. Нет, не в волшебное зеркало. В обычное. Вот закончится контракт – начну собственный проект. Открою школу выживания для принцесс. А то сидят они, дурищи, в башнях, драконовых пещерах или подземельях, и думают – вот выручит их герой, и неприятности кончатся.

А тут-то неприятности все как раз и начинаются…

Часть вторая, хотя на самом деле первая
ЗДЕСЬ ВАМ НЕ ТУТ

Tout se mange dans cemone – si.[2]2
  И все-то на свете ест друг друга.


[Закрыть]

Екатерина II

Знаете ли вы, что такое «толедская ночь»? Нет, вы не знаете, что такое «La notta toledana». Это термин, обозначающий высшую степень коварства, предательства, жестокости по отношению к самым доверчивым, беззащитным и наивным. То есть нормальные условия, в которых вам, салаги, придется жить и работать. А вы что думали? Зачет сдали – и можно водку пьянствовать и дисциплину хулиганить? У вас впереди полевые задания в условиях, приближенных к рабочим. Меж тем, грядут большие перемены. Ибо вчера к директору школы прибыл гонец с побережья. Черные вороны реяли над его головой. И сообщил он, что некий кормчий, проплывая вдоль берега дальнего, услышал оттуда голоса могущественные, восклицающие: «Умер, умер Великий Хам!» А это значит… А, собственно, что это значит? Блин, заклятие с меня упало! Ну, что выпялились, козлы? Никогда не видели, как заклятие с человека падает? Естественно, вам только как штаны падают видеть приходилось… Вольно. На сегодня занятиям абзац. Подробности – на факультативе. Посещение свободное.


Это, стало быть, произошло, когда я завязала с самодеятельностью, и поступила на работу в Магический банк Голдмана. Прежних друзей-подружек я из виду потеряла, только Абрамелин иногда присылал письма вместе с Барсиком. Новейших разработок в области магии он не признавал, порталами через пространство не пользовался, а почтовым сильфам не доверял, предпочитая гонять Барсика. Начальство мое, тем не менее, эти визиты не запрещало и даже поощряло, так как дракон, парящий вокруг банка, по общему мнению, повышает его рейтинг.

Работать поначалу было интересно. Даже просто отсиживать смену. Вы когда-нибудь видели, как растут проценты? Сначала маленькие… нежные… а потом все больше и больше… зеленые такие… огромные… все собою поглощают… Захватывающий процесс!

Но со временем все приедается и превращается в рутину. И тут, как правило, выскакивает из-за кустов очередная неприятность.

Как сейчас помню, это случилось во время обеденного перерыва. Я сидела и читала трактат полковника Грушина «Техника затыкания рта, а также разновидности кляпов». Очень пользительная книга, рекомендую. И тут дежурное заклинание заорало над ухом:

– Тесса! К старшему по смене!

В файлах МГБ я проходила под кличкой «Контесса». Как вам уже известно из базового правила имен, называть свое истинное имя направо и налево никогда не стоит. А именоваться на работе принцессой – претенциозно. Поэтому я самовольно понизила себя в звании. Однако то, что псевдо произнесли в краткой, то есть боевой, форме, ничего хорошего не предвещало.

Старшого нашего звали Финалгон. По имени вам должно быть ясно, что был он эльф, а из того, что трудился в нашей конторе – изгнанник. Подобное сочетание качеств делало его почти идеальным начальником охраны и почти невыносимой личностью в общении. На этом «почти» я и держалась. Не приведи Бог вкалывать под началом эльфийского аристократа, и если бы не мой богатый жизненный опыт, а также исключительная мягкость, благожелательность и дисциплинированность… Ну ладно.

Есть мнение, что эльфы страдают повышенной элоквенцией, то есть красноречием в тяжелой форме. Не знаю, может среди себя и страдают. Финалгон разводить базара не любил, и сразу перешел к делу.

– Есть задание.

– Я вся внимание. – Ожидать подробных инструкций от него не приходилось.

– На тебя поступил запрос от Великого Хама, – Финалгон сделал паузу, которой позавидовал бы артист императорских театров. Я не артистка и до конца паузы не выдержала.

– Какой еще запрос?

– Сие мне неведомо, – чопорно заявил он. – Знаю только, что твой контракт временно передается Великому Хаму.

– Но я никогда на него не работала!

– Тем не менее в запросе официально проставлено твое имя. И аванс уже получен. Так что господин Голдман распорядился немедленно переправить тебя через телепорт в Столовые.

– Аванс-аванс… Его банк получал, а не я.

– Прекратить разговоры! Иди получай стандартный полевой набор, а то у портала уже очередь выстроилась.

– Так очередь, небось, не в Столовые стоит…

Не собираясь длить теплое прощание, я вышла, бухтя больше для проформы, чем в искреннем раздражении. То, что господин Голдман ведет дела с Хамами, а Хамы – с господином Голдманом, меня, в общем, не удивило. Дело житейское. И пока я ходила к интенданту и расписывалась в ведомости, то постаралась припомнить, что я когда-либо слышала о Хамах и их подданных.

Великое Хамство располагалось на Столовых равнинах, для краткости называемых обычно просто Столовыми.

Жители его были кочевниками и обитали в кибиточных городах – хамбургах. Землю они не пахали, фабрик-заводов не строили, питались кониной и единственно благородным занятием для себя почитали наезды. Власть в орде была наследственной, а чтоб какой узурпатор не посягнул, еще при жизни правящего Великого Хама провозглашался его преемник – Грядущий Хам. Проще всего было бы предположить, что меня наняли охранять здравствующего Великого Хама от его наследника, но я уже успела усвоить, что наперед ничего загадывать не стоит. Затарившись и получив проездные документы, я шагнула в портал (никакой очереди, конечно, не было). Дежурный маг выкрикнул подъемные заклинания, и через несколько мгновений я стояла по колено в ковыле. Вольный ветер доносил до меня неповторимый аромат дыма, кизяка, пота, грязного войлока, а также конюшни и псарни. Оставалось верить, что навигатор перенес меня именно к тому хамбургу, который служил резиденцией его хамскому величеству.

Следуя за собственным носом, я обнаружила хамбург за ближайшими холмами. Жизнь в нем текла вполне мирно. Хамы объезжали коней, предавались борьбе, упражнялись на кошках, гнули пальцы либо просто шатались между кибитками. Были они в большинстве своем, как и подобает подлинным степнякам, белобрысые и голубоглазые, впрочем, попадались и рыжие, и чернявые, а то и вовсе с бритыми башками. Национальной одеждой хамам и хамкам служили куртки и штаны из грубо выделанной черной кожи, украшенные медными заклепками, а также узорами самого устрашающего вида – черепом, скрещенными костями, змеями, драконами, окруженными изображениями различных колющих и режущих предметов.

Определив самый большой шатер под знаменем из девяти конских хвостов, окруженный, вдобавок, охраной, я двинулась туда и сообщила, что прибыла по повелению Великого Хама.

Несмотря на полную безграмотность, бюрократы они оказались еще те. Документы пробовали даже на зуб. Затем решали проблему со сдачей оружия. Дело в том, что по их законам человек без оружия считался рабом, и его оприходывали автоматически, а входить с оружием в шатер Великого Хама было запрещено. Наша канцелярия, разумеется, этот казус предусмотрела, и все мое оружие до поры до времени было опечатано. Но сколько я ни тыкала печатями охранникам в нос, это не помогало. Образцово-показательного штурма устраивать не пришлось, потому что из-за завесы раздался громовый глас:

– Пропустить!

И они пропустили.

В шатре оказалось довольно простенько и даже со вкусом. Впрочем, чтобы испоганить убранство шатра, нужно сильно постараться.

Почти все пространство занимала довольно чистая кошма (должно быть, ее часто меняли), такая большая, что частично выходила за пределы шатра – словно коврик у входа. А в глубине шатра на подушках располагались трое мужчин. Кто-то из них был Великим Хамом и отдал приказание впустить меня. Хотя это могли оказаться и разные особи.

Тот, что сидел справа, сложением напоминал шкаф или, точнее, буфет – если будет возможно обрядить его в кольчугу и плащ из ирбисовых шкур. Жира под кольчугой и мехами было немало, но тому, кто пожелал бы завалить этого типа голыми руками и даже при наличии оружия, я бы присоветовала крепко задуматься – жировая прослойка вкупе с мускулами защищает получше иных лат. С лица он был типичный местный житель, как рисуют первоисточники – белокурые волосы заплетены в две косы, длинные усы, спадающие на грудь – тоже, а подбородки гладко выбриты. Все три.

Слева восседал сухонький дядька неясных лет, совершенно лысый, носатый, с пронзительными темными глазами и редкой бороденкой. Халат на нем был черный, без каких-либо фенек и вытребенек, но безупречного покроя и дорогой ткани, а шею украшал узкий черный шарф. Мне сразу припомнились сотрудники конкурирующего банка Ага-хана Исмаил-шаха и пресловутая удавка, которая выдавалась им вместе со свидетельством об увольнении.

Само собой, ни один из этих двух не был Великим Хамом.

А вот тот, кто восседал посередине, несомненно им был. И не только потому, что подушки под его седалищем были парчовые, а диванчик, на котором они раскиданы, напоминал походный, но все же трон. И не только потому, что халат его малиновый был украшен золотым шитьем, а горностаевый малахай – драгоценными каменьями. А потому что круглая его физиономия имела выражение истинно хамское и в высочайшей степени прохиндейское.

А это вносило какую-то определенность в отношениях. Человек, который выглядит как святой, скорее всего окажется мошенником. Но человек, который выглядит как мошенник, окажется им непременно.

– Приветствую Великого Хама, – сказала я и поклонилась, – от лица МГБ.

Хам, как ему и пристало, ничего не ответил, только ухмыльнулся и почесал сивую бороду, которая росла у него прямо от ушей.

Зато заговорил дядька в черном халате:

– Это вас именуют в ведомстве господина Голдмана Контесса или Тесса?

– Именуют. Иногда я даже отзываюсь.

Он пропустил последнее замечание мимо ушей.

– Вы имеете честь находиться перед светлым ликом его крутейшества Великого Хама. Также здесь присутствуют бесстрашный полководец Ультрамунд и я, советник Зайгезунд. – Хотя советник порядком частил, говор у него был такой же, как у Финалгона. Должно быть, учился в одной из этих аристократических закрытых школ, может, даже с магическим уклоном. – Прежде чем вам сообщат задание, вам придется ответить на несколько вопросов.

– Вопрошайте.

– Это вы освободили чету NN от козней медведя-колдуна?

– Ну, дед с бабой, то есть чета NN, тоже были та еще парочка. Да и медведь-то так себе – серенький…

– Отвечайте просто: да или нет. Великана Хлебабу вы победили?

Он задавал еще какие-то вопросы, касающиеся моих частных контрактов. Я что-то мычала в ответ. Опасалась я лишь одного: что он спросит про убийство короля с подмененным сердцем. Это деяние непосредственные участники не афишировали, и упоминание о нем означало бы, что кто-то – либо мои былые подруженьки, либо Абрамелин – проболтался. Но советник вскорости свернул допрос и заявил:

– Что ж, если вы действительно та самая, вам предстоит свершить задание особой важности, направленное на благо его мутности Грядущего Хама!

Тут мне все сразу стало ясно.

– Небось, пошлете заколдованный меч добывать? Или принцессу? Или то и другое вместе?

Все трое вытаращились на меня, но разверз уста только полководец. Я уже слышала его голос – это он отдал приказ страже, но тогда это был так, шепоток. Похоже, в полководцы он пробился, просто оглушая противников.

– Откуда знаешь, падла? Говори немедленно! Признавайся, на кого работаешь! Явки, адреса – не то одной рукой зашибу!

И он вскочил с явным намерением это осуществить. Драки, похоже, не избежать, с тоской подумала я, и ошиблась.

– Цыц! – раздалось с трона-дивана. – Не пытайся перехамить Хама.

Хоть правитель вещал негромко, Ультрамунд услышал его сквозь собственные вопли и пал ниц.

– Повинуюсь, о наикрутейший!

Великий Хам обратил на меня голубенькие глазки в окружении бесцветных ресниц.

– Так откуда ты вызнала наши планы?

Я пожала плечами.

– Тоже мне, бином Мерлина. Какой-нибудь другой квест, связанный с наследником престола, имеется?

– Вообще-то, – задумчиво произнес Зайгезунд, – практически каждый подобный сюжет сводится к добыванию магического меча либо освобождению принцессы, что, в сущности, является реализацией одного и того же фаллического символа при комплексе кастрации…

Ультрамунд, снова умостившийся на подушках, сделал охранительный знак.

– Хватит заклинать, – сказал Великий Хам. – Ну, догадалась. А ухмыляешься с чего? Иль не лестно тебе мое предложение?

– Спасибо, – говорю. – Я уже добывала одному хмырю принцессу. Награда, что называется, на лице, – и я показала на свой сломанный нос. – И хорошо еще, что с носом осталась, могло быть хуже. Так что теперь лестно не лестно, а деньги – вперед!

– Уплочено!

– Это банку, а не мне! А для этого существует дополнительное соглашение. И это еще не все…

– Кто здесь Великий Хам?

– Ты, о Повелитель, – успокоила я его. – Даже и в мыслях не имею претендовать. Это вполне разумно – подстраховать наследника. Но почему женщину пригласили? По моему, это не в обычаях вашего народа.

– Много ты знаешь про обычаи нашего народа. – Хам умолк и засопел.

– Почему? – Ультрамунд умерил голос до приемлемого. – Сколько слышали – пригласили на такое дело доблестного рыцаря или скажем, сильномогучего богатыря, а он норовит волшебный меч простой ковырялкой подменить, а принцессу трахнуть. Оно понятно – какой же он иначе доблестный рыцарь. Только кому после этого такое добро нужно? А тебе вот нужна принцесса?

– И даром не надо! – Я чуть было не добавила «Я сама принцесса», но придержала язык. – У меня ориентация нормальная. И меч магический мне ни к чему, оружие у меня свое, табельное…

– Поэтому совершенно резонно и рационально, чтобы наследника в его героическом поиске сопровождала женщина, – подхватил Зайгезунд.

Они были правы. Но чего-то недоговаривали. И я не верила их объяснениям ни на грош.

Хам, очевидно, прочел это по моей физиономии.

– Ладно. Стало быть, так. Ты тут брякнула про наши обычаи. Я кое-что тебе открою. Только учти: если то, что здесь будет сказано, выйдет за пределы этого шатра, то – не обижайся, ничего личного! – я свистну в свисток, мои нукеры выдернут отсюда кошму вместе с тобой, закатают в нее и переломают тебе хребет.

– Вот хребет мне еще не ломали. Все остальное, по-моему, да. По крайней мере, пытались.

Угрозы его меня не пугали. Ибо, если сказанное им когда либо выйдет за пределы шатра, меня в этом шатре точно уже не будет.

Но Хам, очевидно, истолковал мои слова в свою пользу.

– Вот обычай Великих Хамов: когда рождается наследник, отец назначает ему подвиг, который Грядущий Хам должен совершить до своего вступления на престол. И нельзя этого ни изменить, ни отменить, ибо слово Хама – золотое слово. Я сам исполнял назначенный подвиг, а при рождении наследника поклялся, что он, достигнув совершенных лет, отправится на таинственный Ближнедальний Восток, и добудет могущественный меч Рубило, а также Доступную принцессу.

– А ежели она доступная, так зачем ее добывать?

– Она так называется, потому что доступ открыт всем желающим. Но пока никто из тех, кто желал, не добился. А дальше…

Завеса откинулась, и я обернулась. Внутрь шагнул новый персонаж. Спрашивать, кто это, не приходилось. Он был очень похож на папу, но в сильно разжиженном варианте. Основным половым и возрастным признаком ему служили прыщи, раскиданные от лба до подбородка. Негустые белобрысые волосы падали на небогатые плечи (после мне рассказали, что заплетать косы имел право лишь полноправный воин). Одет он был так же, как большинство обитателей хамбурга, только заклепки на куртке и штанах были не железные, а золотые.

– Это что за чучело? – хмыкнул он, уставившись на меня. – Постраховиднее не могли найти, что ли?

Я и без того знала о некоторых недостатках своей наружности. Но тут был вопрос принципа. Он должен был сразу уразуметь, кто здесь начальник.

– Заткни хавальник, салага, и замри перед беспредельщиной!

По голосовым данным мне было далеко до Ультрамунда, но кое-что и я умею. Однако такого эффекта я не ожидала. Оглушенный акустической волной Грядущий Хам рухнул на колени.

– …а дальше – сама видишь, – с тяжелым вздохом сказал Великий Хам. – Его не только профи, его любой гопник о колено перешибет. – На глазах его показались слезы. Несомненно, этот прохиндей любил сына.

– Ну и что? Найми телохранителя.

– Как будто я не понимаю! Но зачем я тебе про обычаи нашего народа талдычу? У нас самое главное – не потерять лицо! И ежели с Грядущим Хамом пойдет другой воин – конец, ему жизни потом не будет. Не крутой, скажут. А вот ежели отправить бабу – совсем другая песня. Вроде как она приставлена услаждать и прислуживать… провести по документам как наложницу… и как там по жизни все ни обстоит, приличия соблюдены. Конечно, какая-нибудь благородная воительница на такие условия не согласится. Пришлось наемницу искать, Зайгезунд навел справки. И так получается, что именно ты нам и подходишь. Или тебе не все равно, как тебя называть будут?

– Да хоть наложницей, хоть заложницей! Главное, чтоб деньги были настоящие, признанные во всех отделениях МГБ! Так что требую предоплаты, что должно быть отражено в дополнительном соглашении. Это первое мое условие. А второе…

– Нет, какова наглость!

– А вы сами дали понять, что альтернативных кандидатур не имеется. Тем более – второе мое условие имеет непосредственное отношение к качеству исполнителя заказа. Если намереваетесь или уже сподобили своего наследника снабдить какой-нибудь магической защитой, чары там на него наложить, заклинания зубрить заставить, вы обязаны поставить меня об этом в известность. А то был случай – клиент не сказал телохранителю, что на него наложены чары, разрушающие приготовленное к бою холодное оружие в радиусе двадцати метров. Человек же инвалидом остался, хорошо, что был застрахован!

Потом мы составляли пайцзу об ответственности сторон на двадцати страницах в двух экземплярах и долго лаялись. Точнее, лаялись, в основном, мы с Зайгезундом. Его крутейшество периодически возглашал, что слово Хама – золотое слово, причем наивысшей пробы, очнувшийся Грядущий Хам пытался вклиниться, но папаша срезал его: «Тебя кто спрашивал, щенок!» Ультрамунд, казалось, спал. Наконец Великий Хам оттиснул на соглашении свой перстень, я подписалась, и Зайгезунд трясущимися руками отсчитал мне аванс. Я положила кошелек на свой экземпляр соглашения, произнесла типовое заклинание переноса, и они исчезли, в тот же миг оказавшись в руках дежурного мага МГБ. Великий Хам и его присные не очень удивились, видимо были знакомы с начатками финансовой магии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное