Лев Пучков.

Блокпост

(страница 6 из 39)

скачать книгу бесплатно

– Слово мужика? – ехидно осведомился Иван. – А как отдадим тебе «индейцев», опять накрутишь двести штук?

– Слово Артура Бекбулатова, – гордо поправил его собеседник. – Ты хорошо поработал, капитан, считай, двести штук для компании срубил. Они тебя за это должны…

– Мой компания готов платить миллион, – внезапно вмешался до сего момента молчавший Морис. – Только вы отдавать мой фемина – два. Пожалуйста! – Тут на глаза его навернулись слезы, он потащил из кармана носовой платок и с шумом высморкался.

– «Лимон» – это хорошо, – одобрил Артур. – Только ведь весь расчет как раз и строился на твоих бабах. За баб будешь беспокоиться и быстренько выдоишь из своей компании бабки. А если мы их отдадим, вы потом будете этот «лимон» год собирать. Нет, так не пойдет.

– Ты все испортил, индюк. – Иван угрюмо покачал головой. – Я ж тебе сказал – щеки надувай…

– Я договаривать с президент компании. Он убеждать совет директоров. Группа эксперт приезжать – расследование. Банк переводить деньги. Я получать. Это дело долго. – У Мориса задрожали губы, и он всхлипнул. – Весь этот время… мой фемина – у бандит… Что он с ним делает?!

– Ну, это уж не мои проблемы, – лениво зевнул Артур. – Что делает… Жена твоя дочь родила, – значит, женщина. Обещаю, что девочку мои люди из нее делать не станут. – Он нехорошо хохотнул. – А вот насчет дочери – ничего обещать не могу. Сам понимаешь – горцы такие люди…

– Рот закрой, дебил, – злобно оскалился Иван. – Че ты несешь!

Морис их уже не слушал – худые плечи француза сотрясали безутешные рыдания. Дико было наблюдать за взрослым мужиком, плачущим, как дитя, – Иван невольно потянулся и погладил его по голове, промямлив что-то утешительное.

– Нет, насчет баб мы не договоримся, – продолжал Артур развивать свою мысль, никак не отреагировав на замечание Ивана. – Бабы – это наш гарант…

– Я сам… сам пойду! – сквозь слезы отчаянно воскликнул француз. – Пусть я плен – фемина отпусти!

– Да ты совсем дурак, француз! – укоризненно сказал Артур. – А кто бабки будет добывать? Вот он, что ли? – Он ткнул указательным пальцем в сторону Ивана. – «Сам пойду…» Ты пойми – мы же не дураки. В этом деле весь расчет строится на том, чтобы кровно заинтересовать того, кто должен платить. Вот мы и заинтересовали. Да не хнычь ты, не мужик, что ли?

– Там молодой парень есть, родственник его, – вмешался Иван. – Чем тебе не интересант? Отпусти баб, командир, добром прошу!

– Нет, этот его родственник – не интересант, – упорствовал Артур. – Что с мужиком станется? Да и двоюродный – брат-то… Не будет он рвать и метать за двоюродного… Вот если бы ты, капитан, пошел заместо баб – тогда другое дело. – Он возбужденно сверкнул глазами и подмигнул Ивану. – Тогда бы я, пожалуй, подумал. А что? Твои пацаны, пока ты у нас сидеть будешь, всю душу из этой конторы вытрясут – чтобы бабки побыстрее заплатили. Чем не гарант? – Он тонко рассмеялся, чрезвычайно довольный своей шуткой.

– Ага, все бросил и пошел, – проворчал Иван. – Всю жизнь ждал этого момента…

Неожиданно Морис перестал всхлипывать и уставился на него пронзительным немигающим взглядом.

И столько боли было в этом взгляде, столько скрытой надежды, что Ивану стало не по себе.

– Че ты пялишься, рахит! – грубо прикрикнул он на француза. – Пялится он…

– Мой дети – все твой имя, – хрипло бормотал Морис. – Мой деньги – все твой. Дом на Парис – твой. Пожалуйста! Иди за фемина к бандит! Ты не… Ты не думать, что он там с ним делает?! Пожалуйста! – И вдруг он большим шурупом ввинтился между передними сиденьями, вцепился обеими руками в грязную Иванову кроссовку и принялся исступленно ее обцеловывать.

– Да еб… Ну-ка, бля… Да пошел ты, рахит! – возмутился Иван, силясь выдернуть ногу из цепких рук француза. – Щупальца убери! Все, все – уже иду!

– Далеко? – живо отреагировал Артур.

– В плен к тебе. Вместо его баб, – пробурчал Иван, выдернув, наконец, кроссовку из рук француза. – Вот ведь прицепился, зараза! Как клещ, блин…

– Не шутишь? – недоверчиво покосился на него Артур. – Офицер спецназа в плен? Добровольно?!

– Так точно – добровольно, в плен, – подтвердил Иван, избегая встречаться взглядом с глазами Мориса, загоревшимися огнем безумной радости. – Давай по-быстрому притащи его баб, я тебе отдаю твоих рахитов, садимся на твою тачку и едем…

– С трудом верится, – настороженно произнес Артур, поедая взглядом каменный Иванов профиль. – Что-то ты задумал, капитан…

– Да ну в задницу – какой тут «задумал»! – в сердцах воскликнул Иван. – Я отдаю тебе твоих пиздронов, ты отдаешь баб, я иду в комплект к его двоюродному брату и переводчику… а этот индюк, – кивок в сторону затаившего дыхание француза, – тем временем добывает тебе пятьсот штук баксов.

– Семьсот, – поправил Артур.

– Ты сам сказал – я за язык не тянул, – возмутился Иван. – Сказал – отдаете моих людей, двести штук сбрасываю. Слово дал… Или слово свое назад забираешь?

– Ладно, хрен с вами – согласен, – сдался Артур. – Давай обсудим порядок обмена…

Минут через сорок на небольшую полянку, примыкавшую к грунтовке и расположенную в километре от «нейтралки», выехал джип «Ниссан» и остановился метрах в пятидесяти от «бэтээра», возле которого рассредоточились бойцы отделения сопровождения. Из машины вышел Артур, помахал автоматом и весело крикнул:

– Капитан, иди погляди!

– Страховать, – привычно бросил Иван, положил автомат в траву и направился к джипу. Кого конкретно страховать, никто не понял: только что командир строго-настрого запретил стрелять в сторону машины с заложниками – что бы ни случилось.

В машине находились трое боевиков и женщины. Заглянув в салон, Иван моментально оценил обстановку: все боевики с автоматами плюс Артур – итого четыре ствола. Судя по всему, ребята выросли с оружием в руках и не страдают комплексом тотального гуманизма – это было написано на их наглых бородатых рожах. Помимо всего прочего, каждый из «индейцев», сидевших по обе стороны от женщин на заднем сиденье, держал в левой руке РГД-5[9]9
  Ручная осколочная граната – разлет осколков 25 метров.


[Закрыть]
, демонстративно надев кольцо выдернутой предохранительной чеки на мизинец.

– Ну, это уже перебор, – кивнул Иван на гранаты и внимательнее пригляделся к женщинам. Мамаша, хорошо сохранившаяся блондинка лет сорока, держалась молодцом, хотя блузка на ней была разорвана, а шею и выглядывающее из прорехи левое плечо украшали кровоподтеки. Дочь – точная копия матери, упакованная в джинсовый комбинезон, делала отчаянно круглые глаза. Лицо ее покраснело и припухло от недавних рыданий.

– От уроды, бля! Дегенераты фуеголовые! – с тихой ненавистью процедил Иван, поворачиваясь к Артуру. – Когда успели – на ходу, что ли? Кастрировать вас надо, бля – поголовно…

– Ну я ж не могу за всем подряд уследить, – флегматично заявил Артур, не отреагировав на оскорбление. – Давай построй своих в шеренгу перед «бэтээром» – посчитаю.

– Даю. – Иван поднял вверх правую руку и звонко щелкнул пальцами. Тотчас же из-под «бэтээра» и над ним возникли руки, сжимавшие автоматы. Ни одной головы. Башня чуть сдвинулась вправо и вернулась в исходное положение.

– Не понял, – нахмурился Артур. – Ты чего?

– Я построю бойцов в шеренгу перед «бэтээром», а ты их одной очередью срежешь, – деланно зевая, пояснил Иван. – Че ж я – дурнее паровоза? Считай – руки все правые, левшей не держим.

– Ну-ну, – неодобрительно буркнул Артур и пальцем посчитал автоматы. – Посчитал – семь плюс ты. Плюс наводчик – в «бэтээре» сидит. Норма.

– Местность смотреть будешь? – поинтересовался Иван.

Артур впился в него взглядом и с полминуты изучающе рассматривал, будто пытался что-то уяснить для себя. Наконец хмыкнул и покрутил головой.

– Не буду. Все путем.

– А если я договорился с пацанами с блокпоста? – хитро прищурился Иван. – Сидит сейчас отделение в кустиках – как баб отдашь, так и струканут. Или моих парочка? Достаточно двух хороших снайперов…

– Хорош придуряться. – Артур снисходительно усмехнулся. – Я, прежде чем ехать, взял бинокль и посчитал людишек на блокпосту – там все на месте. А у тебя в отделении девять человек – вместе с тобой.

– Откуда дровишки? – недоверчиво прищурился Иван. – У тебя что – прямая связь со штабом группировки?

– Тоже мне – военная тайна! Да наши вас ежедневно по пять раз пересчитывают – от нечего делать. Хватит дурковать – работать давай. Моих орлов покажи.

Иван опять поднял руку вверх и показал два пальца. Из «бэтээра» высадили захваченных «индейцев» и поставили их на землю, поддерживая за штаны.

– Били? – лаконично поинтересовался Артур, рассмотрев окровавленные лица соратников.

– Сами, – в тон ответил Иван. – Машина перевернулась.

– Ладно, хрен с ними. – Артур поморщился. – Живы – и то хлеб. Поехали, что ли?

– Поехали, – согласился Иван и помахал правой рукой. Двое бойцов подвели задержанных «индейцев» метров на двадцать и встали за ними, уперев стволы автоматов в спины.

– В сторону отойди, – распорядился Артур. – А то шустрый больно…

– Отхожу. – Иван попятился назад и остановился метрах в десяти от джипа. Артур что-то сказал боевикам, находящимся в салоне, те медленно вышли, извлекли пленниц и, крепко обняв их за талии, направились к середине полянки.

Когда объекты обмена оказались друг от друга на расстоянии нескольких шагов, Артур крикнул:

– Стой! – и протянул Ивану наручники: – Давай, братишка… Руки за спину и повернись к лесу передом, а ко мне задом.

– Сначала пусть вставят чеки на место и согнут усики, – заупрямился Иван. – И отойдут от дам на пару шагов. Наручники – это всегда успеется.

Артур на секунду задумался, впиваясь взором в лицо оппонента, затем нервно глотнул, поднял автомат и, прицелившись Ивану в грудь, скомандовал:

– Чеки – на место! Отошли на два шага.

«Индейцы» послушно выполнили распоряжение: привели гранаты в безопасное состояние, отошли на два шага и тотчас же направили автоматы на женщин.

– Ручки, – напомнил Артур, бросая Ивану наручники. – Давай, капитан, не упрямься…

Иван, тяжко вздохнув, поднял наручники и окольцевался в положении «руки за спину», повернувшись к Артуру спиной.

– Очень приятно, – облегченно вздохнул Артур. – А теперь – давай, на переднее сиденье. Давай!

– Те двое – автоматы на предохранители, кругом и потопали сюда, – скомандовал Иван. – Потом – можно и в машину.

– Ты уже в наручниках, капитан, а все командуешь! – нервно хохотнул Артур. – Не поздно ли?

– Пока я здесь – я командир, – тихо сказал Иван. – Лучше на «бэтээр» посмотри. – И громко откашлялся. Пулеметы «бэтээра» плавно поехали влево и остановились на Артуре.

– На предохранитель – ставь! – недовольно крикнул Артур. – Кругом! Бегом марш!

«Индейцы» на середине полянки поставили автоматы на предохранители, развернулись и затрусили к джипу. Иван, удовлетворенно крякнув, приблизился к машине и забрался на переднее сиденье. В этот момент у «бэтээра» происходила трогательная сцена: обезумевший от радости Морис тискал своих вновь обретенных женщин, не обращая внимания на отрешенное лицо супруги и сдержанные рыдания падчерицы.

– Стой! – вдруг заорал Шифер, догоняя «индейцев». – Стой, базар есть!

– Не понял! – насторожился Артур. – Что за дела?

– Сказать кое-что надо, – жестом успокоил его помощник Ивана, показывая руки – автомат он оставил возле бэтээра. – Все путем, старшой, все путем… Я хотел намекнуть насчет режима содержания…

– Чего там намекать, – нахмурился Артур. – Если твой командир будет себя хорошо вести, сразу отпустим – как только бабки получим.

– Не, я не про то, я не про то, – скороговоркой зачастил Шифер. – Ты вот что, старшой… Имей в виду… Короче, мы все в курсе, ну, насчет ваших жопошных замашек…

– Ты чего несешь, малый? – Артур обиделся. – Помоев поел?

– Не-не, обидеть не хочу, – заверил Шифер. – Просто предупреждаю… Ну, насчет педерастии вашей… Короче, ежели командира кто хоть пальцем тронет, мы вам тотальный впопураз устроим…

– Тотальный чего? – удивился Артур. – Как сказал?

– Ну, знаешь, как пословица гласит: «в попу раз – не педерас», – протараторил Шифер. – Вон, у нас для такого дела свой грузин есть – большой охотник… – Тут Шифер обернулся к «бэтээру», махнув призывно рукой, крикнул: – Правильно я говорю, Коба?! – и изобразил непристойный жест. От «бэтээра» дружно заржали, а здоровенный ставропольский грузин Загрия плотоядно зарычал и почесал волосатую грудь.

– Ну а воще, кроме шуток, ежели кто хоть пальцем командира тронет, мы потом каждого мужика, кто с вашей стороны приедет, будем того… опускать. И подробно рассказывать, почему такое свинство приключилось. Будете вы республикой пидаров. Усек? – дополнил Шифер.

– Ну и шутки у твоего подчиненного, капитан, – насупился Артур, укоризненно посмотрев на Ивана. – Хоть сейчас стреляй…

– Это не шутки, старшой, – веско сказал Шифер. – Никого обидеть не хотел, просто предупреждаю. Ты сам бывший спец – прекрасно знаешь, что такое боевое братство. В общем, поверь мне на слово – так и будет.

Артур пристально посмотрел на прапора.

– Ладно, учтем, – пообещал он. – Никто вашего командира пальцем не тронет. Это я тебе отвечаю…

…Покурив «шалы», Иван воровато огляделся и извлек из кармана крохотный кусочек четырехгранного надфиля. Сев лицом к выходу, он скрестил ноги и принялся за свою обычную послеобеденную процедуру – обтачивание заклепок на кандалах. Заклепки были массивные, такие и нормальным напильником стачивать – целый день уйдет. А уж работать сантиметровым огрызком стершегося надфиля – натуральный мазохизм. Зачем он это делает, Иван и сам толком не знал. Даже если удастся в один прекрасный день расковаться (именно день – на ночь пленникам надевали наручники, что делало работу невозможной) и в одиночку перебить всю охрану, удрать отсюда все равно не получится. «Нычка» располагается у них на довольно приличном расстоянии от границы Республики – вокруг села, жители которых немедленно схватят непонятно откуда взявшегося славянина и сдадут куда надо. Или вообще пристрелят из первых попавшихся кустиков, а потом подойдут посмотреть, нет ли у него чего хорошего в карманах. Так что надежда на досрочное освобождение была призрачной и эфемерной. Тем не менее вот уже почти неделю Иван с маниакальным упорством стачивал заклепки – должно быть, все из-за своего упрямого характера. Обыскивали их ежедневно, но на крохотный кусок надфиля никто внимания не обращал – так он и лежал в кармане вместе с обломками спичинок, ничем от них не отличимый на ощупь. Надфиль выбросил Махмуд, предварительно разбив его молотком на мелкие кусочки. Ну кто мог предположить, что эти кусочки на что-то еще годны?

Ближе к вечеру подъехал Артур – забирать Жюльена на переговоры. Через день он возил переводчика куда-то в село, где был телефон. Жюльен упрашивал заведующего филиалом побыстрее заплатить обещанный выкуп и, разумеется, пользуясь случаем, жаловался, что бандиты плохо с ним обращаются. Как и предполагал прозорливый Артур, со сроками выкупа возникли небольшие проблемы – компания не слишком торопилась отдавать похитителям полмиллиона долларов. Управляющий говорил, что на счет филиала пока что перевели двести пятьдесят тысяч. Вторая половина вот-вот ожидается. Очевидно, руководство компании уповало на правоохранительные органы Республики или какую-то счастливую случайность. Только случайностей здесь не бывает – тем более счастливых. А правоохранительные органы, декларативно объявившие войну похитителям живого товара, на самом деле таковую войну вести не в состоянии. Не будешь же воевать со всем своим народом…

В этот раз вопреки обыкновению обычно веселый Артур был замкнут и угрюм. Приказав отвести Жюльена в свой «Ниссан», он зашел в хибару и жестом показал тенью следовавшему за ним Махмуду, что желает общаться с Иваном тет-а-тет. Махмуд послушно нацепил на Ивана наручники в положении «спереди», смачным пинком выгнал Антуана и удалился сам.

– Твои хлопцы совсем оборзели, капитан, – криво ухмыльнувшись, начал Артур, присаживаясь на краешек замызганных нар. – Представляешь: выследили сегодня меня, когда к «соседям» ездил, остановили тачку посреди дороги и потребовали, чтобы я немедленно тебя освободил. Как бандиты, честное слово!

– Сказали, что если не согласишься, то грохнут на месте? – хитро сощурившись, высказал предположение Иван. – А ты, конечно, заявил, что освободят вот-вот. Бабки, типа того, компания уже почти приготовила… А если ты через час не вернешься, то им привезут мою голову… Так?

– Угадал, – кивнул Артур. – Умница. Так и сказали. И я им насчет твоей головы так и сказал…

– А они поверили этим басням и отпустили тебя. И на прощание напомнили, что со мной нужно получше обращаться, а то всех подряд будут опускать, кто с вашей стороны приедет. Ага?

– Это не басни, капитан, – насупился Артур. – Ну не через час… Но как только мои люди узнали бы, что со мной что-то случилось, все ваши три головы подбросили бы на блокпост – тут уже не до бабок…

– Видимо, соскучились мои хлопцы без меня. – Иван с хрустом потянулся. – Раньше-то они тебя не трогали – хотя пасли наверняка…

– Не соскучились – тут другое. – Артур вытащил из нагрудного кармана рубашки телеграфный бланк и протянул Ивану. – Вот, они просили передать…

Иван взял телеграмму скованными руками, недоуменно хмыкнул и пробежал глазами лаконичные строчки: «Умерла мать приезжай похороны 23» и подпись «тетя Даша». Перевернул листок – на обратной стороне отчетливая большая печать с орлом и стандартный оттиск с размашистой росписью: «Факт смерти гражданки Андреевой заверяю – военком п/п-к Караков».

Иван тупо покрутил головой – не поверил. Вновь прочитал, всматриваясь в каждую буковку. Пробормотал враз пересохшими губами:

– Какое… число какое – сегодня?

– Двадцать второе… Я вот что скажу, капитан… Ты хоть и враг, я тебе сочувствую. Прими соболезнования. То, что мы друг друга мочим, – это понятное дело. Но когда матери наши умирают – это горе, я знаю. Самое страшное горе…

Лицо Артура вдруг расплылось и утратило очертания – Иван хлюпнул носом и неловко полез окольцованными руками вытереть слезы. Артур начал что-то говорить, но он не слышал, потихоньку впадая в ступор. Мать – единственный человек в этом мире, который был ему близок и дорог. В последнее время он редко бывал дома – отчасти из-за специфики работы, отчасти из-за холостяцкой безалаберности. А может, еще и потому, что дома не нуждались в его помощи. Мать всегда отличалась железным здоровьем и даже после гибели отца легко управлялась с громоздким крестьянским хозяйством. В последний раз они виделись три года назад: Иван как раз попал в пору сенокоса и пришлось через «не хочу» помогать – куда денешься! Справились вдвоем, никого не приглашая, хотя накосить на три коровы – это вам не колбасу в буфете трескать. А под конец, когда скирдовали, мать заставила Ивана вскарабкаться наверх и за три часа в буквальном смысле загоняла навильником. Неделю потом отлеживался – все мышцы болели… Господи, да что ж такое стряслось, что заставило умереть такую жизнелюбивую и здоровую женщину, которой едва перевалило за полтинник? Несчастный случай? Или за эти три года она успела обзавестись каким-то не ведомым доселе недугом и все это время тихо угасала? А сыночек и не подозревал об этом – мотался себе по горам да в отпусках с девчатами развлекался…

– Да ты слушай, капитан! – толкнул его Артур. – Слушай чего говорю. Тебя ж касается!

Иван на краткий миг сосредоточился – лицо собеседника вновь обрело ясность, и стало понятно, о чем он говорит: половина суммы у них уже есть.

– В последний раз, когда разговаривали, они предлагали отдать половину за двоих своих сотрудников. Офицера, говорят, оставим пока, за него потом выплатим. Я, естественно, не согласился. Сейчас, думаю, можно по-другому раскинуть… В общем, я еду болтать с ними – добазаримся, чтобы, значит, тебя отпустить за полсуммы, а этих оставить. Я о тебе пекусь – потому как раньше тоже в спецах хаживал… Так что завтра вечерком, если все удачно ляжет, будешь уже…

– Какое сегодня? – перебил Иван, наморщив лоб и всматриваясь в телеграмму. – Число какое?

– Двадцать второе, – терпеливо повторил Артур. – День нашествия фашистских захватчиков… хотя тебе это по барабану…

– Поздно пришла, – сокрушенно пожал плечами Иван, кивая на телеграмму. – Че ж так поздно, а…

– Ну, сам знаешь – пришла в часть, пока уточнили твои координаты, пока переправили… Наоборот, очень даже оперативно сработали молодцы. Завтра, если все получится…

– Завтра никак не получается, – хрипло перебил Иван, уставясь пустым взглядом на телеграфный бланк. – Завтра уже хоронить будут – не успеваю…

– Ну что ж – такова судьба, капитан, – философски заметил Артур. – Печально, конечно… Однако ехать мне надо – хорош тут с тобой болтать. – Он поднялся с топчана и направился было к выходу.

– Вечером из Беслана борт летит. – Иван лихорадочно сверкнул глазами и вдруг, звякнув кандалами, неуклюже скакнул к Артуру, упал на колени, вцепился скованными руками в его щиколотку: – Слышь… как брата прошу – отпусти! Щас отпусти – как раз успею на бесланский борт. Завтра к полудню дома буду. Слышь – как брата!

– Да ты че – дурак, что ли? – округлил глаза Артур, силясь выдернуть ногу из цепких Ивановых рук. – Какой «отпусти», э?! А кто же мне тогда заплатит? На хера тогда вообще тебя брал?

– Похороны – завтра, – бесцветным голосом забубнил Иван. – Я тихо улечу – никто не узнает… А потом, если надо, обратно к тебе вернусь… Слышь – отпусти, а? Как брата прошу, слышь… Я тебе чем хочешь клянусь… Слышь – если завтра отпустишь, уже будет поздно… Борт – сегодня…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Поделиться ссылкой на выделенное