Татьяна Полякова.

Леди Феникс

(страница 3 из 23)

скачать книгу бесплатно

– Вы совершенно правы, в милиции вряд ли впечатлятся вашей историей. У них без того дел полно. Хорошо, попробуем что-нибудь узнать об этой девушке. Юлия Бокова? Сколько ей лет? Откуда она приехала?

– Из Екатеринбурга. Ей двадцать лет. Знаете, что я подумала? Может быть, вы сами оцените обстановку? Вдруг я… как бы это сказать… преувеличиваю? Если вы скажете, что ничего подозрительного не заметили… я буду только рада.

– Хорошо, – кивнула я. – Но как вы себе это представляете?

– Да очень просто. Мы сейчас поедем к моей сестре. – Ирина Константиновна взглянула на часы. – Вас я представлю своей знакомой. Сестра не будет задавать вопросов, гостям она всегда рада. Ну что? – улыбнулась она.

– Вы на машине?

– Нет, на такси приехала.

– Тогда прошу со мной. Как выглядел мужчина, с которым вы столкнулись в доме сестры? – спросила я уже по дороге. – Сможете его описать?

– Смогу, – кивнула она. – Лет шестидесяти, невысокий, полный, лицо одутловатое, брови… густые, смешно торчат, глаза светлые и взгляд… колючий. А рот маленький, совсем не подходит такому лицу, я еще подумала, рот у него бабий. Одет был просто, брюки, дешевый свитер и сверху куртка, поношенная. Так выглядят старички на пенсии, но для пенсионера у него был очень властный взгляд. И на дом сестры он смотрел так, точно думал: недолго вам тут жировать осталось. Вы можете решить, что я все выдумываю, но тогда мне казалось, что я читаю его мысли. Понимаете? Настолько откровенен был его взгляд.


Сестра Ирины Константиновны жила в фешенебельном районе у реки, правда, ее дом на фоне других, более напоминавших дворцы чокнутых правителей каких-нибудь африканских республик, выглядел скромно. Двухэтажный, с большой верандой, окруженный низким кованым заборчиком (соседи обнесли себя каменной стеной в два человеческих роста), ворота, калитка и кусты роз. Земля здесь была в дефиците, и дома жались друг к другу.

Я затормозила у ворот. Пока мы выбирались из машины, на крыльце появилась женщина. На первый взгляд никакого сходства с Ириной Константиновной, но когда она приблизилась, стало ясно: это и есть ее сестра, глаза были те же, а еще привычка улыбаться уголками губ.

– Здравствуй, – сказала она, целуя Ирину, и с любопытством посмотрела на меня.

– Ничего, что мы к тебе нагрянули? Это Оля, работает у Игоря Николаевича. Мы встретились в магазине, она присматривает себе дом. Вот я и подумала, может, для начала стоит поговорить с тобой?

– Что ж, район хороший, соседи солидные, если цены здесь вас не пугают, смело покупайте, – улыбнулась Нина. Мы успели подняться по лестнице и вошли в просторный холл. Я огляделась и подумала: что может заставить людей жить в таком доме? То есть дом-то, конечно, отличный, но для трех человек места явно многовато. В своей нелепой двухуровневой квартире я с трудом обжила лишь кухню и гостиную, ночевала по большей части тоже в гостиной, потому что спальная у меня на втором этаже, а мой пес ненавидит лестницы.

В квартире Деда на второй этаж я тоже практически никогда не поднимаюсь.

Дурацкие мысли пришлось оставить, мы прошли в столовую, и Нина Константиновна поинтересовалась, что я буду пить, чай или кофе. Получив чашку чая, я принялась вяло врать о том, как жажду поселиться по соседству. Инициативу перехватила Ирина Константиновна, и я по большей части кивала.

Послышались шаги, и в столовой появилась девушка лет двадцати в едва различимой мини-юбке и топе, расшитом блестками. Она неуловимо напоминала цирковую наездницу. Короткая стрижка, вздернутый нос и удручающее количество косметики, которое не скрывало прыщи на щеках и лбу, взгляд одновременно нахальный и испуганный, точно девица в любой момент ожидает, что ее выставят отсюда без объяснений. По тому, как нахмурилась Ирина Константиновна, стало ясно – это и есть Юлия.

– Скоро будем ужинать, – с улыбкой взглянув на нее, сказала Нина и повернулась ко мне. – Это моя племянница, Юля. Учится в нашем университете. Это Ольга Сергеевна.

– Я ее вчера по телику видела, – неожиданно низким голосом сообщила девица. – Вы какая-то шишка в администрации?

– Совершенно незначительная, – кивнула я. – Так что и не шишка даже, просто небольшой прыщ.

При упоминании прыщей девицу перекосило, и я дала себе слово выбирать выражения.

– Я ужинать не буду, – буркнула Юля. – Прогуляюсь.

– Одна? – мягко спросила Нина, ее нежный взгляд, обращенный к девушке, вряд ли был притворством.

– Я что, должна отчитываться? – вздернув губу, спросила Юля.

– Разумеется, нет. Просто я беспокоюсь.

Презрительная улыбка на лице Юли стала еще явственнее. Она налила себе чаю, села в кресло, закинув ногу на ногу, и нахмурилась.

– А где Лена? – спросила хозяйка.

– Понятия не имею.

– Я думала, вы пойдете вместе.

– Она считает, что я не подхожу их компании.

– Чепуха.

– Не считайте меня дурой, – очень резко ответила девица. – Ее друзья нарочно начинают болтать по-английски, чтобы показать, что я полнейшее ничтожество. Конечно, они закончили спецшколу, а я, по их мнению, явилась сюда из дикой глуши.

– Не преувеличивай. Уверена, ничего подобного им в голову не приходит, – очень мягко возразила Нина.

– Все равно я их терпеть не могу. Строят из себя не пойми что… золотая молодежь, блин.

– Кажется, я тебя просила, – начала Нина, девушка поднялась и, вздернув подбородок, быстро покинула столовую. – Извините, – вздохнула хозяйка.

– Не понимаю, почему ты это терпишь, – не удержалась ее сестра.

– Перестань. Они все такие в этом возрасте. У нее умерла мать, она переживает… Чужой город, чужие люди…

– Вот именно, чужие. Не мешало бы вести себя по-человечески, раз уж она живет в твоем доме.

– Пройдет время, и все наладится. И с Леночкой они подружатся.

У меня создалось впечатление, что эти слова она произносит для себя, а вовсе не для нас, Нина вздохнула и, точно опомнившись, улыбнулась. Я прошла к окну и, желая разрядить обстановку, заметила:

– Прекрасный вид.

– Да, места здесь красивые.

Вот тут мое внимание и привлекла одинокая фигура, возникшая на пустынной улице. Молодой человек, в котором я без труда узнала Влада, быстро шел к дому Зотовых, но вдруг замер, пару секунд смотрел на мою машину и слегка попятился, а потом весьма поспешно свернул в переулок. «Интересно», – едва не произнесла я вслух и чуть переместилась вправо, чтобы не потерять юношу из вида. Ирина Константиновна с увлечением расхваливала местные красоты, так что я могла продолжать наблюдение. Влад звонил по телефону с хмурым выражением на физиономии. Не успел он сунуть мобильник в карман, как из калитки дома Зотовых вышла девушка, невысокая, худенькая блондинка в узких брючках. Влад шагнул ей навстречу и стал что-то говорить, кивнул на мою тачку и нахмурился. Девушка стояла ко мне спиной, опустив голову и не глядя на Влада. Потом пожала плечами и пошла к калитке, вдруг подняла голову и посмотрела в мою сторону. Взгляды наши встретились, она тут же отвернулась и через мгновение исчезла из моего поля зрения.

– Это моя дочь, – услышала я над ухом, Нина стояла рядом и с легкой усмешкой смотрела на меня.

– Красавица, – ответила я, широко улыбаясь. – Учится в школе?

– Да. В одиннадцатом классе. Хотите посмотреть дом? – предложила она и повернулась к сестре. – Ира, будь добра, скажи Марии Владимировне, чтобы накрывала на стол.

– Хорошо, – кивнула Ирина Константиновна в некотором замешательстве.

– Вот здесь гостиная, – пересекая холл, сообщила Нина. – Окна выходят в сад. Правда, он так мал, что назвать его садом можно разве что с большой натяжкой.

Мы вошли в гостиную с белым роялем у окна, и Нина продолжила:

– Я музыкант по образованию. Правда, теперь редко сажусь за инструмент. Вы ведь пресс-секретарь Кондратьева? Мы с вами встречались, вы, должно быть, не помните. Пока был жив муж, нас приглашали на все приемы. А теперь про меня вроде бы все забыли.

– Это легко поправимо, – выдала я дежурную улыбку.

– Не трудитесь. Вы живете вместе с Кондратьевым? Уверена, сестра об этом знает. Он что, действительно собрался купить здесь дом?

– Почему бы и нет? – пожала я плечами.

– Бросьте, зачем ему это?

– Неплохое вложение денег.

– Ольга… Сергеевна, кажется? Не знаю, что вам наговорила моя сестра, только у меня все в порядке. И я не желаю, чтобы кто-нибудь совал нос в мои дела.

– Я даже еще не пыталась, – как можно мягче ответила я, она покачала головой.

– И я не нуждаюсь в помощи. Вы поняли? Сестра не взлюбила Юлю. И выдумывает бог знает что. Видите ли, Юля – дочь сестры моего мужа. Когда-то они здорово поссорились и долгое время не общались. Такое бывает между родственниками. Несколько раз муж пытался наладить с ней отношения, но в последний момент отступал, боялся, что она не захочет иметь с ним дело. Она жила очень скромно, воспитывала дочь одна, муж ее умер, Гриша мог бы помочь ей, но… наверное, это трудно объяснить, я и сама не очень хорошо его понимала. Теперь, когда ни Гриши, ни его сестры уже нет в живых, моя обязанность помочь ее ребенку. Я считаю, какая-то часть денег мужа по праву принадлежит ей. Уверена, он бы поддержал меня.

– Вы вправе поступать, как сочтете нужным, – пожала я плечами.

– Надеюсь, вы поняли меня и не станете проявлять досужее любопытство.

Зря она это сказала. До той минуты я была склонна ей верить. Муж испытывал вину за то, что жил распрекрасно, в то время как сестра бедствовала, и супруга решила в память о нем осчастливить сироту, чтобы на том свете он чувствовал себя комфортнее, но в последнем ее высказывании ощущалось откровенное беспокойство, даже страх, так что я поняла: не все так просто. В этот момент в комнате появилась Ирина Константиновна.

– Как вам, понравился дом? – спросила она, поглядывая то на меня, то на сестру.

– Дом великолепный, – ответила я, и мы вместе покинули гостиную.

Далее экскурсию продолжили втроем, она не заняла много времени, и вскоре я поспешила откланяться. Ирина Константиновна осталась с сестрой, что меня вполне устроило. Я поразмышляла над странностями судьбы. Не успела я появиться в доме, как выяснилось, что дочка хозяйки знакома с Владом. Скорее всего девчонка из компании роллеров, Влад приехал ее предупредить о моем визите и угрозах, а увидев мою машину, не рискнул войти в дом. Выглядел он хмурым и явно озабоченным. Все вроде бы ясно, и все-таки странно, как сводит людей случай. Я покачала головой, и тут мое внимание привлекла племянница Зотовой. Юля довольно поспешно шла впереди, я притормозила и посигналила, девушка повернулась и в замешательстве остановилась, ожидая, когда я подъеду.

– Хочешь, подвезу? – сказала я, распахивая дверь.

Она пожала плечами и села рядом. Я тронулась с места, спросив:

– Тебе куда?

– На Соборную площадь.

– Отлично. Нам по пути.

Девушка кисло улыбнулась и задала свой вопрос:

– Поговорить хотите?

– О чем? – подняла я брови.

– Ладно, не прикидывайтесь. Стали бы вы меня подвозить, если бы вам что-то не понадобилось.

– Занятно, – хихикнула я. – Тебе никто не говорил, что доброе дело иногда сделать приятно, особенно если это ничего не стоит.

– Не очень-то вы похожи на добрую фею, – фыркнула она.

– Да? А на кого я похожа?

Она дипломатично пожала плечами.

– На человека, который своего не упустит.

– Что ж, тогда давай поговорим, – улыбнулась я.

– Давайте. Зачем вас Ирка притащила? За мной шпионить?

– Не преувеличивай свою значимость.

– Она меня терпеть не может.

– Вдруг есть за что?

– Это у вас юмор такой? – скривилась девушка. – Да ей просто бабок жалко. Чужих, между прочим. И я их не просила, Нина сама мне их сует. И в доме у них жить мне не очень-то хотелось. В общаге веселее. Она не отпускает. Понятно? Так что мне их деньги… черт бы побрал эту родню, – неожиданно закончила она.

– Чем ты недовольна? – удивилась я. – В конец концов, в общагу ты всегда можешь уйти.

– Могу. Она платит за мою учебу. На бюджетный я не поступила. У меня с английским проблемы. А Ленка ехидничает, говорит, что на платном только дебилы учатся.

– Посмотрим, где она сама будет учиться, – усмехнулась я.

– Я не хочу с ними ссориться, – серьезно заговорила Юля. – Мне деньги нужны на учебу, а у меня их нет. Значит, надо терпеть. Только с родичами никаких нервов не хватит.

– Ты так говоришь, как будто…

– Они меня терпеть не могут, – перебила она. – Все. И Нина тоже. Просто прикидывается. Зачем? Зачем я им, когда они меня знать не знают и дядя мой умер?

– Просто хочет сделать доброе дело.

– Да ладно… Я думаю, может, он завещание какое оставил, а они мне мозги пудрят и обхаживают, чтоб я никуда не лезла.

– Узнать, было ли завещание, не так трудно, – возразила я. – Хочешь, помогу тебе?

– С какой стати? – насторожилась она.

– Чтобы черные мысли тебя не посещали. Ну, так что?

– Не надо, – замотала она головой, вроде бы чего-то испугавшись.

– Мать тебе о своем брате что-нибудь рассказывала? – тихо спросила я.

– Нет.

– А как она тебя нашла?

– Кто?

– Нина Зотова, кто же еще?

– Не знаю. Письмо прислала, пригласила приехать.

– Нина письмо прислала?

– Конечно, – девица взглянула исподлобья и принялась ерзать, мои вопросы ей почему-то не понравились.

– Ты одна приехала?

– У меня что, родни пол-Китая? Мать умерла… Знаете что, остановите здесь.

– Ты же на площадь хотела? – продемонстрировала я удивление.

– Расхотела, – буркнула девица, я притормозила, и она поспешно меня покинула.

Вне всякого сомнения, обстоятельства своего появления в городе она желала сохранить в тайне. Разумеется, мне они теперь были вдвойне интересны. Поэтому, приткнув свою тачку возле кафе, я не спеша отправилась за Юлей. Она свернула на Мичуринскую, я тоже свернула, и мы малой скоростью вышли к парку Пушкина. Дойдя до парка, девушка направилась к центральному входу, а не пошла далее к Соборной площади, до которой отсюда было еще довольно далеко. Как видно, намерения ее изменились. Она вошла в парк и заспешила по аллее, поглядывая по сторонам. Чтобы ненароком не попасть ей на глаза, я двигалась по соседней аллее, нас разделяли деревья и кусты, но Юлю они не скрывали настолько, чтобы я боялась ее потерять.

Девушка пошла медленнее, а я, напротив, ускорилась и через минуту оказалась возле фонтана, здесь, как всегда, было много народу, и я надеялась, что в толпе смогу затеряться. Когда я вновь увидела Юлю, она стояла рядом с темноволосым парнем, одетым в потрепанные джинсы и рубашку, которую не мешало бы выстирать. Девица кокетливо улыбалась, парень чуть переместился влево, и теперь я хорошо видела его лицо. Мужчина кавказской внешности, лет двадцати семи. Для Юли он явно староват, да и внешность оставляет желать лучшего, впрочем, о вкусах не спорят. Тут он ее обнял, рука скользнула под короткую юбку, девушка слегка его оттолкнула и засмеялась, его вольность ей вполне пришлась по душе, а я поняла: это любовное свидание. Посерьезнев, Юля начала что-то ему объяснять, он согласно кивнул, и они, обнявшись, направились к боковому выходу из парка. Вскоре стало ясно, направляются они к Соборной площади.

Я шла метрах в двадцати от них, не особенно прячась. Они были слишком заняты друг другом, чтобы обращать на меня внимание. О чем они говорят, я не слышала, да и вряд ли меня заинтересовала бы их болтовня, судя по всему, это был обычный треп влюбленных, который может занимать только их самих. До площади оставалось совсем немного, когда девушку вдруг окликнули. Она испуганно повернула голову, замерев на месте, я проследила ее взгляд и увидела, как к ней направляется мужчина с очень сердитым выражением на физиономии.

На вид ему было лет шестьдесят, невысокий, упитанный, с лохматыми бровями, скорее всего именно с ним Ирина столкнулась в доме сестры. Выглядел он вполне обычно, если не считать сердитого выражения на лице. Очень скоро выяснилось, что его недовольство относится скорее к дружку девушки. В его сторону мужчина принципиально не смотрел и вообще всячески его игнорировал. Старику не нравился выбор Юли, что ж, это понятно. Вот только непонятно, кем он ей приходится, раз девушка у нас сирота.

Она вроде бы оправдывалась, ее дружок отошел на пару метров и лениво разглядывал прохожих, разыгравшаяся неподалеку сцена его, казалось, совершенно не волнует. Чем дольше я наблюдала за пожилым мужчиной, тем больше терялась в догадках. На шантажиста он походил мало. Однако лишь на первый взгляд выглядел эдаким добродушным дедом, застукавшим родную внучку за неблаговидным занятием. Было в нем что-то… настораживающее, так я определила собственное впечатление после некоторого раздумья. Манеры довольно властные: жесты, взгляд, и вместе с тем он казался каким-то пришибленным, что ли, а еще обиженным. Вот это определение, пожалуй, самое точное. В общем, дядя меня заинтересовал, будучи носителем взаимоисключающих черт.

Он продолжал гневаться, Юля что-то сказала парню, подхватила пожилого мужчину под руку и пошла с ним к площади, ее друг, с досадой посмотрев ей вслед, остался стоять на месте, а потом юркнул в ближайшую подворотню. Парочка под ручку прошествовала через площадь, «дедушка» заметно успокоился, теперь выражение его лица изменилось, говорил в основном он, а Юля время от времени кивала головой, вроде бы соглашаясь, с довольно кислым видом. Я бы сказала, что нравоучения деда ее допекли, но возражать она не решалась, впрочем, это мои фантазии, раз я ничего слышать не могла, а наблюдала за ними, укрывшись за деревьями.

Они прошествовали в кафе рядом с площадью, где пробыли полчаса. Вышли вместе и простились у дверей. Мужчина направился в одну сторону, Юля в другую, достала телефон и принялась звонить. Я была уверена, что звонит она своему приятелю, и попыталась решить, кто мне более интересен: парень или мужчина в годах. Выходило, что дядя занимает меня больше, и я пошла за ним. Держалась я близко, боясь его упустить, предосторожность была совершенно излишней: мужчина сел в такси, которое скрылось в потоке машин. Как назло такси по соседству не оказалось, я остановила частника, но время было потеряно. Доехав до гостиницы «Дружба», я поняла, что бровастого упустила, и вернулась к своей тачке.

Вот тут мне повезло. Не успела я свернуть с площади, как вновь увидела Юлю в компании все того же кавказца. Они шли обнявшись, однако лицо Юли было задумчивым и на болтовню дружка она, как видно, не реагировала. Парень, напротив, говорил без умолку. Они направились в сторону Центрального рынка, я малой скоростью следовала за ними. Минут через двадцать они оказались возле кафе «Терек» и вошли внутрь. Кафе славилось тем, что шашлыки здесь были отменные, посещали его не только земляки хозяина, любители хорошо поесть съезжались сюда со всего города, чем владелец очень гордился. Пару раз и я здесь бывала, и с хозяином была знакома, что в данный момент пришлось как нельзя кстати.

Оставив машину в соседнем дворе, чтобы Юля ее случайно не увидела, я вошла в кафе через служебный вход. Парень лет двадцати внимательно на меня посмотрел и, не сказав ни слова, юркнул в ближайшую дверь. Через минуту оттуда появился хозяин, тучный мужчина неопределенного возраста. Раскинув руки и радостно улыбаясь, он меня приветствовал.

– Какой хороший день сегодня, рад вас видеть.

– Взаимно, – кивнула я.

Кухню от зала отделяла деревянная решетка, увитая искусственным виноградом, возле нее меня и застукал хозяин. Юля со своим дружком как раз устраивались за столом в дальнем углу зала.

– Сейчас шашлыком угощу, пальчики оближите, – причмокивая, сказал владелец кафе.

– Спасибо, – ответила я и кивнула в сторону зала. – Парня знаете, того, что сидит с темноволосой девушкой?

Он посмотрел в том направлении и перевел взгляд на меня, разом став серьезным.

– Алика? А что случилось, уважаемая?

– Пока ничего. Родители девушки недовольны тем, как она проводит время.

– Ах, – покачал он головой сокрушенно. – Беда с этими детьми. Родители известные люди?

Этот вопрос я проигнорировала и задала свой.

– Что привело молодого человека в наш славный город?

– Что привело? – вздохнул мой собеседник. – Родственнику помогает. Тот на рынке торгует. Хороший человек, уважаемый.

– Не сомневаюсь. Значит, торгует. Чем?

Простой вопрос вызвал у хозяина затруднение.

– Как все, – пожал он плечами. – Овощи, фрукты, то да се… Может, у меня стол накрыть? Шашлык отличный и вино домашнее.

– Спасибо, в другой раз. О моем интересе к парню лучше помалкивать. Договорились?

– Само собой, – обиделся он. И я и он знали, что о моем интересе все, кому надо, узнают уже сегодня.

– Что ж, всего доброго, – усмехнулась я и направилась к дверям. Хозяин счел необходимым меня проводить.

– Вы у нас всегда желанный гость…

Можно было отправиться восвояси, но вместо этого я устроилась на скамейке в соседнем дворе, откуда хорошо был виден вход в заведение. Где-то через час появилась Юля со своим приятелем, настроение у девушки явно улучшилось, она трепетно висла на локте Алика и счастливо ему улыбалась.

– Не зря хозяин гордится своей кухней, – хмыкнула я.

Парочка проследовала по улице и свернула к частному дому. Деревянное одноэтажное строение выглядело обветшалым, но забор его окружал двухметровый. Вздохнув, я отправилась вдоль него и оказалась в узком пространстве между двумя домами, далее был пустырь, изрядно захламленный, и железный гараж. Взобраться на него оказалось делом двух минут.

Во дворе дома компания торговцев с рынка сидела за столом, провожая Юлю с Аликом насмешливыми взглядами. Юля шла, гордо вскинув голову, но чувствовала себя неуверенно, Алик ее обнимал и что-то шептал на ухо. Парочка скрылась в ветхом сарайчике, как раз рядом с гаражом. Мысленно чертыхнувшись, я спустилась на землю, стараясь не шуметь, и оказалась в чужом саду. Надо сказать, что на улице, примыкающей к рынку, селились в основном выходцы из бывших советских республик, сараи использовали как склады, а в домах снимали комнаты. Иногда в одной комнате жили человек пять-шесть. О регистрации здесь, конечно, знали, но упорно ее игнорировали, что повышало благосостояние местных ментов и являлось головной болью жителей района, тех, что в рыночном бизнесе не участвовали. Данная сторона жизни до сих пор меня волновала мало, и сейчас, глядя на захламленный сад, я лишь головой покачала, после чего приблизилась к сарайчику. Доски в нескольких местах сгнили, щели между ними были такие, что кошка пролезет. В общем, убежище крайне ненадежное. Услышать разговор, а также при желании увидеть, чем там люди заняты, труда не составит.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное