Татьяна Полякова.

Брудершафт с терминатором

(страница 4 из 20)

скачать книгу бесплатно

– Ну, чего еще? – нахмурился Алексей, заметив мою нерешительность.

– Вы меня отпускаете? – пролепетала я, не веря самой себе.

– А меня здесь нет, – заявил он. – Моя смена через час. Вот тогда я и появлюсь. Надеюсь, этого времени тебе хватит, чтобы найти нору поглубже?

Его слова не успокоили и не внесли ясности, но передо мной была распахнутая дверь, и я бросилась во двор, оставив все сомнения на потом.

В нескольких метрах от крыльца стояли старенькие «Жигули», ворота во двор были закрыты, но не заперты. На то, чтобы распахнуть их, завести машину и развернуться, ушло не более трех минут. Я выскочила на лесную дорогу и тут же едва не застряла в глубокой колее – не так давно прошел дождь, – однако мне удалось выбраться. Я ехала по узкой дороге на предельной скорости, терла лицо, стараясь прийти в себя. Мысли путались, окружающее виделось точно в тумане. Куда ведет дорога? Я не знаю. Так же как не знаю, в какой стороне город. Если Алексей решит преследовать меня, труда ему это не составит, возле ворот я видела джип «Ниссан». Нелепость, зачем ему меня преследовать, если он сам позволил мне уехать? Но я здорово рискую, если кто-то поедет мне навстречу, кто-то из моих недругов… Я решила бросить машину и дальше идти пешком, знать бы еще, куда двигаться, преодолела небольшой подъем, и прямо передо мной появилось шоссе, на которое меня вывела проселочная дорога. Я по-прежнему не знала, в какой стороне город, и поехала наудачу, свернув налево. Я успела проехать километров двадцать пять, за все это время не увидела ни одной машины, ни одного указателя. Это странным образом напоминало сны или кадры сюрреалистического фильма, шоссе, ведущее в никуда, исчезнувшие поселки, города, растворившиеся вместе с людьми и не оставившие о себе памяти. Я в самом деле уже была готова поверить в такое, как вдруг впереди возник указатель: «Николино, 0,8 км». Стрелка показывала направо, и я свернула, мне просто необходимо было увидеть живое существо.

С громким лаем к машине бросилась дворняжка, а вслед за ней из-за ближайших кустов появилась старушка в белом платочке, на плечах она несла корзину, набитую травой, она с любопытством посмотрела на меня, а я затормозила.

Через десять минут выяснилось, что до города добраться не так просто. Придется проехать километров тридцать в сторону поселка, а уж оттуда возвращаться назад.

– Вы нужный поворот давно проехали, – заметила бабушка. – Если вам сейчас назад возвращаться, выйдет дольше. Можно попробовать напрямую, вон за теми кустами увидите дорогу, она выведет на шоссе к городу, но эта дорога не везде хорошая, после дождя, не скажу, проедете или нет.

– Извините, а телефон в деревне есть?

– Что ты, милая, – улыбнулась старушка. – Какой телефон, у нас пять домов осталось. В селе должен быть, в правлении, да и то наверняка не знаешь, то и дело, говорят, отключают. До самого Лысова, кроме грязи да ухабов, ничегошеньки нет.

Я поблагодарила и вновь тронулась с места; если в поселке отсутствует телефон, рваться туда не имеет смысла.

Хотя в поселке должен быть милиционер… участковый непременно должен быть. К тому моменту я выехала на проселочную дорогу, о которой говорила старушка, и решила рискнуть. Раза два казалось, что машина навсегда увязла в грязи, но мне в тот день везло, ошметки грязи летели из-под колес во все стороны, я увеличила скорость и вскоре достигла шоссе. Впереди мелькнула машина, потом еще одна, движение стало оживленным, а я вместо того, чтобы обрадоваться, испугалась. За полчаса до этого мне казалось, что я начну вопить от счастья, увидев чью-то машину, и брошусь к людям за помощью, теперь же я подумала, что с того момента, как я покинула дом, прошло довольно много времени. Очень возможно, что меня уже ищут и, остановив чью-то машину, я могу обрести не друзей, а врагов.

Эта мысль меня подхлестнула, теперь я хотела одного: побыстрее добраться до города. Поворот, надпись: «Пост ГИБДД, 800 м». Там непременно должен быть телефон. Я сбросила скорость. Возле будки стоял мужчина в форме. Заметив меня, он сделал знак остановиться, а я опять испугалась, сердце забилось так, что перехватило дыхание. Я подумала, что упаду в обморок, резко затормозила, распахнула дверь и выскочила навстречу инспектору. Лицо его приняло удивленное выражение, затем он нахмурился и что-то крикнул, слов я не разобрала. Из будки появился его напарник и начал настороженно меня разглядывать, а я с опозданием поняла, что выгляжу, должно быть, в высшей степени странно: со спутанными волосами, в мятом платье, босиком и с выражением отчаянного страха на физиономии.

– Ваши документы, – произнес привычную фразу инспектор, приглядываясь ко мне.

– Мне надо срочно позвонить.

– Я у вас документы спрашиваю, – нахмурился мужчина. Его напарник ускорил шаги и встал так, чтобы отрезать меня от машины.

– У меня нет документов, – сказала я, понимая, что это не лучший ответ в данной ситуации, и едва не заревела от бессилия.

– Значит, документов у вас нет, – заметил он удовлетворенно, словно выиграл пари. – Машина принадлежит вам?

– Нет. Мне надо срочно позвонить. В милицию. И еще моему мужу. Меня похитили, я смогла сбежать. Но…

Было ясно, они мне не верят. В лучшем случае считают, что я пьяная или просто спятила. Однако рядом с людьми в форме я почувствовала себя в некоторой безопасности и посоветовала себе быть терпеливой. Надо все рассказать, объяснить.

– Пройдемте, – кивнул мужчина, продолжая разглядывать меня с таким видом, точно я была диковинным зверем, который одновременно вызывает и любопытство, и беспокойство.

– Послушайте, – начала я, но тут же мысленно себя одернула, так я только ухудшаю дело. – Идемте, – согласилась я и вслед за ним пошла к будке. Напарник инспектора в некоторой нерешительности отправился за нами, но внезапно передумал и стал маячить у дверей.

– Значит, катаемся без документов, – вздохнул инспектор, как будто данное обстоятельство навеки лишило его покоя и счастья.

– У вас есть телефон? – не обращая внимания на его вздохи, спросила я. – Позвоните в милицию. В нескольких километрах отсюда находится дом, где меня держали, там сейчас охранник, ему нужен врач. Машина его. Я думаю, зная номер, установить фамилию и адрес владельца будет нетрудно. И еще. Я вас очень прошу: мне надо позвонить мужу. Он уже несколько дней не знает, что со мной, понимаете?

– Значит, вас кто-то похитил, а вы сбежали? – недоверчиво уточнил инспектор.

– Дайте мне телефон, – теряя терпение, попросила я и как раз в этот момент увидела джип, он появился из-за поворота на большой скорости, инспектор еще не успел взмахнуть жезлом, а джип уже тормозил возле машины Олега. Время словно приостановило свой бег, и я видела происходящее в каком-то замедленном темпе: двери джипа распахнулись, появились здоровячки в темных очках, а я вскочила и бросилась к выходу.

– Куда? – растерялся инспектор и попытался загородить мне дорогу. Не помня себя, я оттолкнула его, выскочила на улицу и бросилась в лес, который начинался сразу от обочины.

Я бежала, не разбирая дороги, вдогонку мне неслись крики, я задыхалась от сумасшедшего бега и боялась, что сердце не выдержит, в конце концов споткнулась и кубарем покатилась в овраг, который заметила слишком поздно. Овраг был глубоким, внизу росли кусты. Я распласталась под ними и попробовала отдышаться. Звуки погони сюда не доносились, но я не особенно обольщалась. Следовало решить, что делать дальше. Если попробую бежать по дну оврага, сверху меня могут заметить, но и прятаться здесь тоже опасно.

Прислушиваясь и каждую минуту ожидая нападения, я поползла вперед, укрываясь за кустами и постепенно успокаиваясь. Где-то рядом послышались голоса, потом они начали удаляться, а я, уже не таясь, поднялась и побежала. Через несколько минут вышла к болотистой местности, овраг кончился, но теперь ноги утопали по щиколотку в холодной воде. Идти к дороге было слишком опасно, оставалось двигаться по кромке болота в сторону леса, надеясь, что когда-нибудь болото кончится.

Я изрезала ноги осокой, измучилась, озябла, к тому же начало темнеть, и теперь я боялась заблудиться, но и возвратиться уже не могла, потому что ориентировалась с трудом.

Через некоторое время в лесу стало совсем темно. Одно радовало: из болота я все-таки выбралась, под ногами была твердая земля. Теперь следовало решить, куда идти дальше. Ежась от холода, обхватив себя за плечи руками, я тревожно оглядывалась. Лес больше не казался мне спасительным убежищем, он вызывал страх, таил в себе угрозу. В темноте мне отсюда не выбраться, буду плутать по одному месту и даже не пойму этого, но и оставаться здесь я не могу, ночи еще холодные, и я попросту замерзну.

Я пошла вперед, ориентируясь на высокую ель, однако через некоторое время потеряла ее из виду, то есть не была уверена, та это ель или другая. Ноги саднило, и сделалось так холодно, что я начала клацать зубами. Сил двигаться почти не осталось, но я все-таки шла, споткнулась, упала и вдруг поняла, что подо мной дорога, лесная дорога с набитой колеей.

Появились звезды, стало чуть светлее, и я смогла оглядеться. Так и есть, вне всякого сомнения, просека, деревья с двух сторон стоят сплошной стеной, а здесь ни кустов, ни деревьев на узком пространстве. Осталось решить, в какую сторону идти. Это было самое трудное. Я сделала несколько шагов, развернулась и побежала в обратном направлении. Не знаю, сколько это продолжалось, я уже отчаялась куда-нибудь выйти, как вдруг увидела огонек, мерцавший впереди. Это выглядело так странно и даже пугающе, что в первое мгновение я приняла его за галлюцинацию, но шаги все-таки ускорила. Я очень боялась, что потеряю дорогу, и оттого все время держалась колеи. Дорога сделала плавный поворот, и сомнения меня оставили: впереди мерцал фонарь, тусклая лампочка под допотопным металлическим козырьком, а рядом вагончик, в окошке которого тоже горел свет. Я приблизилась, теперь стал виден забор, ворота, штабеля досок и бревна, а я закусила губу, борясь с отчаянием: это леспромхоз, склад или что-то в этом роде, не похоже, чтобы рядом находилось жилье, и неизвестно, как меня здесь встретят.

И все же я направилась к вагончику с намерением постучать в окно, рядом залаяла собака, из-за ворот мне ее было не видно. Вдруг в нескольких шагах от меня в заборе открылась калитка, с заливистым лаем выскочил пес, а вслед за ним появился мужчина с ружьем в руках и грозно спросил:

– Кого по ночам носит?

Я поспешила выйти на свет.

– Помогите, – попросила я, голос внезапно сел, и получилось чуть слышно. – Помогите, – повторила, – я в лесу заблудилась.

– Ох ты господи, – пробормотал мужчина, вглядываясь в меня, затем подхватил под руку и втащил в вагончик. Я бессильно опустилась на лавку, привалилась к стене и закрыла глаза. – Ты откуда ж в таком виде? – хлопотал возле меня сторож. – В одном платье, без обуви, а с ногами-то что, в болотину попала? Чего молчишь?

Я открыла глаза, мужчина стоял рядом и растерянно разглядывал меня. На вид ему было около семидесяти, сухонький, невысокий, с совершенно седыми волосами и смешной бороденкой, одет в телогрейку и почему-то в валенки с калошами, несмотря на время года.

– У вас есть телефон? – с надеждой спросила я.

– Здесь? Скажешь тоже, телефон… Откуда ему взяться?

– А жилье поблизости есть?

– Километрах в пяти деревня, только там в основном дачники. Сегодня вторник, выходит, деревня пустая, а до поселка километров пятнадцать, а то и все двадцать. Ты где заплутала?

– Недалеко от поста ГАИ. Там болото, испугалась, бросилась куда глаза глядят, а тут еще стемнело.

– За каким лешим тебя в лес понесло? Ты сама-то из города?

– Из города.

– Неужто одна по лесу шлялась? А туфлишки где? Потеряла?

– Потеряла, – кивнула я. – И туфли, и куртку. Там, на болоте. Мне позвонить надо. Мужу. Он, должно быть, с ума сходит от беспокойства. Помогите мне, я вам заплачу, только бы муж приехал. – Я не стала рассказывать о своих злоключениях, чтобы не напугать человека, да и сил на это у меня уже не было.

– Ох ты господи, – вновь пробормотал старик, с сомнением глядя на меня. – Сколько лет на свете живу, такого не помню. Не тайга у нас, чтоб так заплутать, хотя всякое бывает… Что с тобой делать-то? – Он подошел, хмурясь еще больше, вдруг коснулся моего лба руками и испуганно зашептал: – Мать честная, да ты в жару вся. Еще помрешь к утру, что мне тогда с тобой делать? Ну надо же, вот тебе раз, не думал, не гадал… Сиди здесь, я сейчас. – Он вышел из вагончика, за окном раздался шум, заработал мотор, судя по звуку, тракторный, а через некоторое время старик вновь появился в вагончике. – Поехали, – скомандовал он, помогая мне подняться.

Мы вышли, трактор он уже успел выгнать за ворота. С помощью старика я забралась в кабину, сторож сел рядом, трактор дернуло, и он, рыча, пополз вперед, свет фар выхватывал из темноты силуэты деревьев, блестящую от росы траву, разбитую дорогу с жуткого вида колеей.

– Куда мы едем? – спросила я. – В поселок?

– Сначала в деревню. Тут рукой подать. Если Семеныч, дачник, дома, считай, повезло, телефон у него, этот… который без проводов. Правда, то хорошо ловит, то не очень, на гору приходится подниматься. А уж не повезет, значит, попылим в село, но это как раз полночи, а мне с поста отлучаться не положено. Добро там по нынешним временам не бог весть какое, но и оно денег стоит, пенсией не расплатишься. Вот как… – Он еще что-то говорил, а я слушала, свесив голову на грудь, вздрагивала на каждом ухабе, испуганно оглядывалась и вновь начинала дремать. Очнулась, когда мы остановились.

Было так темно, что деревенский дом я не видела, только слышала, как мой спаситель стучит в окно и зовет кого-то:

– Семеныч, дома ли? Это я, Макар, открой. Дело у меня срочное.

Я распахнула дверь кабины и попыталась разглядеть силуэт, отделившийся от палисадника. Скрипнула калитка, и мужской голос позвал:

– Ты чего по ночам народ баламутишь?

– Девчонка у меня в тракторе. Вон, глянь… Заплутала в лесу, вышла ко мне сама не своя, и в жару, надо ейному мужу позвонить, чтоб приехал, поди, с ума мужик сходит от беспокойства, а кроме как у тебя, телефон здесь не водится. Ты уж извини, только такое дело…

Теперь из темноты вынырнули две тени, и я увидела старика-сторожа, а рядом с ним тучного мужчину лет шестидесяти с окладистой бородой Он с подозрением взглянул на меня и покачал головой.

– У вас есть телефон? – хрипло спросила я.

– Есть, – кивнул он.

– Можно мне позвонить? Муж приедет за мной, я заплачу, вы не беспокойтесь.

– Не обеднею… Заплуталась, говоришь? – повернулся он к Макару. – Что-то тут… Я бы милицию вызвал.

– Вызывайте кого угодно, – не выдержала я, – только сообщите мужу. – И добавила: – Пожалуйста.

– Говорите номер, – недовольно буркнул он. Я назвала номер, очень боясь, что он забудет его или перепутает.

Мужчина пошел к дому.

– Простите, – крикнула я, – если по домашнему не ответит, есть еще сотовый.

Он скрылся в доме, а я стала ждать. Макар прохаживался рядом, поглядывая на меня и время от времени вздыхая. Наконец Семенович вернулся, но не один, следом шла женщина, она куталась в наброшенную на плечи куртку и нервно озиралась.

– Позвонили? – с надеждой спросила я.

– Позвонил, – кивнул мужчина. – До города почти семьдесят километров, так что…

– Это в самом деле ваш муж? – вмешалась женщина, голос ее звучал неприятно. – Как-то он странно отреагировал. Очень сомневался, что звонит его жена, хотел ваш голос услышать. Давно вы потерялись? Или это у вас дело обычное?

– Спасибо вам, – не обращая внимания на ее слова, сказала я мужчине.

– Пожалуйста, – пожал он плечами и добавил: – Он обещал приехать.

– Мне вся эта история кажется подозрительной, – заявила женщина. – И вообще…

– Мне ехать надо, – подал голос Макар. – Добро, оно пригляд любит.

Я спрыгнула на землю и сказала:

– Может, дождетесь мужа? Сумку я потеряла и отблагодарить вас смогу, только когда Толя приедет.

– Да мне ничего не надо, – махнул рукой Макар, забираясь в трактор. Заработал мотор, и трактор полез в гору.

Женщина отошла к калитке и оттуда наблюдала за мной.

– Ну, что ж, – начал Семенович, но жена перебила его:

– И не думай, я ее в свой дом не пущу. Сейчас такое время…

– Но не на улице же ей ждать, – возмутился он.

– Я сказала, не пущу, – отрезала супруга. – Хочешь, сиди с ней на улице, а за калитку ни ногой. – Она удалилась, хлопнув дверью, а он виновато развел руками:

– Вообще-то она права, в наше время…

– Да-да, извините за беспокойство, – пробормотала я. Он ушел вслед за своей женой, а я поднялась на пригорок. Здесь, в свете фонаря, возле дороги, под огромным деревом, кто-то соорудил стол и скамейку. Я опустилась на нее, положила голову на скрещенные руки. Ждать, ждать… Он сказал, километров семьдесят, значит, надо быть терпеливой. Места незнакомые, и Толе понадобится время, чтобы отыскать эту богом забытую деревню. Я начала считать до тысячи, напряженно прислушивалась и проваливалась в тревожный сон без сновидений. Я видела себя точно со стороны: растрепанные волосы, склоненную голову, кровоточащие ладони, вздрагивала от холода, просыпалась, вновь забывалась сном и вновь видела то же самое.

Когда я в очередной раз подняла голову, близился рассвет. От земли сплошной стеной поднимался туман, это было красиво и почему-то страшно. Я так замерзла, что и дрожать, кажется, перестала. Совсем не чувствуя своего тела, я попыталась выпрямиться и едва не закричала от боли, и тут услышала шум: вне всякого сомнения, приближалась машина, из тумана возникли две фары, а еще через минуту я увидела «Сабурбан» мужа, а потом его самого. Он бежал ко мне навстречу в сопровождении четверых мужчин. Я выпрямилась, ухватилась за край стола, пытаясь удержаться на ногах, и заревела.

– Геля! – закричал он. – Геля, господи, Геля, почему ты здесь? Почему ты сидишь здесь, на улице? – Он подскочил, обнял меня, а я уткнулась лицом в его грудь, бессмысленно повторяя:

– Толя, Толечка, любимый…

– Геля, как ты… Боже мой… Геля, где Саша? – приподняв мое лицо, испуганно спросил муж. – Где Саша? Ведь она была с тобой?

– Что? – переспросила я.

– Ты знаешь, где Саша? – испуганно прошептал он, а я отчаянно закричала и провалилась в пустоту, где не было ничего, лишь кто-то настойчиво повторял: «Саша, Саша».


Я лежала в больничной палате. Белые потолки, белые стены… Белое навевало мысли о смерти. Высокое окно приоткрыто, оно выходило в сад, я слышала неясный шум, пение птиц и крики ребятишек где-то вдали. Анатолий сидел возле постели и держал меня за руку. Ворот рубашки расстегнут, галстук завязан небрежно, это так не соответствовало характеру моего мужа, что становилось ясно: происшедшее с нами выбило его из колеи. От его обычной невозмутимости не осталось и следа.

Мне сделалось очень жаль его, так жаль, что трудно было видеть его лицо перед собой, хотелось закрыть глаза и вновь нырнуть в небытие. Анатолий из тех, кто привык сам распоряжаться своей судьбой, диктовать свои условия. У него всегда все было под контролем, и вдруг он оказывается в полной зависимости от чьих-то решений или желаний и ничего не может изменить, исправить и вынужден только ждать. Такое любому человеку нелегко, а ему тяжелее во сто крат. Приходилось лишь удивляться, откуда он черпает силы вот так сидеть рядом со мной, улыбаться, утешать…

Двое суток я пробыла без сознания, и, когда очнулась, первым чувством был ужас, ужас от того, что мы потеряли столько времени. А потом стало даже хуже: я просто не понимала, что происходит. Тот первый разговор с мужем я помнила почти дословно. Я пришла в себя и сразу позвала медсестру. Через пятнадцать минут после ее появления приехал Анатолий, и я торопливо рассказала о доме в лесу, машине у поста ГИБДД, он выслушал, кивнул и заметил со вздохом:

– Я уже знаю.

– Что знаешь? – не поняла я.

– Про машину, про место, где вас держали. То есть мы уверены, что это именно там… Тебе ничего не известно о Саше? – с трудом задал он вопрос.

– Ее увезли от меня. Сказали, что вернут тебе. Боже мой, – простонала я, – и я поверила. Толя, зачем им ребенок? У тебя требовали деньги? Что думают в милиции, почему они ничего не делают?

– Я не обращался в милицию, – глядя на меня, ответил он со вздохом.

– Что? – растерялась я.

– Я не обращался в милицию, – повторил он. – Это было непременным условием. Я не мог рисковать вашими жизнями.

– Подожди, они до сих пор…

– После того как я привез тебя в больницу, мне позвонили и напомнили, что Саша все еще у них и если мы хотим еще когда-нибудь ее увидеть… в общем, ни о какой милиции и речи быть не может.

– Ты с ума сошел, – ужаснулась я. – Они найдут этих типов, номер машины, этот дом в лесу…

– Успокойся, – он крепче сжал мою руку. – Успокойся и выслушай меня. Мои люди очень осторожно навели справки об этой машине. Она куплена по доверенности три года назад неким Соловцовым Олегом Николаевичем, по месту прописки он не появлялся. Соседи говорят, где-то снимает квартиру. Квартиру мы смогли вычислить, но и там он в эти дни не показывался. Со старыми друзьями давно не виделся, новых, судя по всему, не завел. Боюсь, этот след никуда не ведет. После твоего побега парень залег на дно, и найти его можно лишь при большом везении.

– Но милиция…

– Геля, забудь про милицию. Мы не можем рисковать Сашкиной жизнью.

– Ты заплатил им деньги?

– Я платил дважды. Думаю, придется платить еще. Но рисковать я не намерен.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное