Лев Пучков.

Спецы: лучшая проза о борьбе с наркомафией

(страница 11 из 66)

скачать книгу бесплатно

Глава 4
Бюро

Руководствуясь суровой критикой постоянных читателей серии, биографические данные, а также предысторию команды, даем в усеченном виде: ровно столько, чтобы тем, кто впервые взял книгу в руки, было понятно, о чем идет речь.

Команда, с которой вы познакомитесь двумя абзацами ниже, была создана в августе 2002 года стараниями молодого и чрезвычайно пробивного спецпредставителя президента по ЮФО (для своих – Витя, а фамилию не скажем, это военная тайна) для решения ряда «специфических задач». В основу формирования был положен принцип селекции так называемых «социометрических звезд отрицательной направленности». Проще сказать, собрали в кучу самых отчаянных негодяев, которые давно проели плешь своим командирам и начальникам, и заставили работать во благо общего дела.

Сразу оговоримся – для тех, кто впервые знакомится с командой, – это не какой-нибудь там наикрутейший спецназ, который сутками напролет все подряд взрывает и пачками валит злобных врагов Отечества. Основной задачей данного формирования, как прежде, так и на нынешнем этапе жизнедеятельности, является добыча закрытой информации нестандартными методами.

Итак, знакомьтесь. Нумерация по позывным, безо всяких предпочтений.

№ 1. Иванов Сергей Петрович. Сорок четыре года, женат, двое детей. Полковник, до недавнего времени начальник оперативного отдела контрразведки Северо-Кавказского военного округа. В настоящий момент числится на генеральской должности в Главном управлении военной контрразведки, но в собственной должности не был ни дня. Сразу с Кавказа бессрочно откомандирован (с сохранением жалованья и всего соцпакета по постоянному месту службы) в распоряжение спецпредставителя Президента РФ по ЦФО. Сразу оговоримся: остальные члены точно так же откомандированы туда же, с пребыванием в штате по прежнему месту службы.

Пожалуй, самый приличный товарищ в команде, без каких-либо сдвигов. Главарь всей этой банды. Взяли за то, что умница и прекрасный аналитик. Дополнительные характеризующие черты: неплохо стреляет и слывет большим либералом (при условии, что подчиненный – тоже умница). Страдает аллергией на дешевые сигареты и идиотов.

№ 2. Васильев Семен Глебович. Сорок три года, холост. Подполковник, начальник инженерной службы ДШБр (десантно-штурмовой бригады). Специализация – взрывотехника, а вообще – просто золотые руки, из пачки гвоздей и отрезка канализационной трубы может миномет собрать. Соавтор семи пособий по саперному делу. Во время прохождения службы в Афганистане был два месяца в плену. Взорвал базу моджахедов, на которой содержался. Бежал, прихватив с собой двух оставшихся в живых контуженных охранников, месяц прятался в горах. Непонятно как выжил, ушел от всех облав, добрался до своих, в процессе путешествия обоих моджахедов… съел. После лечения в психбольнице вернулся в строй, живет в «горячих точках», дома – проездом. Хобби: любит в пьяном виде, с завязанными глазами разминировать МВУ (минно-взрывные устройства) повышенной категории сложности.

Дополнительные характеризующие черты: болезненно свободолюбив, не выносит хамов, отсюда постоянные конфликты с начальством.

Терпят исключительно ввиду высочайшего профессионализма – другого такого, пожалуй, во всех Вооруженных Силах не сыщешь.

№ 3. Петрушин Евгений Борисович. Тридцать восемь лет, холост. Майор, зам по БСП (боевая и специальная подготовка) командира седьмого отряда спецназа ВВ. Профориентация – специальная тактика. Прозвище – Гестапо. Живет там же, где и Глебыч, дома – проездом. В Первую чеченскую три недели был в плену, сидел практически в самой южной точке республики, высоко в горах. Не укокошили сразу только потому, что хотели обменять на известного полевого командира. Посидел три недели – надоело, вырезал всех лишних и удрал. Обозначил ложное направление движения, обманул погоню, забрался во двор хозяина района – одного из полевых командиров, наглухо упразднил охрану, самого командира взял в заложники и, пользуясь им, как живым щитом, на его же джипе добрался до расположения наших. Командира сдавать не пожелал – застрелил на глазах бойцов блокпоста. Видимо, был не в настроении.

Хобби – пленных не брать. Вернее, брать, но до штаба не довозить. Есть информация, что лично любит пытать пленных, и вообще слывет мастером допросов. Даже самые крутые горные орлы «раскалываются» на пятой минуте общения. Видимо, отсюда и прозвище. Обладает молниеносной реакцией, специалист практически по всем видам стрелкового и холодного оружия, бесстрашен, беспощаден к врагу и слабостям соратников. Персональный кровник девяти чеченских тейпов. Имеет маленький пунктик: вызывать на дуэль плохо обращающихся с ним старших чинов. Понятное дело – на дуэль с этим головорезом согласится не каждый, да и закона такого нету! Но прецедент, как говорят, место имеет…

№ 4. Воронцов Константин Иванович. Тридцать восемь лет, женат, двое детей. Майор, военный психолог. Кадровый военный, психологом стал, заочно окончив столичный «пед». Единственный в войсках доктор наук, проходящий службу в действующей части.

Среди своих имеет обусловленные профессией прозвища – Псих, или Доктор. Автор двух диссертаций, имеет нехорошее отклонение: страшно не любит тупых начальников и подвергает их всяческой обструкции. Прекрасный педагог, мастер психологического прогноза, специалист по переговорам в экстремальной ситуации и так называемым «обменам». В начале второй кампании был в плену: на переговорах взяли в заложники. Посидел пять дней, от нечего делать расколупал психотипы охранников и каким-то образом умудрился так их поссорить меж собой, что те вступили в боестолкновение с применением огнестрельного оружия. Проще говоря, перестрелялись. Психолог, воспользовавшись суматохой, завладел оружием одного убитого стража и принял участие в ссоре – добил двоих раненых. И удрал, прихватив с собой других пленных. Короче, хороший солдат.

№ 5. Крюков Василий Иванович. 28 лет, холост. Майор, начальник разведки энской бригады. На должность назначили в конце прошлого года, хотя ВРИД ходил года три. Мотивация была простая: молодо выглядит, да и вообще… хулиганит маленько. Имеет репутацию отъявленного грубияна и задиры.

Потомственный сибиряк-охотник, мастер войсковой разведки, недоброжелатели утверждают – мутант, ночью видит, нюх как у собаки. Может бесшумно перемещаться по любой местности, сутками напролет лежать без движения, прикинувшись бревном, «читать» следы и так далее. Дерсу Узала, в общем, войскового розлива.

В жизненной концепции Крюкова отсутствует пункт, необходимый для успешного продвижения по службе. Вася не признает чинопочитания и относится к людям сугубо с позиции человечьего фактора. Если человек достойный, но всего лишь солдат, Вася будет пить с ним водку и поделится последней банкой тушенки. Если же это генерал, но хам и «чайник» в своей сфере, Вася запросто выскажет ему в лицо свое мнение или просто пошлет в задницу. В общем, тяжелый случай.

Если подходить к вопросу с официальной точки зрения, Вася – военный преступник и полный кандидат в группу «Н» (склонен к суициду). Примеры приводить не станем, это долгая история. Вот наиболее яркий: как-то раз, чтобы разгромить базу боевиков, скоординировал нашу артиллерию метр в метр на точку своего нахождения!

Особенности: страдает графоманией. Сочиняет жутко скабрезные стишки и два года подряд рожает военно-полевой роман. Если таковой вдруг когда-нибудь родится, все, вместе взятые, литературные грубияны страны могут отдыхать…

№ 6. Старший лейтенант ГРУ Кочергин Сергей Александрович. Выглядит как минимум на тридцать. На самом деле парню в апреле сего года исполнилось двадцать три года. Взрослый товарищ. Выпускник МГИМО. Из семьи высшего столичного света. Холост, естественно.

Плюсы: свободно владеет чеченским, английским, арабским и фарси. Отменный рукопашник и стрелок. В совершенстве знает компьютер. В общем, полезный малый. Дополнительные характеризующие особенности: несмотря на светское воспитание, в некоторых случаях склонен к силовому решению конфликтов. Было дело, избил двоих полковников своего ведомства, якобы оскорбивших его сослуживца. Кроме того, если верить оперативным данным, в биографии молодого человека имеет место какой-то расплывчатый эпизод с десятком трупов чеченской принадлежности. Эпизод четырехлетней давности, нигде официально не значится, но информация присутствует. Будучи еще гражданским лицом, находился в плену на базе Умаева-младшего (Итумкалинский перевал). Организовал и возглавил побег (опять оперативные данные, фактов нет) полутора десятков пленных, в результате которого небольшой отряд Умаева был полностью уничтожен. Больше ничего по нему нет.

№ 7. Васильева Елизавета Юрьевна. Уроженка Санкт-Петербурга. Майор ФСБ. Двадцать восемь лет, вдова. Муж, полковник ФСБ, погиб при выполнении особого задания в конце Первой чеченской. Детей нет.

Специалист по радиоэлектронике, устройствам видеоаудиовизуального контроля (читай – шпионской техники). Владеет английским, разговорным чеченским, сносно знает турецкий (и, соответственно, азербайджанский). Серебряный призер Северо-Западного управления по стрельбе, мастер спорта по биатлону. Хобби – китайская философия, у-шу, макраме.

В свое время была сослана в команду за нанесение «тяжких телесных» непосредственному начальнику. Вроде бы этот непосредственный воспылал к Лизе нездоровой страстью и пытался в условиях командировки неправильно воспользоваться своим служебным положением. Такое частенько случается: вдали от семьи, на чужбине, дивчина симпатичная и так далее…

Однако что-то там у них не заладилось. Задумчивая Лиза к начальственным поползновениям отнеслась без должного понимания и… прострелила непосредственному мошонку. Из табельного оружия. Трижды. И, как утверждает пострадавший, сделала это без какого-либо оттенка скандальности. Задумчиво улыбаясь и глядя вдаль туманным взором. Вот такая тихоня.

№ 8. Ростовский Валерий Иванович. Вдовец. Отличный спортсмен. Единственный в команде штатский товарищ. Однокашник Воронцова и Петрушина, в прошлом – офицер спецназа, затем оперуполномоченный убойного отдела, последнее место работы – горнолыжный инструктор. В некоторой связи с деятельностью команды потерял работу, оказал ряд неоценимых услуг, за что и взят в штат. Товарищ полезный: хорошо знает Москву и область, имеет неплохие связи в правоохранительных органах, владеет спецификой оперативно-следственной работы.

Все, по составу полный расклад.

Теперь пара слов о большом мужике Вите. Сразу, чтобы не было никаких недомолвок: Витя – бывший чекист, человек из Питерской Команды, лицо, особо приближенное к Хозяину. А то знаете, как бывает – подпустят туману и намекают постоянно: высокое покровительство, какие-то там офигенные связи, потому, мол, все и решается на раз… Нет, тут все просто и ясно, хотя, если честно, на раз или даже на раз-два-три что-то решается крайне редко, а в норме – с большими потугами и страшным скрипом.

В свое время Витя пытался единолично бороться с разнообразными иноразведками и их вредными резидентами на Северном Кавказе. Потом парню на Кавказе стало тесно, и он решил, что пора перебираться в центр и попробовать свои силы в каком-нибудь очередном грандиозном предприятии. Пробовал силы в качестве спецпредставителя Президента по ЦФО, одновременно будучи председателем Государственной комиссии по борьбе с коррупцией.

Команду перетащил с собой в полном составе. Не потому, что полюбил всех, как братьев, а просто привык. Удобно, знаете ли. Надежный, проверенный агрегат для решения разного рода вопросов. Если обратиться к практике повышений, такое зачастую случается даже без учета какой-либо полезности той или иной составляющей прежнего бытия. Человек получает новую должность, переезжает в новый кабинет – и тащит с собой, допустим, какие-нибудь старинные часы с кукушкой или обшарпанный письменный прибор. Ему бы, конечно, новые аксессуары дали, современные, красивые, эргономичные и так далее… Но он привык к старым вещам. Они удобны, и в некотором роде уже не просто вещи. Они – свидетели карьерного роста, сожители, соучастники, если хотите. А все новое, кстати, надо осваивать, подгонять под себя, доводить до ума, тратить на это достаточно много времени.

Будучи главой Государственной комиссии по борьбе с коррупцией, своенравный Витя вел себя не самым лучшим образом. Как бы это помягче… В общем, порой не совсем корректно обращался с некоторыми господами из разряда сильных мира сего.

Интимные детали опустим, сразу сообщаем результат: вышеуказанным персонам и их кругу это здорово не понравилось и, несмотря на довольно большие достижения на избранном поприще, Витю решили наказать.

Совсем упразднить его не получилось – сам персона высшего ранга, член «клана», заслуженный деятель и прочая, и прочая.

Но в почетную ссылку отправили. В настоящий момент, номинально оставаясь в статусе спецпредставителя Президента по ЦФО, Виктор Николаевич занимает должность ректора НИИ стратегических проблем развития стран СНГ.

Имелась робкая надежда, что команду в полном составе вернут к месту постоянной службы. Всем порядком надоело состоять в полугражданской организации и заниматься черт знает чем (просто не те люди, чтобы радоваться безделью).

Однако Витя, не изменивший своей дурной привычке переезжать на новое место со старым инвентарем, сообщил уже паковавшему документы Иванову:

– Я там смотрел штат… Короче, у них там какое-то дебильное структурное деление: не отделы, а кафедры. И никто не знает, чем занимаются соседи!

– А зачем вы это мне говорите?

– Вы правильно делаете, что собираетесь, – мы переезжаем. Я решил внести новацию. Будет им новое подразделение – бюро.

– Бюро?

– Да. Это вы. Привыкайте к новому названию: Экспертно-аналитическое бюро…

* * *

Иванов вошел в огромный вестибюль, отделанный черным мрамором, и привычно проследовал к турникету. Дежурно улыбнувшись девице в оконце справочной, приложил пластиковый прямоугольник пропуска к экрану детектора и миновал линию охраны. Секьюрити за стойкой, оживленно обсуждавшие турнирную таблицу, даже не посмотрели в его сторону.

Нормально. Гаси, террорист, полковника Иванова (на генеральской должности, кстати), бери пропуск и заходи. Никому до тебя нет дела. А на третьем этаже, между прочим, располагается бывшая Команда № 9, за голову каждого представителя которой некоторые «одиозные» деятели готовы с ходу выложить немалые деньги.

Иванов чертыхнулся, с досадой покачал головой и стукнул по кнопке вызова лифта. Нет, жить, конечно, можно… Работа не пыльная, платят вдвое больше, чем на фактическом месте службы, исполнением обязанностей никто не напрягает… Но вот эта бардачная безалаберность гражданских организаций иногда достает. Попроситься, что ли, в коменданты этого заведения да показать всем этим шпакам, где раки зимуют? Так ведь не возьмут – у них, кажется, и должности такой нет…

Третий этаж, широкий длиннющий коридор, цветной паркет вековой давности, ковровая дорожка. По обеим сторонам коридора – массивные двери из потемневшего от времени дуба, с бронзовыми табличками. Заходим в этот коридор, идем до небольшого холла с фикусами и кожаными диванчиками. Справа – выход в лоджию, слева – свежая дверь под орех. На двери, сверху, – герб (двуглавый орел – золото на вишне), чуть ниже, под стеклом, огромными буквами – «РОССИЯ», еще ниже, практически на уровне пупка Петрушина, петитом на скромной латунной табличке – «Экспертно-аналитическое бюро».

Не стоит обольщаться: это только буквы большие да местечко несколько наособицу. На самом деле эта дверь на третьем этаже вовсе не самая главная. Еще в феврале здесь было три общественно полезных помещения, каждое с отдельной дверью: туалет с курилкой, склад инвентаря и «ксероксная».

Теперь на этом месте располагается ЭАБ (Экспертно-аналитическое бюро), а туалета с курилкой на этаже нет. Все вынуждены спускаться на второй этаж. Неудобно.

Однако никто из старожилов не попрекает членов Бюро этим печальным фактом. И вообще, команда Иванова пользуется в институте непререкаемым авторитетом. Спросите в кулуарах мнение любого «аборигена», вам непременно скажут: ну что вы, «Русское бюро» – это круто! Это ребята что надо.

Согласитесь, про любимчиков нового босса такое вряд ли скажут. Это определенным образом характеризует. Попробуйте придите в новый коллектив и на ровном месте завоюйте в нем за три месяца такое отношение.

К уважению вернемся чуть ниже, объясняем, почему – «Русское бюро».

Вступив на территорию института и слегка освоившись, наши наблюдательные товарищи обнаружили некоторую странность в существующем порядке вещей. Как верно заметил новый руководитель данного учреждения (да Витя же, Витя), все подразделения здесь в соответствии с обычным институтским делением звучно именовались кафедрами. Кафедра стран Азии – две третьих второго этажа (там еще администрация располагается), кафедра стран Балтии – целиком третий этаж, Грузия, Армения, Азербайджан – четвертый, Украина, Белоруссия, Молдова – пятый.

Кафедры России в институте не было… То ли у России отсутствуют стратегические проблемы развития, то ли она не совсем страна СНГ, но факт – не было такой кафедры!

Данное обстоятельство вызвало у членов Бюро недоумение. Инициативный Вася Крюков предложил скинуться с «подъемных» и упразднить это странное недоразумение.

Скинулись, упразднили. Орел – РОССИЯ – Экспертно-аналитическое бюро.

– Ну вот, теперь у нас есть «Русское бюро», – рассеянно заметил завкафедрой стран Балтии, по старой памяти прибежавший в холл «привязать коня». – Сортир, правда, упразднили… Но хоть что-то русское появилось в нашем заведении. Кафедры, конечно, нет, но хоть Бюро… Короче – давно пора!

Так, с легкой руки завкафедрой стран Балтии, все стали именовать новое подразделение «Русским бюро».

Теперь пара слов об уважении. Сотрудники других подразделений понятия не имеют, чем занимается «Русское бюро». Интересоваться такими вещами в данном учреждении не принято (исследование стратегических проблем, в числе прочего, предполагает и действия разведывательного характера, отсюда и соответствующая этика отношений), так что об уважении за какие-то особые профессиональные качества речь не идет.

Речь идет о физкультурном досуге. У НИИ есть прекрасная спортивно-оздоровительная база за городом, а в самом институте имеется отличный спортзал. НИИ по праву гордится своей сборной по волейболу, которая не первый год прочно держит первенство среди столичных и областных научно-исследовательских учреждений. Так вот, с момента своего возникновения Бюро засаживает всем институтским командам и самой сборной в буквальном смысле «в одну калитку».

– Да уж, эти ваши звери из «Русского бюро» жгут не по-детски, – с большим уважением заметил зам ректора по научной работе – капитан сборной.

Собственно, шороху наводит не все Бюро, а конкретное трио: Лиза – Ростовский – Петрушин. Лиза – единственная дама в институтских командах, и мало кто может взять ее подачу. «Блок» Петрушина над сеткой подобен титановому противопульному щиту, а Ростовский «гасит» так, что все оппоненты в ужасе приседают и прикрывают голову руками. Но более всех страшен мелкий Вася Крюков. Толку в игре от него немного, но он так жутко орет во время чужих подач, что оппоненты теряют присутствие духа и часто ошибаются – то в сетку запулят, то в потолок.

Однако только лишь волейболом наши физкультурно озабоченные товарищи не удовольствовались. Побывав на загородной спортивно-оздоровительной базе, они с удивлением узнали, что сие живописное местечко традиционно используется для пикников и корпоративных вечеринок, не постоянно, а от силы пару раз в месяц. Все остальное время там живет полупьяный сторож Игнат.

– Вот же уроды! – констатировал Петрушин и тут же поставил задачу Ростовскому: – Наведи мосты со своими «динамовцами», давай сделаем здесь что-нибудь путное…

Ростовский быстренько соотнесся со своими приятелями из «Динамо», достиг принципиального соглашения, и всю неделю члены Бюро вкалывали на базе, оборудуя полигон. Ректор выделил два грузовика, приятели Глебыча подарили мешки, Серегины знакомые бесплатно отдали целый вагон старых автомобильных покрышек.

Полигон получился на славу, и в следующую субботу на спортивно-оздоровительной базе НИИ был организован первый пейнтбольный турнир. Мероприятие всем понравилось и с той поры вошло в традицию: каждую субботу на базе НИИ в обязательном порядке устраиваются пейнтбольные баталии, на которые съезжаются команды едва ли не всех НИИ столицы и области, а также спонсоры – «динамовцы». Сборной института по праву руководит Петрушин, и она стабильно сидит в тройке лидеров.

Вот вам и уважение. Ребята из Бюро, может быть, чучела варанов готовят для Экспоцентра или колотят орехи телефонными трубками – это совершенно никого не волнует. Зато по части спортивного досуга – полный респект.

– Свои люди, с такими не пропадешь!

Нашим тоже неплохо. Если по линии профессиональной деятельности особыми успехами похвастать пока не получается, то в плане физподготовки у них полный порядок. Четверг – волейбол до упаду, суббота – пейнтбол до потери пульса, вторник – вторая половина дня и до полуночи – стрельбы на полигоне дивизии Дзержинского. Петрушин договорился: у него там в учебном центре каждый второй – боевой брат, а каждый первый – бывший сослуживец. Так что, если насчет результативной работы еще бабушка надвое сказала, то хотя бы о том, чтобы слегка поддерживать форму, уже позаботились. И это радует…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Поделиться ссылкой на выделенное