Рене Бернард.

Сладкий обман

(страница 16 из 16)

скачать книгу бесплатно

   Но ведь опасения мгновенно покинули его, как только он понял, что Джоселин грозит опасность. Любой ложный шаг с тех пор совершался исключительно по слепой привычке. Алекса раздражало, что несколько недель назад он считал это расследование очень важным. Он бы наверняка успокоился, узнав о ее благородном происхождении, словно подтверждая ее достоинства. А если бы оказалось, что у неё простое происхождение… Чувствовал бы он, что поступил великодушно?
   Алекс подошел к окну. Мысли его были в полном смятении, это мешало сосредоточиться. Он был так уверен, что, наняв Пирса и раскрыв ее прошлое, сделает ей подарок.
   Алекс усмехнулся такой глупости. Как можно одаривать кого-то прошлым? Собственными секретами человека? Это был самый ужасный просчет. Он ничего не сделал для нее. Он руководствовался своим эгоизмом, чтобы удовлетворить личное любопытство.
   Джоселин говорила, что он честный, но только она держала свои обещания и безгранично доверяла ему. Она настаивала на том, что прошлое только мешает человеку, отказавшемуся принять свое будущее.
   Вся ее жизнь. Ее мать. Ее отец.
   Алекс подошел к камину и развел огонь. Когда языки пламени начали исполнять свой огненный танец, он бросил в камин конверт, который принес Пирс.
   Джоселин.
   «Я потерял тебя».


   – Могу я занять ее?
   – Ч-что? Прости, Мойра, кажется, я отвлеклась. – Джоселин заставила себя сосредоточиться на текущих делах, хотя голова была забита самыми разными мыслями. – Я плохо спала прошлой ночью, поэтому повтори, пожалуйста, что ты спрашивала.
   – У вас такой усталый вид, словно вы несколько ночей не спали! Бедняжка! – Мойра закусила нижнюю губу. – Вам нужно попросить миссис Брукс приготовить один из ее знаменитых пуншей. Когда я только появилась здесь, я плохо спала и она мне помогла покончить с бессонницей.
   Джоселин обхватила голову руками и мысленно попросила всех богов, чтобы ее оградили от веселых симпатичных девиц и пуншей миссис Брукс.
   – Мойра, просто повтори, что ты сказала.
   – Могу я занять бывшую комнату Амелии? Изабель сказала, что не хочет перебираться туда, а мне нравится цветовая гамма в этой комнате. Можно, я… перенесу свои вещи?
   Джоселин подняла глаза.
   – Как хочешь.
   – Ой, спасибо! Спасибо большое! – Мойра захлопала в ладоши, как ребенок, и удалилась, чтобы собрать свои вещи и сообщить новость всем остальным.
   Джоселин сникла, как только за Мойрой закрылась дверь. У нее едва хватало сил, чтобы решать всякие бытовые мелочи, и она была согласна на все, только бы Мойра ушла и оставила ее одну.
   Чтобы навести в комнатах порядок после ухода Алекса, потребовался целый день.
Джоселин вышла из себя, убитая горем и доведенная до неистовой ярости жестокостью бессердечного предательства. У нее была целая библиотека житейской мудрости о том, как не потерять голову в процессе интимных отношений, а о любви она ничего не знала.
   Джоселин теперь всеми фибрами души ненавидела «Колокольчик», ради которого пожертвовала всем. Провести здесь всю жизнь… Этого она не вынесет. Она долго плакала, но потом слезы иссякли. Прошло почти десять серых, унылых дней, и теперь Джоселин просто пребывала в оцепенении.
   «Таков был мой выбор. Жить такой жизнью. Познакомиться с Алексом и узнать, что такое отдать тело и душу. Позволить ему уйти».
   – Госпожа?
   В комнату неслышно вошел Рамис. Его хладнокровная манера держать себя была уничтожена скорбными днями уединения. Джоселин видела в его глазах застывшую боль, а на лице читались такие тоска и опустошенность, что Джоселин невольно вздрогнула.
   – Тебе следует отдохнуть, Рамис. – Она подошла к нему, протянув руки и стараясь его утешить. – Доктор сказал, что ты должен хоть немного поспать.
   Рамис покачал головой и, не обратив внимания на протянутые к нему руки, упал на колени перед столом Джоселин. Этот внезапный жест испугал ее. Но когда Рамис склонил голову, она поняла, что он не упал от нервного истощения, а встал перед ней на колени.
   – Рамис! – Джоселин подавленно опустилась на пол рядом с ним, обняла за плечи, пытаясь поднять его. – Перестань немедленно! Что ты делаешь? Что все это значит?
   Он на мгновение поднял голову и снова уткнулся в пол.
   – Мне нет прощения, госпожа. Никогда, как бы мне этого ни хотелось, потому что теперь уже трудно что-либо исправить.
   В глазах Джоселин кипели слезы, но она старалась держаться. Так много произошло за эти дни, она едва сдерживала себя, чтобы не заплакать, но она сейчас нужна Рамису.
   – Успокойся, мой друг. Пожалуйста, посмотри на меня. Ты должен знать, тебе не за что извиняться… И нечего исправлять. Пожалуйста, успокойся.
   Рамис поднял голову, по щекам текли слезы. Но голос прозвучал твердо:
   – Вы многого не знаете, госпожа. И сейчас настало время уравновесить чаши весов, если я смогу.
   – Как хочешь, – прошептала Джоселин, и в ее мозгу промелькнуло чувство неосознанного страха. – Это ты… о Джилли?
   Рамис покачал головой:
   – Только в том смысле, что ее душа требует, чтобы я стал лучше, чтобы стал достоин ее в загробной жизни.
   У Джоселин расширились глаза от тревоги.
   – Если ты собираешься что-то сделать с собой, Рамис, тогда…
   Рамис нетерпеливо поднял руку, прерывая ее слова:
   – Нет, госпожа. Мне предстоит долгая жизнь, прежде чем я соединюсь с ней.
   Джоселин с облегчением вздохнула.
   – Рамис, говори яснее. О каких весах ты толкуешь? Что ты пытаешься исправить?
   – Мне бы следовало понять, что после смерти вашей матушки я мог сделать вас свободной. У меня была сила, но я не осознавал этого.
   – Я не понимаю. Моя мать…
   – Легче ничего не менять. Теперь, когда я потерял Джиллиам, я понимаю страдания и ненужную боль, которые я безучастно наблюдал и позволил вам пережить, взвалив на ваши плечи слишком тяжелую ношу в юном возрасте.
   В голове Джоселин крутились десятки вопросов, но она терпеливо ждала, когда он продолжит, не желая больше огорчать его.
   – Мне следовало понять это. Но ваша матушка заставила меня поклясться, что я помогу вам занять ее место и… сохраню от вас ее секрет.
   – Ее секрет? О том, что она была владелицей «Колокольчика»?
   Рамис медленно покачал головой.
   – О вашем отце. Она никогда не хотела, чтобы вы знали, потому что она стыдилась этого и хотела вас оградить. Он стал таким жестоким и изворотливым, что ваша матушка хотела уберечь вас от него любой ценой.
   В комнате повисла долгая тишина. Джоселин смотрела в его бесконечно печальные глаза и наконец поняла, о ком шла речь.
   – Марш. – Ей даже не нужно было видеть утвердительного кивка Рамиса, слышать подтверждение правильности ее догадки.
   Марш. Ее отец. Человек, которого она ненавидела девять лет. Человек, который ежемесячно настаивал на случайных визитах, чтобы выплеснуть на нее свою злобу, хотя Джоселин просила его не приходить. Он ругался, пинал ногами стулья, потом приходил снова и снова, чтобы похвастаться знанием ее уязвимых мест… предупредить об угрозах со стороны других владельцев борделей… намекнуть на скрытые опасности, на которые ей следует обратить внимание. Фергус Марш. Ее отец.
   «Он наблюдал за мной странным способом. Он… защищал меня».
   Рамис склонил голову.
   – Он подозревал, но ваша мать никогда не подтверждала его догадки. Даже сейчас, я думаю, он не уверен. Они стали врагами, и я не могу сказать, что сейчас творится в его сердце. Но от этого мой… грех еще больше.
   – Твой грех? – выдохнула Джоселин.
   – Я собирался убить его, госпожа.
   – Н-но ты не сделал этого. Полиция найдет того, кто убивал девушек и…
   – Госпожа! – Голос Рамиса звучал тихо, и Джоселин вся обратилась во внимание.
   – Да, Рамис. – Она замерла, не зная, сможет ли вынести еще какие-то откровения, потом коснулась его руки. – Продолжай.
   – Я всегда мог освободить вас от этих дел и теперь даже не знаю, смогу ли искупить свою вину. – Он отдернул руку. – Вы – поистине затворница. Эта маска сослужила вам хорошую службу. Вас не знают в обществе, вы для них – тайна. В своем кругу вы как тень, и даже если есть те немногие, кто знает вас в лицо, я хорошо заплачу им за молчание.
   – Рамис, о чем ты говоришь?
   – Люди видят то, что они хотят увидеть. Ни один человек в уважаемых домах Лондона не узнает вас. Потому что они не ожидают увидеть вас там.
   – Я тоже не ожидаю увидеть себя там, Рамис.
   – И даже если они уловят в вас сходство с хозяйкой борделя, которую они однажды видели, то будут держать язык за зубами, чтобы спасти свою репутацию. Все очень просто.
   – Все очень просто… Что ты имеешь в виду?
   – Я возьму управление «Колокольчиком» на себя. Именно я показывал вам, как ваша мать управляла заведением. У меня были необходимые для этого знания, но я настоял, чтобы вы взвалили на себя столь тяжкую ношу, вместо того чтобы уберечь вас от этой жизни. Я сохраню все, как было при вашей матери и при вас, и буду следить, чтобы никто больше не пострадал. Я смогу защитить всех так, как никто другой не сможет этого сделать.
   Джоселин уже приготовилась возразить ему, но благоговейный трепет от проникающих в душу слов заставил ее молчать. «Он был здесь всегда. На его авторитет я полагалась первые месяцы и годы. Рамис был здесь направляющей силой. Ему не нужна моя поддержка, чтобы твердо стоять на ногах. Он может управлять «Колокольчиком», кухней и прислугой, и они едва ли заметят мое отсутствие. Ничего не изменится».
   – Возьмите с собой Эдит в качестве служанки, ей не надо здесь оставаться. – Наставления Рамиса прервали ее размышления.
   – Рамис, я не уверена, что могу просто…
   – Уходите. Уходите из этого дома. Вы ведь всегда говорили об этом. Забирайте свое огромное состояние, которое заработали, и стройте ту жизнь, какая вам нравится. – Рамис опять склонил голову. – Жизнь, которую у вас украли.
   – Ты никогда ничего не крал у меня! – Джоселин обняла Рамиса за шею, не обращая внимания на его напряженность, удивление и полную неготовность к этому жесту. Она уткнулась ему в плечо, из глаз потекли слезы, оставляя соленые дорожки на щеках. – Т-ты так много дал мне… Я… я не знаю, что сказать.
   – Скажите, что вы уйдете.
   Слишком просто. Это слишком просто. О Господи… – Я уйду, – прошептала Джоселин, и рыдания сотрясли ее тело. Она оплакивала клятвы, которые они давали, любовь, которую они потеряли.
   – Достаточно! – Рамис посмотрел на нее с тревогой. – Вы теперь свободны. Вам предстоит многое сделать, госпожа. – Он встал и помог Джоселин подняться на ноги.
   – Многое сделать?
   – У вас есть имя, которое надо похоронить, и имя, которое необходимо воскресить.
   Джоселин почувствовала, как губы растягиваются в улыбке, и какое-то неведомое ранее ощущение снизошло на нее. И только позже она поняла, что это было.
   Надежда.


   – Ты похож на дьявола, Рэндалл.
   – Очень мило с твоей стороны, – криво усмехнулся Алекс.
   – Это же рождественский бал, Алекс, – смело продолжал Дрейк, открыто наслаждаясь возможностью высказать свое мнение. – Разве ты не пригласишь какую-нибудь красавицу потанцевать?
   – Может, тебе пора поболтать с другими гостями?
   – Рождаются сплетни о состоянии твоего здоровья, Алекс, ты чахнешь на глазах. Скоро начнут заключать пари. Если дело в женщине, я очень рекомендую тебе разрешить вопрос или заставить себя побольше есть.
   – С моим здоровьем все в полном порядке, – Алекс беспокойно заерзал на стуле, – я не чахну.
   – Повторяй это перед зеркалом, если хочешь выглядеть убедительно, Святой Алекс. – Дрейк пригубил бренди. – Теперь признавайся.
   – В чем я должен признаваться? – Алекс смотрел на огонь камина. Ему хотелось оказаться сейчас за сто миль отсюда. – Что я слишком поздно получил хороший урок? Нет оправдания человеку, который жертвует любовью, чтобы избежать угрозы скандала.
   – Неплохая мысль, так можно и прославиться. – Дрейк вздохнул. – Ты для этого подходишь как нельзя лучше.
   – Лучше сгореть на костре, дружище.
   – Достойная кончина для святого, Алекс, – сухо заметил Дрейк.
   Алекс округлил глаза.
   – Мне кажется, для одного вечера я получил от тебя достаточно сочувствия. – Он расправил плечи, выпрямился, готовясь уйти. – Спасибо за приглашение, ваша светлость. Пожалуйста, передайте вашей очаровательной жене, что мне было приятно вновь встретиться с ней.
   – Значит, она того не стоит?
   – Прости? – Алекс замер на стуле.
   – Не стоит того, чтобы пережить скандал? Та женщина, о которой ты тоскуешь несколько последних месяцев. Ты это имел в виду?
   – Нет. – Алекс возмущенно встал. – Она решительно стоит этого, и если бы у меня был выбор, ничто не помешало бы мне это доказать. – Он суетливым жестом стал поправлять жилет, чтобы хоть чем-то занять задрожавшие руки.
   Дрейк тоже встал, его поза была более непринужденной и естественной.
   – Не торопись обижаться, Алекс, я просто задал честный вопрос.
   Алекс сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Конечно, с его стороны было глупо накидываться на Содертона.
   – Дело не в вопросе. Мне просто не хотелось бы говорить на эту тему.
   Дрейк покачал головой, поднимая бокал с бренди.
   – Советую немного погоревать о потере и сосредоточиться на тех наслаждениях, которые ты получишь, когда добьешься своего.
   Алекс рассмеялся и почувствовал, как напряжение покидает его тело.
   – Мой друг стал философом. Женитьба сделала тебя мягче, Дрейк.
   – Возможно.
   – Вы так быстро покидаете нас, лорд Коулвик?
   Алекс обернулся и увидел подошедшую герцогиню.
   – Боюсь, что да.
   – Здесь присутствует молодая леди, с которой я хотела вас познакомить. Однажды она оказала мне большую услугу. – Мерриам взяла Алекса за руку. – Она недавно вернулась в Англию на зимний сезон. Я слышала, она из хорошей семьи, хотя подробности мне неизвестны. Родилась за границей, родители, к сожалению, ушли из жизни. Я уверена, она вам понравится.
   – Простите меня, ваша светлость, но если вы превратились в сваху, то я определенно должен уйти. – Алекс поклонился и поцеловал ее руку. – Дрейк оказывает на вас ужасное влияние, Мерриам. Должен предупредить вас…
   Веселый смех в зале заставил его замолчать на полуслове. Показалось, что время внезапно остановилось. Он изумился мелодии женского смеха, который звучал как приглушенные колокольчики, повернулся и убедился в том, что казалось ему невозможным.
   – Это должно быть интересно, – громко произнес за его спиной Дрейк.
   Алекс не обратил на него никакого внимания.
   – Представьте меня, ваша светлость.
   Мерриам удивленно посмотрела на него, глаза искрились весельем:
   – Вы уверены? Нет, если вам надо идти…
   Алекс твердо взял ее за руку и повел через зал к объекту своего внимания. В платье из ярко-зеленого бархата, выгодно подчеркивавшее привлекательные изгибы ее тела, с копной рыжих кудряшек, которые отливали медью в свете ламп, Джоселин была как рождественская сладость. Внимание Алекса привлек знакомый блеск камней на оголенных плечах и шее, и он почувствовал, как что-то оборвалось в душе. Раскрасневшаяся и привлекательная, она улыбалась ему так, словно все это время ожидала его.
   – Лорд Коулвик, позвольте представить вас мисс Джоселин Толливер. – Мерриам едва заметно улыбнулась уголками губ. – Мисс Толливер, лорд Коулвик очень хотел познакомиться с вами.
   – Спасибо, я польщена. – Джоселин присела в реверансе, потом повернулась, чтобы представить упрямого вида даму справа от себя: – Позвольте представить вам мою компаньонку миссис Кларк.
   Все мысли Алекса были словно окутаны какой-то дымкой.
   – Мисс Толливер, могу я пригласить вас на следующий танец?
   Джоселин кивнула, и миссис Кларк не успела даже глазом моргнуть, как Алекс повел мисс Толливер в танцевальный зал. Ни слова не говоря, он обнял ее. Для него не было никого и ничего в этом мире, кроме красавицы в его объятиях. Мелодия вальса доносилась до него, словно через стеклянные стены, но Алекс постарался не сбиться с ритма, когда они закружились в танце. В голове у него вертелась одна мысль, – подхватить ее на руки и унести из дома Содертонов. Или просто увести ее в первую попавшуюся пустую комнату, которую можно здесь найти. Наконец они разговорились.
   – Откуда?
   – Из Франции, – тихо ответила Джоселин, не сводя с него глаз. – Мне нужно было приданое.
   – Получила? – Алекс наклонился к ней ближе, его дыхание щекотало ей ухо и вызывало дрожь в теле.
   – Ты похудел, Алекс.
   Он улыбнулся:
   – Ты тоже, но стала еще прекраснее, Джоселин.
   – Я была удивлена, когда узнала, что ты остался в Лондоне на зиму.
   – Деклан с моей сестрой захотели остаться в деревне. А я – не очень подходящая компания для влюбленных.
   – Мистер Форрестер и твоя сестра? Правда?
   – Вряд ли это попало в газеты, поскольку Уодли смиренно согласился на развод. Да их бы и не беспокоило, если бы он выразил несогласие. А я решил, что лучше уехать в город, здесь я мог продолжать изводить Рамиса расспросами о тебе.
   – Он бы никогда не рассказал тебе, куда я уехала.
   – Он и не рассказал, – подтвердил Алекс со страдальческой улыбкой на губах. – Теперь, когда я снова нашел тебя, ради тебя же я постараюсь ненавидеть его чуточку меньше.
   – Если бы он не предложил взять «Колокольчик» в свои руки…
   – Я же сказал, что постараюсь ненавидеть его чуточку меньше. – Алекс тихонько сжал ее руку, кружась в танце среди других пар.
   Джоселин сначала довольно вздохнула, но вдруг стала серьезной.
   – Ты слышал, что поймали убийцу Джилли?
   – Слышал. – Алекс постарался увлечь ее подальше от чужих ушей. – Кузен Сюзанны. Я сразу понял, что это правда. Когда нашли Джиллиам, Сюзанна пронзительно кричала, что это она должна была оказаться на ее месте. И ее слезы… Даже Изабель отметила, как странно все это выглядело. Сюзанна, должно быть, видела его и все сопоставила. Я даже не могу представить, какой ужас она пережила!
   – Я думаю, его все время преследовали навязчивые идеи о ней. И когда она покинула таверну и уехала в Лондон, это только ухудшило ситуацию. Он заявил, что ее похитили и развратили. Газеты сообщили, что он, отыскав и убив ее, хотел каким-то странным образом вернуть ее назад. Сюзанна не знала об этом до самого конца, пока… пока он по ошибке не принял за нее Джиллиам.
   – Все те невинные женщины…
   – Все брюнетки высокого роста. Все в красивых домах, в которые он никогда не мог попасть. Поэтому он нападал на девушек, когда они были на улице, они все…
   – Были похожи на Сюзанну, – закончил за нее Алекс.
   – Она решила остаться в «Колокольчике». – Джоселин на мгновение закрыла глаза. – Сказала, что не может представить себе другой жизни.
   – А я не могу представить себе жизнь без тебя, Джоселин. Скажи, что любишь меня. – Алекс замер в ожидании ответа.
   – Я всегда любила вас. И когда вы были праведником, и особенно когда вы были грешником, милорд.
   Алекс еще крепче прижал ее к себе, танцевальный зал куда-то исчез, когда он заглянул в эти удивительные зеленые глаза. Алекса пронзило острое желание поцеловать ее, и он не хотел бороться с ним. Замедлив шаги, он наклонился и коснулся губами ее виска, где бился пульс, потом по щеке скользнул к ее губам.
   В последнюю секунду Джоселин на дюйм отодвинулась от него.
   – Миссис Кларк со своим веером очень строга, лорд Коулвик. И потом… Вы понимаете, что в центре танцевального зала собираетесь поцеловать незнакомку, а?
   – Строга, говоришь? – Алекс дразнил ее, не сдаваясь и отказываясь отступать.
   – Я для этого и наняла ее, милорд. – Джоселин игриво посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц. – В конце концов, я невинное создание с большим состоянием, у меня нет родственников. Осторожность здесь не помешает.
   – Разве? – Алекс обхватил руками ее лицо, намереваясь удержать свое счастье, прежде чем оно могло исчезнуть опять. И в этот момент почувствовал скользящий удар веером по шее. Джоселин одарила его взглядом, словно хотела сказать «я тебе говорила», и Алекс обернулся посмотреть на нападавшего.
   – Миссис Кларк. – Он взял Джоселин за руку. – Не уверен, что это правильный способ вмешиваться.
   – Не надо мне, сэр, читать лекцию о том, что правильно. – Обмахиваясь веером, миссис Кларк отступила назад. – Вы ведете себя слишком дерзко и…
   – Я приношу свои извинения, миссис Кларк. – Алекс заставил себя принять серьезный вид. – Но поскольку я намерен жениться на мисс Толливер, возможно, вы простите мне мою несдержанность.
   – Но в-вы… Вы только что познакомились! – взвизгнула миссис Кларк, и Джоселин была вынуждена прикрыть ладошкой рот, чтобы не рассмеяться.
   – Это правда. – Алекс нежно приподнял пальцами подбородок Джоселин. – Но я знаю, чего хочу.
   Он поцеловал ее, затем наклонился, взял ее на руки и закружился по залу. Джоселин завизжала от смеха, потом прижала голову к его груди и вздохнула.
   – Это будет скандал, Алекс.
   Он уткнулся носом в ее ухо, тихо рассмеялся и прошептал:
   – Наконец-то!




скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное