Татьяна Полякова.

Невеста Калиостро

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

– В четвертой, – кивнув на дверь подъезда, ответила бабка сладким голосом прокурора и принялась сверлить Юльку взглядом. Вторая бабка уставилась на меня, а вслед за ней и моя подружка, предлагая мне продолжить.

– А вы случайно не знаете, он сейчас дома?

– Вон его машина стоит, должно быть, дома, – бабка кивнула куда-то за свою спину, и мы в глубине двора увидели знакомый джип.

– А вам Генка зачем? – встряла вторая старушенция. – Он вроде женат. – Она хитро улыбнулась

– Мы совершенно по другому поводу, – глупо заявила я.

– Ну-ну, – старушка поджала губы, а ее приятельница заметила:

– Верка его бросила. Как раз вчера с отцом приезжала, за вещами.

– Да что ты говоришь? – обрадовалась вторая бабуля. – Я и не знала.

– Она уж в третий раз уходит, – продолжала первая. – Парень он непутевый, одно безобразие на уме.

– Какое безобразие? – Я плюхнулась на скамейку рядом со старушками, демонстрируя свою заинтересованность. Юлька осталась стоять, переминаясь с ноги на ногу.

– Пьет он. И до баб жутко падкий. Верка в отпуск уезжала, так у него что ни день, то какая-нибудь крашеная. Никакого стыда, ей-богу. Мое дело, конечно, сторона, я в чужую жизнь не лезу, но ведь мог бы своей пустой головой подумать: кто-нибудь Верке непременно донесет.

– И донесли? – поспешно спросила Юлька.

– Выходит, донесли, раз Верка его бросила. Если честно, она тоже та еще штучка. Два раза перед отпуском ее какой-то хмырь на машине подвозил.

– Оба хороши, – поддакнула ее приятельница.

– Это уж точно. А Генка еще и лодырь, каких свет не видывал.

– Чем он занимается? – решилась спросить я.

– Автомастерская у него своя. Отец покойный ему денег оставил и квартиру эту. Генка с матерью в Марьине жили, а как отец помер, он сюда перебрался.

– А дружки у него все как есть шпана, – доверительно поведала вторая бабка и перешла на шепот: – Генка ведь по малолетству в колонию попал, с дружками машину угнал, да еще и разбили ее. Отец всяко старался ему помочь. Да только разве убережешь? Вот и отправили его на зону. И дружки, видно, все непутевые. А вы кто такие? – без перехода спросила она.

Пока я прикидывала, что ответить на этот вопрос, дверь подъезда с шумом распахнулась, и появился сам Гена. Я отвернулась, надеясь, что он не обратит внимания ни на меня, ни на Юльку, стоявшую к нему спиной. Он бы и не обратил, но бабка тем же сладким голосом протянула:

– Гена, девушки тебя спрашивают.

– Чего? – буркнул он, тут взгляды наши встретились, и Гена мрачно насупился. – А вы здесь откуда? – Никакого беспокойства в его голосе не чувствовалось, лишь праведный гнев и негодование. Юлька выжидающе смотрела на меня, предоставив мне сомнительное удовольствие объясняться с этим типом.

Недолго думая, я подхватила слегка растерявшегося парня под руку и увлекла подальше от соседок, те напряженно за нами наблюдали, навострив уши, чтобы не пропустить ни единого слова.

– Ты же хотел с нами познакомиться, – зашептала я. – Вот мы и пришли.

– Адрес откуда узнали? – нахмурился он, но по-настоящему ответ на этот вопрос его не интересовал, парень все больше мрачнел, ожидая подвоха от нашего визита.

– Ну, так что? – спросила я.

– Что? – не понял Генка.

– Будем знакомиться?

– Не испытываю ни малейшего желания, – освобождая свою руку, заявил он.

– Жаль, а мы на это очень рассчитывали.

– Раньше надо было рассчитывать, а теперь… – он развел руками и направился к своей машине.

Сообразив, что он сейчас уедет и мы в своем расследовании ни на шаг не продвинемся, я решила попытаться еще раз.

– Значит, так, – начала я сурово. – Мы журналисты и на кладбище оказались не просто так, туда нас привело журналистское расследование.

У меня вопрос: за кем вы со своим дружком следили?

Гена споткнулся и замер, глядя на меня с недоумением.

– Мы следили? Да ты чокнутая, что ли? Следили… я же сказал, мы с Вовкой собирались баб снять, ехали в клуб «Спартак», а тут вы. Вот и все.

– Зря ты упрямишься, – посетовала я. – Дело серьезное. Не хочешь говорить с нами, придется объясняться с милицией.

Однако Гена оказался не из пугливых. При слове «милиция» он опять нахмурился, выпятил подбородок, и без того массивный, и заявил:

– Знаешь что, девочка, топай отсюда, и чтоб я тебя здесь больше не видел. А не то наплюю на твою красоту и так двину, что мало не покажется.

– Давай отвлечемся от взаимных угроз, – я попыталась спасти положение, но не преуспела в этом.

– Все, топайте отсюда, – отрезал Гена, легонько подвинул Юльку плечом, намекая на серьезность намерений, и сел в свою машину. Через минуту он уехал, оставив нас стоять в раздумье посреди двора под любопытными взглядами старух.

– Идея была гениальной, – обрела голос Юлька. – Жаль, что ничего путного из нее не вышло.

– Хорошо, – не выдержала я. – Придумай что-нибудь получше.

– Попробую, – пообещала она и пошла прочь со двора. Мне ничего не оставалось, как последовать за ней.

– Куда теперь? – поравнявшись с Юлькой, спросила я, злясь на себя, на нее, на весь мир и в особенности на Гену.

– Домой. Если у тебя больше не осталось гениальных идей.

– Ну чего ты злишься на меня? – спросила я, хотя ясно было: Юлька к разговорам не расположена, но у меня не было сил молчать.

– Я не злюсь, – она покачала головой. – Ценю твое желание помочь, но у меня такое чувство, что мы двигаемся прямо в противоположном направлении.

На это я могла только пожать плечами.

– Как думаешь, он действительно оказался там случайно? – через некоторое время возобновила я разговор, к этому моменту мы уже вернулись в машину и не спеша выезжали на проспект.

– Гена? Похоже, что так. Хотя… черт его знает. Если честно, мне все кажется подозрительным и вместе с тем невероятно глупым.

– Это точно, – согласилась я. – Если парень как-то замешан в этом деле, у нашей встречи должно быть продолжение.

– Надеюсь, ты не предлагаешь следить за ним? – усмехнулась Юлька. – Кого надо он может предупредить и по телефону. Только в детективах подозреваемый сразу же отправляется к хозяевам, а доблестные сыщики, сев ему на хвост, узнают, кто главный злодей.

Кстати, идея не такая уж глупая, и я, признаться, пожалела, что Юлька не сказала об этом чуть раньше, а еще пожалела, что эта мысль не пришла в голову мне.

– Может, в самом деле стоило за ним прокатиться? – вяло молвила я.

– Ага. И получить по носу. Парень мало похож на джентльмена. К тому же как-то не верится, что он имеет отношение к нашему тайному обществу.

– Никакого общества нет, – разозлилась я.

– А я и не спорю, – отвернулась к окну Юлька. – Только с какой стати мы тогда переживаем?

Мне казалось, я знаю ответ на этот вопрос: глупая шутка приобретала опасный размах, и теперь я, как и Юлька, ни о чем другом, кроме дурацких эсэмэсок, думать не могла. Хотя, если рассуждать здраво, ничего особенного не произошло. Кто-то подшутил над нами, назначив встречу на кладбище, и изрядно напугал. Вряд ли это Костик, точнее, это вовсе не Костик, выходит, есть кто-то другой. И его надо найти. Иначе мы превратим собственную жизнь в затяжной триллер, причем сами же, без особого старания посторонних. А может, вовсе ничего делать не надо? «Шутнику» все это надоест, и он отстанет от Юльки, сообразив, что реагировать на его шуточки мы не собираемся.

На мгновение эта мысль показалась мне разумной, а визит к Гене – ужасной глупостью. Чем мы вообще заняты? У меня работы полно, а я разъезжаю по городу с неясной целью.

– Ничего подозрительного не заметила? – спросила я Юльку, видя, что она не отводит взгляда от зеркала.

– Нет.

– Вот и отлично. Даже если за тобой кто-то болтался по городу, что с того? Пусть на здоровье тратит время и бензин. – Сказать Юльке, что предполагаемый «хвост» – это ее расшалившееся воображение, я все-таки не рискнула, оттого и прибегла к таким сомнительным доводам. Подруга молчала, а я терялась в догадках, чем объясняется ее молчание: нежеланием спорить или согласием. – Главное, не поддаваться на провокации, – закончила я свою импровизированную речь.

– Не поддамся, – ответила Юлька без энтузиазма. – Отвези меня домой.

– Думаю, тебе лучше у меня переночевать, – поколебавшись, сказала я.

– С какой стати? – теперь в ее голосе мне послышалась насмешка.

– Ну, хотя бы потому, что мне одной скучно.

Возражать она не стала, и я поспешила домой. Мне очень хотелось отвлечься от мыслей о тайном обществе и прочей ерунде и провести вечер так, как мы обычно проводили его до этой сомнительной истории. Прогуляться, посидеть в кафе, возможно, сходить в кино или просто болтать обо всем на свете за чашкой чая на моей кухне. Но в тот день все происходило совсем не так, как я того желала, и не успели мы оказаться в моей квартире, как разговор вдруг сам собой вернулся к недавним событиям, и я в который раз, раскладывая все по полочкам, пыталась доказать себе и Юльке, что ничего серьезного не происходит. И чем больше увлекалась, тем меньше сама в это верила.

Юлька выглядела вялой, хотя разговор поддерживала. В девять вечера она стала смотреть телевизор, а я устроилась возле компьютера, пытаясь сосредоточиться на работе. Но навязчивые мысли отравляли все, и в какой-то момент мне показалось странным мое сидение в этой комнате, я почувствовала некое отчуждение, точно окружающие предметы: привычная мебель, лампа, компьютер и даже плюшевый медведь, подаренный мне восемнадцать лет назад, – не имеют ко мне никакого отношения, будто я героиня фантастического рассказа, оказавшаяся в чужом теле, смотрю вокруг и удивляюсь, как меня сюда занесло.

– Черт знает что такое, – возмутилась я и поспешно уткнулась в компьютер. Несмотря на все мои усилия, вернуть себе душевное равновесие не удавалось, и я решила прибегнуть к надежному русскому средству. Пошла в гостиную и предложила Юльке: – А не выпить ли нам по рюмке коньяка?

– Можно даже по две, – отозвалась Юлька, и мы побрели на кухню. После второй рюмки последовала третья, потом четвертая, и мы не заметили, как допили бутылку, вспоминая истории своего детства и весело хохоча.

В первом часу ночи мы решили прогуляться и долго бродили по двору, поглядывая на звездное небо, и ни разу не вернулись к разговору на опасную тему. Совершенно успокоившись, мы легли спать, сойдясь во мнении, что вечер удался.

Утром я едва не проспала на работу, Юлька первой заняла ванную, а я бестолково металась по кухне, пытаясь сделать несколько дел сразу: выпить кофе, приготовить себе и Юльке завтрак и дозвониться до Вадима. Отвезти подругу в редакцию я не успевала, высадила ее на площади и помчалась в офис. У меня была встреча с клиентом, потом пришлось съездить в банк, и во всей этой суете я забыла о нашем «шутнике», по крайней мере, мысли о нем меня не посещали. Оттого, наверное, я и почувствовала что-то вроде недовольства, когда Вадим неожиданно напомнил мне о нем. Сказать по правде, о нем я вспомнила сама, когда заговорила о Юльке, это что-то вроде цепной реакции, но виноватым все равно остался Вадим. С ним мы встретились возле банка и решили вместе пообедать, выбрав для этого ресторан «Итальянец» на проспекте Космонавтов. Идея туда отправиться принадлежала Вадиму, меня бы вполне устроило заведение попроще, но Вадим был непреклонен.

– Я тебя приглашаю. И не вздумай мне отказать. Не так часто я досаждаю тебе подобными просьбами.

– Ты мне вовсе не досаждаешь, – удивилась я и тут некстати вспомнила слова Юльки о том, что Вадим в меня влюблен. Когда Юлька сказала это, я не придала ее словам особого значения, привыкнув видеть в Вадиме только друга, ну и компаньона, конечно. Когда мы познакомились, он был уже женат, имел двоих детей. Все это время я была уверена: и Вадим не допускает мысли, что наши отношения могли быть иными. Одним из его достоинств, я бы сказала немаловажным достоинством, была преданность своей жене. Но теперь мне вдруг показалось, что в его словах о том, что он якобы мне досаждает, прозвучала обида, причем отнюдь не шуточная, а взгляд, которым эти слова сопровождались, был печален и нежен одновременно. «Это просто невероятно», – с досадой подумала я. Вадим взял меня за руку, а я едва подавила желание ее отдернуть. Самое неприятное, что он это почувствовал и сказал:

– Держись за меня крепче, – улыбнулся и обнял меня за плечи.

Случись такое неделю назад, я бы попросту не обратила на это внимание, а теперь его жест показался мне чересчур интимным, что ли, и вызвал легкую панику. «Я веду себя как последняя дура», – испуганно решила я и обхватила Вадима за талию, неискренне смеясь, и очень испугалась, что он это заметит.

Заметил или нет, не знаю, по крайней мере, он ничем себя не выдал. Вот так в обнимку мы и подошли к ресторану.

– По-моему, мы похожи на влюбленных, – сказал Вадим, распахивая передо мной дверь.

– Чему ты радуешься? Вдруг кто-нибудь видел нас и поспешит донести Людмиле?

– Тебя это беспокоит? – спросил он, серьезно спросил, а я, признаться, растерялась.

– Конечно, – выжав из себя улыбку, ответила я. – Ты мой друг, и я не хочу вносить разлад в твою семейную жизнь.

– Как серьезно ты это сказала, – покачал он головой.

– Ты меня провоцируешь, – засмеялась я.

– Уже давно и напрасно, – ответил он.

В сущности, это была обычная словесная перепалка, но теперь она не казалась мне забавной. Метрдотель встретил нас почтительным поклоном, Вадим часто наведывался сюда, так что его здесь хорошо знали.

Метрдотель повел нас в небольшой зал, к круглому столику с табличкой «стол заказан». Он пододвинул мне стул, убрал табличку и зажег свечи в подсвечнике. «Оказывается, Вадим заранее заказал столик», – с досадой подумала я, до той поры уверенная, что идея прийти сюда явилась к нему не более пятнадцати минут назад. Тут я испуганно решила, что обед со свечами – прелюдия к некоему разговору, который может оказаться для меня весьма неприятным. И испугалась. Раз уже после Юлькиных слов я чувствую неловкость, что произойдет, если Вадим… «Нет, – успокоила я себя. – Он никогда себе этого не позволит. А если все-таки…»

Вадим мне всегда нравился, не будь он женат, наши отношения довольно быстро могли бы стать близкими. Но сейчас между нами ничего быть не могло. Это понимала я, и, надеюсь, понимал Вадим. Но если он все-таки решится… «Испортит жизнь себе и мне», – с досадой подумала я и взмолилась, чтобы у него хватило благоразумия этого не делать, тем более – у нас общий бизнес.

– У тебя что, неприятности? – вдруг спросил он, когда мы сделали заказ.

– Нет, с чего ты взял?

– Ты… как-то странно выглядишь. И на меня смотришь с подозрением.

– С ума сошел? – я почувствовала, что краснею. Ну, Юлька, удружила, у парня в мыслях ничего такого не было, а я тут навыдумывала бог знает что. – Я подозреваю, что у тебя есть неприятная новость, и ты решил подсластить ее походом в ресторан, – улыбнулась я, гоня скверные мысли прочь и торопясь привычно увидеть в Вадиме верного друга.

– У меня нет плохих новостей. Особенно хороших, правда, тоже нет. Мы с тобой редко видимся, вот и все.

– Мы видимся каждый день, просто ты меня не замечаешь, когда занят работой.

– А ты меня. Ну, вот я и решил напомнить, что я рядом, и заодно узнать, как твои дела.

– Нормально, – пожала я плечами.

– Я думал, ты приедешь к нам на дачу.

– Мы провели выходные с Юлькой.

– Ты бы могла приехать с ней. Я вам всегда рад, и Людмила тоже.

– Спасибо.

– Так чем вы занимались?

– Ездили за город.

– Вдвоем?

– Нет, с приятелями.

– У тебя появился приятель? – поднял брови Вадим.

– Я сказала «приятели», у меня их много, я думала, ты знаешь.

– Значит, ты по-прежнему одна?

– Да, и ничего плохого в этом не вижу.


Официант разлил вино, Вадим поднял бокал и произнес:

– За тебя.

– И за тебя. Ничего, что мы пьем в разгар рабочего дня?

– Ничего. Помнишь, что ты мне обещала? Если вдруг появится человек и тебе покажется…

– Я вас непременно познакомлю, – смеясь, перебила я. Когда-то я вправду это обещала, а мой компаньон грозился, что, если парень ему не понравится, он меня замуж не отдаст.

С Вадимом я познакомилась, еще учась в университете. Я тогда подрабатывала в одной фирме, там мы и встретились. Вадим заглянул к своему другу, а мне нужно было срочно передать документы в налоговую. Он вызвался меня подвезти. Простившись с ним, я не подозревала, что судьба сведет нас еще раз. Его жена в то время намеревалась открыть салон красоты, помещение они купили в старом городе, и Людмиле хотелось оформить его в стиле девятнадцатого века. Кто-то рекомендовал ей меня как человека с фантазией и хорошо знающего историю родного города. Немаловажным для Людмилы был тот факт, что мое вознаграждение можно было считать чисто символическим. Я сделала эскизы, они ее устроили, и началась совместная работа. В один из вечеров, когда мы, сидя в будущем салоне, ломали голову, как удешевить проект, приехал Вадим. К открытию салона мы подружились не только с Людмилой, но и с ним. Потом я стала работать на телевидении, а он вынашивал идею заняться рекламным бизнесом и однажды изложил ее мне. В рекламе я себя не видела, но Вадим проявил настойчивость, и я в конце концов задумалась, а потом и увлеклась. Идеей, а не Вадимом. Так мы стали компаньонами: его деньги, мой творческий потенциал. Он оказался прекрасным менеджером, и дела наши шли отлично, в первую очередь благодаря ему, одна я вряд ли смогла бы справиться.

Вадим рос в весьма благополучной, с финансовой точки зрения, семье, в советские времена его дед был директором продуктовой базы, с этого и началось благосостояние, которое отец Вадима упрочил, трудясь на весьма доходных местах. Мой компаньон смело мог причислить себя к золотой молодежи, однако, вопреки установившемуся канону, в университете был примерным студентом, рано женился и родительским деньгам предпочитал свои собственные, то есть был серьезным, порядочным и надежным парнем.

Внешность его сразу вызывала симпатию и доверие. Рост сто девяносто сантиметров, стройный, смотрит серьезно, а разговаривает со всеми исключительно доброжелательно. У него приятное лицо с пухлыми губами и глазами небесно-голубого цвета. Ранние залысины на выпуклом лбу его отнюдь не портили. Он был старше меня на девять лет и имел привычку разговаривать с молодыми женщинами тоном доброго дядюшки. Дамам он очень нравился, причем дамам всех возрастов, и, конечно, знал об этом. У нас было негласное правило: с клиентами-мужчинами веду переговоры я, с клиентами-женщинами – Вадим. Эта маленькая хитрость всегда срабатывала.

– Прости мне мою назойливость, – вдруг сказал он. – Но мне кажется, тебя что-то беспокоит. Сначала я решил, что у тебя кто-то появился. Теперь не знаю, что и думать.

– Это так заметно? – откладывая в сторону нож и вилку, вздохнула я. – Я имею в виду мое беспокойство? – В тот момент я подумала, почему бы все не рассказать Вадиму? Он человек здравомыслящий, и наверняка у него найдется для меня разумный совет. В очередной раз мне очень захотелось переложить свои проблемы на мужские плечи, и раз уж Ромка где-то на Алтае, самое время довериться Вадиму.

– Заметно. Причем не только мне. Павел сказал…

– О господи, – покачала я головой. – Почему мужчины вечно обвиняют женщин в болтливости, когда сами не в состоянии держать язык за зубами. Все дело в Юльке, – решилась я.

– Она опять влюбилась? – усмехнулся Вадим.

– Хуже. Написала дурацкую статью, полный бред, но… но после этого ей стали приходить эсэмэски странного содержания, добавь к этому предложение встретиться ночью на кладбище.

Вадим опять усмехнулся:

– Подходящее место для свидания.

– Тебе смешно, но на самом деле забавным это не выглядело. Даже наоборот.

– Ты хочешь сказать… – растерялся Вадим. – Вы что, пошли туда?

Я кивнула.

– И ты? Мало того что не смогла отговорить ее от глупой затеи…

– Потому и пошла, что не смогла отговорить.

– И что там произошло?

Вздохнув, я все выложила. Как я и ожидала, собственный рассказ показался мне верхом глупости, но Вадим воспринял его неожиданно серьезно.

– Не могу поверить, что ты вела себя так безответственно, – принялся выговаривать он. – Ясно, что вы имеете дело с психически неуравновешенным человеком. А Юльке не мешало бы задуматься, что ее глупые статьи…

– Ради бога, Вадим, – перебила я. – Я знаю, что ты прав, я и сама думаю так же. Лучше скажи, что нам теперь делать? Идти в милицию?

– Разумеется. Возможно, его слова об убийствах не более чем желание нагнать на вас страху, но… согласись, это звучит довольно зловеще.

– Вопрос в том, отнесутся ли к нашему рассказу серьезно?

Вадим некоторое время молчал, размышляя.

– Скорее всего, в милиции решат, что это ловкий пиар-ход, учитывая Юлькину статью.

– У меня есть знакомый в следственном отделе, я могла бы обратиться к нему, но он сейчас в отъезде.

– Пожалуй, это самый разумный выход. А пока он не вернулся, не делай глупостей: никаких встреч и тому подобного.

– Ты прав, – ответила я с большой долей печали.

Проблема не испарилась, как я того втайне желала, и ничего для ее решения Вадим предложить не мог, впрочем, глупо было надеяться на это.

– Кстати, сегодня мне звонила тетушка, – заметил Вадим. Я решила, что он хочет сменить тему, и спросила:

– Как у нее дела?

– По-моему, прекрасно. Старуха утверждает, что никогда так хорошо себя не чувствовала. – Он помедлил и, взглянув на меня, заговорил опять: – Она спрашивала о тебе, жаловалась, что ты давно к ней не наведывалась. Ты же знаешь, она считает: весь мир крутится вокруг нее, и любой мало-мальски знакомый человек просто обязан о ней беспокоиться, а от тебя она ждет визита вежливости. Ты ведь обещала заглянуть к ней.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное