Лев Пучков.

Дело чести

(страница 9 из 40)

скачать книгу бесплатно

Итак, мы путешествовали в составе колонны из трех машин: два джипа «Ниссан-Патрол» и «Нива», которая согласно легенде предназначалась для возвращения из ЗОНЫ.

Для экстренной связи с полковником у меня имелся мобильный телефон, а на случай утряски официальных вопросов с наиболее бдительными гаишниками в «бардачке» лежали по всем правилам оформленные на машины липовые бумажки. Для супербдительных сотрудников в нагрудном кармане рубашки Джо имелись заранее приготовленные бумажки иного качества: дензнаки розовой расцветки, расфасованные по четыре и обернутые пятой купюрой (среднестатистическая такса в данном районе за проезд через пост ГАИ без досмотра), на сумму что-то около пяти «лимонов» деревянными.

И вот, ехали мы ехали, никто на нас не обращал особого внимания (имелась, знаете ли, у меня такая радужная установка, что практически на каждом посту суровые гаишники будут с пристрастием шмонать все наши тачки и все подряд изымать!): документы пришлось предъявить всего-то два раза, а деньги потребовали лишь на четырех постах из восемнадцати, и то предварительно осторожно поинтересовавшись, не имеем ли мы какого-то касательства к местным бандгруппировкам.

Казалось бы, радоваться надо – все идет как по ниточке… Но по мере приближения к ЗОНЕ светлая грусть вползала в мою душу все увереннее. Давненько я не катался по нашим дорогам на дальнее расстояние, давненько… Полагал я, по простоте душевной, что «сталкеры», с которыми мы боремся, – это очень ловкие ребята, обладающие немалой изворотливостью и чуть ли не семи пядей во лбу каждый. И чтобы «провести» свой груз по нашей территории – до границы с ЗОНОЙ, – им приходится упираться до предгрыжевого состояния, исходя кровавым потом.

Мне в иные моменты их даже жалко было – посмотришь, бывало, на свежеизготовленный труп незадачливого «сталкера» и пригорюнишься: вот и еще один народный умелец ласты заплел в одночасье… А как много он мог для страны сотворить полезного, ежели бы встал вовремя на праведную стезю! Ммммм…. Ну и дурень же я был, я вам сообщу! В таких условиях проводку груза любой категории осуществит каждый олигофрен – это однозначно. Соорудил себе липовые документы, запасся бабками для бдительных – и вперед! ЗОНА ждет тебя, грязный «сталкер»!

Так что напрасно я горевал под настроение: на кривых тропках ЗОНЫ, как оказалось, догнивают трупы далеко не самых одаренных представителей человечества. Были бы одаренными, остались бы в живых – как ваш покорный слуга (тьфу-тьфу-тьфу через левое плечо!).

Однако стоит над этим обстоятельством задуматься. Ежели, к примеру, по каким-то причинам порушится наше предприятие (мало ли что в жизни случается!), можно будет переквалифицироваться и гонять караваны в ЗОНУ. Ха! Вот будет комедия… Я – «сталкер». Бесстрашный и неуловимый – этакий «летучий голландец» кривых дорог и малоезженых шоссе. Но это – запасной вариантец, самый никудышный. Это – туманная перспектива необозримого будущего. А пока…

Пока мы катим в ЗОНУ вовсе не для того, чтобы сдать аборигенам тачки в обмен на стволы.

Это только легенда. Так сказать, завязочка последующего за этим лихого мероприятия.

Основной задачей нашего путешествия является ликвидация банды Салаутдина Асланбекова. Того самого Асланбекова, имя которого в годы РЧВ навевало легкую грусть на командующих тактическими группировками и заставляло начальников федеральных застав в Мехинском районе страшным голосом кричать во сне: «Застава к БОЮ!!!» Того самого легендарного Салаутдина, которого нынешнее правительство свободной Ичкерии боится пальцем тронуть и скрепя сердце терпит все его дикие выходки: раритет, музейный экспонат, табличка «руками не трогать – антиквариат!!!»…

… – Наше терпение лопнуло. Или мы его уничтожим, или дойдет до того, что он заставит нас чистить ему сапоги, – так сказал неделю назад на «стрелке» горный волк Зелимхан Ахсалтаков, повергнув меня в состояние, близкое к шоку. Ой-е-ей, как интересно! Где ты, страшный Зелимхан, которым дембеля сорок седьмого полка пугали необстрелянных салажат, только что прибывших в Ичкерию? Куда подевался хозяин Мачкой-Артановского района, гордый и непримиримый вояка, хитрый стратег и грозный враг федералов? Или высокий пост необратимо действует на сознание, меняя характер и повадки, трансформируя вместе с жизненным укладом всепоглощающую гордыню необузданного хана в вынужденный конформизм политика? Да что там конформизм! Что ж получается: этот самый пост заставляет правоверного мусульманина предать своего соплеменника?

– А что поделать? – верно истолковал мое немое удивление Зелимхан. – Особенности наших отношений диктуют свои условия. Клянусь Аллахом, никогда бы мы не решились на такое, если бы вопрос не стоял столь серьезно…

Далее следовали пространные рассуждения о необходимости таких крутых мер. Мой давний враг красноречиво и убедительно доказывал, что они – ичкерская верхушка – в общем-то славные ребята, добрые и прекраснодушные (белые и пушистые!), и пекутся исключительно о благе и процветании своего многострадального народа. Так что грязная афера, которую они задумали, таковой на самом деле не является. Это просто хитрый политический ход, который одновременно послужит для многих сомневающихся суровым уроком.

Судя по витиеватым изъяснениям Зелимхана, в настоящий момент Салаутдин Асланбеков являлся самой натуральной грыжей в хилом организме свежесостряпанного государства Ичкерского. Чего такого он натворил? Ой, блин, да лучше спросить, чего он не успел сотворить за послевоенный период!

Скот угоняет, машины угоняет (причем не за пределами Чечни, а на ее территории!); грабит без разбора всех, кто под руку подвернется, – независимо от наличия крайней плоти на детородном органе, – имеет какие-то левые дела с абхазами и кабардосами, а в дела эти не позволяет сунуть нос ни одному представителю правительства свободной Ичкерии. Но более всего Салаутдин предпочитает похищение людей с целью получения за них выкупа. Если верить данным грозненских статистиков, примерно пятьдесят процентов похищений по всей республике приходятся на его банду. Причем захватывает он всех, кого считает способным принести хоть какую-то прибыль, невзирая на чины и ранги. От этого имидж Ичкерии как правового государства здорово теряет в весе – все вокруг за такие штуки ее здорово не жалуют и постоянно тычут пальцем на тотальную криминализацию чеченского народа. Ай, какой политический ущерб, какой урон…

Грозненских товарищей на земле Салаутдина запросто гонят в шею: самоуправление там, причем в самом неприглядном аспекте. А в последнее время этот господин совсем оборзел: объявил район своего пребывания независимым краем, с правами оффшорной зоны и строит неподалеку от Мехино всамделишный аэродром для приема транспортных самолетов из-за границы. А на все попытки официального Грозного образумить зарвавшегося «хана» он лишь посмеивается: я, мол, полновластный правитель в своем районе, и не лезьте в мои дела, а то вообще обижусь и такое вам всем устрою!

– Ну так отловите его, прикуйте наручниками к столбу на центральной площади Грозного и публично расстреляйте, – мудро посоветовал я. – Опыт у вас имеется…

Зелимхан туманно глянул на меня и зябко передернул плечами – ход моих мыслей ему вроде бы импонировал, но…

– Ну и дурак ты, Иван, – обиженно буркнул он. – Если бы можно было – давно бы сделали… За этим парнем стоит хорошо вооруженный отряд головорезов численностью в две сотни стволов. Но это не самое главное. Тейп[6]6
  Тейп – то же, что и род.


[Закрыть]
у него мощный… Если Салаутдина убить, весь его род встанет под ружье. И потом – тогда уж придется расстреливать минимум с десяток человек: двух старших сыновей Асланбекова, четырех братьев, троих племянников… Тогда по Ичкерии прольются реки крови: будет настоящая кровная война.

– Слабо, значит, – резюмировал я, покосившись на Шведова. До сих пор полковник принимал лишь пассивное участие в разговоре, не удосужившись обронить хоть какое-то замечание по поводу краснобайства Зелимхана. – Слабо… Значит, пацанов с бабами расстреливать вы мастаки – за ними никто не стоит… А матерого бандита с его выводком вам обкорнать не по зубам. Очень приятно!

– Хорош полемизировать, – прорезался Шведов и кивнул маскоодетой головой Зелимхану. – Давай по существу.

Зелимхан нехорошо покосился на меня и дал по существу – кратко закруглился с речью, художественно оформив заочно вынесенный Асланбекову приговор.

По всем показателям выходило, что Салаутдин – явление для Ичкерии крайне опасное и нетерпимое. И самое неприятное – дурной пример. Многие влиятельные товарищи со славным боевым прошлым внимательно следят за деятельностью этого новоявленного удельного князя и пытаются на местах все организовать по его образу и подобию. Ежели дальше так пойдет, очень скоро могучая Ичкерия разделится на кучу отдельных областей, каждая из которых будет требовать статуса суверенного государства. А они, то бишь правительство Ичкерии, не могут допустить такого. Потомки не простят.

Вот потому-то Зелимхан и связался с нами – есть надежда, что мы сможем эту досадную проблемку тихо и аккуратно разрешить. И обстоятельства предрасполагают: у Салаутдина в плену сейчас как раз сидит отловленный где-то накануне майор ФСБ, за которого хотят получить выкуп. Ну, майор сам по себе птица небольшая, а требуемую бандитами сумму – триста штук баксов – его семья, естественно, потянуть не в состоянии. Поэтому переговоры о выкупе ведутся через посредников с руководством ФСБ, которое не торопится выкладывать доллары за своего сотрудника: пытается убедить бандитов в необходимости отдать майора бесплатно и периодически, теряя терпение, обещает разобраться с ними по-своему, туманно намекая на какие-то неясные обстоятельства освобождения из плена другого сотрудника ФСБ, имевшие место в далеком 1994 году.

Так вот: если мы умудримся в ходе акции освободить того майора и забрать его с собой, будет совсем хорошо! Тогда для всех будет ясно, что верхушку клана Асланбековых вырезали пресловутые спецслужбы России, о которых ежедневно кричат разнообразные чеченские деятели…

– Короче, ясно с вами, – подытожил Шведов. – В Новочеркасск тебе надо, братан…

– Не понял, – удивленно вытаращился Ахсалтаков. – Зачем в Новочеркасск?!

– Я тебе адресок подкину, – Шведов сделал вид, что лезет в карман за блокнотом, и хмыкнул через сурдину: – Там у меня знакомый командир вэвэшного отряда спецназа есть. Ликвидация бандформирований такой численности – как раз их профиль. Вывалишь им два «лимона» баксов – они тебе за такие бабки не то что банду Салаутдина – все прилегающие к Мехино села под корень вырежут. Вот… А нам потянуть такой численный состав не под силу: мы ж, бля, не терминаторы! Ю андестенд?

– Шутка, – облегченно выдохнул Зелимхан. – Все понял… Не надо всю банду. Нужно только самого Салаутдина и его близких родственников: двух сыновей, четырех братьев и троих племянников. Они все время проводят вместе, так что в этом плане у вас проблем не возникнет.

– А остальная банда? – уточнил Шведов. – Если мы уберем Асланбекова и его ближайшее окружение, банда ведь от этого самопроизвольно не улетучится?

– А это уже не ваши заботы, – Зелимхан пренебрежительно махнул рукой. – Без головки банда просто развалится – и мы приложим к этому делу максимум усилий… Ну что – как решим?

– Можно попробовать, – осторожно просипела шведовская сурдина. – Давай обсудим детали.

– Давай, дорогой, давай! – Зелимхан вдруг залучился весь плохо скрытой радостью, суетливо потер мочки ушей и не сдержался: победно подмигнул мне левым глазом. – Главное, я полагаю, – это порядок расчета, так? Чтобы никто никого не обманул, чтобы все по-честному… Так?

– Это чуть позже, – не согласился Шведов. – Начнем с обеспечения. Каким образом вы собираетесь доставлять команду к месту проведения акции – раз? Под какой «крышей» – два? Вооружение…

– Тормози, дорогой, тормози! – прервал Зелимхан полковника. – Как и что – нас не касается. Вы все сами… Мы договариваемся – вы делаете. Сделаете – бабки ваши. Не сделаете – извините. Могу дать кое-какую информацию…

– Сам тормози, – недовольно прогундел полковник. – Как это – сами? Ты что-то не то говоришь, братан… Давай так: вы берете все обеспечение на себя: доставку, маскировку, устройство команды, вооружение, эвакуацию после осуществления акции… А за все про все мы просим один «лимон» баксов. Мы не жадные. Организуй обеспечение и можешь второй «лимон» себе забрать. Иначе дело не пойдет. То, что ты предложил – насчет «все сами», – мне страшно не нравится. Авантюрой это попахивает, а это не наш профиль…

– Не торопись, дорогой, не торопись, – ласково пробормотал Зелимхан, гипнотизируя маску Шведова своим тяжелым взглядом. – Не нравится так не нравится. Я тебе кое-что расскажу – сразу понравится. А твой вариант никак не пойдет: мы к этому делу не должны иметь никакого отношения. То есть, если вдруг вы где-то проколетесь, отвечать будете сами. А скажете, что мы вас наняли, – все равно никто не поверит. Понимаешь? У нас такие штуки не делают – шариат не позволяет…

– Понимаю, – посочувствовал Шведов. – Если бы я нанимал киллера, чтобы завалить родного брата, я тоже в случае чего поклялся бы на могиле матери, что не имею к этому делу никакого отношения. Как-то так вышло, что во все времена братоубийц почему-то никто не любит…

Ахсалтаков смущенно потупил взор и тихо пробормотал:

– Но ведь они бандиты! Клянусь Аллахом, э, самые натуральные бандиты! Их давно надо было уже уничтожить – просто обстоятельства не позволяли…

– Ладно, это не наши дела, – счел нужным поправиться Шведов. – Как хотите, так и пляшите – нам все равно… Давай – выкладывай свою информацию по вашему варианту внедрения команды. Если она покажется мне дельной, будем посмотреть… И кстати, поделись-ка – как ты хочешь с нами рассчитаться?

– Выкладываю! – оживился Зелимхан и вдруг неожиданно поинтересовался: – У тебя в команде все вот такие, как он? – он кивнул в мою сторону.

– В смысле такие сонные, ленивые и коротко остриженные? – уточнил Шведов.

– В смысле такие, что могут задушить голыми руками целый взвод и… и обмануть кого угодно, – поправил Зелимхан. Глаза его остановились на моей скромной персоне и колюче сверкнули.

– Почти такие, – не без бахвальства сообщил Шведов. – Головенку оторвут кому угодно – «мама» сказать не успеешь.

– Очень хорошо, – Зелимхан заметно приободрился. – Это значительно облегчает задачу. Я хочу вам предложить следующий вариант…

…А вот и ЗОНА. Свернули с шоссе в лесополосу и с полчаса выписывали замысловатые виражи меж деревьев, пока не выбрались к опушке дремучего дубового леса. Здесь, у неприметной грунтовки, уходящей в чащобу, ждал проводник: симпатичный молодой чечен в крестьянском наряде – оружия при нем не оказалось. Обменялись условными знаками, парниша влез к нам в головную машину и стал показывать, куда рулить. Вот оно и началось: теперь надо прикидываться в меру крутыми, самоуверенными и туповатыми бандитами, привыкшими в этой жизни только пакостить и брать все, что понравится. Проводник представился Вахой и оказался очень компанейским парнем: всю дорогу пичкал нас плоскими армейскими анекдотами, над которыми мы вынуждены были ударно ржать идиотским смехом. Джо пытался ответно каламбурить, а я внимательно следил за его изысками, и, когда мне казалось, что он чересчур умничает, я поправлял его пошлыми репликами, давая понять, что не надо выезжать за границы бандитского кругозора. Теперь нам долго придется выступать в роли цивильных придурков: более башковитые особи ни за что не полезли бы в ЗОНУ, имея столь эфемерные гарантии собственной безопасности.

Вскоре выяснилось, что ребята Салаутдина не стали баловать нас разнообразием: следуя указаниям проводника, мы выехали на проселок, ведущий к Сарпинскому ущелью. Ну что ж: молодцы. Обычная схема: договорились с Рашидом Бекмурзаевым о проводке груза и теперь наверняка сидят у входа в горловину ущелья, поджидают нас. Очень приятно.

Как только мы выбрались на эту дорогу, до боли знакомую и хоженно-езженную нами неоднократно, Джо вдруг впал в рассеянность: начал невпопад отвечать Вахе, не тем тоном ржать над его анекдотами и вообще не на шутку призадумался. Пришлось мне отвлекать внимание проводника и активизировать степень своего участия в общении.

Рассеянность Джо была закономерной – я и сам некоторое время назад испытывал примерно те же чувства. Гонорар за акцию – два «лимона» баксов в большущем герметичном рюкзаке – лежал неподалеку отсюда – в двух шагах, образно выражаясь… Но если через километр свернуть в лес, продраться через заросли метров на восемьсот, а потом с полчаса скакать горным козлом по камням, огибая здоровенную скальную гряду, можно как раз выйти к нашему импровизированному «банку».

Имелось страшное искушение: звездануть Ваху по кумполу, рывком выдвинуться туда и в ударном темпе организовать поиски. Жаль, конечно, с нами нет Барина и Клопа – это в значительной степени облегчило бы задачу, – а тот факт, что каждый из нас умеет как установить, так и обезвредить простейшую комбинацию из противопехотных мин, подстегивал воображение… Саперы Зелимхана заграждения ставили очень быстро и наверняка не успели соорудить что-либо замысловатое – я присутствовал неподалеку. И естественно, рассказал обо всем боевому брату. «А вдруг все получится?!» – прочитал я в глазах Джо, встретившись нечаянно с его туманным взором.

«Нет, Джо, – не получится», – выдал я ему в ответ взглядом и для убедительности слегка покачал головой – так, чтобы Ваха не заметил. Думал я уже, прикидывал – ничего не выходит. Не с идиотами дело имеем – парни свое дело туго знают. Придется работать…

…Вариант установления контакта с бандой Асланбекова, предложенный на «стрелке» Зелимханом, полковник принял с некоторыми оговорками.

Хлопцы Салаутдина, как выяснилось, частенько гуляют в одном из лучших кабаков славного города Доброводска, который «держит» их дружок – карачаевец Максуд, более известный в криминальном мире под кличкой Бек.

Выяснилось, что хлопцев довольно много, и, естественно, всей кодлой они через границу еженощно не путешествуют, дабы разговеться на российской земле, а периодически наезжают пачками: по три-пять рыл два-три раза в неделю.

Дабы исключить недоразумения, Зелимхан вручил нам припасенные им снимки семейства Асланбекова, фоторожи большинства его бойцов, а к фоторожам – текстовое пояснение, кто есть ху.

Три дня мы потратили на изучение объектов предстоящей акции и разработку правдоподобных оснований для контакта, и еще четыре часа нам понадобились для экспроприации «товара», предназначенного для планирующейся сделки – с попутной ликвидацией владельцев этого товара, чьими «легендами» мы собирались воспользоваться.

А в пятницу вечером мы вчетвером: я, Джо, Лось и Мент – уже сидели за столиком доброводского кабака «Лотос», тихими темпами попивали водочку под хорошую закусь и внимательно изучали присутствующий в зале контингент.

Надо вам сказать, что этот контингент мне здорово не понравился с самого начала – как и процедура допуска в кабак, предшествующая нашему мирному сидению.

Едва мы вошли в фойе, откуда-то вынырнул шустрый худобан кавказского обличья, упакованный в гигантскую бархатную бабочку, цепко обшарил нас профессиональным взглядом и деловито поинтересовался:

– Откуда, братва?

– Липатовские мы, – солидно ответил я, изображая в воздухе замысловатый пасс, могущий означать все, что угодно. – Слегонца отдохнуть хотим – вот.

– Стволы есть? – спросил худобан и зачем-то покосился на дверь в подсобку, расположенную слева от входа в фойе.

– Обижаешь, начальник, – снисходительно бросил Джо. – Кто ж щас без стволов путешествует? Время тяжелое – сам понимаешь…

– Туда пройдите, – худобан указал на дверь в подсобку. – Стволы сдадите под расписку. Уходить будете – получите.

Мы изобразили вялое негодование столь странным приемом, но худобан категорично заявил:

– Или сдавайте, или до свидания. У нас такой порядок…

В подсобке наши «волыны» принял под запись гигантских размеров мужлан с волчьим взглядом, тоже кавказец, запер их в сейф, а каждому выдал номерок, присовокупив при этом:

– Пей, гуляй – все ништяк, братва. Залупаться будете – башку, на фуй, оторвем. У нас тут солидные люди отдыхают – шум не любят…

Вот такое славное заведение… «Солидные люди» были представлены сплошь кавказцами, за редким вкраплением славянских рож, настолько самоуверенных и не по возрасту расплывшихся, что хотелось немедля хлобыстнуть по ним пятилитровой бутылкой из-под «Абрау-Дюрсо», красовавшейся над стойкой бара в качестве наглядного пособия для выпивох.

– Тут что – русаков всех в расход повыводили? – растерянно произнес Джо, осмотревшись по сторонам. – Гля, сплошь джигиты…

И действительно, создавалось впечатление, что мы попали в кабак не в русском курортном городе, а где-нибудь неподалеку от столицы Азербайджана (я там бывал, потому и сравниваю). Кавказец на кавказце сидит и кавказцем погоняет. Мы-то ведь как полагали: сядем за столик, осмотримся и с ходу «высветим» нужную нам чеченскую компашку, которая на фоне скромных «новых русских» будет бросаться в глаза своим необузданным поведением и разухабистой гульбою. А тут… Нет, фоторожи людей Салаутдина мы запомнили хорошо – недаром столько времени потратили на их изучение. Но зал был под завязку забит физиономиями аналогичного свойства, а размеры помещения и интимное освещение делали поиски нужных товарищей невозможными.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Поделиться ссылкой на выделенное