Рене Бернард.

Сладкий обман

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

   Скандал четвертому лорду Коулвику не подходит, подумал про себя Алекс. Благодаря отцу он обладал острым чутьем, но допустил немало промахов в жизни. Третий лорд Коулвик был отъявленным транжирой и невежей и оставил после себя наследство из долгов и репутацию повесы. Хуже всего, что смерть отца была ужасной, он превратился в настоящую развалину, поскольку тело не вынесло жизненных излишеств. В конце в нем трудно было узнать прежнего лорда Коулвика, однако до последнего вздоха он так ни в чем и не раскаялся. Так Алекс в пятнадцатилетнем возрасте получил титул лорда и принялся исправлять ситуацию. Он никогда не уклонялся от своих обязательств и долга. Было нелегко, но он постепенно избавил семью от долгов и вернул уважение к своей фамилии. Теперь предстояло продолжить семейную линию и, если возможно, укрепить финансовое положение для будущих поколений Коулвиков. Как титулованный пэр Англии он имел небольшой выбор, чтобы накопить состояние. Аккуратные инвестиции и управление землей и рентой были гармоничным фундаментом, на котором держалось его благосостояние. Но все могло измениться в любой момент – если, например, торговля пойдет неудачно или владельцы земли соберут плохой урожай. Удачный брак был единственным надежным средством выживания.
   Многие из его окружения не обращали внимания на источники, обеспечивающие их существование, «бесцельно проводили время за игровыми столами, получая удовольствие от веселой лондонской жизни. Что касается Алекса, он наслаждался своей свободой, однако никогда не поддавался безрассудной игре. В его сознании присутствовали горькие воспоминания о беспечном поведении отца, поэтому у него не было никакого интереса к рулетке.
   Тогда как другие мужчины добивались обольстительных побед, Алекс считал, что бесконечный флирт приводит многих мужчин к несчастливым бракам. Он сам не был повесой.
   Алекс покачал головой, словно стараясь изменить ход мыслей. Ему стало интересно, что Дрейк подумает обо всем этом, и он попытался представить его реакцию. Дрейк бы выгнул бровь и с дружеским цинизмом закончил все дискуссии на эту тему. Это была одна из причин, по которой Алекс всегда восхищался им.
   Святой или нет, но даже самый стойкий человек, занимающийся самоконтролем, все же может по достоинству оценить у другого полное отсутствие, страха перед сплетнями и порицанием общества.
   Но дисциплина не очень-то действенное средство, когда надо остудить горячую кровь. И Алекс не забывал о тех возможностях, которые предлагал ему Лондон. Ну вот, похоже, он ненароком открыл причину своего нынешнего беспокойства. Алекс бегло просмотрел колонки газеты и подумал, что уже много недель не пользовался услугами девиц.
   «Неудивительно, что я не в духе, – сказал он себе. – Мужчине необходимо…»
   – Слово даю, что ты хандришь, как обессилившая гнедая лошадь, Алекс.
   Алекс услышал провинциальный акцент Деклана и улыбнулся гостю.
Мистер Деклан Форрестер был добрым другом, и если Элоиза недолюбливала его за непринужденные манеры и находчивость, тем лучше.
   – Чепуха, – усмехнулся Алекс, но выпрямил спину, чтобы опровергнуть образ печального, упавшего духом персонаж? – Человек может погрузиться в глубокие раздумья, не будучи в подавленном состоянии, Деклан.
   – Никогда! Я это точно знаю. Я взял себе за правило поменьше думать, поэтому я самый веселый человек из всех, кого знаю. – Он рассмеялся, демонстрируя свое добродушие.
   Алекс встал и похлопал его по спине:
   – Ты – болван.
   – Веселый болван, – поправил его Деклан. – А это лучше, чем философ с печальным лицом, так?
   Алекс пожал плечами, подыгрывая другу:
   – Я не претендую ни на одну из этих ролей.
   – Тогда сегодня вечером пойдем куда-нибудь. Я сделаю вид, что никогда прежде не был в Лондоне, и ты сможешь забыть о своих заботах, устроив мне грандиозное путешествие по городу.
   – У меня нет никаких забот, Деклан.
   Его друг остался равнодушным к этому замечанию.
   – Как хочешь. Но Лондон – великолепное средство от хандры. – Он не торопился рассказать, что из разных источников слышал, будто у лорда Коулвика пропало настроение, и что если в полдень его застанут дома в строгом интерьере библиотеки, то будет трудно доказать, что слухи несправедливы. – По крайней мере поедем покатаемся верхом, тряхнем стариной, дружище.
   – Встретимся в конюшнях. – Алекс закрыл книгу.
   – Вот это дело! – рассмеялся Деклан.
   Алекс быстро переоделся в костюм для верховой езды, и настроение его улучшилось. Они поехали по модной оживленной улице Парк-лейн. [1 - Улица в лондонском Уэст-Энде, известная своими фешенебельными гостиницами и особняками.] Эта прогулка не была из разряда тех бодрящих поездок, которые он обычно предпочитал. Но мышцы тянулись и работали, и он превосходно чувствовал себя. Друзья почти не разговаривали во время прогулки. Слова здесь были лишними. Хотя Деклан мог болтать без остановки, он уважал спокойное настроение Алекса, и Алекс был благодарен за эту передышку.
   У входа в Гайд-парк Алекс признал, что его уединение, возможно, было не самым лучшим средством спасения. Несмотря на поздний час, погода стояла замечательная, и здесь было много наездников.
   – Лорд Коулвик! – окликнул женский голос, и Алекс покорно остановил лошадь.
   – Миссис Престон, какое наслаждение встретить вас снова.
   Дама радостно улыбнулась, и ее экипаж остановился, чтобы она могла лучше видеть катающихся по лужайкам парка.
   – Я так давно не видела вас, сэр, что стала волноваться, что вы еще не вернулись в город.
   – Я наслаждаюсь тишиной деревенского пейзажа, но не могу пренебрегать своими обязанностями здесь. – Алекс повернулся в сторону Деклана: – Позвольте мне представить вам моего хорошего друга, мистера Деклана Форрестера.
   Миссис Престон кивнула, открыто оценивая ирландца:
   – Добрый день, сэр. Вы тоже приехали в город к началу светского сезона?
   – Я всегда в городе. – Деклан коснулся рукой шляпы, приветствуя даму. – Лорд Коулвик слишком благороден, чтобы отправить меня восвояси, а я сам не выражаю готовности уезжать отсюда.
   Алекс округлил глаза и постарался снова придать беседе вежливый тон:
   – Еще увидимся, миссис Престон.
   – Да. – Перья на шляпке миссис Престон качнулись в такт словам. – Вам надо познакомиться с моей дочерью Уинифред. Она появится на балу маркиза Трекстона. Вы там будете?
   «Черт! Если бы Элоиза не добилась моего согласия…»
   – Да-да, я непременно буду там.
   – Превосходно! В таком случае мы обязательно встретимся. – Миссис Престон махнула рукой на прощание, очевидно, весьма довольная возможностью познакомить дочь с титулованным лордом, а не с его менее изысканным другом.
   Едва они отъехали на небольшое расстояние от экипажа, Деклан усмехнулся:
   – Похоже, мисс Уинифред Престон может рассчитывать на парочку жалких танцев, а, Алекс?
   – Любым способом постарайся не довести ее до слез, хорошо, Деклан?
   – Очень смешно, мистер Рэндалл. Поехали развлекаться.
   Алекс подарил ему укоризненный взгляд, означающий, что беседа закончена. Но Деклан выглядел весьма воодушевленным.
   – Разве может мужчина жаловаться, что у него на пути встречаются молодые девушки? Черт, ну обойди их, если хочешь! Что касается меня… Тут другая история. Мне просто придется ходить за тобой по пятам и смотреть, каких красоток я могу поймать.
   – Есть план местности, – с сарказмом заметил Алекс. – Я беру тебя не для того, чтобы ты ходил следом за мной.
   – Уверен? Я мог бы отвлекать внимание, пока ты выпрыгиваешь из окна.
   – Спасибо, Деклан. Я знал, что могу рассчитывать на тебя.
   – Черт, ты всегда такой серьезный. Я знаю тебя со времен коротких штанишек, и тебя никогда не интересовали развлечения.
   – А что это такое?
   – Шанс повеселиться! – Деклан покачал головой. – Никто же не собирается привязывать тебя к выбранной пташке.
   – Это не совсем честно, а выпутывание из сетей может быть утомительным. – Алекс поправил одежду, крепче сжал рукоять плети. «Черт побери! Мужчина предпочитает охотиться, а не быть пойманным в сети!»
   – Почему бы не проехать несколько кругов и не посмотреть, не привлекло ли что-нибудь ваше внимание?
   Алекс собирался сказать ему, какими ужасающими могут быть стаи жадных, сплетничающих пташек, как вдруг что-то привлекло его внимание.
   При виде выбившихся из-под шляпки локонов с медным отливом у него перехватило дыхание. Не удостоив Деклана ответом, Алекс пришпорил лошадь. Прошло уже несколько месяцев. Это почти невозможно, что они могут встретиться здесь, что женщина ее занятий будет настолько смелой, чтобы поехать кататься верхом и привлечь к себе внимание. Здравый смысл подсказывал, что он ошибается. Но Алекс ничего не мог поделать с воспоминаниями, наполнявшими его при виде этого оттенка рыжих волос.
   Он встречал ее только однажды, хозяйку «Малинового колокольчика». Одна встреча, во время которой он был навсегда покорен мадам Дебурсье и почти сразу отдалил ее от себя, разыскивая возможность, чтобы помочь Дрейку. Его «помощь» едва не разрушила все, и Алекс дал себе клятву никогда больше не вмешиваться в личные дела друга.
   Что касается мадам Дебурсье, то не унижение быть выгнанным из ее заведения не давало Алексу возможности забыть ее. Просто она была совсем не такая, какой, по его мнению, должна быть хозяйка борделя. Алекс до сих пор не мог примириться с видом красивой молодой женщины, которая устроилась на диване как кошечка, поджав ножки, и обиделась на его вопросы. Женщина такой профессии не может быть столь чувствительна. Кроме того, она рассердилась, защищая свою честь, и Алекс мог поклясться, что действительно задел ее чувства. Она была загадкой для него.
   – Мадам!
   Наездница повернулась, нахмурив брови на неожиданный окрик, и внутри у Алекса все сжалось от разочарования. Ястребиный нос и холодный взгляд подтвердили, что он дал волю буйному воображению.
   – В чем дело, сэр? – В голосе незнакомки слышались нотки презрения.
   – Прошу прощения за ошибку. – Алекс коснулся рукой шляпы и в раскаянии склонил голову. – Я по ошибке принял вас за другую.
   Деклан тут же подхватил, смущенно кланяясь:
   – Я же говорил тебе, что это не моя сестра! Простите моего друга, мисс, его подвело зрение.
   Наездница уехала в раздражении, Алекс лишь покачал головой ей вслед. Если ему повезло, то Деклан стал единственным свидетелем этой оплошности. Хотя разве когда-нибудь удача отворачивалась от него?
   – Может, объяснишь, что произошло?
   – Нет. – Алекс развернул лошадь и поехал назад. – Не буду.
   – Никогда раньше не видел, чтобы ты гонялся за дамой.
   – Ты и сейчас этого не видел.
   Деклан рассмеялся:
   – Надеюсь! Если эта дама является воплощением твоей мечты, то я опасаюсь за твое будущее.
   Алекс даже не потрудился отвечать. Они возвращались назад, и Алекс размышлял о странном повороте событии. Он не принадлежал к тому типу мужчин, мыслями которых может завладеть едва знакомая женщина, и, уж конечно, не такая, как мадам Дебурсье. Тем не менее…
   С этим ничего невозможно поделать. Мужчине необходимо время от времени выходить куда-то, и вместо того, чтобы бороться с этим, он каждый вечер будет ходить в одно место, которое завладело всеми его мыслями на многие месяцы. Он пойдет туда, где сможет разгадать эту простую загадку. В «Малиновый колокольчик».


   Соблазнительные запахи свежеиспеченного хлеба и сладостей наполнили большую кухню. За простым деревянным столом звучал смех. Здесь собрались девицы, одетые и полураздетые, и, несомненно, шло веселое празднование, поскольку каждая девица бросала яркие ленточки в виновницу торжества.
   – С днем рождения, Мойра!
   Мойра сделала реверанс, неуклюжий жест смягчила ее застенчивая улыбка.
   – Такая суматоха, но спасибо вам. – Она собрала яркие ленточки, традиционные символы девиц «Малинового колокольчика». Их праздничные завтраки проходили вдали от роскошных спален и залов, расположенных на верхних этажах. Здесь, на уютной кухне, девицы могли расслабиться и насладиться жизнью.
   Джоселин сидела во главе стола в великолепном платье из зеленого шелка, несомненно, более благопристойном, чем наряды других собравшихся здесь дам. Она с гордостью наблюдала за происходящим. Эти девушки были ее семьей. Постороннему человеку могло показаться странным, но все девицы «Колокольчика» были очень дружны, а молодая хозяйка защищала их как тигрица. Когда они бросали ленточки и пробовали пирожные и медовый напиток, Джоселин думала, что их можно было по ошибке принять за школьниц, если бы не отсутствие благопристойности и полуобнаженные тела.
   Конечно, это были не наивные школьницы. Джоселин заметила с улыбкой, как знойная фаворитка по имени Джез запечатлела на обнаженном плече именинницы далеко не девический поцелуй.
   – На счастье, – промурлыкала Джез, заставив Мойру покраснеть.
   За столом раздались смешки, потом гвалт шутливых просьб о поцелуях на счастье.
   – Я хочу счастья!
   – И я! – воскликнула яркая блондинка Амелия.
   – Я знаю для поцелуя более симпатичное место! – Сюзанна приподняла кружево нижней юбки и обнажила прелестную попку. – Один поцелуй на счастье, Джез!
   В Сюзанну полетели ленточки, и все пронзительно и радостно завизжали, в этот момент в комнату с подносом безделушек вошел слуга Джоселин, Рамис. Высокий симпатичный чернокожий даже глазом не моргнул, что только добавило веселья. Джоселин лишь покачала головой, удивляясь, как трепетно и с волнением девицы реагируют на его появление. Сюзанна даже покраснела.
   Рамис поставил поднос в центр стола.
   – Подарки мадам Дебурсье к вашему дню рождения, мисс Мойра.
   Мойра радостно всплеснула руками:
   – Спасибо! Спасибо, мадам!
   Джоселин откинулась на спинку стула, желая, чтобы эти простые моменты счастья случались как можно чаще. Роль хозяйки «Малинового колокольчика» почти не оставляла ей свободного времени, посидеть такой веселой компанией получалось очень редко.
   – Поделите подарки, как пожелаете. Никаких ссор, всем хватит.
   Как непоседливые дети, девицы быстро расхватали с подноса маленькие коробочки и шелковые мешочки. Рамис, с едва уловимой улыбкой на губах скрестив руки на груди, наблюдал за веселой суетой.
   – Госпожа великодушна, – произнес он, не глядя в сторону Джоселин.
   – Госпожа благодарна девицам и их таланту, – со всей возможной церемонностью ответила Джоселин.
   – А когда у вас день рождения, госпожа? – невинно спросила Джилли, новая девица в их заведении.
   Рамис ответил первым:
   – У госпожи нет возраста. Прошло много десятков лет, но красота моей госпожи бессмертна.
   – Фу, Рамис! – Джоселин бросила в него маленьким кусочком хлеба. – Мне уже достаточно лет. Перестань распространять небылицы, или они будут терзать меня расспросами о зельях и секретных заклинаниях.
   – А с-сколько вам лет? – спросила Джилли.
   – Триста восемь, – не мигая, ответил Рамис.
   – Я не стану тратить на него еще одну сахарную булочку! – Джоселин встала из-за стола, отказываясь играть в догадки. – Я достаточно взрослая, чтобы знать, когда меня не слушают.
   К Джоселин тихонько подошла одна из служанок:
   – Мадам, к вам джентльмен.
   – Он назвал свое имя?
   Служанка наклонилась к ней и прошептала:
   – Это тот дьявол, мадам.
   Девицы примолкли, обмениваясь понимающими взглядами, но изо всех сил стараясь сохранить веселые лица.
   Джоселин сразу поняла, о ком идет речь, но вежливо улыбнулась собравшимся за столом:
   – Не волнуйтесь ни о чем. Продолжайте свой праздник и отдыхайте.
   Джоселин направилась к выходу, и Рамис молча последовал за ней. Когда они вышли в холл, подальше от ушей девиц, Джоселин дала указания служанке:
   – Руми, попроси мистера Марша подождать в золотой гостиной. Рамис скоро пригласит его.
   Джоселин отправилась в свои покои, Рамис последовал за ней.
   – Фергус Марш! Именно сегодня.
   – Вы можете отправить его восвояси и провести утро в другом обществе.
   Джоселин покачала головой:
   – Нет, лучше встретиться с ним. Приведи его в зеленую гостиную и останься где-нибудь поблизости. Если он пришел один, то это не более чем очередная инспекция.
   Рамис следовал за ней тенью, они подошли к узкой лестнице, ведущей в ее покои.
   – Я молюсь, чтобы он поскорее инспектировал ад.
   – Рамис! – Ее резкий протест показался неискренним даже для собственных ушей. Сама мысль о Фергусе, идущем по реке из раскаленной лавы, была слишком замечательна; чтобы отгонять ее. Марш досаждал Джоселин с тех пор, как она поселилась в «Колокольчике». Ей очень хотелось озвучить собственные мысли об этом человеке. – Просто будь рядом.
   – Как пожелаете. – Рамис поклонился, коснувшись рукой лба в знак уважения, и отправился выполнять ее указания.
   Она безраздельно доверяла Рамису и восхищалась его преданностью. Рамис беспрекословно подчинялся, словно был у Джоселин в долгу. До нее он служил матери, и тогда, во время ночного приезда дочери в Лондон, именно он спас ее от худшего. Благодаря его ясному уму в пансион было направлено письмо, в котором сообщалось, что Джоселин в безопасности и находится со своей семьей. Рамис постарался, чтобы никто не ставил под вопрос ее авторитет в первые недели после смерти матери, пока Джоселин была в трауре и приходила в себя.
   Какая бы связь не существовала между ним и ее матерью, он отказывался говорить об этом. Возможно, в свое время они были любовниками, но Джоселин не набралась смелости спросить у него об этом. Он ей нужен, и она не посмела обидеть его. Она уважала его право на тайну и никогда не затрагивала эту тему. Ни разу за девять лет. Девочке, которую никто специально не учил держать язык за зубами, это было сложно, Джоселин постигла эту науку в «Колокольчике». Она вообще многому научилась здесь.
   Джоселин достигла своих покоев и немедленно устремилась к гардеробу. Времени на то, чтобы, переодеться, у нее не было. Но вот темно-зеленая шелковая накидка, вышитая пурпурными цветами, придаст наряду экзотический оттенок. Она накинула ее на плечи и остановилась у туалетного столика, чтобы взять инкрустированный аметистами гребень и воткнуть его в длинные рыжие локоны. Марш был не тем человеком, кого ей хотелось соблазнить своей красотой, но Джоселин скорее бы умерла, чем предстала бы перед ним неопрятной и растрепанной.
   Джоселин поспешила по ступенькам вниз, в зеленую гостиную, и приготовилась к худшему. К тому времени как она услышала шаги Рамиса и Марша, она уже была готова к любому наступлению. Раздался стук в дверь, Джоселин вздохнула, размышляя о том, как ведут себя воины перед битвой.
   – Войдите. – Она встала с диванчика, отложив в сторону маленькую книжицу по восточной моде. – Мистер Марш, какая неожиданная радость! И так рано! Вы действительно человек большой энергии.
   – Ба! Еще слишком ранний час для комплиментов и лжи. – Марш схватился за шляпу. Напряжение в его пальцах соответствовало напряженному выражению лица. Это был крупный человек с узким лицом, что говорило о его безжалостном характере. Одетый в черное, как владелец похоронного бюро, он не был похож на человека, подвизавшегося на рынке развлечений. Он являлся истинным владельцем «Полумесяца», но нанял для своего борделя хозяйку, чтобы наполнить заведение благородной атмосферой, маскирующей железный контроль над девицами с его стороны.
   Джоселин была рада, что он пришел сегодня без своей обычной компании телохранителей. Их присутствие всегда делало противостояние между Джоселин и Маршем более зловещим и, если бы не Рамис, более опасным.
   – Ну что ж, – Джоселин опустилась на диванные подушки, поджав под себя ноги, – если вы пришли сюда не ради лжи и комплиментов, тогда я не понимаю цели вашего визита.
   – Бесстыдное создание. – Марш присел на стул с черной обивкой, который совсем не вписывался в обстановку гостиной. – Меня привели сюда дела, и вы это хорошо знаете.
   Джоселин молча ждала.
   Марш откашлялся, потом метнул взгляд в ее сторону. Пристальный взгляд запугивал людей, и он это знал. Эта мадам Дебурсье оставалась для него тайной. Взгляд, который доводил других до слез, казалось, совсем не действовал на нее. Все женщины – глупые создания, их легко контролировать. Всех, кроме одной. Джоселин раздражала его с самого начала. Во-первых, своим существованием. Потому что он был уверен, что у Мари нет наследников. Во-вторых, она никогда не делала то, чего он ожидал.
   – Потому что из-за уважения к вашей покойной матушке я намерен лично заняться этим делом, мадам. Считайте это услугой.
   – Я не прошу об услугах, сэр. – Джоселин выпрямилась, стала настороженной и внимательной, но сохранила спокойствие. – Как вы знаете, мистер Марш, я предпочитаю не быть вашей должницей ни в чем.
   – Ваши предпочтения ничего для меня не значат. Я не единственный владелец, которого интересует «Колокольчик» и которому хочется, чтобы вы передали его в более профессиональные руки.
   Джоселин вздохнула, из-под юбки показались ступни ног, когда она попыталась сесть удобнее.
   – И какова причина?
   – Вы слишком либеральны со своими девицами. – Марш едва сдерживал себя. – У вас нет большой прибыли. Мое предложение купить «Колокольчик» остается в силе.
   – Так причина в том, что у меня мало прибыли?
   Он глубоко вздохнул, прежде чем продолжить:
   – Вы слишком мягки со своими девицами, а другие прослышали об этом. Девицы толкуют между собой, и я уже не одну избил в своем «Полумесяце» за требование такой же оплаты, как у вас в «Колокольчике». Они – шлюхи, и я плачу столько, сколько они заслуживают. Но вы…
   Тема была знакомая, однако Джоселин знала, что балансирует на лезвии ножа. Марш был не самым худшим среди владельцев борделей. Просто самый крикливый. И самый открытый в своем желании отобрать у нее «Колокольчик».
   – Простите, что причиняю вам неприятности.
   – У меня не будет неприятностей, если вы, Джоселин, не будете нарушать установленные правила. В конце концов, это…
   – Я не разрешала вам называть меня по имени, мистер Марш. Вы будете обращаться ко мне мадам Дебурсье, мадам или вообще никак. – Глупо было заострять на этом внимание, но то, как он произносил ее имя, вызывало в Джоселин чувство тошноты.
   – Простите мою оплошность, мадам. Я забыл о вашей любви к этикету, но и вы, похоже, не обращаете внимания на мои старания научить вас законам выбранной вами профессии.
   – Ваши советы всегда были мне интересны, мистер Марш, и я стараюсь помнить о них, даже когда решаю действовать по-своему. Я сожалею, что вам лично приходится участвовать в этом деле.
   – Это – работа, мадам. Ничего личного.
   – Ну хорошо. Есть еще претензии, или мы наконец добрались до лжи и комплиментов?
   – Проклятие! Одна из моих голубок упорхнула. Ее зовут Беки Суит. Если я узнаю, что вы приютили ее…
   – Я не давала приют ни одной из ваших голубок, мистер Марш. Без обид, но у нас здесь другая разновидность птиц, к тому же я не так глупа, чтобы вмешиваться в эти дела без вашего разрешения.
   – Так я вам и поверил! Мое хозяйство несет потери, и это вы заставляете девиц думать о том, как обманом выманивать у меня деньги! – На лбу у Марша вздулась жила, словно предупреждая, что терпение у него на исходе.
   – Вряд ли я несу ответственность…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное