Рене Бернард.

Сладкий обман

(страница 15 из 16)

скачать книгу бесплатно

   – Как хозяйка этого заведения, я прошу вас уйти, сэр. Я сообщу, когда выяснится это недоразумение, а до тех пор, пожалуйста, не возвращайтесь.


   В холле «Колокольчика» худшие опасения Алекса усилились, лакеи преградили ему дорогу. Прошло уже много дней, но от Джоселин не было никаких известий. Он немного успокоился, увидев новых лакеев внушительного вида и принятые меры предосторожности, но поскольку лакеи не позволили ему встретиться с Джоселин, как он того желал, на душе было тяжело. Он отправлял ей записки и ненавидел каждый слог, унижавший его, умолявший ее о встрече. Она говорила, что пошлет за ним, когда прояснятся все недоразумения, но Алекс не верил, что что-то решится, пока его нет рядом. В конце концов, терпение его иссякло. Он отчаянно хотел узнать, как она живет, а молчание в ответ на его записки оглушало его. Наконец он принял решение, он просто должен взять все в свои руки. Это началось по ее требованию, но не может так закончиться. «Я был дураком». В тот роковой день он сказал себе, что не может жить без нее, а потом ушел.
   – Мадам Дебурсье не принимает, милорд. Боюсь, вам придется уйти.
   – Она примет меня! Скажите ей, что я не собираюсь… – Лорд Коулвик! – Напускная беспечность в улыбке Джез никого не ввела в заблуждение, но смутила слуг, и они ослабили свою хватку. – Как нехорошо с вашей стороны заставлять меня ждать.
   – Госпожа сказала, что она не желает…
   – Не будь болваном, Мартин. Он выгодный клиент, а ты даже не поинтересовался у него, может быть, он выберет другую девушку, если мадам Дебурсье сейчас не может! – Джез спустилась вниз и взяла Алекса под руку. – Пойдемте со мной. Посмотрим, можно ли вам помочь.
   – Мы сообщим об этом Рамису, Джез. – Лакеи отступили в сторону, но держались настороженно.
   Она надула губы и дерзко посмотрела в их сторону, подталкивая Алекса к лестнице.
   – Для меня это не имеет никакого значения. Хотя мне кажется, что это жестоко с вашей стороны – допекать бедного человека, когда он так страдает! Он сходит с ума от горя, а вы собираетесь обсуждать с ним всякую ерунду, постоянный клиент пришел немного утешиться и отвлечься. Если он поколотит вас до бессознательного состояния, не приходите под мою дверь жаловаться.
   Когда они оказались на лестничной площадке, вдали от слуг, Джез нежно промурлыкала ему на ухо:
   – Полно, милорд. Я знаю, вы не успокоитесь, пока не увидите ее, но… вы уверены, что я ничем не могу помочь вам?
   – Спасибо, Изабель. – Алекс мягко убрал ее руку со своего плеча. – Я – ваш должник.
   – Вряд ли. – Она прищурила глаза, и в ее взгляде растаяли последние следы– обаяния. – Вы просто загадка, не так ли, лорд Коулвик? – Кошечка выпустила коготки, но продолжала сопровождать его по дому к заветной цели.
   – Я вам не нравлюсь, да?
   Джез пожала, плечами:
   – Мне вообще не нравятся мужчины, лорд Коулвик.
Но вас невзлюбить труднее, чем других, если вас это утешит.
   Они шли по коридору второго этажа, когда Алекс услышал женский плач и замедлил шаги.
   Джез нетерпеливо топнула ножкой, стараясь привлечь его внимание.
   – Не беспокойтесь, милорд. Это Сюзанна. Она не прекращает плакать с тех пор, как нашли Джилли. Бесполезная вещь эти слезы, должна вам сказать. Сюзанна испортит свою красоту и закончит тем, что будет стирать кому-нибудь белье, если не прекратит свои истерики.
   – Они с мисс Джиллиам были так близки?
   – Нет, – беспечно ответила Джез. – Поэтому ее слезы еще больше раздражают, если вы хотите услышать мое мнение. Только кто может догадаться, что происходит в ее голове?
   – Это точно.
   – О, как будто вы осведомлены! – Джез усмехнулась и остановилась перед лестницей, ведущей наверх. – Меня не беспокоит, что вы обо мне думаете, милорд. Я не притворяюсь, кто я такая и чем занимаюсь. И не скрываю трудностей той жизни, которую выбрала. А вы… Выбудете держать в руках пивную кружку, пить и пытаться убедить себя, что это была чашка чая! Вы станете пить мочу из кубка, если кто-нибудь скажет вам, что она кристально чистая! Я не буду извиняться, бросив несколько камней в ваши окна. Вы успеете увернуться. – Джез грациозно повернулась и пошла прочь, шурша юбками. – Уходите Коулвик. Пока вы по-прежнему думаете, что вы умнее всех остальных! – бросила она через плечо.
   Алекс сделал три глубоких вдоха, чтобы успокоить гнев, который вызвала в нем дерзость Джез. Бесконечные дни ожидания не ослабили его решительности, но нападки Джез стали для него полной неожиданностью. Ладно, он и так много времени потратил впустую, покорно ожидая, когда Джоселин пошлет за ним. Не стоит тратить его дальше на пустые споры с Изабель.
   Он быстро поднялся по ступенькам, выбросив из головы чепуху, которую говорила Джез. Алекс постучал в дверь и подождал приглашения.
   – Войдите. – Ее голос прозвучал мягко и приглушенно.
   Вид комнаты как-то сразу успокоил Алекса, словно приход сюда уже сам по себе обещал успех. Но Джоселин нигде не было, поэтому Алекс сделал несколько шагов и увидел ее в кабинете.
   Она с удивлением смотрела на него, и Алекс с болью в сердце отметил бледность ее лица и следы недавних слез.
   – Л-лорд Коулвик?
   Ее официальное обращение к нему не осталось незамеченным, но Алекс решил, что в нынешней печальной ситуации она имеет право на некоторую отчужденность.
   – Джоселин, я не мог больше ждать, я пришел, чтобы увидеться с тобой. Мне надо было… знать, что с тобой все в порядке.
   – Как видишь, – осторожно начала Джоселин, – у меня все хорошо. Я пишу письмо матери Эдит, чтобы сообщить ей об успехах дочери.
   – Ты не прислала мне никаких известий, признаться, я сходил с ума от беспокойства. Я не способен ждать, когда дело касается тебя.
   – Никаких новостей нет. – Джоселин встала и вышла из отгороженной гобеленом ниши. – По-моему, лучше оставить между нами все как есть.
   – Все как есть? – Алекс последовал за ней в комнату. – Джоселин, я должен попросить у тебя прощения. Я не имел права уезжать в тот день. Я должен был прокричать свое имя и…
   – Я обычно говорю, что женщина может задохнуться в море обязательств. Но уверена, что на мужчин это тоже распространяется, Алекс. Тебе не за что просить прощения. Ты сделал то, что должен был сделать. Если бы ты назвал свое имя или рассказал о своей связи с «Колокольчиком», ничем хорошим это не закончилось бы. Джилли все равно мертва, а твоя репутация была бы безнадежно испорчена.
   – Нет. – Алекс приблизился к Джоселин, страстно желая прижать ее к себе и положить конец ссоре. Алекс наблюдал за Джоселин и понимал, как искусно она может скрывать свое настоящее «я». В роли мадам Дебурсье она отправила его из борделя, чтобы спасти репутацию, и приняла на себя ответственность за преступление, которое вдребезги разбило ее мир. Алекс причинил ей боль, позволив поступить таким образом. Он знал ее так, как не знал никто другой, и сейчас застывшая в ее глазах печаль заставляла сжиматься сердце. – Я был нужен тебе, а я… я подвел тебя, Джоселин. Много времени в своей жизни я потратил, пытаясь бороться с грехами, и кончилось это тем, что я отрезал себя от остального мира. Давай помиримся, позволь мне доказать тебе, что я готов сделать для тебя все.
   Джоселин попыталась отмахнуться от его слов, но он схватил ее холодные тонкие пальцы и прижал к сердцу.
   – Я люблю тебя.
   Джоселин вырвала руку, на лице одновременно промелькнули удивление и боль, но она поспешила спрятать эти чувства под маской равнодушия.
   – Вы ошиблись, лорд Коулвик, и приняли страсть за любовь. Это весьма распространенная ошибка в стенах этого заведения, и я бы чувствовала себя последней негодяйкой, если бы воспользовалась вашим замешательством в своих целях.
   – Я люблю тебя и ничего не путаю!
   Джоселин скрестила руки на груди, давая понять, что его слова не убедили ее.
   – Нет такого сумасшедшего, который бы признавал свое состояние. Поверьте мне, лорд Коулвик, вы ошибаетесь.
   – Это не ошибка. – Он намеренно понизил голос. – Я люблю тебя и хочу, чтобы ты покинула это заведение. Джоселин, пойдем со мной. Позволь мне позаботиться о тебе.
   Наконец ледяная стена, которую она воздвигла вокруг себя, начала таять, глаза Джоселин наполнились слезами.
   – В качестве любовницы? Ты построишь мне дом и купишь экипаж?
   – В качестве женщины, которую я люблю. Я куплю тебе десяток экипажей, если пожелаешь.
   – А что на это скажет ваша жена?
   – Моя жена? – Алексу показалось, что он не расслышал ее. – У меня нет жены, Джоселин.
   – Будет. Я слышала о вашей помолвке с мисс Престон, лорд Коулвик. Полагаю, скоро вы будете получать поздравления.
   – Уинифред Престон? Ты с ума сошла? У меня нет таких намерений, а того, кто повторил эту сплетню, ввели в заблуждение.
   Джоселин пожала плечами, выражение лица стало еще печальнее.
   – Это не имеет никакого значения. Ты – знатный человек, Алекс, и в один прекрасный день ты поймешь, что тебе надо гораздо больше, чем просто любовница в постели. Тебе нужна респектабельная жена, которая родит законных сыновей для продолжения рода.
   – Джоселин…
   – Я отказываюсь видеть тебя униженным и оскорбленным из-за неравного брака между титулованным лордом и известной шлюхой. – Гордо вздернув подбородок, Джоселин твердо стояла на своем. Непрошеные слезы застилали ей глаза и медленно катились по щекам.
   – Не говори так. Я никогда не думал о тебе как о… – Алекс не мог даже произнести это слово, хотя понимал, что говорит неправду, и это острой болью отозвалось в его сердце. Конечно, он думал о ней так. Алекс охотно заплатил и никогда не поправлял ее, когда она упоминала об их «договоренности». – Ты не такая, Джоселин.
   Она улыбнулась, дерзкая и красивая.
   – Я и не думала так, лорд Коулвик. Но мое мнение не имеет никакого значения. Вы боитесь скандала больше всего на свете, и, как хозяйка «Колокольчика», скандал – это все, что я могу вам обеспечить.
   – Оставь «Колокольчик»!
   – Я не могу покинуть девиц. Сейчас я нужна им больше, чем когда-либо. Я поклялась, что они будут в безопасности, и… хотя я не уберегла Джилли, я не перестану защищать остальных. Мое место – здесь. Мне кажется, за свои деньги вы получили то, что хотели.
   Алекс схватил ее за плечи, горя желанием поцеловать эти упрямые губы.
   – Я люблю тебя, Джоселин, черт возьми! Должен же быть какой-то выход из этой ситуации.
   Джоселин покачала головой, и он потерял контроль. Он обхватил руками ее лицо и стал покрывать его жадными поцелуями. Он ощутил вкус соленых слез на ее щеках, потом припал к губам и обратил в ничто все попытки протеста, приведя в полное смятение ее чувства. На короткий миг она оставалась застывшей и неподатливой в его объятиях, потом вдруг отчаянно прижалась к нему.
   – Не надо… – всхлипнула Джоселин и оттолкнула Алекса, приложив пальцы к губам, словно хотела спрятать свое горе.
   – Джоселин, я женюсь на тебе! К черту скандал! Я смог бы выжить под пушечным огнем, если бы знал, что ты – моя.
   – К черту скандал? Ты даже не назвал инспектору свое имя, когда он спросил тебя! Что же ты скажешь, когда кто-нибудь тебя спросит, почему ты бывал в борделе? Или почему лицо твоей жены кажется таким знакомым?
   – Я… я бы сказал…
   Джоселин вырвалась от него и метнулась дернуть колокольчик, чтобы вызвать слугу.
   – Уходите, лорд Коулвик.
   – Джоселин, ты меня слышала? Я хочу жениться на тебе.
   Она закрыла глаза, руки по-прежнему держали шнурок колокольчика.
   – Я поклялась матери. Ты меня слышишь? Я дала клятву. – Она медленно открыла глаза, и Алекс увидел в них такую печаль и опустошенность, что у него невольно перехватило дыхание. – «Колокольчик» – это моя судьба, а не твоя.
   – Ты – моя судьба, Джоселин.
   – Сезон закончен, лорд Коулвик. Вы все получили за свои деньги, а я… Я получила больше, чем рассчитывала. Пожалуйста, – слезы мешали ей говорить, – просто уходите.
   – Ты не можешь так говорить! Между нами была не просто договоренность, Джоселин. – Он схватил ее за плечи, стараясь заставить признать правду. – Я люблю тебя!
   Она ничего не ответила, не подняла на него глаз, и прежде чем он успел сказать что-либо еще, убедить ее в своей правоте, в комнате появились лакеи.
   – Госпожа? – спросил один из них, тот, что разговаривал с Алексом на лестнице.
   – Пожалуйста, проводите лорда Коулвика, Мартин. Он не вернется в «Колокольчик». Никогда!
   – Джоселин, это нелепо! Не делай этого, черт возьми! – Гнев и разочарование заставили Алекса сбросить со своих плеч руки лакея, но выбора не было. Они бы все равно вывели его за дверь, и Алекс не собирался устраивать скандал в этих комнатах, ставших для него святыми.
   Алекс опять оказался выставленным за дверь «Колокольчика».
   Но на этот раз вход туда был закрыт.


   Летний дождь как нельзя лучше соответствовал его настроению, и Алекс даже не старался притворяться, что просматривает письма, лежавшие перед ним на столе. Адамс, верный своему долгу, приносил новую почту и ничего не говорил о том, что она остается без ответов.
   Хороший человек, подумал Алекс, глядя через окно на дождь. «Когда я снова почувствую себя живым, я непременно скажу ему об этом».
   – Алекс!
   Алекс вздохнул, обернувшись на голос появившейся в кабинете сестры, которая явно долго запасалась мужеством, чтобы встретиться с братом.
   – Если ты пришла защищать Деклана, то у меня для этого нет настроения, Элоиза.
   – Почему ты считаешь, что Деклан нуждается в защите? – Элоиза не отступала. – Я тоже виновата. И даже больше, чем он, как мне кажется, потому что это я решила соблазнить его.
   Алекс недовольно поморщился, провел руками по волосам.
   – Мне трудно в это поверить. И потом, я не уверен, что мне хочется знать подробности этого дела.
   Элоиза скрестила руки на груди, пытаясь скрыть вспышку разочарования.
   – Вот такие вы, мужчины! Если бы рассказывались пикантные подробности о куртизанках, ты бы захотел услышать все нюансы, но поскольку я – твоя сестра…
   – Вот именно! Поскольку ты моя сестра, я уже почти готов убить Деклана!
   Ее губы тронула легкая улыбка.
   – Почти? Это хороший знак.
   Алекс закатил глаза к потолку и мысленно произнес короткую молитву, чтобы сохранить хоть крупицу душевного равновесия, когда дело касалось сестры и этого ирландца.
   – Хорошо, Элоиза. Я сдаюсь. Ты пришла сюда не для того, чтобы защищать себя или этого лживого шельмеца. Так зачем ты пришла? У меня полно дел.
   Элоиза удивленно выгнула бровь, скользнув взглядом по вороху нетронутой почты:
   – Да-да, я вижу… Ты занят.
   – Так какое у тебя дело?
   – Мы любим друг друга, Алекс. – Элоиза гордо держала голову, и радостный блеск в ее глазах острой болью отозвался в сердце Алекса. – И собираемся всю оставшуюся жизнь прожить вместе.
   – Твой муж знает об этом?
   – Мистер Уодли уже два года находится в Италии «по делам». До этого он, возможно, был на другом материке, и меня это не волновало.
   – Как же так, Элоиза? – В голосе Алекса прозвучала тревога.
   – Я была молода и глупа и думала, что если выйду замуж за нетребовательного и простого человека, то буду безмерно счастлива. Я сознательно выбрала мужчину, очень отличающегося от нашего отца, у которого не было ни единого порока или недостатка в характере. Мистер Уодли был надежным, и я знала, что он позволит мне повелевать им и направлять его, как я пожелаю. – Элоиза потупила глаза. – Мне просто не приходило в голову, что буквально спустя несколько недель после свадьбы мне настолько станет противен его вид, что я буду готова отправить его спать в другое графство.
   – Элоиза…
   – Я эгоистка, Алекс. Мне кажется, у бедного мистера Уодли не было ни единого шанса.
   Алекс покачал головой и подошел к сестре, пытаясь смягчить горечь ее признания.
   – Ты полагаешь, что у Деклана манеры приличнее?
   Элоиза хихикнула, глаза засветились радостью.
   – Наряду с другими его очаровательными качествами.
   – Он хороший друг, Элоиза, но поскольку я знаю его лучше тебя, могу сообщить, что это самый худший образец мужчины, какой только можно себе представить. – Алекс закашлял, прочищая горло и размышляя, как бы приличнее охарактеризовать Деклана, чтобы не ранить деликатную натуру сестры. При этом он старался не думать, как лицемерно ведет себя, критикуя сейчас Деклана, когда его собственное поведение вышло далеко за границы дозволенного. – Существуют вещи, которые на самом деле намного хуже привычек человека, шумно поедающего суп. У Деклана развращенный характер. Вечера он проводит за карточной игрой и… в компании свободных женщин.
   Элоиза подняла руку, желая выразить свое несогласие.
   – Ты не прав, Алекс.
   – Элоиза, он постоянно приглашал меня в…
   – Туда, куда он точно знал, что ты не пойдешь, – закончила она его фразу. – Он тоже очень хорошо изучил тебя. Деклан намеренно проказничал, зная, что ты будешь избегать борделей.
   – И для чего он делал все это?
   – Чтобы мы могли остаться наедине, – Элоиза коснулась лица брата. – Это всегда было трудно сделать, ведь ты вел замкнутый образ жизни, и Деклан знал, что не может беспрерывно отказываться от твоих приглашений в клуб или в кофейню… Поэтому он…
   – Обманывал меня. – Алекс был поражен. – Я бежал от него, как от сумасшедшего, а ты…
   – Ты избегал меня, потому что я изводила тебя беспрестанными разговорами о поисках жены. Я мало надеялась, что ты встретишь достойную пару и найдешь счастье… – Она поджала губы. – Мы были плохой компанией для этой цели, но зато у нас было время, когда мы могли оставаться наедине. Я никогда… не хотела обидеть тебя. Мы вели себя осторожно, потому что знали, что после всего, что натворил наш отец, ты ненавидишь слухи и скандалы на подобные темы. Я бы сделала все, что в моих силах, чтобы оградить тебя от сплетен, но…
   – Элоиза, будь счастлива и никогда не оглядывайся назад. Меня не волнует, что скажут люди. Черт, если бы мы вели себя честно, и вы, и я, вся эта история вряд ли привлекла бы внимание дольше, чем на пару минут. Твой муж последние несколько лет был привидением, и все видели, что вы жили все это время отдельно.
   – Но развод!
   Алекс пожал плечами:
   – Займись им, если хочешь, но мне кажется, это вряд ли что-то изменит. Деклан любит тебя, я прав?
   Элоиза молча кивнула.
   – Тогда будьте счастливы, Элоиза.
   Она обняла брата, целуя его в щеку и весело смеясь. У нее даже помолодело лицо, словно она сбросила несколько лет.
   – Ты просто прелесть, брат. – Элоиза наклонилась к нему, и в глазах мелькнуло беспокойство. – А ты? Ты будешь счастлив, Алекс?
   Алекс поцеловал ее в щеку и отпустил, легкое волшебство момента испарилось. Рассуждать о счастье в его нынешнем положении было тяжело, но признание собственного поражения только расстроит сестру.
   – Да. – Алекс проглотил ком в горле, молясь, чтобы она не стала развивать эту тему дальше.
   Элоиза просияла от радости.
   – Отлично! Ты заслужил счастье. – Она поправила волосы. – Ну что ж, пойду поговорю с мистером Форрестером. Ему принесет большое облегчение твое решение не стреляться с ним на рассвете.
   – Это потому, что он знает, какой я меткий стрелок.
   Элоиза хихикнула:
   – Может я не стану пока ничего говорить ему, пусть пострадает подольше.
   – Ты – отвратительная штучка, Элоиза. Мне кажется, именно такая женщина, как ты, сможет управлять Декланом всю оставшуюся жизнь.
   – Спасибо, Алекс! – Элоиза снова обняла его и выбежала из комнаты, намереваясь помучить Деклана, прежде чем сообщить ему хорошие новости.
   С ее уходом комната опять опустела. Алекс вернулся к свежей почте, ненавидя хандру, которая давила на него из углов комнаты и грозила похитить его душу. Ну должен же быть какой-то выход, чтобы заставить Джоселин выслушать его объяснения! Алекс несколько раз ездил в «Колокольчик», но его силой выдворяли на улицу. Черт возьми, должен быть способ разрешить конфликт и все расставить по своим местам.
   – Милорд, – раздался у порога голос Адамса, – мистер Пирс хочет видеть вас.
   «Расследование. Я совсем забыл о нем».
   – Добрый день, милорд. – Пирс вошел шаркающей походкой, его одежда, казалось, промокла насквозь. – Клянусь, сегодня на улице можно ловить рыбу.
   – Разве Адамс не предложил вам раздеться, Пирс?
   Сыщик пожал плечами:
   – Я не думаю, что разговор займет много времени, и, честно говоря, не вижу нужды в такой суете.
   Алекс кивнул:
   – Как пожелаете. Узнали что-нибудь новое об убийствах?
   Пирс моргнул, прежде чем ответить.
   – Полиция стала работать живее после убийства последней девушки. Я бы сказал, они почти поймали его. Я слышал, все девицы, – брюнетки, похожи друг на друга. Но я вообще-то пришел с докладом о леди, сэр. Должен сказать, это было нелегко, – Пирса прямо распирало от гордости, что задание выполнено. – Я все записал вот здесь, милорд. – Он вытащил из кармана пальто толстый коричневый конверт.
   Алекс в нерешительности посмотрел на него.
   – Здесь все, сэр. Вся ее жизнь и копия ее оценочных листов из престижной школы, куда ее отправила учиться мать. Я также раскопал, откуда у ее матери появились деньги и как она оказалась в этом кирпичном особняке. – Пирс сделал паузу, явно наслаждаясь финалом. – Я даже узнал, кто ее отец… Очень ценная информация, позвольте заметить! Я был немного удивлен, когда узнал его имя, поскольку он…
   – Спасибо, Пирс! – прервал Алекс, выхватывая конверт из его рук. – Достаточно.
   – Ну что же, ладно. – Пирс неуклюже поклонился, прежде чем направиться к выходу. – Если вам понадобится что-нибудь еще…
   – Я сразу свяжусь с вами. – Алекс проводил его, даже не пытаясь скрывать, что торопится поскорее избавиться от гостя. Он положил несколько монет в руку сыщика и закрыл за ним дверь.
   Конверт, который он держал в руках, оказался тяжелее, чем предполагал Алекс.
   «О Боже! В моих руках – прошлое Джоселин. Подтверждение, которое, как я думал, понадобится мне…» – Алекс застонал. – Подтверждение, которое, как я думал, понадобится мне, чтобы не прятать от других свои чувства к ней. Мне хотелось обнаружить какую-нибудь благородную любовную связь, богатое кровное родство и сказочную историю о трагедии и ошибках людей. Мне хотелось этого, чтобы любить ее без опасения».


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное