Лев Пучков.

Дело чести

(страница 2 из 40)

скачать книгу бесплатно

Да что там кавказские республики! Уже в Стародубовской области, ближе к горам, можно проследить ширящуюся конфронтацию между равнинным жителем и горцем. Поезжайте в Доброводск и посмотрите, кто в этом «русском» городе работает в торговых точках, ресторанах, гостиницах, курортах, пансионатах и вообще в мало-мальски приличных местах. Посмотрите, кто рассекает на иномарках улицы курортных городов Кавказских Минеральных Вод, толпится на вокзалах и в переходах, «клеит» русских шалав, прибывших на заработки… Раскройте телефонные книги этих прекрасных городов, посмотрите объявления в газетах – по поводу срочного обмена на любой город российской глубинки, – и вам все станет понятно. Русаки бегут с Кавказа…. Мы сдаем его без боя, постепенно освобождая когда-то захваченную территорию и шаг за шагом теряя сферу влияния.

На эту тему можно разглагольствовать часами, но я скажу короче. Кавказцы реагируют на все истинно российское так, как живой организм реагирует на инородное тело, внедренное в него. Он его отторгает, мобилизуя все внутренние резервы и проявляя чрезвычайно высокую защитную активность на всем протяжении процесса – вплоть до полного выведения инородного тела из организма.

В какой стадии наши взаимоотношения с Кавказом пребывают сейчас, однозначно определить весьма проблематично – полагаю, даже самый крутой политолог не взялся бы за столь неблагодарное занятие. Но мне почему-то кажется, что инородное тело уже вылезло в слой поверхностного эпителия, закапсулировалось в гнойном мешке, и вот-вот этот нарыв лопнет…

Вот потому-то Стародубовск – последний истинно российский город на юге. Далее идет чужая земля.

Эта обширная область по-прежнему декларативно именуется частью Федерации и числится в разряде законопослушных регионов (гы-гы!!!). А мы – то есть те, кто промышляет в этой области, – называем ее просто и скромно – ЗОНОЙ. Нет-нет, плагиат здесь ни при чем: ЗОНОЙ можно обозвать любую территорию, на которой творятся странные явления неспецифического характера, не подпадающие под общепринятые параметры. ЗОНА живет и питается по своим неписаным правилам. Здесь иные понятия о цене человеческой жизни и цене на разнообразный товар повышенного спроса. Здесь пропадают люди, машины и целые эшелоны – до сих пор ничего из того, что пропало, обнаружено не было. В этой ЗОНЕ законы, в общепринятом понятии этого слова, не действуют. Зато чрезвычайно активно действуют дикие и неуправляемые отряды и отрядики так называемых «индейцев» – банды, промышляющие разбоем, похищениями людей и иными разновидностями «ратного труда». А еще в ЗОНЕ действуют разнообразные мелкопоместные князьки. Князькам этим Конституция дала в «кормление» – совершенно официально, прошу заметить – довольно приличные наделы земель, не очень густо населенных народом, но обладающих правами отдельных государств! А потому эти самые князьки, каждый на своем огороде, откровенно холят и лелеют свой маленький культ личности со всеми сопутствующими этому культу аксессуарами: беспредельным произволом, пытками, тюрьмами, расстрелами и так далее.

Наличие ЗОНЫ очень выгодно для некоторых товарищей из верхних эшелонов власти.

Здесь можно сделать огромные деньги и спрятать концы в воду – проводить расследование на данной территории равносильно самоубийству. Если вас заинтересует этот вопрос, можете поднять подшивки газет за последние пять лет и вволю поудивляться некоторым странным явлениям, которые запросто можно отнести к разряду фантастических. Пошел эшелон, допустим, с электрооборудованием на двадцать-тридцать «арбузов» от какой-нибудь мощной российской фирмы в адрес какого-нибудь дочернего предприятия в ЗОНЕ и на перегоне между Серленной и Хунтермесом бесследно исчез. Испарился. Искать бесполезно – я же говорю, здесь какая-то аномалия! А все пропажи списываются на нестабильность региона и несовершенство нашей правовой системы.

Эти же товарищи – из верхнего эшелона, – пользуясь своей властью и положением, развлекаются с ЗОНОЙ и другими способами. Каждый законопослушный гражданин России прекрасно знает, что у нас процветает торговля всем подряд: оружием, наркотиками, боевой техникой, людьми, секретами и всем прочим, что в определенном месте имеет спрос гораздо больший, нежели там, где это «прочее» лежит себе невостребованное и медленно гниет.

Об этой торговле постоянно вопят СМИ и ходят самые разнообразные сплетни. Но большинство законопослушных граждан имеют обо всех этих нехороших делах весьма расплывчатое понятие. Вроде бы где-то там, в верхних эшелонах, сидят злые дядьки и вовсю торгуют себе чем ни попадя, используя свою неограниченную власть. А как торгуют? Да черт его знает! Может, по воздуху переправляют или к днищу машины проволокой прикручивают.

Я уже определенный срок варюсь в этой системе, владею кое-какой информацией по данному вопросу и охотно поделюсь ею с вами, но очень коротко, у нас не так уж много времени.

Допустим, вы – злой дядька в столице, тот самый, в верхнем эшелоне, с огромными возможностями и неограниченными полномочиями, а я – простой главарь банды в далекой Ичкерии (ну, это я сейчас главарь банды, а в недалеком прошлом был полевым командиром «непримиримых»). В свое время я с соратниками-подельщиками наворовал у Советской Армии целый арсенал и теперь вовсю торгую им и буду торговать очень долго, благо запасы практически неограниченны, а спрос на оружие будет всегда. Вот конкретные цифры годичной давности: автомат в Ичкерии стоит пол – «лимона» деревянными, а в Новосибирске – пять «лимонов». Разумеется, я вам по паре стволов под полой возить не стану. Невыгодно это, да и небезопасно: могут вредные менты и вэвэшники в поезде или на блокпостах нашмонать, а это, сами понимаете, чревато: не любят нашего брата-чеченца у вас в России.

Мы поступим иначе. Я продам посреднику посредника вашего представителя, который понятия не имеет, кто вы такой, предположим… ну, тысячу стволов для ровного счета. И сразу получу наличкой полмиллиарда. Мне так удобнее – наличкой, поскольку обналичить ваши паршивые счета в нашей Ичкерии проблематично. Затем я вывезу эти стволы к границе зоны своего влияния: дальше кантуйтесь, как хотите, – ваши проблемы.

Получив эти стволы на российской земле, ваш представитель под всемогущей курией вашего грозного имени оформит их как груз с нулевым допуском, выпишет накладные по всей форме, приставит караул из части внутренних войск по сопровождению грузов… И попрут мои стволы зеленым ходом в Новосиб, нигде не задерживаясь и не подвергаясь проверке. В Новосибе их получат представители представителей ваших посредников и без особых хлопот распихают по разным точкам – система отлаженная. В итоге вы поимеете свои три с половиной «арбуза» (один «арбуз» – грубо – у вас уйдет на «производственные» издержки) и даже пальцем не пошевельнете. Потому что на территории России ваш левый груз свято охраняется законом, представители которого понятия не имеют, что невольно становятся соучастниками криминального деяния (тот же самый караул, например, никогда не знает, что за груз он везет). А в районе функционирования моего отряда (исполкома, совета, администрации) с вашего груза не упадет ни одна пылинка потому, что здесь за все отвечаю я. Но! Но…

Между моим районом и собственно территорией России пролегает ЗОНА. А в ЗОНЕ каждый сверчок знает свой шесток – каждый пахан сидит на своей земле. На чужие земли я соваться не стану, а вашему грозному имени там грош цена. Если вы имеете острое желание получить свои стволы, остается единственное: на всем протяжении маршрута движения вашего груза до российской границы давать всем «князькам» и главарям банд на лапу. Так можно и без штанов остаться – получите вы совсем мизерный навар, который не стоит таких финансовых затрат и треволнений. А ведь есть еще и такие «индейцы», с которыми договориться нельзя: грохнут ваших посредников и заберут груз – вообще останетесь с носом…

Так вот: до недавнего времени для злых дядек из верхних эшелонов и контактирующих с их представителями авторитетов ЗОНЫ такой проблемы не существовало. В ЗОНЕ функционировал КОРИДОР, по которому переправлялись в оба конца разнообразные номинации ходового товара: оружие, наркотики, заложники для выкупа, женщины – сами понимаете, для чего, и так далее. КОРИДОР этот обеспечивала хорошо организованная и профессионально подготовленная группировка, заботливо взращенная в Стародубовске злыми дядьками из верхних эшелонов и возглавляемая ушлым парнишей с выдающимися организаторскими способностями по прозвищу Лабаз (царствие небесное). Эта коридорная группировка вела разведку в ЗОНЕ, налаживала контакты с «князьками», имела кучу информаторов – охотников за секретами и проводила по КОРИДОРУ грузы любого характера. Очень удобно, знаете ли, было для злых дядек из верхов иметь такую группировку: благодаря ей КОРИДОР превратился в отлаженную, универсальную систему, приносившую огромную прибыль своим создателям.

Однако все в мире преходяще. Что-то около года назад мы уничтожили эту группировку, аннулировав КОРИДОР. А для комплекта мы аннулировали и некоторых злых дядек из верхнего эшелона, которые имели к КОРИДОРУ прямое касательство. Но дурной пример заразителен. На смену упраздненным товарищам в верхах пришли другие – свято место пусто не бывает. Эти другие, одухотворенные успехами своих предшественников, периодически предпринимают попытки реставрировать КОРИДОР: благо для этого существуют все предпосылки. В ЗОНЕ по-прежнему существуют как банды и «князьки», так и спрос на товар определенного свойства – можно делать просто громадные деньжищи, если с умом все организовать. Но есть маленькое «но». Определенные силы не хотят реставрации КОРИДОРА. Определенные силы хотят иметь не просто демаркационную линию на карте, а подлинную границу с ЗОНОЙ, через которую невозможно будет ничего переправить. Но это – перспектива, так сказать, радужные мечты. А пока мы целенаправленно мешаем плохим товарищам с самого верха восстанавливать КОРИДОР – за этим занятием вы нас и застали.

Да, кстати, вы можете спросить: кто это «мы». Отвечаю: мы – это команда Шведова. Небольшой, хорошо отлаженный боевой агрегат многофункционального применения, неоднократно опробованный в рискованных операциях и освоивший необъятные просторы ЗОНЫ. Чуть позже я вам всех представлю, а пока нам пора работать: приехали к Сарпинскому ущелью…

Сарпинское ущелье очень удобно для всякого отребья, промышляющего в ЗОНЕ. Это длинный и широкий проход в горной гряде, некогда проделанный вулканической лавой и благоустроенный умелыми руками многих поколений контрабандистов. Здесь при определенном навыке и сноровке можно исхитриться проехать даже на средней проходимости автомобиле, несмотря на кажущуюся неприступность и непроходимость: входы в ущелье с обеих сторон обильно заросли кустарником и прикрыты от назойливого взгляда нагромождением валунов.

В разное время различные товарищи пытались организовать контроль за ущельем, но попытки эти всякий раз заканчивались полным фиаско. Дело в том, что и с той, и с этой стороны к ущелью вплотную подходит лесной массив, состоящий из огромных раскидистых дубов и буков, что исключает возможность организовать не то что разведку на дальних подступах к блокпосту или заставе, но даже элементарные меры сохранения собственной безопасности. Проще говоря, здесь неоднократно вырезали блокпосты и заставы – под корень. Нападавшим бандитам было нетрудно нанести сокрушительный удар, подкравшись к заставе вплотную, и раствориться в лесу, где им знакома каждая тропка. Вооружившись печальным примером предшественников, представители правоохранительных органов прекратили бесплодные попытки взять под контроль ущелье и ограничились периодическими наездами, так называемыми рейдами в составе сборных бригад местных сил правопорядка. Но это было в незапамятные времена – еще до последней кавказской войны. А после войны сюда вообще никто соваться не смеет, кроме посвященных в тайны леса, напичканного минными заграждениями. Посвященные же, сами понимаете, – это бандиты, которые держат данное ущелье: все те же товарищи из клана Бекмурзаева. Ну и мы – мы тоже посвященные – волею случая…

У входа в горловину ущелья нас ожидали Барин, Сало и Мент. Я давно привык к кошачьим повадкам своих боевых братьев – сам натаскивал их долгими часами изнурительных тренировок, – но все же вздрогнул от неожиданности, когда из кустов на опушке неслышно, как призраки, возникли трое размалеванных в боевую раскраску мужиков с автоматами и направились к нам.

– Как? – лаконично поинтересовался Мент, с любопытством заглядывая в повозку.

– Норма, – в тон ему ответил Джо. – Грузитесь, времени в обрез.

Ребятишки попрыгали на повозку, и мы неспешно двинулись в глубь леса, прочь от входа в ущелье.

У противоположного входа сидит круглосуточный пост гвардейцев Рашида – с десяток стрелков, отягощенных противотанковыми гранатометами и приборами ночного видения. Любую тварь, рискнувшую высунуть нос из ущелья без ведома Рашида, встретит кинжальный огонь в упор из десятка стволов. Пока аванпост сдерживает натиск внезапного агрессора, подоспеют основные силы – от Челушей по прямой с той стороны минут двадцать машинного хода. Об этом прекрасно знают все обитатели ЗОНЫ, и никто не рискует. И мы не будем – нам туда не надо. Первое действие спектакля, срежиссированного хитрым полковником Шведовым, состоится на этой стороне, в двух километрах отсюда, и буквально через двадцать пять минут. Если мы все правильно рассчитали…

Прибыв на место, мы произвели боевой расчет, замаскировали повозку в глубине леса и распределились по обеим сторонам еле просматривавшейся в густой траве грунтовой дороги, выписывавшей замысловатые повороты в мрачной чащобе. Это единственная дорога здесь, по которой можно пробраться через лес ко входу в ущелье. Ошибиться невозможно – кто бы ни поперся через ЗОНУ, он обязательно пройдет мимо нас. Остается только дождаться.

Вскоре моя радиостанция выдала три длинных тона: подал сигнал Джо, расположившийся в двухстах метрах правее основной группы и выполнявший функции разведдозора.

– Идут, – негромко сообщил я по цепи и еще раз прикинул, верно ли распределены сектора огня. Ребятишки мои несколько секунд повозились в кустах, поудобнее изготавливаясь к бою, и стихли: ни один признак не указывал на присутствие у дороги каких-либо форм жизни. Молодцы – моя школа. В нашей команде никто не ест даром свой кусок хлеба с черной икрой – непрофессионалам у нас не место.

Спустя минуту из глубины леса слышится негромкий звук работающих двигателей – на дороге появляются три джипа: два «Лендровера» и «Чероки». Замыкает колонну микроавтобус «Форд». Так-так, что там у нас? Ага, в каждой машине по два человечка. С места моего лежания салон «Форда» не просматривается, но вряд ли там кто-то есть: ребятишки ведь собираются возвращаться обратно, а путешествовать на «Форде» более чем в восемь рыл очень неудобно, да еще учитывая груз, который они предполагают получить. Ну что ж: очень недурственно. Джипы в Ичкерии котируются весьма высоко. Дороги там, знаете ли, не того, да еще горная местность – только на джипах и рассекать. Интересно, а каков будет эквивалент? По сколько стволов за тачку? Впрочем, это праздный вопрос – скоро сами все увидим. А пока время работать.

Словив в прорезь прицела водилу головной машины, я плавно жму на спусковой крючок. Пук-с! – негромко делает мой автомат с ПББС: голова водилы теряет первоначальную конфигурацию, стекла машины мгновенно тонируются красным, кроме лобового. На лобовом маленькая дырочка с расходящимися паутинкой трещинами и несколько капель крови – голову сидящего рядом с водилой напарника видно прекрасно. Пук-с! – делает еще раз мой автомат, и эта голова утрачивает первоначальную конфигурацию. Патроны с уменьшенным пороховым зарядом значительно снижают начальную скорость пули: встретившись с препятствием, она не пробивает его насквозь, а разносит вдребезги.

Справа «пукают» соратники – не очень долго и очень продуктивно. Машины бьют друг друга в зад и застревают на месте – у всех стекла окрашены в нехороший цвет. По моторам никто не попал – моторы мы бережем. Нам еще предстоит транспортировать эти загаженные тачки в одно славное местечко – в полутора километрах от точки боестолкновения. А тащить их по буреломам толкачом – весьма неблагодарное занятие: пару раз в жизни приходилось развлекаться оным. Оп-па! А это еще что за чудо? Ай-я-яй – недоглядели! Из «Форда» выскакивает мужик и, держась за правое плечо, аки заяц, скачками мчится по дороге назад.

Пять метров до поворота – еще рывок, и уйдет! Это он так думает. Пук! Пук! – раздается с той стороны – мужика отбрасывает назад. Тело его падает навзничь в траву и застывает без движения. Чудак ты, мужик, там же Джо! Мы ж не банда какая неорганизованная – у нас все операции обставлены с тщательным соблюдением основных тактических принципов: авангард – основные силы – арьергард. Впрочем, тебе уже все равно: надо было раньше постигать прописные истины разработки спецопераций. А то ходят тут всякие, на халяву надеются срубить «капустки» по-легкому…

Осмотрев трупы, я на полминуты впал в прострацию: метко стреляют мои боевые братья! Практически у всех «автолюбителей» черепа были размозжены настолько, что определить, кто из них проводник, представлялось весьма затруднительным.

– Ну вот и приплыли, – пробормотал я, лихорадочно подыскивая наиболее оптимальный вариант действий в создавшейся ситуации. – Так-так…

– При чем здесь «приплыли»? – невозмутимо заметил Джо, обнаружив, что я пребываю в затруднении. – Забыл, как на войне делали? Снимем у них штаны и посмотрим. А ну, пацаны, раз-два – взяли!

Как и предполагалось, проводников было двое: крайняя плоть на членах отсутствовала у одного трупа в головной машине и у того, что три минуты назад пытался удрать из замыкающего колонну «Форда».

– Значит, остальные – славяне, – подытожил я. – Прав был Шведов…

Замаскировав трупы проводников в кустах, мы перетащили водилу «Форда» в «Лендровер», затем я, Лось и Сало оседлали обгаженные джипы и аккуратно покатили через заросли подлеска, следуя за Джо, который шел впереди, указывая направление движения. Барин и Мент остались на месте происшествия – им предстояло тщательно уничтожить следы съезда с дороги и подготовить «Форд» для завершающего этапа операции.

Если бы не феноменальная способность Джо безошибочно ориентироваться в любых условиях, я сам ни за что в жизни не добрался бы до этого чертова провала. Перед операцией мы с неделю прочесывали окрестности в поисках подходящего местечка для предстоящей «упаковки» «груза» и случайно обнаружили у подошвы горной гряды здоровенную дыру, настолько хорошо замаскированную растущими по краям кустами, что Мент чуть не свалился в нее – не заметил, бедолага, в двух шагах! Мы с полчаса развлекались у этой скважины, бросая вниз камни и от души радуясь, что природа гор пошла нам навстречу в этом рискованном предприятии.

Сало – ходячая артиллерийская буссоль, уверенно заявил, что по звуку падающих камней можно определить глубину ямки не менее чем в двести метров, а по диаметру она вполне годится для «упаковки» стандартного горючевоза. А Джо – ас войсковой разведки – сообщил нам, что в месте расположения провала напрочь отсутствуют какие-либо точки «привязки» и запоминающиеся ориентиры. И тут же, что называется, не отходя от кассы, провел эксперимент: отвел нас на сто метров, заставил покружиться на месте, зажмурив глаза, и потребовал, чтобы мы отыскали провал. Вообще-то я тоже не лыком шит в деле ориентирования на местности: специфика прежней работы обязывает. Но, к стыду своему, должен признаться, что в тот раз так и не обнаружил «ямку» – не догадался определиться по солнцу, когда хитрый Джо решил экспериментировать! Так что радость наша была вполне понятна: имелся, знаете ли, в плане разработки операции такой пунктик, как сооружение искусственного автомогильника на три единицы – исключительно подручными средствами. А что такое вгрызаться в каменистый грунт предгорья, да еще без использования тротила (преждевременный шум в данной местности был категорически противопоказан), надеюсь, не надо объяснять.

Добравшись до места, мы опорожнили баки с горючим и столкнули машины в провал. Ничего – хорошо пошли: шмяк-шмяк о стены, затем – плюх! – где-то в глубине – и тишина. Подровняв утрамбованные кусты, мы рысцой выдвинулись к дороге и заняли места согласно ранее произведенному расчету в пятидесяти метрах от установленных Барином в кустах противопехотных мин «МОН-50» (наиболее почитаемая игрушка наших инженеров). До начала предпоследнего этапа операции остается что-то около двадцати-сорока минут, в зависимости от степени терпеливости второй стороны, участвующей в «бартере».

Встреча должна была состояться пятнадцать минут назад у входа в горловину ущелья с нашей стороны. Последний срок истек, а клиенты не прибыли: и не потому, что непунктуальны, а в связи с тем, что они… немножко мертвые. Бояться в этом районе второй стороне совершенно нечего – а потому, если я правильно все рассчитал, они должны прошвырнуться по маршруту движения первой стороны – вплоть до административной границы с Россией. Ну что ж – подождем, нам не привыкать. А пока ждем, я вам расскажу, как и обещал, кое-что о нашей команде…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Поделиться ссылкой на выделенное