Геннадий Прашкевич.

Земля навылет

(страница 2 из 7)

скачать книгу бесплатно

Капрал развернул крупномасштабную карту.

Атлантика. Огромная, занимающая треть планшета.

Майор предпочел бы сейчас находиться на песчаном берегу.

Он ненавидел сельву. Ему нравились океанские берега, вечный накат, влажные пески, темные валы перепрелых водорослей. Французы называют Гвиану Золушкой. Так оно и есть. Заняв громадные пространства между порожистыми реками Ояпок и Марони, западным своим краем департамент выходит к чудесному огромному океану, а восточным тонет в гнилой сельве. Эта часть носит имя Инини. Кажется, от слова «вода» на одном из местных наречий. Легионеры знают, где им прятаться… Райзахер… Мелкий сейлсмен, жадный недоумок, салоп, как говорят сами французы… Джек Кроуфт… Когда-то его звали Реджи Тэйт и он водил тяжелый бомбардировщик… Майор крепко сжал зубы, ноющая боль в желудке изматывала. Кул… Бич Божий, как прозвали его в Азии… Лехонь, помешанный на бабах. Полис-вумен Атта. А до нее Клодин. А до нее Элен, Доминик, Беатрис, Габриель, Анна-Мария, Хьюгет, Исабель. Самое невероятное – все эти подружки действительно существовали… И русский… Морис Дюфи… Хорошее имя для русского, хотя, в общем, в Легионе имя не имеет значения…

«В час или в два, – взглянул майор на часы, – мы окажемся в предполагаемом районе падения самолета. Сделав положенное число кругов, пилот высадит нас в сельве и вернется за нами через трое суток».

Проклятые земли. Он чуть не застонал от боли.

Здесь прижились только черные рабы, вывезенные из Африки.

Сен-Жорж да Саюль. Больше никаких поселков. Район Инини – это сплошные болота. Одно дерево цветет, другое плодоносит, третье умирает, четвертое уже умерло, но продолжает стоять над гнилыми лужами, поддерживаемое лианами. Легионеры прекрасно знают, где можно спрятаться от закона. «У тебя нет никаких документов? Совсем никаких? – спросил капрал Тардье Джека Кроуфта еще в Марселе. – Как тебе удалось добраться до нас?» – «Разными путями», – уклончиво ответил легионер. Но большей точности никто от него и не требовал. В тире и на полигоне Джек Кроуфт укладывался в необходимые секунды. Три километра пробегал за двенадцать минут. Мог, наверное, лучше, но не хотел выделяться. После сорокакилометрового пешего перехода по-пластунски преодолевал болото. А в пустом бумажнике таскал истертый на сгибах портретик Саддама. Когда в Эль-Кувейте собиралось Двенадцатое совещание Совета сотрудничества арабских государств (Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Катар, Оман и Ирак), именно Саддам предложил проводить все совещания в простой бедуинской палатке, чтобы ни у одного араба не возникло мысли о том, что их вожди могут быть развращены проклятой Америкой. Правда, палатку раскинули в роскошном зале дворца «Баян». В налете на Ирак пилот Реджи Тэйт (теперь легионер Кроуфт) шел в первой волне бомбардировщиков и был сбит одним из первых. Он на всю жизнь запомнил дохлых крыс в бомбовых воронках, наполненных тухлой водой. Потом пытки в отеле «Рашид», превращенном в тюрьму для военнопленных.

И все же Тэйт сумел уйти из Ирака. Большой Старик не преследовал его за то, что иногда он путал его с козлом…


Вертолет лег на борт.

Вспененные зеленые заросли.

Внизу блеснуло озеро. Из темной воды выступали бесчисленные островки, торчал сиреневый камыш, в сиреневой дымке на юго-западе громоздились угрюмые вершины хребта Тумак-Умак. Что тут можно найти? Майор Моро всматривался в раскрывающуюся сельву. Ничего необычного. Впрочем, грифы… Они не живут стаями… Почему их там так много?

– Обойди вокруг озера!

Воздушные потоки нещадно трясли ревущую машину.

– Ближе! Еще ближе! – требовал майор. Но пилот и сам уже видел дорожку, будто кто-то на расстоянии полумили специально посшибал верхушки деревьев. – Заложи еще один круг!

В этот момент вертолет подбросило.

– Уводи машину! Меняй курс!

Но пилот молчал.

Кровь.

Глава III
Развозчица смерти

Совершенно секретно.

База SI-6. Генералу Бастеру


Сэр!

22 августа в 19:30 вечера в северном секторе полигона военный патруль в составе капрала Аустона, рядового Квайта и водителя Шора обнаружил у маскировочной загородки труп человека в изношенной форме французского Иностранного легиона. Никаких ран, но неизвестный уже минимум час (по мнению дивизионного врача, на мой взгляд, не очень компетентного) был мертв. Личный знак позволил капралу определить место службы легионера – элитный парашютный полк, расквартированный в Кайенне (Французская Гвиана). Рядом лежал индеец – лет около тридцати, волосы гладкие, черные, грязная кожа, от зубов одни корешки, одет в рубашку с оторванным воротником и в короткие штаны. Босые ноги в рубцах, подошвы зароговели, наверное, всю жизнь ходил босиком. В руках длинноствольное ружье Гиннера (калибр 12), без патронов. Увидев патрульных, индеец (он был еще жив) без всякого выражения произнес: «Даго?» Так называют испанцев и португальцев в бассейне реки Ориноко. Через семь минут после этого индеец скончался. Подозреваю, что ему не была вовремя оказана помощь. Капрал Аустон был так напуган тем, что на вверенной ему части закрытого полигона оказались неизвестные, что не вызвал сразу военных медиков. На обожженной, сильно закопченной пластиковой бочке, валявшейся рядом с трупами, я разобрал слово по-русски: химкомбинат. В карманах индейца и легионера обнаружены обрывки пушистой сухой травы и несколько травяных корешков.

Дознание, проведенное среди расквартированных в части танкистов и сотрудников охраны, выявило многочисленные нарушения служебной дисциплины. Неумеренное хвастовство, расшатанная дисциплина, невежество рядовых поразительны. Даже офицеры в ответ на задаваемые им вопросы плетут что угодно. А ведь именно в этом секторе у той же маскировочной загородки пропал 12 июля танк «Шеридан М 551» вместе с экипажем.

К настоящему времени патрули заменены новыми, усилена охрана полигона. Выяснено, что северный сектор полигона давно пользуется у танкистов дурной известностью. Однажды там якобы нашли труп прекрасной женщины. Никаких доказательств такой дикой находки не существует, однако рядовой Касси (допрошен) видел ее собственными глазами. У неизвестной были розовые щеки, а одежда издавала аромат полевых цветов. В руках погибшая держала особенную книгу – якобы на металлических листах с поющим птичьим шрифтом (данный факт ничем не подтвержден). Предполагаемое содержание книги (по словам рядового Касси) – изложение принципов личного бессмертия. Благодаря каким-то там неслыханным опытам самые обыкновенные мотыльки вместо нескольких часов получают возможность жить месяцами. Разумеется, эти сведения можно было бы считать выдающимися, если бы при дальнейшем допросе не выяснилось, что рядовой Касси придумал вышеуказанную историю у стойки бара «Sissi», когда (так он выразился) ему пришлось «расшевеливать этих дур-медсестер» из обслуживающего полк санитарного подразделения.

Майор Моро

РЕЗОЛЮЦИЯ: Майору Моро – продолжить расследование. Рядового Касси отправить на полное психиатрическое обследование. Виновных в распространении нелепых слухов – наказать. Все данные по делу о пропавшем танке и появляющихся на полигоне трупах или предметах докладывать.

Генерал Бастер

16 ноября 1999 года.

Французская Гвиана. Инини

Влажная листва, колючки, гнилые рытвины.

Солнечный свет не доходил до земли – влажной, размытой, заиленной.

Деревья внаклон, будто изнемогали под тяжестью колючих лиан, со стволов сползали обрывки коры. Папоротники, протухшие лужи. Влажная вонючая грязь под ногами пузырилась, отравляя воздух мертвыми газами. Но все же это была тропа.

– Иматака, – развернул карту майор. – Мы следуем параллельно Иматаке?

– Не уверен, – капрал сверил направление с компасом. – Часть рек здесь существует только в сезон дождей. Я не могу определиться точнее.

– Но с воздуха мы видели озеро. Все отчетливо его видели.

– Озера здесь тоже часто меняют месторасположение.

– А Канети? Тоже временная река?

– Ну да. Вот ее пунктир.

– А Канти?

– Болото.

– А Сеуни?

– Болото.

– Что за дьявол? Не может быть, чтобы вся страна была покрыта болотами.

– В Гвиане может быть и не такое. – Капрал еще раз мрачно оглядел легионеров.

Здесь были все, кроме Зеппа. Пилот погиб, осколок ракеты попал ему в голову, а Зепп просто не успел выпрыгнуть из упавшего вертолета. Может, его захлестнуло ремнем, может, он промедлил, потерял время. В зловонную пучину легионер и мертвый пилот ушли вместе. А Коффи не было рядом, потому что он сейчас шел замыкающим – устанавливал на тропе заградительные мины.

Майор Моро прислушался.

Неясно, что он хотел услышать.

Желтое лицо напряглось. Чувствовалось, что идет он на взводе.

– Худший вариант, – желчно заметил он, – если полковник Вокулер, не дождавшись от нас известий, отправит сюда вторую машину. Вы ведь уже теряли здесь людей?

– Год назад в этих местах пропал патруль.

– Тогда машина тоже была сбита?

– Не знаю. Мы не нашли никаких следов. Ходили слухи о дезертирстве, дескать, легионеры могли перелететь в Бразилию, но я не знаю деталей.

Капрал сплюнул. Пот прихотливо размывал маскировочные узоры на лицах легионеров. Башмаки, подбитые титановыми пластинками, бесшумно вдавливали траву в грязь. Чешуйчатые стволы гринхарт (весельных деревьев) уходили в смутную зелень закрывших небо крон. Пурпуреи клонились под тяжестью лиан, тонкие уаллабии жались к стволам мор. Что можно услышать сквозь завесу влажной зелени? С веток падали рыжие муравьи, жгли, как раскаленные иглы. Восковые цветы казались искусственными.

– Здесь есть птицы, звери, змеи, наконец?

– Конечно. Но мы идем слишком шумно.

– Но нас не слышно даже в пяти шагах.

– Вот это я и называю шумно…


Сухие стволы. Уродливые пальмы, оплетенные колючими лианами.

Ну да, Гвиана. Вечнозеленый мир. Майор внимательно следил за еле угадывающейся тропой. Бледные воздушные корешки неприятно касались лица, свисали с ветвей, как выцветшая драпировка.

– Думаете, тут можно наткнуться на след?

– Не знаю, – ответил капрал. – Но у меня приказ обнаружить обломки сбитого самолета.

– Поэтому мы и идем к озеру?

– Да, майор.

Далеко позади грохнул приглушенный расстоянием взрыв.

– Это Коффи, – кивнул капрал. – Он заставит их осторожничать.

– Их? Кого это их?

– Не знаю.


Они вышли к озеру.

Лилии, плоские, как тарелки, лежали на темной воде, в воздухе дрожали, чуть серебрясь, стрекозы. Влажный мир, напитанный гнилью и ароматами. Только часть южного берега была свободна от зарослей, там торчали метелки пушистой травы кагасу, а одичавшие банановые деревья явно указывали на то, что прогалина искусственного происхождения, сохранился даже ребристый скелет индейской малоки – деревянной хижины на сваях: настил из неошкуренных бревен, прогнившая лесенка.

Сеар! Сеар!

– Кто это кричит? – шепотом спросил Лехонь.

– Попугай. – Капрал посмотрел на майора. – Всего только попугай. Но вон там…

Майор кивнул. Он уже и сам видел. На гнилом пне сидели два грифа. Опустив траурные крылья, мрачные птицы высоко тянули голые шеи, разглядывая людей, явившихся к ним из зарослей. Грифы чего-то ждали, им не хотелось покидать удобное место. По знаку капрала легионер Кул расслабленной походкой направился прямо к пню. На самом деле он шел к малоке. Бич Божий… Грифы поняли это и не снялись с места… По периметру прогалины двинулись Лехонь, Тибор и Райзахер, а Морис Дюфи (Валентин) выдвинулся к озеру. Вода показалась ему пыльной. Озеро было засорено нежным пухом с деревьев. Нигде никаких следов. Да и кто их оставит?

– Спокойней, Морис. Гуси летят.

Услышав Кула, Валентин скользнул к малоке.

Вблизи на него сразу пахнуло трупным запахом. Угрюмые грифы снялись с пня и переместились на дерево. Снизу доверху оно было так густо обвито гирляндами лиан и орхидей, что казалось задрапированным. Пробуя ногой позеленевшие от плесени ступеньки, Валентин осторожно поднялся по деревянной лесенке на бревенчатый настил и встал рядом с Кулом. Блеснуло стекло разбитой бутылки. «Мерде!» Валентин увидел труп. На тронутом разложением плече, брезгливо подергивая белесой лапкой, сидела розовая крыса.

– Сгони ее.

– У нее пасть как у собаки.

– Все равно это только крыса.

– Что там у вас? – крикнул снизу капрал.

– Женщина.

– Белая?

– Похоже на это.

На неимоверно распухшем трупе действительно чернели обрывки платья-сафари. Не лучший наряд для прогулок в сельве. Платье лопнуло от плеча до распухших ягодиц, труп казался голым.

– Как она попала сюда?

– Возможно, ее выбросило из самолета.

Капрал и майор тоже поднялись в малоку.

– Ее могло выбросить в озеро, а сюда она добралась сама.

– Но умерла не сразу. Повсюду дерьмо. Похоже, ее здорово пронесло.

Легионеры уставились на майора. Подобрав палку, он уверенно рылся в дерьме – желтый страшный скелет в обвисающей на плечах военной форме. Никакой брезгливости, никакой суетливости. Он сам напоминал крысу, только не розовую, а желтую. Широким пальмовым листом захватив что-то из дерьма, он спустился по лесенке к тухлой луже.

– Дюфи, переверни труп! – приказал капрал.

Валентин с трудом перевернул неимоверно распухшее тело.

Лица они не увидели, его съели черви и муравьи. Но разложение еще не везде затронуло светлую кожу.

– Карманы?

– Ничего такого.

– Особые приметы?

– Она расползается, как кисель.

– Тогда предайте ее земле.


– Клодин… – бормотал Лехонь, взрывая землю ножом. – Это могла быть Клодин. Слышишь, Морис? Клодин любила путешествовать. Она бывала в Бразилии. Это не так далеко отсюда. Она могла вспомнить обо мне и полететь в Гвиану, почему нет? Она любила видеть новые страны, просто денег на все не хватает, приходится искать состоятельных друзей… Или Беатрис. Она тоже мечтала о дальних странах. О разных красивых странах. Ну, сам знаешь, голубые бассейны, первоклассные отели, шикарные рестораны. Беатрис в голову не приходило, что чем дальше страна, тем трудней до нее добраться… Думаю, этого никогда не понимали ни Габриель, ни Хьюгет, ни даже Изабель… Факин Крайст! Они бы обгадились, увидев розовую крысу.

– С этой тоже такое произошло.

– Как ты думаешь, она была католичка?

– Представления не имею. Да и какая разница?

– Если католичка, я за нее помолюсь, – смиренно заметил Лехонь. – Элен и Клодин были так правоверны, что это портило общение с ними. Факин Джезус! Только Господь знает, что кому уготовано. Не хотел бы я оказаться на месте этой несчастной. Большой Старик с нею явно переборщил. Что она такого наделала, что ее выбросило с самолета в сельву? Я не богохульствую, Морис. Большой Старик всегда прав, но зачем так подставлять женщину? Сакре ном! – Он срубил ножом повисшую над ним, как коричневый шнурок, змейку. – Но случись такое с моей Клодин, – сплюнул Лехонь, – тут все выглядело бы еще хуже. Гораздо хуже. Нервы у Клодин связаны напрямую с желудком.

И подвел итоги:

– Мерде!


Кто-то сунул Валентину банку с разогретыми бобами.

Он не успел кивнуть. Рев, полный ярости, прозвучал совсем рядом.

Листва не только не приглушила, она даже усилила звук. Что-то тяжело грохнулось с дерева, легионеры заученно упали в траву, отползая от костра в колеблющуюся тьму. Это они, решил Валентин, передергивая затвор автомата. Они уже здесь. Мы зря понадеялись на заградительные мины. Они расстреляют нас, не выходя из зарослей. Если капрал собирался вывести нас на ту сторону озера, он опоздал. Холодные мурашки жгли спину, а может, кусались настоящие муравьи.

– Отставить! – приказал, вставая, майор. – Это всего только ревуны.

Лицо майора в свете костра казалось темным. Уже не желтым, а темным.

Наверное, его опять достал желудок, но уступать обезьянам майор не хотел. Не считал нужным. Только выругался, когда как из кустов, пошатываясь, как пьяный, выступил рыжий самец. Он ничего не видел. Казалось, спину самца украшает горб, а может, он правда был горбатым. Шерсть вздыбилась. При вспышках костра она отдавала медной рыжиной, на оттопыренных губах пузырилась пена. Белым порошком испачкан подбородок, порошок рассыпался по всей груди. Шаря перед собой лапами, пригибая колени, ревун захрипел, и сразу с ветвей наклонившегося над озером дерева донеслись в ответ жуткие утробные вопли. Наверное, не меньше десятка невидимых обезьян раскачивалось на дереве. Они выли и ревели так, будто стыдились своего вожака, пытались его образумить.

– Осторожней, майор. Эта тварь сильнее, чем кажется.

– Все равно это просто тварь. К тому же напрочь обнюханная.

В этот момент ревун бросился на майора. Горестно завопили на дереве самки. Они прыгали, бесновались, они осыпали вниз массу листьев и лепестков орхидей. Майор, отпрянув, пропустил неуклюжего ревуна и ударил его локтем в затылок. Такой удар валит с ног крепкого человека, но ревун удержался. Оскаленная пасть пузырилась, глаза горели. Только второй удар поверг его на землю. Наклонившись, майор провел пальцем по мокрой морде.

– Клянусь, это кокаин.

– Тут что, бродят пушеры? – удивился Валентин.

– Не думаю. Но если на борту самолета был такой груз… Пакеты с кокаином могли разлететься по всему берегу… – Майор устало присел у костра. – В Бразилии, в Гайане, в Суринаме, в Колумбии масса частных авиакомпаний. Так легче обходить таможенные правила. – Майор сунул руку в карман и вынул пару розовых пластмассовых капсул. – Видите? Это «торпеды». Я вынул их из дерьма. Шлюха, которую мы нашли в малоке, подрабатывала перевозками. Возможно, об этих «торпедах» не знал даже ее работодатель. Так сказать, частная инициатива. Такая капсула не растворяется под действием желудочного сока, ее не выявляет рентген. Для работодателя она перевозила кокаин, а для своих нужд кое-что покруче. Пакеты тут могло раскидать по большой территории. Этому придурку, – кивнул он в сторону валяющегося в траве ревуна, – новый продукт явно понравился…

Глава IV
Солдат удачи

Совершенно секретно.

База SI-6. Генералу Бастеру

Сэр!

Майор Моро настаивает на постоянном патрулировании северного сектора полигона. Многочисленные опросы выявили тот факт, что мусор действительно вывозили к маскировочной загородке. С места незаконной свалки этот мусор исчезал как бы сам по себе. По крайней мере, никто ничего об этом не знает. Майор Моро считает исчезновение мусора важной деталью. Если бы речь шла только о пищевых отходах, не стоило бы и заводить разговор, но потеряна боевая машина со всем экипажем, бесследно исчезают пластиковые мешки, набитые техническими отходами, а у той же маскировочной загородки найдены два трупа и пластиковая бочка с русской надписью. Кстати, пропавшие танкисты были опытными профессионалами. Майор Редер (командир) принимал участие в боевых операциях (см. приложение), отмечен медалями, члены экипажа – С. Плисси, Р. Оуэн, О. Рампо-второй имеют благодарности за отличную службу. Майор Моро тщательно опросил всех офицеров и рядовых, входивших в контакт с членами пропавшего экипажа. У майора Моро, на мой взгляд, не совсем правильные методы подхода к людям, он бывает излишне нетерпелив и прямолинеен, но отзывы об исчезнувших танкистах он получил самые лучшие. Только о рядовом Рампо-младшем вспоминают как о человеке, может быть, чересчур суеверном. Например, он считал, что поскольку каждый танк имеет точную дату выпуска (как бы день рождения), значит, по звездам можно вычислить его будущую судьбу. По расчетам рядового Рампо-младшего получалось, что у танка «Шеридан М 551» перспективы с самого начали не выглядели блестящими. Этот танк не доживет до ближайшей войны, так утверждал в баре «Sissi» рядовой Рампо-младший.

Что касается трупов, найденных в северном секторе полигона, оба тщательно исследуются. На запрос о человеке в форме легионера полковник Вокулер (Кайенна) подтвердил (предположительно), что это его рядовой. Имя Герт Лау, прибыл во Французскую Гвиану из Германии (см. приложение). Указанный Герт Лау пропал в сельве почти год назад во время воздушного патрулирования практически незаселенного района Инини. Полковник Вокулер подозревает Г. Лау, а с ним пилота и еще семерых легионеров (см. приложение) в массовом дезертирстве. Они могли перелететь в Бразилию. Такое время от времени случается. В ближайшее время в часть для опознания трупов прибудут капрал Тардье и рядовой Джек Кроуфт. Майор Моро настаивает на активном продолжении расследования, сэр. По его мнению, следы пропавшего танка могут привести нас к чему-то очень неожиданному.

Полковник Редноу

РЕЗОЛЮЦИЯ: Сообразуясь с новыми данными, предоставить капралу Тардье и его подчиненному возможность детально изучить интересующие их «материалы». Всеми силами пресекать возможное просачивание какой-либо информации с территории танковой части. Майора Моро откомандировать в Кайенну, наделив особыми полномочиями.

Генерал Бастер

17 ноября 1999 года.

Французская Гвиана. Инини

Валентину снился тесный салон.

Тусклое освещение. Спящие пассажиры.

Во сне Валентин прекрасно знал, что ничья рука не дотянется до самолета. Даже длинная рука бывшего полковника КГБ, столько лет преследовавшего его в России. Очнувшись (так снилось Валентину), он с наслаждением прокатывал в усталом мозгу простую и такую замечательную мысль: теперь ничья рука до него не дотянется! Он летит в Париж. В Париж, черт побери! Когда приблизилась улыбчивая стюардесса и негромко, чтобы никого не разбудить, спросила, чего желает месье, – Валентин всё с тем же наслаждением ответил: «Коньяк». Да, хороший французский коньяк. Чего еще может желать свободный человек, прошедший десять кругов ада? И спросил: «У нас все в порядке?» Стюардесса улыбнулась: «Конечно, мсье». – «И никаких отклонений в маршруте?» – «Совершенно никаких». – Значит, Париж, Париж! – «Совершенно никаких отклонений, все как обычно, – улыбаясь, повторила стюардесса. – Париж – Москва. Маршрут детально отработан за много лет».

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное