Нэт Прикли.

Цитадель

(страница 4 из 32)

скачать книгу бесплатно

Найл даже не предполагал, что уже через пять дней в середине ночи его разбудит импульс ужаса, пришедший из этого дома.

Он услышал женский вопль – исполненный предсмертного ужаса крик – нервно дернулся и сел в постели. Джарита, после памятного ливня взявшая привычку пристраиваться на ночь в постель правителя, сонно чмокнула, разлепила глаза.

– Вам нужна постель поудобнее, мой господин, – пробормотала она, – тогда вы не будете просыпаться ночью.

Найл только усмехнулся в ответ. Для него, спавшего почти всю жизнь на узком скальном уступе в пещере, пружинная кровать с поролоновым матрасом казалась столь же сказочным явлением, сколь муравью-листорезу показалось бы рагу из кролика.

– Ты ничего не слышала?

Джарита неразборчиво буркнула, проваливаясь обратно в объятия Морфея. Конечно, нет. Услышав подобный вопль, невозможно остаться безразличным.

Значит, это был ментальный крик, последний, отчаянный всплеск мыслей увидевшего смерть человека. Правитель встал – служанка тут же развалилась на всю постель, – накинул халат.

Только что где-то здесь, рядом, убили женщину – он не сомневался в этом ни на мгновение. Но как определить, где?

Найл прошел по коридору, растворил дверь в комнату Нефтис. Девушка настороженно вскинула голову, но тут же расплылась в довольной улыбке. Она приглашающе откинула край одеяла и грациозно потянулась, изогнувшись всем телом.

– Нефтис, твои стражницы все живы?

– Что? – Наверное, не меньше пяти ударов сердца переваривала она вопрос. На пятом ударе взгляд ее из маняще-сладкого стал холодно-жестким. Она откинула одеяло и выскочила в коридор, едва не сбив правителя с ног. Вернулась примерно через минуту. Немного подумала, поглядывая на Найла, и стала одеваться. Дворец постепенно наполнялся молчаливой суетой. В комнату начальницы стражи одна за другой заглядывали девушки, почтительно кланялись Найлу и отрицательно покачивали головой, обращаясь к Нефтис. Правитель ждал.

– Вы можете меня наказать, мой господин, – подвела наконец итог Нефтис, – но в вашем дворце никто не пострадал. – И с явной обидой добавила: – Даже Джарита.

– Наоборот, Нефтис. Я вижу, ты отлично знаешь свою работу. Извини, что побеспокоил. Спи, я пойду.

– Извините, мой господин, но после вопроса, подобного вашему, начальница охраны уже не имеет права спать и уж тем более отпустить правителя одного. Я пойду с вами.

Найл не стал спорить, он торопился осмотреть улицы вокруг дворца. Предсмертный вопль прозвучал совсем недавно, и скорей всего с той стороны, куда выходят окна его комнаты.

У парадных дверей стоял Меченый – так про себя прозвал Найл паука с рожицей на боку.

– Ты слышал что-нибудь? – спросил у стражника правитель.

Этот паук, обычный боец, не умел разговаривать с людьми, но Найл, уже набравшийся опыта общения с пауками, смог распознать мысленное согласие. Меченый ощутил ментальный крик.

Найл почти бегом бросился вдоль дворца. Улица под его окнами была совершенно пустынной.

Зато светилось окно дома напротив. Дома, в котором шел эксперимент. Найл подошел к пауку, охранявшему вход, и сразу ощутил смятение в его сознании. Охранник, несомненно, узнал Посланника Богини.

– Начальника, – потребовал Найл и вошел в дом. Сзади вскрикнула Нефтис – паук не рискнувший остановить Посланника Богини, довольно грубо пресек попытку девушки пройти следом за господином. Громко ругаясь и потирая ушибленное плечо, она упрямо уселась в песок прямо перед глазами охранника.

Навстречу правителю выбежал на арочных ногах молодой, но довольно крупный паук, и опустился в ритуальном приветствии. В уме его царила сумятица.

– Что у вас тут происходит? – четко и раздельно спросил Найл.

– Исчезли два бойцовых паука, – растерянно подумал паук.

– Дальше, – потребовал правитель.

– Исчезли пятеро людей.

– Дальше.

– Одна из женщин не дышит.

– Покажи.

Паук развернулся и побежал вверх по лестнице. Двери трех комнат были открыты, в одной из них лежала на полу обнаженная девушка с растрепанными волосами. Полуоткрытый рот, бессмысленно вперившийся в потолок взгляд.

– Это не я парализовал ее, – метнул боязливую мысль паук и попятился назад, ощутив ярость Посланника Богини.

– Похоже, ваши подчиненные решили пойти по стопам Скорбо? Вы решили полакомиться доверенными вам людьми?

– Это не так, – пытался оправдаться паук.

– Они парализовали ее, но вынести еще не успели! Вы нарушили Договор!

На лестнице появился Шабр. Он ловко промчался по стене, выдвинул голову в дверкой проем, Найл ощутил его злость по отношению к тем неизвестным, которые сорвали эксперимент – первый опыт, разрешенный после долгого перерыва. Еще лучше это «услышал» начальник караула, усыхавший прямо на глазах. Он уже чуял грядущую кару.

– Загляни в ее мысли, Посланник Богини, – внезапно предложил Шабр.

Найл попробовал это сделать… и ничего. Словно заглянул ночью в глубокий колодец.

– Она не парализована, она мертва, – подвел итог Шабр. – Это сделал не паук, мы не имеем привычки без пользы уничтожать пищу.

– Она не первая, – вспомнил Найл, – трое мужчин, выбранных для опыта, тоже были мертвы.

Он послал Шабру картинку с тремя странными парнями и ощущением от прощупывания их сознания.

– Мертвые не могут жить, – отказался поверить паук, но правитель немедленно отправил ему воспоминание о покойнике, бредущем по улице с чужой головой под мышкой.

– Похожее уже было. Мертвые могут жить… Если ими владеет Маг.

Прошло больше полугода с тех пор, как ему пришлось расследовать гибель Скорбо, разгадывать загадки дышащих злобой божков и оживающих покойников, отлавливать лазутчиков Мага. Давненько о нем не было слышно… И вот, похоже, он опять прислал в город своих шпионов.

Не успели появиться, как уже нагадили.

Найл старательно, во всех подробностях, вспомнил внешность трех мужчин, чье сознание он так долго исследовал. Один – с темными прямыми волосами и свежим, еще розовым шрамом на щеке, другой – курчавый, с глубоко утопленными карими глазами и длинным носом, а третий, с виду еще молодой, имеет волосы с проседью и густые брови. Их нужно немедленно найти!

– С твоего позволения, Посланник Богини, я сейчас же направлюсь к Смертоносцу-Повелителю и спрошу разрешения на облаву! – сразу понял серьезность положения Шабр.

– А я отдам приказ людям.

– Не нужно. – Шабр умел мыслить четко и правильно. – Люди не знают, кого искать, а паукам я могу прямо сейчас передать мысленную картинку.

Далеко не впервые Найл удивился огромным способностям, отличающим пауков. Вне всякого сомнения, в это самое мгновение все смертоносцы города уже знали, как выглядят разыскиваемые люди, и немедленно приступили к поискам. При бесконечном терпении, свойственном паукам, у лазутчиков Мага не оставалось никаких шансов. Рано или поздно, но они будут схвачены, если только не успели сбежать.

Посланник Богини разрешающе кивнул Шабру, не обратившему на этот жест ни малейшего внимания, и отправился прочь.

Нефтис ждала господина на улице, вперив в паука-охранника ненавидящий взгляд. Увидев Найла, она облегченно вздохнула и пошла рядом, положив ладонь на рукоять висящего за поясом ножа.

– Ты можешь не беспокоиться, – сообщил Найл, – смертоносцы уже ищут преступников.

– Но еще не нашли, – сурово отрезала начальница стражи. – И до тех пор я не оставлю вас одного ни на мгновение.

Спорить Найл не стал, решив отложить все проблемы до утра. Он прошелся по коридорам дворца, на каждом шагу ощущая настороженное внимание стражниц, убедился, что ничего, отмеченного аурой зла, в дом не проникло, и с легким сердцем отправился в свои покои.

Джарита продолжала безмятежно спать, раскинувшись на постели правителя, и вся суета этой ночи пронеслась мимо нее, даже не коснувшись: волосы разметались по подушке, одеяло натянуто до ушей, да так, что розовые пяточки выглядывают наружу. До двери доносится сочное посапывание. Даже трогать жалко.

– Но вам обязательно нужно отдохнуть, мой господин, – шепнула на ухо Нефтис. – Идемте.

Она привела Найла в свою комнату, раздела, уложила, прикрыла одеялом и села рядом.

– Я буду здесь, – тихонько сказала она, склонив голову к самому его лицу, – я не отойду от вас ни на мгновение. – Девушка нежно погладила его плечи, руки, живот, коснулась губами шеи, ее волосы щекотно заскользили по коже, и Найл понял, что после стольких событий ему обязательно нужна разрядка. Словно прочитав его мысли, Нефтис скользнула в постель и сжала господина в крепких объятиях.

На этот раз все происходило значительно медленнее, чем впервые, и Найл довольно долго мог сохранять разум спокойным. Он коснулся мыслей Нефтис и понял, что в такие минуты ее сознание тоже становится жидким. Но если при любовном контакте с Джаритой сознание девушки перетекало к нему, то на этот раз он ощутил, что утекает его сознание. Правда, как ни странно, он не теряет ни своих мыслей, ни желаний, ни чувств. Может, это вовсе не сознание, а что-то другое? Найл попытался уследить за уходящим потоком и внезапно понял, что его сознание постепенно замещает в Нефтис ее мысли, а суть девушки просто вытекает по сторонам наружу. Как может сознание существовать вне тела? Только если это не сознание. Некая эфемерная часть его организма втягивалась в Нефтис, заполняя образующуюся пустоту. И точно такую же эфемерную часть он втягивает в себя при контактах с Джаритой.

Внезапно Найла осенило: энергия! Сильная, бодрая, энергичная Нефтис всасывает в себя энергию из него, а сам он втягивает энергию из мягкой, покорной Джариты…

Но тут ласки Нефтис довели его до той стадии, когда мысли стали путаться и разум целиком и полностью захлестнула страсть.

Найл нисколько не сомневался, что паукам удастся поймать беглецов в ближайшее время, а потому приход Дравига вскоре после полудня его не удивил. Удивила злоба, которой веяло от начальника охраны Смертоносца-Повелителя. Паук не стал тратить время на приветствие, он просто выстрелил в правителя городе мысленной картинкой.

Найл увидел две пустынные улицы, залитые ярким солнечным светом, которые сходились у полуосыпавшегося дома из желтого кирпича. Обе улицы медленно надвигались на него, из чего было ясно, что мысленная картинка исходит сразу от нескольких пауков. Одну из улиц неторопливо пересекал человек в одежде раба. Найл всем телом ощутил рывок, словно это он сам стремительно рванулся вперед и навис над рабом. Тот повернул голову. Мелькнул розоватый шрам на щеке, и правитель невольно вздрогнул: беглец! Один из «живых мертвых»! Он еще успел почувствовать радость удачи, когда человек, который должен был замереть на месте, демонстрируя покорность, внезапно нырнул ему под брюхо, и у Найла опасливо похолодело в животе. Паук резко склонился, но негнущееся тело не позволило достать беглеца. Смертоносец быстро развернулся на широко расставленных ажурных лапах и кинулся вслед за рабом, заскочившим в черный проем двери дома. Правитель города увидел темный пустой коридор, и смертоносца, входящего в дом, и двух смертоносцев у почти разрушенного кирпичного дома. Картинка шла почти от десятка пауков.

Пустой коридор. Он мысленно прощупал весь дом, потом проход. Пустота. Коридор стал медленно надвигаться. Осколки кирпичей, древесная труха, легкий запах крысиного помета. Ничего… Ничего… И вдруг картинка исчезла. Одновременно Найл увидел, как позади паука выросла человеческая фигура, вспрыгнула на спину восьмилапому охотнику и взмахнула рукой. Несколько долгих мгновений Найл осознавал произошедшее, складывая мозаику увиденного и прочувствованного в единое целое, прежде чем понял всю чудовищную невероятность случившегося. Только что на его глазах человек убил паука!

Душу его наполнила слепая ярость, и он рванулся вперед. Человек обернулся. Удивленно приподнял брови и… И спокойно шагнул навстречу!

Стремительно мчащийся в атаку паук еще успел подумать, как долго и мучительно будет умирать на площади этот взбесившийся раб, и уже вскинул хелицеры, готовясь впрыснуть парализующий яд, когда человек сделал шаг в сторону, скользнул под арку передней ноги паука и с силой ударил короткой тонкой палкой, зажатой в руке. Лапа обломилась, а человек немедленно ударил по другой. Паук содрогнулся от боли и попытался достать хелицерами находящегося совсем рядом, сбоку, раба… Но пауки не умеют поворачивать головы. Смертоносец крутился всем корпусом, а человек двигался следом словно привязанный и со всей силы бил по основанию третьей лапы. Брызнула белесая слизь. Смертоносец завалился набок и ощутил резкую боль в затылке.

А может быть, эту боль ощутил только Найл. Он увидел, как распрямились в предсмертной судороге уцелевшие лапы, переворачивая тело смертоносца на спину, как от толчка человек выкатился из дома на середину улицы и ловко вскочил на ноги. Тем временем к месту схватки успели собраться почти два десятка пауков. Они окружили раба плотным кольцом, оставив лишь несколько шагов свободного пространства.

Человеку оставалось только одно – упасть на колени и молить о пощаде, о быстрой и не очень мучительной смерти. Но он лишь пригнулся, тяжело дыша и сжимая в руке свое странное оружие.

Смертоносцы ударили волей одновременно – ментальным хлопком прибило пыль. На рабе мгновенно обвисла одежда, его колени согнулись, но он не упал, скрученный этой необоримой силой, а медленно, с натугой пошел вперед. И тогда пауки бросились в атаку. Двадцать против одного.

Найл видел человека со спины, видел, как тот успел ударить приблизившегося первым паука прямо в лицо и стал разворачиваться. Но не успел: другой смертоносец схватил раба, а затем, горя яростью, сжал хелицерами с такой силой, что тело переломилось пополам.

– Вы нарушили Договор, – мрачно объявил Дравиг правителю, еще ощущавшему себя в теле паука. – Человек убил трех смертоносцев.

– Этого не может быть! – вскинулся Найл. – Человек не может победить паука. Это наверняка колдовство! Это посланец Мага!

– Ты знаешь, что жизнь смертоносца равна жизни ста людей, – неумолимо продолжал Дравиг, – и именно люди нарушили Договор.

– Этого не может быть!

– Ты знаешь древний закон, Посланник Богини, – повторил Дравиг. – Жизнь смертоносца равна жизни ста людей. Завтра Смертоносец-Повелитель ждет твоего ответа. Сохранение Договора зависит от тебя.

Открылась дверь, двое пауков внесли останки раба, бросили на пол, после чего замерли за спиной Дравига. Несколько мгновений смертоносцы стояли без движения, затем четко развернулись и покинули комнату. Покинули, не сделав ритуального жеста приветствия.

Правитель города остался один, постепенно осознавая весь ужас произошедшего. Если пауки не отдали ему приветствия, значит, они уже не считают необходимым соблюдать Договор. Значит, они в любой момент могут наугад выбрать триста человек и устроить показательную казнь. А что способны противопоставить люди? Год назад они держали в руках жнецы и могли диктовать свою волю, но сейчас… Арсенал разрушен. Оружие, принадлежавшее людям, он утопил своими собственными руками. Жнецы, которые находятся на сохранении жуков-бомбардиров, Хозяин не отдаст. Ведь именно люди нарушили Договор. Что же делать?

Найл подошел к окну, распахнул его настежь. Глубоко вдохнул свежий воздух.

По площади от дворца удалялись три паука… А у дверей оставался на своем посту Меченый. Смертоносцы не сняли караула. Значит, все еще считают его Посланником Богини и готовы закончить дело миром. Но как этого добиться? Как доказать свое желание продолжать жить на условиях Договора? Первым его порывом было собрать Совет Свободных. Но он тут же понял, что дело погрязнет в долгих бесполезных разговорах. А времени отведено только до завтра. Разбираться придется самому.

Найл прокрутил в голове разговор с Дравигом, пытаясь понять, чего желает Смертоносец-Повелитель.

Человек убил трех пауков. Жизнь трех пауков равна жизням трехсот человек. Значит, он должен выдать на казнь триста людей или… Или доказать, что убийца – не человек.

Найл бросился к погибшему, присел рядом. Раб как раб. Разве слишком чистенький. Посланники Мага всегда были чистенькими – не то что безразличные к своей внешности рабы. Но опрятность не доказательство. Опрятный человек – тоже человек.

– Нефтис! – закричал правитель и решительно приказал явившейся начальнице охраны: – Симеона сюда. Немедленно.

Одежда мертвеца пропиталась кровью насквозь, и определить что-либо по ней было невозможно, а вот обувь показалась Найлу весьма странной. Это были и не грубые деревянные сандалии, которые носило большинство рабов, и не мягкие кожаные тапочки, выдаваемые слугам пауков. Нечто среднее. Толстая, но легкая подошва из неизвестного материала и мягкий верх, пришитый толстыми нитками.

Правитель повертел обувку в руках, поставил рядом с собой и попытался разжать покойнику кулак. Человек, даже мертвый, держал тонкую металлическую палочку довольно крепко, и вырвать ее стоило немалых сил. Оказавшись в руках Найла, оружие внезапно раскрылось – сама палочка оказалась легким ложем и одновременно рукоятью, из которой под действием собственной тяжести выпадал и останавливался под прямым углом довольна тяжелый стержень, заточенный на конце под тупой конус. Правитель попробовал острие на руке – оно но оставляло даже царапины.

Хлопнула дверь, в зал раздраженно вбежал Симеон.

– Да что такое происходит! Хватают, тащат! Что за выходки, Найл?

– Посмотри сюда, Симеон. Ты можешь определить, откуда в нашем городе появился этот человек?

– Могу, могу. Но какого рожна вытаскивать человека за шкирку из-за стола и волочь сюда! Не могли пригласить по-человечески?

– Скажу тебе одно, Симеон. Нам грозит война с пауками.

– Это серьезно? – несколько поостыл медик.

– Вполне. Человек, которого ты видишь перед собой, только что убил трех пауков.

– Вот это да, – присвистнул Симеон, – молодчина парень!

– Может, и молодец, но только пауки теперь требуют сатисфакции. Ты помнишь закон?

– Мда… – Медик помрачнел, начиная осознавать серьезность происходящего.

– Нужно доказать, что это лазутчик Мага, или придется выдать Смертоносцу-Повелителю триста человек для показательной казни.

– Доказать… Доказать… – Симеон присел рядом с трупом, быстро ощупал его сухонькими желтыми пальцами. – Какой красавчик… Какой крепыш… – Медик взял в руки обувь мертвеца, покрутил в руках, хмыкнул.

– Должен тебя сильно огорчить. Маг не имеет к этому человеку никакого отношения.

– Почему?

– Во-первых, у всех лазутчиков Мага была удалена перепонка между пальцами ног, а у этого парня с ногами все в порядке. Во-вторых, те были хилыми и бледными, а этот крупный, сильный, кровь с молоком. И наконец, те были одеты в одежду, похожую на тряпье рабов, а у этого обноски натуральные, только чисто выстиранные, судя по не залитым кровью местам.

– Но как ему удалось в одиночку убить трех пауков-смертоносцев?!

– У него был опыт. – Симеон протянул правителю обувку погибшего: – Тебе это ничего не напоминает?

– А что?

– Подошва сделана из хитинового панциря паука…

Найл замолк, пытаясь разобраться в мыслях, но в голове билось одно: «Хорошая подошва, легкая и прочная… Хорошая подошва…»

– Что же делать?

– Не знаю, – пожал плечами Симеон, – но если ты в качестве оправдания сообщишь Смертоносцу-Повелителю, что кто-то делает из пауков ботинки, он вряд ли успокоится.

– О богиня Дельты! – Найл заметался из угла в угол. – Но что же делать?

– Спроси у Белой Башни, может, она что присоветует.

– Да. – Несколько дней назад отказ Стиига помочь в оздоровлении населения сильно обидел правителя, и с тех пор он больше не навещал оставленный для наблюдения за Землей компьютер. Теперь было не до старых счетов. Найл сдернул со стола скатерть, быстро завернул в нее оружие незнакомца, его обувь, закинул за спину. И устремился вперед.

* * *

На этот раз старец встретил Найла в огромном шатре, выстланном коврами. Сам Стииг, завернувшись в парчовый халат, возлежал среди подушек и курил кальян. Между ним и кальяном, топча желтоватую трубку, отчаянно пытался догнать собственный хвост маленький, невероятно мохнатый котенок. Посланник Богини вспомнил, как погибший паук, закованный в жесткий хитиновый панцирь, безуспешно пытался достать хелицерами находившегося совсем рядом человека, и невольно позавидовал вертлявости когтистого малыша.

– Присаживайтесь, мой дорогой друг, – пригласил старец, косясь любопытным глазом в сторону свертка, – дайте отдохнуть своим ногам, вдохните вместе со мной несколько глотков этого ароматного дыма, полного ядовитых фенолов, смол и смертельно опасного никотина.

– Посмотри на это, Стииг. – Найл развернул скатерть, не обращая внимания на имитацию восточного гостеприимства. – Ты не подскажешь, что это, для чего и откуда?

– Сначала объясни, откуда ты это взял. – Старец неторопливо отложил мундштук кальяна и погладил длинную окладистую бороду.

– Несколько часов назад один человек убил трех пауков-смертоносцев. Это принадлежало ему.

Старец склонился над развернутой скатертью и восхищенно застонал:

– Боже мой, какая прелесть! Ну наконец, наконец-то все начинает проясняться. – Он погладил бороду и ласково попросил: – Будьте так любезны, мой юный друг, переложите эти предметы на лабораторный столик.

Угол шатра задрожал, рассеялся и обнажил уже знакомые Найлу агрегаты Белой Башни – широкий лабораторный стол, окруженный массой манипуляторов, и синтезатор пищи.

– Ты пока чего-нибудь перекусишь, – пояснил Стииг. Голограмма шатра внезапно исчезла вместе со старцем – Стигмастер собирался использовать все возможности своего электронного мозга для анализа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное