Лев Пучков.

Сыч – птица ночная

(страница 3 из 37)

скачать книгу бесплатно

– Одиннадцатый – это что? Автобус, троллейбус?

– Это ноги, братуха. Пешедралом, значит. Спросишь там…

– Ну, спасибо тебе. Полчаса мозги делал, теперь выясняется, что переться еще черт его знает куда. Сразу сказать не мог?

– А мне тут скучно, – жизнерадостно оскалился страж. – Все уехали на полигон, поболтать не с кем. У нас по вторникам стрельбы – весь день никого нет.

– Ну, спасибо, – желчно буркнул я, направляясь к выходу. – Спасибо… Чтоб тебя в казенном доме просверленной ложкой кормили!

– Это как? – озаботился вдогон мне мужлан. – Зачем – просверленной?

– Попадешь – узнаешь, – загадочно пообещал я, хлопая массивной дверью…

Выйдя из автобуса на конечной остановке тринадцатого маршрута, я приблизился к обмотанной пуховым платком голове, выглядывавшей из амбразуры винно-водочного ларька, и поинтересовался, как мне добраться до полигона пресловутого «Арсенала».

– Слушай, – прохрипела голова, усугубившись корявым указательным пальцем, возникшим откуда-то из недр ларька.

– Слушаю, – с готовностью согласился я, склонившись к амбразуре и приставив к уху ладонь.

– Туда слушай, – поправила голова, обдав меня добротным перегаром. – Туда! – корявый палец ткнул в направлении березовой рощи, начинавшейся за остановкой.

Я повернулся в ту сторону, куда был направлен перст указующий, и прислушался. Откуда-то из глубины лесного массива доносились приглушенные хлопки.

– Ну? – прохрипела голова. – Че не ясно?

– Понял, спасибо, – пробормотал я и потопал по присыпанной снегом обочине узкой шоссейки в глубь леса.

Спустя полчаса я приблизился к покосившимся железным воротам, каковые в первоначальном своем аспекте надобности явно не имели: забор, знаете ли, отсутствовал. Напрочь. Только ворота – на ровном месте, с надписью.

Я некоторое время усердно впитывал обстановку, вращая головой на триста шестьдесят градусов, затем грустно ухмыльнулся и побрел к полуразвалившейся хибаре, у которой наблюдалось скопление легковых автомобилей.

– Дилетанты, блин, – с каким-то ностальгическим привкусом пробормотал я, разминая кисти рук и выгоняя дыхательной гимнастикой патогенную энергию из большого круга. – Оценка «неуд»! Мальчишеством страдать изволите…

Для данного утверждения имелись все основания. Под громким понятием «полигон», как выяснилось, подразумевалось заброшенное стрельбище войсковой части 3710, огромное по размерам и никакое по степени оснащения специальным оборудованием. Это самое оборудование было представлено сваренной из арматуры стойкой для пистолетных мишеней, несколькими полуобвалившимися траншеями, кирпичной хибарой, из которой украсть было совершенно нечего, да горой автомобильных шин. Завершала этот унылый пейзаж сиротливо торчавшая в глубине обширного стрельбищного поля мачта директрисы.

Наблюдателей и оцепления, которые должны выставляться при проведении стрельб, я не обнаружил. Какая-либо имитация учебной обстановки также отсутствовала начисто: молодые здоровые парни, ряженные в камуфляж, разбившись по группкам, азартно палили по бутылкам и жестяным банкам, попивая между делом пивко, жизнерадостно балагуря и совершенно пренебрегая мерами безопасности.

Лицо, которому положено было руководить всем этим безобразием, не торопилось управлять ходом событий и вообще каким-либо образом проявлять свое присутствие.

Тем не менее, присмотревшись к публике, я быстренько вычленил вождей – по наличию отсутствия защитной одежды. Несколько особей среднего возраста, облаченных в штатское, расположились поодаль от основной массы застрельщиков и внимательно наблюдали за ратным трудом холеного розовощекого крепыша, лупившего с обеих рук по стойке с бутылками, отстоявшей от огневого рубежа метров на пятнадцать.

– Ага, – буркнул я, направляя свои стопы к штатским. – Вы-то мне и нужны, голуби…

– Шесть из шестнадцати! – победно воскликнул крепыш, заканчивая стрельбу и бросая пистолеты сидевшему неподалеку на патронном ящике парню в камуфляже – тот вылущил из рукояток пустые магазины и принялся сноровисто снаряжать их патронами. – Ну что – кто еще хочет на коньяк?

– Да ну тебя, Николай, – лениво протянул худощавый блондин, вертевший в руках непочатую сигару. – Коньяк… Мы тебе и так уже каждый по паре ящиков должны. Этак недолго и без штанов остаться… Давай лучше по сто пятьдесят да в офис. Уже три часа торчим тут! Это ты у нас военный маньяк, а мы так – клерки. Нам не за это бабки платят…

– Повышать уровень! – задорно отчеканил крепыш, протягивая руку к парню, снаряжавшему магазины. – Шевелись, Иван! Что ты как неживой… Совершенствовать профессионализм! Тяжело в учении, легко в бою!

Иван торопливо вставил снаряженные магазины в пистолеты и пошел к хозяину. Глянув мельком на оружие, я с удовлетворением отметил, что это родные отечественные «ТТ», и, вклинившись между стрелками, мягким движением отнял у Ивана пистолеты. Он и не думал протестовать – ситуация, знаете ли, не благорасполагала к агрессии.

– Военный маньяк, говоришь… – Я выдавил слабину на спусковых крючках, проверяя упругость боевых пружин, и встал на левом фланге огневого рубежа, примериваясь взглядом к стойке с оставшимся на ней десятком бутылок. – Это, ребятишки, нереально. Обстановка игрушечная, никакого подобия экстремальной ситуации. Этак любой ипохондрик может палить.

– В смысле? – озабоченно нахмурил брови крепыш. – Что ты имеешь в виду?

– Несоответствие условий тренировки реальной боевой обстановке смертельно опасно для бойца, – менторским тоном выдал я, поочередно передергивая затворы. – Боец привыкает работать в спокойном темпе, без напряга. Привыкает к тому, что перед ним МИШЕНИ, не таящие в себе опасности. Благодушествует ваш боец. А враг, коль скоро таковой случится на жизненном пути, – он не мишень. Он ставит целью завалить вашего клиента и знает, на что идет. Он хорошо подготовлен к акции, нападает внезапно, не ограничен правилами безопасности и иными постулатами, предписанными для обязательного соблюдения законопослушным гражданам, – и вообще имеет массу преимуществ перед секьюрити. ЛОЖИСЬ!!!

Выкрикнув последнее слово на пару тонов выше, чем до того, я пальнул из обоих стволов в воздух и направил оружие на группку внимавших мне руководителей «Арсенала». Ребятишки от неожиданности разинули рты и дисциплинированно плюхнулись на снег. Краем глаза отметив, что остальные застрельщики обратили внимание на мой демарш и застыли на месте, не сумев сообразить, как им поступать в данной ситуации, я внутренне пожелал им не наделать глупостей и поскакал работать. Вернее, покатился.

Работенка подвернулась не ахти – в былые времена приходилось выполнять трюки и посложнее. Перекатившись кульбитом вправо, произвел из полуприседа два по два нечетким дуплетом по бутылкам; в партере сместился влево, за столб на огневом рубеже, из-за которого повторил два по два, опять кульбитом вправо; шлепнулся на задницу и завершил выступление серией три по два – как на швейной машинке. Бутылок на стойке не осталось. Праздношатающиеся стрелки расположились полукругом на почтительном удалении, держали оружие на изготовку и недоуменно посматривали на свое валявшееся руководство.

– Вот примерно в таком аспекте, – глубоко выдохнув, отчеканил я. – С адреналинчиком работать надо. С помехами. С нагнетанием обстановки. Тогда будет шанс, что ваши секьюрити останутся живы сами и попытаются сохранить жизнь своим грядущим поднадзорным. Все, занятие окончено, примите оружие. – И протянул пистолеты розовощекому крепышу Николаю, который раньше всех вник в ситуацию и стал подниматься.

– Ну ты даешь, – озадаченно пробурчал он, принимая оружие и жестом показывая бойцам, чтобы расходились по «учебным точкам». – Ну ты… Нет, ты смотри – все посбивал! Действительно… Тебя кто послал?

– Это не суть важно, – небрежно пожав плечами, я широко улыбнулся и протянул руку. – Олег. Организация спецопераций, стрельба из любых видов оружия, рукопашный бой. По специфике профессиональной деятельности неоднократно приходилось организовывать охрану государственных персон.

– Николай, – бросив пистолеты Ивану, крепыш пожал мне руку. – Директор этого публичного дома. Это, – кивок в сторону отряхивавшейся свиты, – замы мои. Так ты не сказал – кто тебя послал?

– Говорю, – еще шире улыбнувшись, я сокрушенно развел руками. – Никто меня не посылал. Я сам… Я к тебе как профессионал к профессионалу – полагаю, «пиджака»[4]4
  Насмешливое обращение кадровых офицеров к гражданским лицам, волею случая затесавшимся в их ряды (жарг.).


[Закрыть]
на такую должность не назначат. Выручай, Николай! Я все умею – учить ничему не надо. Сам кого хочешь поучу. Дайте мне лицензию. Как заработаю – деньги верну. Сейчас пока нету – так что…

– Ага… – Николай неопределенно пожал плечами и уточнил: – Лицензию, говоришь? Ну в смысле, что ты окончил нашу школу, так я понял? А учиться ты не будешь, так?

– Точно так, – облегченно вздохнул я – хорошо, когда попадаются такие понятливые начальники! Видимо, на самом деле свой брат – понюхал в свое время…

– Сейчас свистну парням – сделают из тебя котлету, – прервал ход моих рассуждений Николай – тон его при этом нисколечко не изменился, будто продолжал болтать с приятелем о прекрасных дамах. – Потом закопают в сугроб, а по весне будет подснежник. Ты чего о себе вообразил, вояка херов? Приперся, людей на снег положил, поучать тут всех подряд взялся… Тебя кто просил?

– Вконец оборзевшая личность, – подхватил худощавый блондин – тот самый, что предлагал директору по сто пятьдесят и в офис. – За такие шутки знаешь что бывает?

– Сугубо из благих намерений, ребята… – несколько ошарашенно пробормотал я – не ждал, что со мной будут вот так. – Ну, в самом деле – методика ваша изначально порочна и в корне неправильна! Я всю свою сознательную жизнь готовил бойцов, которые занимались настоящей боевой работой. И если многие из них остались живы, так это только потому, что…

– Мы не договоримся, – решительно оборвал меня Николай. – И вовсе не потому, что ты мне не нравишься, Олежка. Такие, как ты, нам не нужны. Почему, понятно?

– Непонятно, – я с горестным недоумением покачал головой. – С каких это пор охранным структурам не нужны профессионалы? Мне что – действительно к Марату податься?

– Вот к Марату – в самый раз! – одобрил Николай. – В самый раз… А нам нужны нормальные молодые люди средних кондиций, со здоровой психикой. Не бывавшие на войне. Понимаешь? Вы ж, вояки, все двинутые – нормальных среди вас нету.

– Не все, – попытался возразить я. – Есть и нормальные.

– Все, все, – убежденно махнул рукой Николай. – Нормальный человек пришел бы ко мне и сказал: так и так, умею то-то и то-то, разрешите продемонстрировать. Вот! Это зачатки дисциплинированности, одного из основных качеств секьюрити. А ты?! Свалился как снег на голову, взвинтил ситуацию, мало того, что сам рисковал – кто-нибудь мог по тебе пальнуть, – так и нас еще подставил… Ты авантюрист, Олежка. Ты непредсказуем. Ты супермен – остался в живых после многих испытаний и неосознанно носишь в себе превосходство над остальными, невоевавшими. Нам такие даром не нужны. Нет, не будет тебе лицензии. Мне репутация заведения пока еще дорога. Давай вали-ка ты отсюда по-хорошему.

– Знаешь, как это со стороны выглядит? – тихо произнес я, еле сдерживая желание хлобыстнуть директора по гладкой репе. – Война кончилась, опытный солдат почему-то не погиб от вражьей пули, остался в живых. Пришел к людям – возьмите, я много умею, хочу честно трудиться, жить законопослушным образом. А ему – с гладкими рожами, самодовольные такие, отъетые на дармовых хлебах, невоевавшие – пшел отсюда, скотина! Мы тебя туда не посылали! Иди к бандитам, там твое место, отморозок… Ну, спасибо. Действительно, пошел я. Спасибо…

Резко развернувшись, я потопал к не нужным никому воротам – надо было побыстрее убираться отсюда, пока не натворил глупостей. Предпосылки наличествовали: чувство обиды клокотало в моей груди, всеобъемлющее и неугасимое, хотелось испустить боевой вопль и броситься рубить всех подряд – кто с гладкими рожами. Давненько, давненько я так не заводился. Впервые в жизни пошел работу поискать – и вот, нате вам! Нет, нервишки ни к черту – нужно экстренно заниматься психотренингом. Питаться нужно правильно, вновь обратиться к тайцзи, нужно саморегуляцию подкорректировать, нужно… Короче, много чего нужно. А для всего этого необходимо добыть средства. Черт, неужели действительно придется идти к этому пресловутому Марату?!

– Ну-ка погоди! – послышалось сзади. – Погоди секунду – на-ка…

Я обернулся не останавливаясь – за мной трусцой семенил розовощекий Николай, протягивая какую-то бумажку. Вид у директора был слегка смущенный – видимо, моя последняя эскапада таки проняла толсторожего чиновника.

– Что это? – подозрительно спросил я, не сбавляя хода. – Чек на сто штук баксов?

– Да на, возьми! – Николай повис у меня на локте и чуть ли не насильно всучил плотный прямоугольник – при ближайшем рассмотрении он оказался пластиковой визиткой. – Это коммерсант один. Подающий надежды, богатый, перспективный. Светлое будущее России. Но – с бзиком. Он из приличной интеллигентной семьи, учился в Лондоне, так что… В общем, недополучил этого – все хочется ему крутым казаться. Стрижется как бандит, сленгом злоупотребляет и так далее. Ты ему вполне подойдешь – он кипятком писать будет от восторга.

– С чего ты решил, что я ему подойду? – поневоле заинтересовался я. – И на роль кого я ему подойду? Он не педрила, случаем?

– Короче, он с дядиного благословения заправляет одной приличной фирмой, – пояснил Николай. – Все ищет себе начальника СБ крутого. Администратор, каким должен быть настоящий начальник СБ как таковой, ему не нужен. Ему нужен крутой мужик рядом. Чтоб стрелял навскидку, не раздумывая мог по фейсу двинуть кого угодно, имел славное боевое прошлое… Улавливаешь?

– И что – до сих пор таковой не сыскался? – несколько удивился я. – У вас в городе что – ни одного отщепенца военной поры нету?

– Если бы сыскался, я бы тебе не стал предлагать. – Николай остановился и облегченно вздохнул, заметив, что я прочитал надпись на визитке и спрятал ее в карман. – Ну вот – а ты говоришь… Без обиды? Ну действительно – не могу я тебе лицензию…

– Спасибо, Николай. – Я протянул директору руку. – Спасибо. Мог ведь просто так послать подальше и тут же забыть. Если там все получится – с меня причитается.

– Получится! Обязательно получится, – убежденно воскликнул Николай и потопал к свои замам, на прощанье бросив через плечо: – А насчет толстых гладких рож ты напрасно. Я раньше в органах служил – без малого полтора десятка оттоптал, прежде чем попал в свое нынешнее кресло. И что такое враг – знаю не понаслышке. Так что – делай выводы, крутой…

– Однако, – смущенно протянул я, доставая из кармана визитку и еще раз пробегая взглядом тиснутые бронзой строки: «Президент АОЗТ „ЕГОР“ Пошехонский Владимир Николаевич». Телефоны – целых шесть штук. Адрес головного офиса. – Однако, господин Пошехонский, от вас за версту разит претенциозным барчуком, – пробормотал я, пряча визитку в карман и направляя стопы к шоссе, убегавшему из бора. – На визитке совсем необязательно указывать статус – достаточно просто инициации… Ну, посмотрим, что ты за фрукт…

* * *

Вот таким образом, уважаемый читатель, я угодил к Вове Пошехонскому, который сыграл роковую роль в цепи последующих событий. Мне вообще на Вовок не везет: в свое время мой друг Вовка Кротовский пристроил меня в весьма неприятную историйку. Ну а вот этот новый Вова, Пошехонский который… Хотя о нем я подробнее расскажу несколько позже. А пока же – извините, вон из-за опушки выполз джип Калины и едет к моей временной кирпичной крепости. Мне нужно выгнать лишний адреналин из системы и правильно подышать – предстоит «толковище», чреватое самыми непредсказуемыми последствиями…

Джип приближается к избушке метров на двадцать и притормаживает – тот, кто в нем сидит, заметил мои частые махания из-за дверного косяка и решил не рисковать. А кто сидит? Стекла тонированные донельзя – отсвечивают как хорошие зеркала. Нет, так не пойдет – вдруг там внутри целое отделение стрелков?!

– Назад! – кричу я, не высовываясь из-за косяка. – Сдай назад и боком подъедь! И все двери открой! Бегом, блин!!!

Джип, несколько секунд помедлив, сдает назад – вправо, выворачивая из-под колес ошметья жирной грязи. Приемисто выписав загогулину, спустя несколько секунд оказывается на прежнем месте, только теперь – правым бортом к избушке. Это хорошо, что джип. Не машина – зверь. На каком-либо другом виде транспорта городского профиля нечего и пытаться удрать, имея на хвосте с десяток иномарок. А с джипом – мы еще посмотрим, кто кого…

– Двери! Двери открой – все! – напоминаю я, прицелившись из-за косяка в машину – никто не поручится, что сейчас оттуда не выскочит пара-тройка шустрых парней в бронежилетах да с автоматами. С этой публики станется.

Двери джипа распахиваются, и из салона выскальзывает Калина с «дипломатом» и каким-то пакетом в руках.

– Все нормаль, братуха, – возбужденно бормочет он, показывая мне «дипломат» и пакет и медленно направляясь к избушке. – Все нормаль… Вот бабки. Вот «лимонка», скотч и веревка – как сказал. Пусть Ма…

– Стоять! – рявкаю я, рассмотрев, что в салоне джипа никого нет – разве что какой супостат в багажном отсеке сидит, мне отсюда не видно. – Чемодан – на сиденье. И открой. Гранату покажи. Быстро!

Калина пятится, кладет «дипломат» на сиденье, раскрывает его и, вытряхнув из пакета гранату, демонстрирует ее мне. Я внимательно наблюдаю за бандитом: деньги и граната меня особенно не занимают, мне интересны вазомоторы Калины. Если в багажном отсеке кто-то притаился, Калина может мимикой лица невольно показать мне это. Достаточно одного мимолетного взгляда, жеста, иного знака, который наблюдательному человеку может сказать очень многое. Так-так… И что у нас там? А ничего особенного – в сторону багажного отделения Калина не смотрит совсем. Разложил на сиденье «дипломат», пристроил на пачках с деньгами гранату, нервно прищелкивает пальцами и сосредоточенно пялится в мою сторону.

– Вижу! – одобрительно кричу я, рассмотрев зеленое содержимое чемодана и гранату. – Теперь садись за баранку и аккуратно подгони тачку к двери. Правым боком. Двери не закрывай, трогайся плавно, чтобы я видел салон. Пошел!

Калина запрыгивает на водительское место и медленно подгоняет джип к избушке. Когда машина подъезжает вплотную к дверному проему, я кричу:

– Тормози! Отбегай на десять метров!

Калина останавливает джип и нехотя выбирается наружу – отходить на указанную дистанцию не торопится. Одним прыжком доскочив до машины, я вставляю ствол автомата и полчерепа в салон и, мгновенно осмотрев багажный отсек, убеждаюсь, что машина пуста. Я здорово рискую, покидая избушку, но все рассчитал верно: со стороны стрельбищного поля никого нет; джип надежно прикрывает меня от бойцов, залегших в лесу; Калина не ожидал такого попрыгунчества и несколько мгновений переваривает ситуацию. А спустя пару секунд, когда он наконец соображает, что получил шанс одним махом решить все проблемы, и поднимает руку, чтобы сунуть ее под лацкан пиджака, я уже держу его на мушке, удобно уперев локти в правое переднее сиденье джипа.

– Проехали, – сочувствующим тоном бросаю я. – Кто не успел, тот опоздал.

Приближенный Марата – опытный бандит – понимает, что шансов нет. Я в укрытии, с автоматом, держу его на мушке. Он на ровном месте, с пукалкой, которую ко всему прочему еще достать надо. Калина медленно опускает руку: малоизысканное чело его посещает явный оттенок досады. Да, пока я выскакивал из проема и осматривал машину, можно было извлечь ствол и сделать из меня дуршлаг. Минимум сноровки – с такого-то расстояния, три секунды – и дуршлаг. Но – увы. Ратоборствовать со специалистом по локальным войнам – это вам не над бабкой парализованной глумиться. Тут нужно постоянно держать уши на затылке и в любую секунду ждать самых непредсказуемых пакостей.

– Пусть Ма…

– Молчать, бля!!! – мгновенно пресекаю я нездоровую попытку к общению. – Топай до опушки – я буду смотреть. Как ты доходишь до опушки, мы садимся в джип и сваливаем отсюда. Никаких «хвостов»! Ты понял, нет?! Я доезжаю до поворота на аэропорт, ссаживаю Марата с хлопцами и дую дальше. Но!!! Это при условии, что не будет «хвостов». Если мне покажется, что вы за мной следите, буду ехать без остановок, пока бензин не кончится. А как кончится бензин, начну отстреливать по одному. Сначала СС пристрелю – он мне больше всех не нравится… Ты все понял?

– Да понял я, – досадливо морщится Калина, медленно пятясь спиной к опушке. – Понял… Но пусть Марат…

– Пошел!!! – взбешенно ору я, красноречиво мотанув стволом автомата. – Будешь тормозить, не увидишь никогда своего Марата! Пошел!!! А то щас начну уши резать!

– Да кочумай, кочумай – нормаль все… – опасливо бормочет Калина, разворачиваясь и припуская валкой трусцой к опушке.

Я облегченно вздыхаю и, продолжая вполглаза наблюдать за выписывающим по грязи кренделя Калиной, просматриваю наличность. Удивлению моему нет предела: в «дипломате» – ни одной «куклы». Детектора, конечно, нет, и, вполне может быть, что баксы фальшивые. Но все тридцать пачек стодолларовых купюр, перетянутых голубыми резинками, выглядят вполне респектабельно.

Я смотрю в спину удаляющемуся Калине и чувствую, как преждевременная радость пытается рвануть откуда-то из глубины души и выплеснуться наружу, оформившись в разухабистый вопль, не соответствующий обстановке. Сейчас этот парень зайдет за линию деревьев, я перетащу трупы в машину, три сотни метров до выезда на шоссе, петляющее по березняку, и… Черт, неужели у меня все получается?! Выходит, зря яму копал? Ай да я, ай да…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное