Татьяна Полякова.

Брудершафт с терминатором

(страница 3 из 20)

скачать книгу бесплатно

Когда он появился, я читала Сашке сказку и сидела к нему спиной, стараясь никак не реагировать на его приход, но и спиной чувствовала его взгляд, насмешливый, даже издевательский, а еще в нем была злость, и это меня по-настоящему пугало. С его точки зрения, я могу лишить его денег, следовательно, я враг. А с врагами не церемонятся. Он не произнес ни слова, и я к нему обратилась лишь однажды, когда Саше потребовалось в туалет. Вечер никогда не казался мне таким тягучим и страшным, а когда мы легли спать, стало даже хуже. Страх ощущался физически, он стал почти материальным, и я как-то отрешенно и без трепета подумала: «Скоро умру», но даже мысленно боялась произнести «убьют», не из-за себя, из-за Сашки.

На следующий день я ждала Олега с беспокойством и нетерпением. Мне хотелось, чтобы он быстрее пришел, чтобы томительное ожидание наконец разрешилось, но я боялась, что он, как накануне, будет молчать, превратившись из друга во врага, и эта мысль приносила мне страдания. Не только потому, что сводила мои шансы спастись к нулю, мне не хотелось в нем разочаровываться, и это открытие буквально поразило меня. «Я слишком много о нем думаю», – испугалась я и всецело сосредоточилась на Сашке. Мы рисовали, когда пришел Олег, широко улыбнулся мне, и я вдруг ощутила нечто подозрительно напоминающее счастье и заплакала, сама не знаю почему. Может, сказалось нервное напряжение, но слезы катились из моих глаз горохом, я поспешно отвернулась. Сашка не могла их не заметить и испугалась:

– Мамочка, почему ты плачешь?

– В глаз что-то попало, – ответила я, торопливо достав платок.

Когда за Славой закрылась дверь, Олег подошел, присел на корточки напротив нас, погладил Сашкины волосы, а потом взял меня за руку.

– Я что-нибудь придумаю, – сказал он тихо.

Я кивнула, потому что ничего другого мне не оставалось. Конечно, мы могли бы просто сбежать отсюда, раз в доме только он и мы, добраться до ближайшего телефона, позвонить мужу. Разве я могу требовать этого от Олега? Сценарий, предложенный Алексеем… я возвращаюсь к мужу, а он… Анатолий поможет Олегу, он начнет новую жизнь, далеко отсюда, там, где будет в безопасности. Я очень хотела ему сказать об этом – и не могла.

День прошел спокойно, Олег с Сашкой рисовали, потом мы вместе играли в детское лото, которое принес Олег, и старательно избегали любого упоминания о том, что мы в заточении. Со стороны все, должно быть, выглядело идиллически: семья где-то на даче, обожаемый ребенок, счастливые родители… От этого на душе становилось особенно скверно. Я должна его уговорить, подтолкнуть… я не могу рисковать дочерью… Уложив Сашу спать, я решила принять душ. Олег, не отступая от правил, запер дверь в комнату, где спал ребенок. Я уже входила в душевую, когда он неожиданно меня остановил, коснулся рукой моего плеча. Я повернулась и увидела его лицо в нескольких сантиметрах от моего лица, его руку на моем плече. «Почему бы и нет?» – мелькнуло в голове. Я хотела закрыть глаза и шагнуть ему навстречу, а вместо этого испуганно попятилась.

Он сразу же убрал руку и отвернулся, не сказав ни слова.

Я боялась выходить из душа, боялась встретиться с ним взглядом. Я уже знала, что не смогу заставить себя, ложь во спасение оказалась не для меня, я просто не сумею, он все поймет и возненавидит меня. Я сделаю только хуже.

Когда я наконец вышла из душа, Олег сидел в кресле, уставившись в закрытую дверь перед собой. Я встала рядом, не произнеся ни слова, он открыл дверь, и я оказалась в комнате, устроилась на лавке, поджав ноги и обхватив колени руками.

– Я тебе книгу принес, – сообщил Олег, – как ты просила. Не знаю, понравится или нет. Сестра сказала, хорошая. – Он протянул мне книгу «Поющие в терновнике».

– Я ее читала, – сказала я, взяв книгу.

– Да? Завтра принесу другую.

– Не надо. Еще раз перечитаю. Спасибо тебе, – добавила я и только тогда сообразила, что мы перешли на «ты». Было поздно что-то менять, и я только грустно улыбнулась этой мысли.

Проснулась Саша, и оставшееся время мы провели за чтением сказок. Я старательно избегала его взгляда, а он смотрел на меня, хмурился и отвечал Сашке невпопад. А я ждала, вот сейчас, сейчас он скажет: «Все, поехали отсюда», и кошмар кончится. Он не сказал, и я не винила его за это.

В ту ночь я горько плакала, уткнувшись лицом в подушку, чтобы не потревожить Сашку, и совершенно не обращая внимания на своего стража, который лениво жевал, развалясь в кресле, и корила себя за то, что, наверное, должна была сделать, но не сделала. Что я за мать, если не могу спасти своего ребенка?

Я уснула только под утро и потому спала дольше обыкновенного, где-то часов до восьми. Алексея на посту сменил Слава, и меня это порадовало. Но ненадолго, потому что то утро стало для меня настоящим кошмаром. В девять проснулась Сашка, мы позавтракали и устроились на лавке рисовать. Через полчаса хлопнула входная дверь, раздались шаги, по производимому шуму стало ясно, прибыло несколько человек. Я еще не успела по-настоящему испугаться, как в комнате появились трое: тот самый мужчина лет сорока, что привез нас сюда, какой-то парень и Алексей. Старший выглядел хмурым и чем-то недовольным. В комнате было жарко, и Сашка ходила в шортах, майке и босиком.

– Обуйте девочку, – сказал старший, – и наденьте на нее кофту, наверное, будет дождь.

Я повиновалась, боясь задавать вопросы. Ясно, что нас куда-то увозят. Куда, зачем? Неужели отпустят? Неужели все кончилось? Я и сама в это не верила.

– Я должна собрать вещи? – все-таки спросила я.

– Не надо. Они не понадобятся. Возьми ребенка, – кивнул он парню.

Тот подхватил Сашку на руки, а я вцепилась в его локоть.

– Я сама понесу.

– Это на тот случай, если вам взбредет в голову попытаться бежать, – отмахнулся старший. – Выходите по очереди, сначала ребенок, потом вы.

– Я вам обещаю, я… Пожалуйста, можно я сама понесу дочь? – попросила я, чувствуя, как все вокруг начинает стремительно кружиться.

– Иди, – кивнул он парню.

Тот пошел. Сашка испуганно замерла, глядя на меня своими огромными ярко-синими глазами, сжала кулачки, чуть приоткрыла губы и тоненько позвала:

– Мама…

– Я иду, Сашенька, – попыталась улыбнуться я. – Не бойся, я уже иду. – И шагнула вперед.

– Вы на некоторое время останетесь здесь, – заявил старший.

– Что? – охнула я. – Куда вы увозите ребенка? Вы… – Я бросилась вперед, но успела сделать только два шага: Алексей уперся кулаком в мою грудь, точно пригвоздив меня к стене, и тихо сказал:

– Не ори. Напугаешь девчонку. Она же слышит.

Они вышли из комнаты, дверь захлопнулась. Я сползла по стене, в последнем усилии пытаясь цепляться за реальность, чтобы не лишиться сознания, но мир вокруг заволокло черным, и он перестал иметь значение.


Очнулась я через несколько часов. Возвращение в этот мир было мучительным, а первым, кого я увидела, стал Алексей, он сидел в кресле и по обыкновению пялился на меня. Должно быть, была его смена, значит, прошло по меньшей мере несколько часов.

Я лежала на постели, под одеялом, выходит, кто-то меня сюда перенес, повернула голову, и взгляды наши встретились, это длилось очень долго, пока я наконец не смогла произнести:

– Где ребенок? Где мой ребенок? – повторила я, вскакивая, но переоценила свои силы, все тут же поплыло перед глазами. Скорее всего меня накачали какой-то дрянью, пока я была в отключке. Я прислонилась к стене, но даже так стоять было трудно, и я вновь оказалась в постели. Я продолжала смотреть на Алексея, и он, не отводя взгляда, наконец ответил:

– Тебя предупреждали: будешь дергаться, свяжут и заткнут рот. Тебе оно надо? Вот и лежи спокойно. Два раза повторять не буду.

– Где мой ребенок? – опять спросила я.

Он усмехнулся:

– Не беспокойся. Ничего страшного не произошло. Девочка жива и здорова. Теперь заткнись и не зли меня.

Я ему не верила. Куда и зачем увезли Сашку? Зачем разлучать меня с ребенком? А если они вернули дочку Анатолию? Он заплатил, и они решили отдать ребенка. Это вряд ли опасно для них. Что сможет рассказать Сашка? Жили в доме, с мамой, гулять не ходила, познакомилась с дядей Олегом, у которого есть девочка Таня. Если вдуматься, не так уж и мало, кое-какие сведения можно выудить даже у ребенка. Надеюсь, они все-таки вернули Сашку. Тогда почему мне не сказать об этом? Чего проще? Я бы перестала волноваться… Ерунда, конечно, я бы им все равно не поверила. А если они решили избавиться от нас? Убить ребенка не так легко, даже самому отпетому негодяю. Что, если Сашку отвезли в другой город, бросили где-нибудь на вокзале?.. Или еще хуже, где-то в лесу… Господи, нет, не думать об этом, не думать… Сашка дома, с отцом. Пожалуйста, господи, пусть все так и будет.

Голову разламывало страшной болью. Может, меня отравили, и теперь я медленно умираю? С них станется. Мысли путались, я хваталась за них, но с каждым разом это было все труднее.

Кажется, несколько раз я приходила в себя, воспоминаний об этом почти не осталось. Из памяти всплывает женское лицо, молодое или старое, не помню, оно наклоняется ко мне, потом чей-то голос совсем рядом, он отдается в голове, причиняя невыносимую боль, слов я не понимаю, точнее, для меня непонятен их смысл.

Вновь тишина, голову больше не сдавливало горячим обручем, я с облегчением вздохнула и подумала, что очень хочу спать, и, наверное, уснула, а когда открыла глаза, увидела рядом с собой Олега. Он держал меня за руку, осторожно поглаживая пальцы.

– Ты меня слышишь? – позвал он, и я кивнула.

– Слава богу, – вздохнул он и улыбнулся. – Ты меня здорово напугала.

– Где Сашка? – спросила я, язык не слушался, он казался огромным, я попробовала облизнуть губы, Олег сразу же протянул мне стаканчик с водой, помог напиться. Когда голова моя оказалась на подушке, он вновь заговорил:

– С Сашей все хорошо. Ее вернули твоему мужу.

– Это правда? – с надеждой спросила я.

– Конечно. Ты же знаешь, я не стал бы тебя обманывать. Тут все здорово перепугались, когда ты слегла. А это значит, что ты нужна им живой и здоровой. Понимаешь?

– Да… кажется. Они отпустят меня?

– Конечно. Уверен. С чего бы им тогда беспокоиться о твоем здоровье? Как ты себя чувствуешь? – немного понаблюдав за мной, спросил он.

– Нормально. Если ты сказал правду…

– Я сказал правду.

– Только бы это было так, – прошептала я. – Сашка с отцом, и ей ничего не грозит.

– Она с отцом, успокойся. Хочешь, приготовлю тебе чаю? Тебе обязательно надо поесть.

– Нет, спасибо…

– Послушай меня. Я хочу, чтобы Сашенька увидела тебя такой, как обычно: очень красивой, улыбающейся, а не такой, как сейчас, с запавшими щеками и глазами красного цвета.

– Должно быть, выгляжу ужасно, – слабо улыбнулась я.

– Для меня ты всегда красива, но если ты мне немного поможешь, например, для начала выпьешь бульон, то через три дня от твоей болезни и следов не останется.

– Хорошо, – согласилась я и выпила бульон, не чувствуя его вкуса.

– Отлично, – похвалил Олег. – У меня для тебя еще одна хорошая новость. Я буду дежурить шестнадцать часов. Славка понадобился в другом месте, а я вызвался трудиться за двоих.

– Спасибо тебе, – кивнула я.

– Не благодари. Я сам рад. Если б меня спросили, я охотно согласился бы дежурить все двадцать четыре часа. Когда я дома, думаю только о том, что поеду сюда, и тороплю время. Оно, как назло, идет медленно, а здесь проходит слишком быстро. Теперь мы будем расставаться лишь на восемь часов… Может, подложить еще одну подушку? Будет удобнее.

– Нет, спасибо. Так хорошо.

Мы выпили чаю, и я опять уснула. Проснувшись, я почувствовала себя вполне выздоровевшей и даже решила принять душ. Я расчесывала волосы, сидя на лавке, а Олег наблюдал за мной. Иногда он вдруг становился молчаливым, и это меня беспокоило. Но такое случалось редко. В основном мы болтали о всяких пустяках, старательно избегая запретных тем. Неожиданно он спросил:

– Ты его любишь?

– Кого? – растерялась я, не сразу сообразив, что он имеет в виду.

– Мужа. Ты очень его любишь?

– Да… конечно, – ответила я неуверенно, потому что испугалась: он не должен был спрашивать, это одна из запретных тем.

– Как он выглядит?

– Выглядит? Обыкновенно, то есть я считаю, что он очень красив, у него лучшая в мире улыбка и… Извини. Ты ведь не это хотел услышать?

– А ведь он прав, – сказал Олег с горечью. – Конечно, прав.

– Кто прав?

– Алексей. Когда все кончится и ты окажешься со своим мужем, ты даже и не вспомнишь обо мне.

– Что нам мешает быть друзьями? – неуверенно предложила я.

– Друзьями, – хохотнул он. – Не смеши. Друзьями… Ты и думать обо мне забудешь.

– Неправда, – повысила я голос.

– Нет, ты не забудешь… Конечно, нет… – Голос его изменился, и теперь в нем слышалась злость. – Возможно, даже в гости пригласишь, чтобы я полюбовался вашим счастьем. Это будет просто здорово… В самом деле здорово, ты, я и твой муж… – Он засмеялся, глядя на меня.

Я поежилась от этого взгляда и от этого смеха и спросила:

– Ты поэтому не хочешь мне помочь?

Он тут же перестал смеяться и переспросил:

– Помочь? Смыться отсюда? Конечно, я должен тебе помочь, чтобы ты могла вернуться к своему мужу. И я больше никогда не увижу тебя…

– Но ведь это не может продолжаться долго? – сглотнув, спросила я. – Не будут же они вечно держать меня здесь?

– Почему бы и нет? – улыбнулся он, и я вдруг подумала, что он спятил. – Я бы не возражал. Так, по крайней мере, я могу видеть тебя каждый день.

– Это ведь тюрьма для меня, – сказала я тихо. Впечатление, что он неожиданно спятил, только усилилось. – Нет, гораздо хуже тюрьмы, там, по крайней мере, знаешь, за что сидишь и когда отпустят. Олег, пожалуйста, помоги мне, – всхлипнула я. – Я знаю, что не имею права просить тебя об этом… Мне бы только позвонить мужу, убедиться, что Сашка дома.

– Она дома, клянусь. Я сам видел, как ее передали твоему мужу.

– Ты говоришь правду? – нахмурилась я. – Ты видел моего мужа?

– Не пытайся меня подловить. Я видел, как девочку забрал мужчина, и я знаю, что забрать ее должен был твой муж. Этого достаточно? Слушай, почему мы говорим о твоем муже? Почему бы нам не поговорить о нас с тобой?

Он подошел и взял меня за руку. Я попыталась освободить ее, но он рывком поднял меня и теперь держал за локти, я попробовала отстраниться, но мешала лавка.

– Олег, – пробормотала я испуганно.

– Ты боишься меня? – вроде бы удивился он и отступил на шаг. – Ты в самом деле меня боишься? Глупенькая… – Он торопливо обнял меня и принялся целовать, а я с трудом подавила в себе желание закричать. Наверное, я бы ударила его, если бы он неожиданно меня не отпустил. – Ты ведь любишь меня? Любишь? Скажи, что любишь… Да соври ты, дура! – крикнул он, я таращила на него глаза, не в силах вымолвить ни слова, а он говорил, точно в бреду: – Ты такая красивая… Ты даже не знаешь… Конечно, знаешь, не один я тебе это говорю. Все мужики от тебя без ума, и ты к этому привыкла. Тебе наплевать, что я чувствую.

– Нет, – перебила я, – мне не наплевать. Я… я не знаю, что тебе сказать. Что я могу сказать? Я люблю мужа, и с этим ничего не поделаешь. Я не хочу тебя обманывать даже ради того, чтобы сбежать. Пожалуйста, прости меня.

– Ты не то говоришь, – тихо и убежденно сказал он, – не то… Ты все выдумала, нет никакого мужа. Есть ты и я. И больше никого. – Он притянул меня за плечи, руки его шарили по моему телу, вызывая у меня отвращение. – Ты ведь тоже этого хочешь, ты хочешь…

– Нет, – ответила я твердо, стараясь быть спокойной.

– Нет?

– Нет.

Он легонько оттолкнул меня и горестно покачал головой:

– Конечно, я тебе не нужен. На кой я тебе черт? Да тебя с души воротит от такого, как я.

– Дело не в тебе, – стараясь быть терпеливой, заговорила я. – Я замужем и люблю своего мужа, вот и все.

– Любишь… – кивнул он, вышел из комнаты и захлопнул дверь.

Ключ в замке повернулся, а я теперь горько сожалела, что нам придется проводить вместе так много времени. Мы одни во всем доме, и у меня нет уверенности, что он не решит воспользоваться ситуацией. Взгляд мой метался по комнате, натыкаясь на привычные предметы. Ничего такого, чем я могла бы защитить себя. Впрочем, мне и раньше это было известно. «Я не должна была допустить подобного разговора, – в отчаянии думала я, – ведь я же чувствовала, к чему все идет». И вместе с тем твердо знала: даже для своего спасения я не смогу его обмануть. У меня просто не получится. Мне было жаль Олега и жаль себя. И я уже не верила, что затянувшийся кошмар когда-нибудь кончится.

Я очнулась от его прикосновений и в первую минуту решила, что это продолжение ужасного сна: я бегу, меня догоняют, сбивают с ног, я кубарем лечу куда-то… Рядом со мной был Олег, и, увидев его лицо, я по-настоящему испугалась, попробовала вырваться, но это было невозможно, он навалился сверху, бормоча что-то бессвязное. Я подумала, что он пьян, но пьян он не был. Выходит, он действительно спятил, по крайней мере, вел себя как сумасшедший, и мои уговоры на него не действовали. Плевать ему было на уговоры. Я вцепилась в его волосы, пытаясь высвободиться, а потом ударила локтем в лицо. Удар не был сильным, но привел его в бешенство. Он приподнялся и ударил меня, но я успела увернуться, откатилась в сторону, вскочила на ноги и бросилась из комнаты. Конечно, это было глупо, входная дверь заперта, нечего было и надеяться, что он по забывчивости оставит ее открытой.

Она и вправду была заперта, и ключ в замке отсутствовал. Я оглянулась и увидела Олега, он стоял на пороге в двух шагах от своего кресла и зло усмехался.

– Надеешься сбежать? – спросил он хрипло. – Зря. Никуда ты не сбежишь. Видишь ключ? Видишь? – Он вытянул руку, в которой держал ключ. – Вот он. Хочешь, подойди и возьми. Ну, что же ты? Ведь тебе надо выбраться отсюда. Подойди ко мне… – Он сделал шаг, а я предупредила:

– Не смей приближаться…

– Не смей? – усмехнулся он и покачал головой. – С какой стати мне считаться с твоими желаниями? Разве ты с моими считаешься? Тебе плевать на меня. Ну, скажи: мне плевать…

– Олег, – позвала я, – ради бога, опомнись. Что с тобой?

– Со мной? Со мной порядок. А вот что будет с тобой? Хочешь скажу? Ничего хорошего, ничего хорошего! Ты ведь не веришь, что тебя отпустят? Конечно, не веришь, не такая ты дура. Отсюда тебя вынесут вперед ногами, а перед этим поимеют все, кому не лень. Как тебе такая перспективка? И никакой богатенький муж тебя не спасет. А я бы мог. Я хотел помочь. Только с какой стати мне рисковать башкой ради красивой стервы, которой я не нужен. Что бы ты ни говорила, ведь я тебе не нужен. Кто я такой, в самом деле? А ты… ты… – Он смотрел мне в глаза и не спеша приближался: шаг, второй, третий. За моей спиной была запертая дверь.

– Олег, – заговорила я, стараясь, чтобы голос не дрожал, – опомнись, что ты говоришь, что ты делаешь? Вряд ли это понравится твоим хозяевам.

– Хочешь пожаловаться им? Попробуй. Это будет даже забавно. Нет, в самом деле…

Он еще что-то говорил, но я уже не слушала, взгляд мой наткнулся на табурет, он стоял возле двери, сейчас на нем лежала спортивная сумка. Я никогда бы не поверила, что способна на такое, и все-таки схватила табурет и ударила его, он не удержался на ногах и упал. Я ударила его еще раз, вряд ли сильно, он закрыл голову руками, защищая ее от ударов, а я словно сошла с ума, я даже не осознавала, что делаю, а в себя пришла, когда Олег раскинул руки и замер так, закрыв глаза, по его щекам стекала кровь, и это зрелище привело меня в чувство.

– Боже мой, – пробормотала я, опускаясь на пол, табурет упал, и я вздрогнула от резкого звука. Мне хотелось зажмуриться, хотелось лишиться чувств, но я заставила себя думать о Сашке. – Я хочу ее увидеть, – сказала я громко и поежилась, собственный голос казался чужим.

Я подползла к Олегу, с опаской дотронулась до него. Он не шевелился и, кажется, был без сознания. Это меня здорово напугало. Что, если я убила его? Я нащупала пульс и вздохнула с облегчением, но на смену облегчению вновь пришел страх. Вдруг он сейчас очнется? Я торопливо обшарила его карманы. Ключи от двери, которые он мне показывал, ключи от машины на кожаном брелоке. Я выпрямилась, повернулась с намерением как можно скорее покинуть дом и глухо простонала от отчаяния. Возле распахнутой настежь входной двери стоял Алексей и без всякого выражения на физиономии наблюдал за мной. Я даже не слышала, как он вошел. Мне хотелось кричать от ужаса и обиды, до спасения, казалось, было совсем чуть-чуть, а теперь на моей дороге этот тип, и даже думать смешно, что мне удастся с ним справиться. Между тем он отлепился от дверного косяка, дошел до середины комнаты без спешки и видимого беспокойства, не закрыв за собой дверь, и заметил с усмешкой:

– Наш мальчик все-таки доигрался. – На его физиономии появилось нечто, с натяжкой именуемое улыбкой. – Что ж, – добавил он философски, – этого и следовало ожидать. – Наклонился, пощупал артерию на шее Олега и поморщился: – Жив… Ключи у тебя? – повернулся он ко мне.

– Да, – с трудом разжав челюсти, ответила я.

– От его тачки тоже?

– Да, – кивнула я и отвела руку с ключами за спину.

– Тогда чего ты стоишь? – поднял брови Алексей в крайнем недоумении. – Его тачка во дворе, моя возле забора, не перепутай.

Услышанное произвело на меня шоковое впечатление. Не знаю, что могло бы поразить меня больше, чем его слова, но страх пересилил. Я метнулась к двери, однако через пять шагов замерла. Он не мог просто так взять и отпустить меня. Что-то не так… Что они задумали?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное