Лев Пучков.

Пояс шахида

(страница 5 из 33)

скачать книгу бесплатно

– Угу… Никак.

– Понятно. Ну – не хочешь, как хочешь. Ты сам себе хозяин.

– Со щенком – что?

– Оставь, будет сыном полка. Назовем его… Назовем его Муму.

– Ясно… Экзамен, значит, я не сдал… Штрафные санкции?

– Какие, в задницу, санкции? Это твое дело. Ты себе экзамен сдавал.

– Ну, слава богу… – Сергей вытер о штаны влажные ладони, шумно вздохнул, чувствуя огромное облегчение. Проблема разрешилась просто: не хочешь убивать – и не надо. Щенок такой забавный… Тут вдруг до него дошло:

– Как, сказал, щенка назовешь?

– Муму. Не нравится?

– А ты – Герасим?!

– А ты не в курсе?

– Ой… Ой-ха-ха-ха… – Сергей рухнул на колени и принялся дико хохотать, хлопая себя по бедрам. Щенок перестал трепать шнурок, вразвалку приблизился к странному человеку, тявкнул и склонил голову набок, высунув от любопытства розовый язычок с двумя черными пятнами. – Ой, умора…

– Да, – понимающе кивнул Герасим. – Бывает…

– Думаю, это не проблема, – отсмеявшись, сказал Сергей. – С кобелем у меня вышло нормально. Думаю, на практике все будет тип-топ. Я не по щенки в лес собрался…

– Это – проблема, – не стал утешать ученика Герасим. – На практике будет так же. Помяни мое слово… Лучше тебе у снайпера попрактиковаться. Там другая специфика.

– У снайпера?

– Угу… У меня есть один братишка… Только стоить это будет дороже. Специфика другая.

– Другая?

– Ага. Смотришь в прицел, видишь ростовую фигуру. Или поясную, грудную – но фигуру. Плавно жмешь на хвост спускового крючка, фигура падает. Цель поражена. Расстояние – от ста метров и далее. В случае не совсем удачного выстрела ты не видишь, как жертва хрипит, пускает кровавые пузыри, мучительно скребет когтями землю… Мишень. Ездить в морг на опознание никто не заставляет…

Сергей пристально посмотрел на учителя. Учитель улыбчиво подмигнул, пошел к гидранту – чайник набрать.

У Герасима везде – братишки. Это не родственники, а так называемые боевые братья, с которыми вместе он был на войне. К одному такому братишке они несколько раз ночью ездили на Микояновский – отрабатывать технику ножевого боя на коровьих и поросячьих тушах.

У Сергея есть серьезные основания полагать, что Герасим, помимо операторства в котельной, еще кое-чем разговляется. Когда полгода назад они встретились, наш наблюдательный парень сразу обратил внимание на некоторые несоответствия. Для человека, имеющего нищенское жалованье, Герасим очень хорошо выглядит. Кожа гладкая, здоровая, с качественным ровным загаром, глаза чистые, ясные, зубы – вообще загляденье, пахнет от него хорошим дезодорантом…

Так он выглядел и пах еще до того, как стал получать от Сергея гонорары за уроки. Чтобы содержать себя в таком порядке, нужно прекрасно питаться и… в общем, нужны нормальные деньги. Интересно, чем это инвалид промышляет со своими вездесущими братишками?

– Ну ты подумай, в общем – твое дело.

– Ладно… Чем займемся?

– Чайку попьем, новости обсудим.

– Не понял… А занятия?

– Занятия кончились.

Сегодня был экзамен. Все – я тебя больше ничему научить не могу. Ты все умеешь.

– Так… Экзамен я не сдал. То есть мы с тобой…

– Теперь мы с тобой просто приятели. Адрес знаешь, телефон знаешь – не пропадай. Будет время, приезжай, поболтаем, чайку попьем.

– Как-то неожиданно все…

– Да ничего оно не неожиданно – это по жизни так. Всегда все кончается. Теперь ты – сам. Ты только смотри там, «сам»… Если вдруг какие проблемы – сразу обращайся, не тяни. Звони в любое время дня и ночи. Ты понял, нет?

Вот так даже! Это новость – Сергей едва сумел скрыть удивление. Полгода назад Герасим выставил первым условием: твои проблемы – это твои проблемы. Я тебя буду учить, но что бы там с тобой ни приключилось, ко мне за помощью не лезь. Ежели тебя вдруг, не дай бог, «повяжут» – лучше обо мне забудь. Скажешь, чем занимались, – отопрусь от всего, весь полк подтвердит, что наш инвалид – божий одуванчик…

Интересно, чем вызвана такая смена настроений?

– Я как-то непонятно выразился? Чего молчишь?

– Нет-нет, все понятно… Это… Спасибо тебе, Гера.

– Не за что пока… Сполосни кружки, будем чай пить…

Глава 3

Государство, над гражданами которого Бульдозер в свое время вволю поглумился, проявляло по отношению к лиходею трогательную лояльность. Схему обеспечения безопасности процесса разрабатывал отнюдь не олух: скрупулезно исследовав обстановку, Шведов обнаружил в системе охраны всего лишь одну небольшую брешь, в которую с грехом пополам можно было вставить зрачок ствола снайперской винтовки – и то ненадолго, буквально на пару секунд.

– Берегут, – желчно заметил полковник по этому поводу. – Мстителей остерегаются…

Содержали удалую четверку в отдельном корпусе стародубовского СИЗО с особым допуском: до моратория там сиживали смертники, ожидающие последнего приглашения, в настоящее время – проходившие по «пожизненным» статьям и самые отвязные ООРы (особо опасные рецидивисты).

Утречком, за полчаса до прибытия караула, к СИЗО подъезжали две служебные «Волги» с четверкой в штатском и парой саперов с собаками. Саперы «прозванивали» прилегающую территорию, штатские изгоняли лишние машины, коль скоро таковые наличествовали, и обследовали подступы на предмет затаившихся мстителей. Затем экипажи «Волг» сдавали территорию с рук на руки прибывающим силам и отправлялись к зданию облсуда, дабы произвести там ту же процедуру.

Прибывающие силы были представлены двумя гибэдэдэшными «Фордами» сопровождения; двумя БТР, на которых восседали два отделения уиновского спецназа; автозаком («ГАЗ-66» с цельнометаллическим кузовом) с нормальным конвоем «судебной» роты и микроавтобусом с усилением той же роты в бронежилетах и с пулеметами.

Автозак с открытой дверью подгоняли вплотную к зеву «приемника», по бокам становились товарищи из усиления, конвой стремительно размещал подсудимых по кузовным камерам и колонна отправлялась к зданию облсуда в следующем порядке:

– «Форд» сопровождения – БТР – автозак – микроавтобус с усилением – БТР – «Форд» сопровождения.

К моменту прибытия у здания облсуда уже скучали два отделения ОМОНа, охранявшие собственно здание посредством выставленных постов и ближние подступы – парными патрулями.

Колонна с разбегу заскакивала на задний двор, бросив один БТР с отделением уиновского спецназа у парадного входа. Снайперская пара из этого отделения поднималась на крышу, проверенную штатскими, занимала позиции у чердачных окон, расположенных по проекции над парадным и черным входами, и докладывала о готовности. После этого подсудимых по одному перемещали в камеры караульного помещения в полуподвале, которое на момент прибытия уже было обследовано людьми в штатском, во дворе и по пути следования к залу заседаний выставлялась охрана, и на том победное шествие можно было считать законченным.

Посторонних в облсуд не пускали: остальные процессы, доступные для публики, перенесли, а этот имел статус закрытого, и допускали на него лишь непосредственных участников по списку, утвержденному председателем, предварительно проверив их металлоискателем. Высотных зданий и каких-либо сооружений для оборудования снайперского гнезда, в секторе которого находились бы окна зала заседаний, поблизости не было. Мы уже говорили: окна выходили на базар, за которым через улицу располагается частный сектор.

Как видите, народные мстители могут отдыхать. Мстители же не народные, а местами профессионалы, планируя акцию, должны быть готовы к неизбежным жертвам среди охраны. Плотная очередь из пулемета через борт либо радиоуправляемый фугас на трассе – это, конечно, неплохо. Но и в том и в другом случае, сами понимаете, караулу – полноценный кирдык. А побочного ущерба такого рода наша команда всегда старалась избегать…

Упомянутую выше брешь Анатолий Петрович отыскал на крыше облсуда.

Наблюдение показало, что утренние штатские проверяют чердак, затем туда поднимается снайперская пара и торчит у окон весь день, пока идет процесс, периодически докладывая по рации командиру уиновского спецназа, заседающему в БТР у парадного входа.

Обратите внимание: собственно крышу – огромный деревянный каркас, крытый старинной черепицей, никто не проверял!

Ход мыслей, в общем-то, правильный. Чем террорист на крыше может навредить находящимся в зале суда? Разве что притащить с собой малогабаритный ядерный заряд и собственноручно подорвать его, чтоб разрушить до основания монолитную глыбу бывшей земской управы? Но это ведь фантастика, согласитесь. А спецслужебные ребятишки фантастику не любят, их профиль – реализм. Всяк, кто влезет на крышу, будет на виду у всего города. Посмотрят люди наверх, увидят гуляющего по крыше товарища и начнут это дело обсуждать. Рядышком, через улицу, базар, торговки в основном зрелые бабоньки с повышенной бдительностью: моментом сообразят, что дело неладно, и стукнут куда следует.

А ежели товарища приодеть в монтажную спецовку, да прикрыться тряпицей, по колеру практически один в один совпадающей с почерневшей от времени черепицей, и заставить лежать смирно, не гулять?

– В общем-то, не холодно, – согласился Сыч. – Приодеться потеплее – часиков пять-шесть вылежать можно. Разгоняться придется чуть дольше…

Вкратце диспозиция такова. Лучшие снайпера команды, Сыч и Мо, ряженые в монтажную спецодежду, где-то перед рассветом не спеша лезут на крышу со стороны заднего двора и оборудуют там две лежки и две крепежные точки по своему усмотрению, но без особого шума. Сигнализация на стенах и крыше отсутствует, выемок, углублений, завитушек и прочих загогулин полно.

Экипировка снайперов: два малых комплекта альпинистского снаряжения со специальными фиксаторами для быстрого спуска, два «АС» «вал»[18]18
  9-мм автомат специальный.


[Закрыть]
с боекомплектом, два бронежилета «кора-1М», два противогаза «ПМГ-2» и четыре светозвуковых гранаты «заря» – на случай осложнения ситуации.

Против жилетов никто не возражал, хотя по жизни никогда ими не пользовались. Одно дело гулять по земле и полагаться на свою личную проворность, сопряженную с обостренной интуицией, и совсем другое – зависнуть, подобно елочной игрушке, на радость всем окрестным стрелкам и не иметь при этом возможности юркнуть за угол. Согласитесь – пусть это недолго, но очень неприятно.

Группа обеспечения: Сало, Барин, Джо. Транспорт: два «КамАЗа» с фурами, микроавтобус «Газель», пулемет, два «КС-23»[19]19
  Карабин специальный, для отстрела всего подряд (соотв. калибра), что сигналит, воняет и больно бьет.


[Закрыть]
с «черемухой», три противогаза «ПМГ-2», шесть светозвуковых гранат «заря».

Последовательность работы.

Первая фаза – самая безопасная, расчетное время – 12 секунд максимум. По сигналу Большого Уха (на день приговора – Север), отследившего перемещение парного патруля № 1 к конечной точке маршрута, верхолазы отбрасывают камуфляжные тряпицы и начинают спуск.

Когда подошвы верхолазов прикасаются ко вторым сверху поперечинам оконных переплетов зала заседаний, начинается вторая фаза – основная. В этот момент все четыре элемента боевого порядка действуют одновременно, не реагируя на телодвижения смежников.

а) Притаившийся на рынке «КамАЗ» с фурой легонько таранит загодя обработанный соответствующим образом проем бетонного забора, вываливается на непроездную пешую улочку, распростертую под окнами зала заседаний, и, проскочив тридцать пять метров, резко тормозит с заносом влево. Барин покидает кабину и торопливо возвращается на позицию прикрытия.

Ожидаемый результат: временная блокада экипажа БТР и парного патруля ОМОНа у парадного входа.

б) Из того же проема вслед за первым вываливается второй «КамАЗ» и проделывает то же самое – только в другую сторону. Сало покидает кабину и торопливо возвращается на позицию.

Ожидаемый результат: временная блокада экипажа БТР и второго парного патруля на заднем дворе у входа в караульное помещение.

в) Джо обоснуется на позиции прикрытия (справа от проема в рыночном заборе, за несколькими предварительно выпавшими из первой фуры мешками с песком) и прикрывает все подряд. Функция сугубо напугательная: ежели вдруг кто из-за перекособоченных фур все же полезет – дать смачную очередюху поверх голов. Прибывшие Сало и Барин изготавливают к бою «КС-23» и ждут неприятных отклонений от нормы.

г) Сыч с Мо производят по четыре выстрела с интервалом в секунду, спускаются и торопливо прибывают на позицию прикрытия.

Третья фаза: эвакуация. Вся компания садится в микроавтобус «Газель» и торопливо убывает с рынка через транспортные ворота. В первом же переулке пересаживаются в «таблетку» братьев Бирюков, «Газель» бросают на месте, оружие перекидывают в инвалидную «Таврию» поджидающего Мента и убывают по местам временной дислокации для отсидки.

Общее время первой и второй фаз: пятьдесят две секунды максимум. Норма: сорок плюс двенадцать – на карманные расходы.

Основной положительный фактор: внезапность, слаженность и профессионализм команды, обычной продолжительности шок противостоящей стороны.

Ожидаемые неурядицы – по степени возрастания коэффициента возможного противодействия (КВП):

1) Снайперская пара на чердаке.

Снайпера, конечно, грозная сила, но в данной ситуации КВП их не будет превышать 0,1. Огромный чердак имеет маленький оперативный недостаток – торцевые окна. Два над парадным входом, два над служебным выходом из караульного помещения. Узенькая полоска резного карниза, по которой придется перемещаться приставными шажками. Пока хлопцы сообразят, что это за шум наверху, пока догадаются выпростаться через оконца и совершить геройский рывок по карнизу – можно пешком убраться с места происшествия. Черепица старая, каленая, толщиной в полкирпича, а кирки-мотыги на чердаке не валяются. Долбить же дыру в первом сподручном месте прикладом снайпера не станут наверняка: ни один специалист в преддверии возможного боя не будет использовать в качестве кувалды такой точный инструмент, как винтовка.

2) Конвой в зале заседаний.

С учетом всех особенностей, КВП – 0,3. Представьте себе: вы стоите у клетки, жмуритесь сонно под монотонную скороговорку судьи и вдруг – шарах! Откуда-то сверху сыплется стекло (в зале огромные стрельчатые окна в два человечьих роста), в лицо вам брызжет обжигающее месиво из лопнувшего черепа вашего поднадзорного…

Как ощущения? Если вы опытный боец и бывали в переделках, ваш первый естественный порыв: укрыться и изготовить оружие к бою. «АКСУ» ваш не готов, он висит на плече стволом вниз, на предохранителе, патрон не дослан. Стоя, вы чувствуете себя как минимум небезопасно – вы же опытный боец, кроме того, вы, опытный, жопой чувствуете, что тот, кто только что вдребезги разнес башку охраняемому вами ублюдку (которого вы с превеликим удовольствием прикончили бы собственноручно!), имеет огромное огневое преимущество – он готов, ему лишь стволом повести в вашу сторону.

Если вы боец неопытный, вам вообще ничего не грозит: присядете в трансе с разинутой варежкой, профи отстреляется за десять секунд и скроется из сектора.

Да, если вы ас, у вас есть шанс правильно среагировать: молниеносно изготовиться, вскинуть вашу короткоствольную строчилку и одной точной очередью прикончить внезапно объявившегося супостата, зависшего на верхней кромке окна. Но! Напомню, времена беззаветного служения Отечеству канули в Лету, социализм кончился, и все асы давным-давно в других местах получают совершенно другие деньги. Например, трудятся себе прилежно в команде, которая как раз сейчас обслуживает по полной программе ваших поднадзорных.

Принимается во внимание возможность, что вы – идиот. Если это так, то КВП 0,3 – как раз для вас. Получив порцию горячих мозгов на личико, прятаться вы не станете, оценивать ситуацию – тоже. Издав боевой клич, вы рванете свой «АКСУ» с плеча, лихорадочными движениями доведете его до готовности и азартно приметесь палить, куда душа просит. Идиотов у нас хватает, так что такой вариант надо непременно учитывать. А особенно неприятно, что такого идиота придется в экстренном порядке валить – хотя бы ради безопасности снайпера.

3) Самый большой КВП – 0,5, отводится уиновскому спецназу, что скучает возле двух БТРов, соответственно, у парадного входа и возле караульного помещения.

Товарищи битые, ломаные, дома – проездом, имеют обыкновение жить в «горячих точках». Есть большая вероятность, что эти битые опомнятся раньше всех и могут сгоряча обгадить всю малину. Именно для них персонально заготовлены обе фуры, Джо с большим пулеметом и пара «КС-23» с хлорацетофеноном.

Собственно БТР в расчет не берутся вовсе. Сектора у них будут перекрыты, а насчет шустро поменять позицию – спросите у любого вояки, сколько времени нужно, чтобы раскочегарить зимой холодный и стронуть его с места…

И последнее:

– Точка отсчета – начало чтения приговора, – определился Шведов. – Ни секундой раньше…

Требование сие продиктовано отнюдь не патетическим настроем Анатолия Петровича. Во время приговора всем положено прекратить перемещения и встать. Таким образом получаются два дополнительных жирных плюса: адвокатессы не будут мельтешить перед клеткой, перекрывая сектор, а подсудимые встанут и превратятся из мишени «4а с кругами» в мишень «№ 8». Вероятность попадания возрастает вдвое, вероятность побочного вреда уменьшается во столько же раз. Согласитесь, это уже что-то…

– Теоретически – неплохо, – осторожно одобрил Антон стратегическую задумку Шведова. – Только вот коэффициенты…

– Сам знаю, – хмуро кивнул Шведов. Коэффициенты действительно большие – будь обстановка иная, непременно искали бы что-то попроще, а такой рисковый план отложили на крайний случай… Пока – так. Я работаю в эту сторону, посмотрим, может, что-нибудь и выйдет. Если есть соображения – я внимательно слушаю.

– Соображений нет, дядь Толь, – покачал головой Антон. – Как всегда, ваш план единственно верный в данной ситуации. Можно брать за основной вариант. Как насчет транспорта и альпинистского снаряжения?

– Со снаряжением – нет проблем, – с ходу заверил «местный» Мент. – Сейчас же еду в «Спартак» и беру.

– Через третье лицо, за скромное вознаграждение, – поправил Шведов. – Продумай мотив – почему сам не можешь. Снаряжение бросим на месте происшествия, «увязки» нам не нужны. Транспортом я займусь, можете не отвлекаться.

– Ну и славно, – порадовался Антон. – К вечеру будет снаряжение – завтра с утра приступаем к тренировкам…

К тренировкам в команде относились более чем серьезно. В качестве догмы держали два постулата, продиктованные лично полковником Шведовым: «Экспромт – родной брат несчастного случая» и «Великий героизм бойца – прямое следствие маленькой ошибки командира». А посему даже к самой простенькой акции готовились основательно, стараясь спрогнозировать все возможные осложнения, прорабатывали мельчайшие детали и не жалели времени на тактико-строевые[20]20
  Для тех, кто в армии не был: к строевой подготовке это не имеет никакого отношения. Тактические учения, занятия, тренировки – от начала до конца, без остановок, со всеми огрехами. Тактико-строевое: отработка по фазам, переход от одного вопроса к другому лишь по выполнении нормативного результата на предыдущем учебном месте.


[Закрыть]
занятия.

– Вот, два комплекта, – доложил к вечеру Мент. – Только пришлось взять в нагрузку две запасные бухты репшнура – иначе не продавали, сволочи.

– Репшнур – хорошо! – ожил обычно молчаливый Мо, сладострастно сверкнув глазами и зацокав языком от удовольствия. – Давай-ка их сюда, я приберу. Это всегда пригодится.

– В этот раз – вряд ли, – покачал головой Антон и тут же перезвонил остальным членам, для пущей конспирации квартирующим раздельно, по двойкам:

– В пять утра жду всех у старого полигона. Через круг двигаться с интервалом в десять минут, быть без опозданий. Инструмент Мент подвезет. Все, до завтра…

Тренировались на брошенном силикатном заводе, заснувшем в начале девяностых в семи километрах от Стародубовска. Причиной столь раннего времени для занятий была совокупность обстоятельств: отсутствие графика тренировок представителей силовых ведомств и необходимость продолжать активное наблюдение в период с девяти до двадцати одного часа.

Спешу напомнить, что в Стародубовске команда не проездом, знают территорию как свои пять пальцев и некоторое время назад вообще тут гнездовались. В бытность своего беспечного проживания в Стародубовске (читай – до «зачистки», произведенной людьми Ахсалтакова), наши парни регулярно навещали территорию силикатного завода, как для отработки некоторых спорных элементов силовых акций, так и просто ради плановых тренировок – чтобы, образно говоря, жиром не заплыть. Силикатный завод – полигон для всех имевшихся окрест силовых ведомств, график занятий которых в старые добрые времена можно было достать без особого труда. Подходы к объекту просматриваются на значительном расстоянии, имеются три выезда на случай экстренного убытия – выставляй наблюдателя и занимайся сколько влезет…

– По времени – полный ажур, – доложил Сыч в 10.00 следующего дня, выставив посты наблюдения по обычной схеме и прибыв в усадьбу Мента принять утреннюю порцию кофеина. – Все сходится по секундам. От оптики отказываемся – в график не влезаем, много лишних движений. Но в любом случае там расстояние нигде не превышает двадцать метров, с указками[21]21
  Лазерный указатель – проецирует красное пятнышко в точке прицеливания.


[Закрыть]
– милое дело.

– Хорошо, – порадовался Шведов. – Нюансы?

– Нюансы? – Антон, отхлебнув кофе, пошевелил бровями. – В общем-то, нюансов нет, хотя…

– Что такое? – насторожился полковник.

– Да нет, ничего особенного, – небрежно отмахнулся Антон. – Надо будет узнать, как клетка стоит… Я-то держал в уме, что она как раз напротив окон – идеальная позиция. А когда сегодня с крыши административного корпуса низвергались, вдруг подумал, а почему именно – напротив? Ведь может и сбоку стоять. А если сбоку, близко к окну, да втиснута в самый угол… Ну, пусть не в самый, а достаточно близко к углу…

– Тогда мы имеем в перспективе мертвую зону, – быстро сообразил Шведов, которому на прежней службе приходилось работать не только головой. – Как говорит ваш брат военный – перекрытое пространство…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное