Наталья Резанова.

Не будите спящую принцессу

(страница 1 из 23)

скачать книгу бесплатно

Часть первая, эзотерическая
Вишневый Ад

Все на свете только бредни

Осип Мандельштам

Вы любите яблони в цвету? Я – терпеть не могу. То есть когда-то мне они очень нравились, но после пребывания в славном городе Шпацирене, где яблони были главной садовой культурой, они мне осточертели.

А теперь, возможно, это произойдет и с цветущими вишнями.

Впрочем, не исключено, что вам это безразлично, и вы вообще не знаете, кто я. Так вот, я – никто, и звать меня никак. Это на случай, если придется составлять протокол. А если без официоза, то некогда я была наследной принцессой в одном небольшом королевстве, но лишилась этой непыльной должности, и с тех пор сменила больше занятий и имен, чем пальцев на руках. А может, и на ногах тоже. Один раз я даже спасла мир – об этом и в книжке написано. Нет, не в трудовой… Потому как это получилось ненарочно. Вообще-то я предпочитаю более скромные дела. Иногда они оказываются даже слишком скромными, как например здесь, в Киндергартене. Нет, не могу сказать, чтоб мои планы здесь не осуществились. Как раз наоборот. И как говорится, храни нас боги от сбычи всяческих мечт. Хотя, наверное, это все раздраженное бурчание разведенной женщины…

«Как? – справедливо заметит тот, кто знаком с моими предыдущими повествованиями. Каким образом она оказалась разведенной, если в конце прошлой истории не только не была замужем, но даже и не собиралась?»

Но, чтобы объяснить, как оно случилось, мне придется вернуться на год назад, когда, выбравшись с Того-еще-Света, я оказалась в одном из прибрежных гротов полуострова Гран-Ботфорте, с которым напрямую сообщалась подземная река Анахрен. У меня не было ни денег, ни еды, ни средств передвижения – кому это нужно там, за Анахреном? Однако сохранив в целости руки-ноги, голову и большую часть оружия, я не склонна была предаваться унынию. Жители славного Гран-Ботфорте всегда готовы уступить место тем, кто желает повоевать вместо них. Оставалось найти какого ни на есть феодала или организацию, которые бы это место оплачивали.

Однако обстоятельства сложились так, что с наймом на более-менее постоянную работу пришлось повременить. Жители Гран-Ботфорте не то чтобы не любят работать – нет, во всем, за исключением военного ремесла, мастера они хорошие – но отдыхать они любят еще больше. И достигли в этом искусстве исключительных высот. И, когда я достигла ближайшего крупного города – это была Гдетоя, – там как раз начался карнавал. Не помню, что они праздновали – то ли очередную оккупацию Гран-Ботфорте имперскими войсками, то ли освобождение от оккупации. Неважно, повод попраздновать на этом прекрасном полуострове всегда найдется. Вино лилось рекой – а вина там, надобно сказать, очень и очень недурные, кухня тоже достойна всяческих похвал, особенно в сравнении с меню последних месяцев, не баловавшим меня разносолами – то лягушки, то консервы, а то и вовсе пустая миска в осажденной крепости.

Ну, и опять же, песни, танцы, развлечения всяческие… И я решила устроить себе отпуск и немного расслабиться. Разумеется, без денег это занятие невозможно. Но в пути я немного подзаработала. И без всякого криминала – не мой это профиль. Совсем наоборот. Зато среди множества моих специальностей имеется и профессия телохранителя. Поэтому в недалеком от достопамятного грота городишке мне без труда удалось найти купца, желавшего, чтоб в дороге его кто-то похранил. Эти самые дороги на полуострове не славятся безопасностью, а жители, будучи людьми практичными, не особо страдают предрассудками насчет мужских и женских профессий. Правда, некоторых иностранцев сильно раздражает, когда, как это здесь нередко случается, дама кондотьерит, а кавалер куртизанит, но это их проблемы, а я в своей жизни столько повидала… Но я отвлеклась.

Итак, в Гдетою я прибыла, обремененная некоторым количеством наличных денежек. А после карнавала намеревалась перевести через местное отделение Магического банка Голдмана остаток моих накоплений, хранившихся в Шпацирене. Во время праздников банки не работали – ничего не поделаешь, таков местный обычай. Поэтому, пока длился карнавал, я решила потратить наличность с пользой и удовольствием. Купила себе маску – иначе нельзя, тоже обычай такой, считается, во время карнавала без маски обходиться позорнее, чем без штанов (кстати, некоторые и впрямь обходились без этой детали одежды). Нацепила ее и двинулась по променадам, бульварам, театрам, тратториям и остериям. Во время этого великого похода ко мне пристал какой-то кавалер. Не из местных, которые предпочитают куртизанствующих мужичков, нет, он сразу определил, что я женщина. Настроена развлекаться я была решительно, а ежели что – я в маске, пусть же маска и краснеет. И я не прогнала его прочь.

Мы выпили, поплясали, посетили театр, полюбовались фейерверком из взрывчатого чифаньского порошка, потом еще раз выпили… А когда дошло до дела, и маски (вместе со всем остальным) мы сняли, оказалось, что личность под маской мне знакома. В моих прошлых рассказах этот джентльмен фигурирует как «младший принц» или «Гверн Безземельный». А я ведь вроде бы обещала ему свидание, и он, как выяснилось, про это не забыл. Так что мы оба приняли случившееся за перст судьбы (должно быть, выпитое сказалось) и поутру направились в ближайший храм, чтоб обвенчаться. Храмы, увы, в отличие от банков, в праздники работали. Увы – потому что судьба показала нам не перст, а фигу.

Все предшествующие годы мой муж вел жизнь странствующего рыцаря. А какую жизнь вела я, тоже многие знают. В любом случае, созданию гармоничной семьи это не способствует. И все наше совместное существование, после того, как закончился карнавал и отгремели фейерверки, свелось к череде скандалов. Мой муж знал только военное ремесло – причем сражаться привык не за деньги, а за идею (вот уж чего понять не могу). Худшего места для человека с подобными взглядами, чем Гран-Ботфорте, не придумаешь. Особенно после того, как закончилась очередная война, и спрос на бойцов упал. А чтоб я работала, он не хотел – это, мол, унижает его достоинство, и он, мол, не из тех, кто живет за счет жены. Это при том, что жили мы все равно за мой счет – на те деньги, которые я получила-таки из Шпацирена. Но этот счет как бы не считался. Много интересного я услышала и про себя лично – и про свое неумение вести хозяйство, и про свои кулинарные способности. Признаю, что в чем-то он был прав. Уют я соблюдаю, после службы в различных вооруженных формированиях, вполне казарменный, а готовить не то чтобы не умею, нет, умею, но только на себя и только чтоб не умереть с голоду. А это не всем понравится. Хотя из тех, кто пробовал мою стряпню, вроде бы никто не отравился.

Я терпела это долго. Примерно полгода. В конце концов, после сражений с ожившими покойниками, демонами, злыми волшебниками, не говоря уж о простых уголовниках, а также после отсидки в башне и зиндане, можно какое-то время вынести и общество законного мужа. Но настал день, когда я собрала все свое женское барахло (а именно – колющее, режущее, рубящее и метательное оружие), а также оставшиеся после командировки по делам ордена гидрантов документы, и отправилась восвояси.

Своясями я вновь избрала империю. Она большая, и не во всех ее углах я успела наломать дров. К тому же Гран-Ботфорте, при всем моем пристрастии к тамошним блюдам и винам, казался неподходящим местом, чтоб начинать новый проект. Как-то там излишне расслабляешься – то напьешься, то замуж выйдешь… Даже в Нездесе со мной такого не случалось, а уж на что веселый город. Нет, запад империи, известный своим стремлением к порядку, мне подходил больше.

Однако ни возвращаться в Шпацирен, ни обращаться к ордену Гидры Имперской мне не хотелось. Шпацирен успел мне надоесть, да и тамошние мои планы успели показать свою несостоятельность. Что до гидрантов… они, конечно, оказали мне доверие и даже, в порядке исключения, признали меня мирской сестрой ордена (правда, в проездных бумагах и рекомендательном письме, выданном мне Великим Магистром, употреблялся термин militissa[1]1
  Как ни странно, термин подлинный. Так обозначалась женщина, принятая в рыцарский орден.


[Закрыть]
), но не уверена, что после того, как Армия Теней рассеялась, и опасность, угрожавшая империи, ну, и всему миру заодно, перестала существовать, граф Бан был бы рад меня видеть. Призванные для свершения подвигов герои погибли, за исключением где-то загулявшего Ниндзюка, а по недоразумению затесавшаяся в их ряды женщина жива-здорова.

Вдобавок именно я выяснила, что наставник ордена оказался предателем и немало способствовал усилению Армии Теней, встав во главе ее. И скрыть это обстоятельство не было никакой возможности – весь гарнизон крепости Балдино был тому свидетелем. Правда, советник ордена доктор Халигали относился ко мне с явной симпатией, но прибегать к его помощи казалось мне верхом бестактности. Старик и без того много перенес. Нет, справлюсь сама, не привыкать.

Из тех городов, что я объехала, более всего приглянулся мне Киндергартен, что в Великом герцогстве Букиведенском. Не самый крупный город, но и не деревня. Окружен живописными лесами. Поблизости река Киндер, плюс целебные источники, бьющие из озера Киндербальзам. Ну, и знаменитые вишневые сады, посаженные, по преданию, легендарным основателем города – великаном Киндером. И никаких тебе университетов, в отличие от Шпацирена, где я безуспешно подвизалась на ниве женского образования. Не то чтоб я собиралась этот подвиг повторять, но все же…

Из всех достопримечательностей меня больше всего прельстили сады. Это в рациональных здешних краях принято читать, будто наиболее всего ласкает глаз вид коня на полном скаку, корабля под всеми парусами и танцующей женщины. Но на прославленном мудростью Ближнедальнем Востоке, каковой мне не раз приходилось посещать, считается, что самое достойное любования зрелище – это цветущая вишня. Не яблоня, заметьте себе, и не груша. А здесь вишневых деревьев было сколько угодно. Ну, и вишню я тоже люблю. Пироги с вишнями – это, скажу я вам, поприятнее, чем яблочный штрудель. И напитки, опять же, отличные получаются. Пусть это и не гран-ботфортские вина.

Короче, я решила осесть в Киндергартене. Местные власти поначалу отнеслись ко мне с подозрением. Но я была к этому готова. Я бы сама к такой личности отнеслась с подозрением. По счастью, у меня при себе имелись упомянутые выше бумаги, которые я и предъявила. Рекомендательное письмо за подписью Великого Магистра ордена гидрантов, доверенного лица самого императора, оказало надлежащее действие. Граф Бан, конечно, не для того мне письмо давал, но раз уж я его не выбросила, почему бы им не воспользоваться?

И я открыла в Киндергартене, как и замыслила, еще пребывая на Том-еще-Свете, сыскную контору.

Теперь, по прошествии еще одного полугодия, я жалела об этом.

Не то чтоб ко мне никто не обращался. Замысел с сыскной конторой оказался не таким провальным, как замысел со школой. Но, выбирая для местожительства спокойный город, я остановилась в чересчур уж спокойном. То есть совершенно. Целебными источниками пользовались исключительно местные жители, и, возможно, в силу этой причины были они уравновешенные и законопослушные. Приезжие в качестве клиентов исключались – за отсутствием таковых. Некоторые надежды вселяла ярмарка, но там привыкли цепко держаться за кошельки и не сводить глаз со своих товаров. Несколько мелких покраж все же случилось, и я с ними разобралась, но это не те подвиги, чтоб ими похваляться.

Помимо рыночных торговцев, ко мне стали также обращаться жены горожан. Не вдруг, а после того, как я прекратила драку на рыночной площади. Опять же не нарочно. Какой бы спокойный город ни был Киндергартен, драки и там случаются. Город, как сказано, окружают леса, а где леса – там лесорубы, а лесорубы имеют привычку после работы расслабляться и при этом, бывает, задирают горожан. Я не люблю, идя через площадь, сворачивать с пути, когда там валтузит друг друга пьяная орава. Короче, так получилось… и ко мне одна за другой стали приходить киндергартенские дамы, дабы я за скромную плату в деньгах или продуктах питания доставляла домой их мужей, засидевшихся за кружкой в трактире «Ушастая коза» либо излишне увлекшихся игрой в кегли в саду возле пивной «Могучий Киндер». Это было бы еще ничего, но когда тем же самым стали заниматься городские власти… Нет, не выпивкой и кеглями, эти занятия они освоили давно – а вызовами для наведения порядка.

Тут вот какое дело. В Киндергартене не было ни городской стражи, ни полиции. То есть когда-то нечто подобное имелось, но по причине мирной жизни и всеобщего благорастворения воздусей, эти организации распустили за ненадобностью. И даже соответствующие статьи в городском бюджете сократили, решив, что в случае большой опасности обойдутся бюргерским ополчением, которое, как известно, само себя содержит. Но большой опасности не возникало, а мелкие неприятности, типа бытового мордобоя и битья посуды в питейных заведениях, время от времени происходили. И мудрецы в ратуше сообразили, что дешевле будет платить за разовые вызовы, чем возобновлять работу городской стражи.

Я согласилась. А что делать? Других предложений ведь не было. Тем более, что мне это было не трудно. Заглянуть в «Ушастую козу» под вечер, когда там гуляют лесорубы, либо унять ссору у кегельбана, когда кеглей залепили совсем не туда, куда следовало, да еще получить за это деньги… Но когда такое тянется месяц за месяцем, изменений же в моей сыщицкой карьере в Киндергартене не предвидится, тут никакие вишни в цвету не порадуют. Совсем наоборот. К тому же – сказать ли? Мне просто стало скучно. Неужели после всего мной виденного и пережитого дело сведется к выносу тел из питейных заведений? И ведь я никогда не искала приключений, они сами меня находили. Сама же я всегда стремилась к тихой, спокойной жизни.

«Чего же тебе тогда не сиделось в МГБ или Академии Скатах? – заявлял при этом внутренний голос, неизвестно откуда взявшийся. Должно быть, на вишневой диете произрос. – Там ты имела гарантированный оклад и дружный рабочий коллектив. Нет, непременно нужно было собственные предприятия начинать. Так, может, не в Киндергартене дело, а в тебе?»

Подобным мыслям я предавалась, попивая у себя в конторе чай с вареньем из прошлогодних вишен (до нового урожая было еще далеко), вместо того, чтобы отправиться на стрелковый праздник на приз Золотого Фазана. Ну надоели мне местные добропорядочные праздники. А это вдобавок был не из тех, на которых ожидаешь каких-то неприятностей, несмотря на наличие стрелкового оружия, причем в большом количестве.

Праздник стрелков был одним из древнейших в Киндергартене. Говорили, что начало ему положил сам великан Киндер. Это вряд ли, однако традиция и впрямь уходила корнями во тьму веков, когда город еще отражал нападения неприятелей, и от жителей его требовались бойцовские навыки, которые нужно было каждый год демонстрировать. От всего этого нынче осталась лишь стрельба из арбалетов по мишеням под музыку и пение здешней хоровой капеллы.

Свое теперешнее название праздник приобрел в прошлом столетии, когда герцогиня Курвляндская, направляясь с государственным визитом к великому герцогу Букиведенскому, на землях которого, ежели вы не забыли, и расположен Киндергартен, проездом остановившись в городе, пожелала принять участие в празднике, из собственных ручек поразила мишень и была признана королевой стрелков. Властительница Курвляндии была так довольна своей победой, что подарила Киндергартену золотую статуэтку, изображающую фазана. А тогдашний городской совет постановил, что птичка будет вручаться каждый год победителю в качестве переходящего приза.

С тех пор призу стоило бы и поменять название, ибо птичка нынче была не золотая. Нет, первоначального фазана не украли – не случалось таких безобразий в Киндергартене. Но в некую трудную экономическую годину для города (то ли вишни был неурожай, то ли река Киндер обмелела, и лес сплавлять было нельзя) местные власти золотую статуэтку продали, и заменили ее латунной позолоченной копией. Но приз Позолоченного Фазана – это как-то не звучит, и его по-прежнему именовали золотым. И по-прежнему изымали у прошлогоднего победителя для вручения следующему, хотя таких латунных статуэток можно было бы понаделать для всех участников, а также зрителей, включая женщин и детей, и городская казна бы не разорилась.

Но Киндергартен чтил традиции. И я не собиралась их нарушать. Оставалось игнорировать праздник, плеваться косточками из варенья и размышлять о том, что не всегда любование вишнями благотворно влияет на характер.

Должно быть, я слишком глубоко ушла в себя и не услышала стука. Рефлексии мои прервал плаксивый вопль за дверью:

– Милиса! Ми-ли-са!!!

Так меня зачастую, с подачи городского совета, называли здешние обыватели, сократив по возможности официальное «милитисса». Вообще-то я отрекомендовалась опробованным в прошлом сезоне именем Этелинда, благо именно оно значилось в представленных документах. Но это имя не приживалось здесь ни в каких сокращениях.

– Да не заперто же! – раздраженно сказала я.

Дверь распахнулась. За ней обнаружилась Фикхен – дочка бургомистровой экономки. Несмотря на более чем юный возраст, она уже исполняла в доме бургомистра обязанности прислуги за все – в Киндергартене детей из небогатых семей к делу приставляли рано.

– Господин велел вам срочно прийти! – сообщила она.

«Все-таки передрались, – подумала я, подымаясь с места. Все-таки передрались, а они там все с арбалетами. Единственный день в году, когда горожанам разрешено ношение оружия. Как неприятно. Придется вспомнить собственное практическое занятие в Академии имени Скатах: «Как стрелять по движущейся мишени, не превращаясь в оную»».

Но следующее заявление Фикхен отмело сентиментальные воспоминания о преподавательской деятельности.

– Там покойник! Убитый труп мертвого человека!

– Слушай, малявка, ты ничего не путаешь? Может, кто-нибудь пива перепил, или споткнулся и головой ударился?

Я не склонна была ей верить. Разумеется, в Киндергартене люди умирали как везде, но чтоб убийство?

– Ничего я не путаю! – Фикхен обиженно сморщила нос. – Одному дяденьке стрелой попали в лоб! Все так испугались… а господин велел бежать за вами.

Это было уже серьезно. Состязание есть состязание, азарт есть азарт, но одно дело – кеглей либо шаром заехать в лоб противнику, а другое – арбалетной стрелой.

– Ладно, идем.

Нехорошо получилось. Надо было все-таки не манкировать местными обычаями и пойти на этот праздник. С другой стороны, я не состою на постоянной службе у городского совета и не обязана предупреждать преступления. Сами виноваты, что полиции не держат. Вот если они меня наймут, чтобы найти преступника, я это сделаю. Разве не за этим я сюда приехала?

Законопослушные граждане Киндергартена не разбежались с площадки перед «Могучим Киндером», где происходили стрельбы. Даже хоровая капелла присутствовала в полном составе. Женщины и дети плакали, мужчины насупленно молчали. Господин Вассерсуп, бургомистр, нервно расхаживал перед пивной. А у входа в переулок Ласковых Телят, ногами к площадке, лежал покойник. Действительно, со стрелой аккурат над переносицей. Я сама бы не сделала лучшего выстрела.

– Приветствую вас, господин Вассерсуп. Не могу сказать «Добрый день», поскольку он оказался недобрым.

– Здравствуйте. – Бургомистр оправил форменный нитяной парик. – Вы мне нужны, госпожа милиса.

«И он туда же. А ведь вначале выговаривал правильно».

– Что ж, приступим. Кто может рассказать мне об обстоятельствах преступления?

– Да не было никакого преступления! – с досадой воскликнул Вассерсуп. – Огорчительный несчастный случай. Рикошет.

– Рикошет? Арбалетным болтом?

«Интересно, кто из нас пьян? Я вроде бы с утра напитков крепче чая не употребляла. Да и от бургомистра вином не пахло. Пивом тоже. Хотя, как мне говорили, на празднике в «Могучем Киндере» наливают щедрой рукой и участникам, и судьям, и зрителям. Но после стрельб. А тут, судя по всеобщему унынию, к распитию приступить не успели».

– Рикошет. Это все видели. Кого угодно спросите. Вот, к примеру… Пулькер, что вы молчите?

Городской нотариус Пулькер – румянец с его округлой физиономии не мог прогнать даже испуг – выдвинулся из рядов свидетелей и отрапортовал:

– Совершенно верно, сударыня. Во время стрельбы по мишеням, очевидно, в силу неблагоприятных причин, один из участников, а именно сапожный мастер Сай Штюккер промахнулся. При этом его стрела попала во флюгер на крыше пивной «Могучий Киндер», отскочила от нее и поразила зрителя – портного Топаса Броско.

– Вот-вот! Так оно все и было! – подхватили те, кто мог слышать нотариуса.

Я с сомнением посмотрела на флюгер, венчавший крышу пивной. Он изображал дракона. А может, и не дракона, а что-то другое. Во всяком случае, змеиный хвост и козлиное туловище наличествовали. Но это точно была не гидра. Гидру, по гербу ордена, обеспечившего меня работой в прошлом году, я запомнила хорошо.

Речь нотариуса мне не понравилась. Слишком обтекаемая. То есть ему и положено так выражаться, профессия обязывает, но… «В силу неблагоприятных причин»… Ха! Теоретически что-то подобное могло произойти, если бы из арбалета стреляли свинцовыми шариками. В Гран-Ботфорте делают такие. Классическое оружие тамошних наемных убийц. Но здесь ведь Киндергартен, где в ходу обычные болты, без всяких гран-ботфортских извращений.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное