Татьяна Полякова.

Капкан на спонсора

(страница 5 из 21)

скачать книгу бесплатно

– А в этом не было ничего странного?

– В каком смысле?

– Ну… никто не знал, что шеф собирается в Москву.

– Да он часто ездил, раз в неделю обязательно. Иногда на несколько дней.

– И каждый раз звонила девушка?

– Нет. – Павел засмеялся, словно оценив Женькину шутку, хотя она как раз и не шутила. – Обычно мы знали об этом заранее.

– А что, у вашего шефа не было мобильного телефона?

– Был, – кивнул Павел, нахмурился и вдруг посмотрел на нас очень серьезно.

– А чего ж тогда он не позвонил сам?

– Я не знаю. Разные могут быть обстоятельства.

– А эту девушку вы знаете?

– Нет. Но голос слышал. Знакомый голос, она и раньше звонила.

– Она представилась?

– Нет. Просто сказала: «Павел, Ярослав просил передать, что уехал в Москву, вернется в пятницу к обеду».

– А во вторник вечером вы его видели?

– Ярослава? Конечно. Я задержался, а он приехал в офис около восьми. Работал в своем кабинете. Я дела закончил, заглянул к нему, простился и уехал.

– Когда вы уходили, Ярослав оставался в офисе один?

– Да.

– А охрана?

– Какая охрана? – усмехнулся Павел. – Сигнализация. Денег здесь не держим, только бумаги. Кабинеты запираем…

– Выходит, с вечера вторника его никто не видел?

– На работе? Нет.

– А в среду ваши сотрудники не заметили в офисе ничего странного?

– Нет. – Павел подумал и задал свой вопрос: – Евгения Петровна, а вы действительно из газеты? Допрашиваете, точно следователь.

– Из газеты, из газеты, – вздохнула Женька, поднимаясь. – А следователь к вам еще явится.

– А ваша коллега всегда такая молчаливая? – вдруг спросил он и улыбнулся мне.

– Мы работаем вместе, – торопливо ответила я.

– Хорошо иметь такую мордаху, – заявила Женька, когда мы уже были на улице. – Мужики прямо тают. Вот у этого, к примеру, шефа кокнули, а он с тебя глаз не сводил.

– Отстань с глупостями, лучше скажи, что думаешь?

– А что тут думать? Все говорит за то, что ты не психическая и труп во вторник вечером действительно стоял за шкафом. Пока ты по парку бегала, кто-то его аккуратненько извлек, оттащил в тихое местечко, а сегодня инсценировал аварию.

– Зачем это? – удивилась я. – Я имею в виду где-то прятать труп, потом инсценировать аварию?

– Чтобы ввести в заблуждение следствие, моя козочка. Дело ясное, – Женька вздохнула. – Кому-то очень не хотелось, чтобы менты узнали, что Аверина шлепнули во вторник. Пятница им нравилась больше, поэтому и девушка позвонила, чтоб народ не волновался… Заметь, ни одно убийство не обходится без бабы.

– Узнали мы все это и что дальше?

– Дальше съездим на место преступления.

– Зачем? – искренне удивилась я.

– Затем, что расследование – дело тонкое, и если мы им занялись, то надо все делать по правилам.

– Поехали, – согласилась я, не очень понимая, что нам может дать подобная поездка.

– У тебя деньги есть? – спросила Женька, останавливая такси.

– Есть.

– А у меня нет.

Значит, следственные эксперименты проводим за твой счет.

До места гибели Аверина было не больше десяти километров. Здесь начали строительство Кольцевой дороги. По новому мосту должна была идти большая часть транспорта со стороны столицы, но к этому моменту успели возвести лишь несколько пролетов. Сильно обгоревшую машину Аверина оттащили в сторону, но еще не убрали. Мы подошли, заглянули в кабину и дружно поежились: она полностью выгорела, и ожидать, что от человека хоть что-нибудь осталось, – труд напрасный.

– Ясно, – кивнула Женька, закончив осмотр.

– Что тебе ясно? – неизвестно с какой стати разозлилась я. – Экспертиза все равно покажет, что Аверин был зарезан…

– Не знаю, что покажет экспертиза, если вместо приличного трупа одни головешки. К тому же менты особо напрягаться не станут: налицо дорожно-транспортное происшествие. На хрена им еще одно нераскрытое убийство?

– Экспертизу будут делать в любом случае, – возразила я, – к тому же сама авария вызывает подозрение: с какой стати он полез на Кольцевую?

– А вот и нет, все очень логично. Дорога в этом месте разветвляется, авария произошла рано утром, ответ прост: заснул человек, не туда свернул – и всех делов. Улавливаешь?

– Улавливаю. Ты мне лучше скажи: в милицию идем?

– Во вторник надо было идти, – вздохнула Женька, – а не по парку шляться. Звонить, пока труп лежал у твоих ног и не имел возможности смыться…

– Тебе хорошо говорить, – обиделась я, вспомнила нож с костяной ручкой и поежилась. Такси мы отпустили и теперь брели вдоль дороги, ожидая попутного транспорта.

– Вот черт, – покачала головой Женька, а я спросила:

– Чего ты?

– Забыла узнать у этой Наташи, туалет на ночь тоже запирают?

– По-моему, это глупо.

– По-моему, тоже. Но ты уверяешь, что он был заперт. Или путаешь?

– Ничего я не путаю, заперт.

– Вот. Думаю, там убийца и прятался. Дождался, когда ты свалишь, и трупик свистнул.

– Господи, – ахнула я и даже перекрестилась.

– Во какие дела, Анфиса… Я тебе больше скажу: никак нельзя нам в милицию. Хлопотно, да и шлепнуть могут. У нас с этим просто.

– Ты считаешь, что Аверина убил киллер, то есть что это заказное убийство?

– А ты что считаешь? – хмыкнула она.

Я остановилась, посмотрела на Женьку и недоверчиво начала:

– Во-первых, нож. Киллеры обычно стреляют. Во-вторых, возня с трупом: зачем это киллеру? И в-третьих (ты, конечно, можешь смеяться сколько угодно), кража рукописи из литературного кружка в ту же ночь.

– А это каким боком? – вытаращила глаза Женька.

– Таким. Аверина чем-то заинтересовала моя рукопись. Он спрашивал, откуда сюжет и не знала ли я какую-то Стеллу. Что-то его положительно беспокоило.

– Возможно, только рукопись к убийству притянута за уши. Как ты вообще себе такое представляешь?

– Очень просто. Он кому-то о ней рассказал. Возможно, даже шантажировал. И этот человек его убил.

– Гениально. Но здорово отдает литературой. Давай посмотрим, что скажут менты, точнее, их экспертиза. А вдруг все это наши домыслы и парень действительно попал в аварию?

– А труп мне привиделся? – подсказала я.

– Точно. Потому что, если ты права, следующими в списке покойников должны оказаться мы.

Вот уж, как говорится, язык мой – враг мой, могла бы и помолчать, авось и пронесло бы… Но Женька промолчать, конечно, не могла, это совершенно не в ее натуре.

На следующий день, когда я тихо-мирно сидела на работе (по субботам тоже иногда приходилось работать), позвонила Женька и радостно сообщила:

– Нашла спонсора, есть все-таки бог на свете.

– Да, а кто он?

Радости в Женьке поубавилось.

– Черт его знает, толком не представился. Звонила его секретарша, спрашивала, как связаться с Анной Асадовой, я дала твой телефон, рабочий. А она мне: «Сергей Леонидович захочет с ней встретиться», – будто весь свет знает, кто такой Сергей Леонидович.

– А откуда они вообще взялись? – нахмурилась я.

– Сказали, от Гавриленко. Я ж ко всем приставала, у кого бабки водятся, так что неудивительно.

– Неудивительно самим предлагать спонсорские услуги?

– Этих бизнесменов не поймешь. Видно, усмотрели в этом какую-то выгоду. В общем, я тебя предупредила. Они хотят получить рукопись, ну и с тобой побазарить.

Разговор внес в мою душу смятение: невесть откуда появившиеся спонсоры настораживали. Минут через десять после Женькиного звонка мне пришлось отправиться по делам, и в офис я вернулась только в пять. На моем столе лежала записка, в которой Верка сообщала, что мне трижды звонили по поводу рукописи. Координат не оставили. «Странно, – нахмурилась я. – Что это за сверхсекретная фирма, телефон которой нельзя никому доверить?» Мои размышления на эту тему прервал Денис.

– Ты домой? – спросил он, появляясь из своего кабинета. – Я тебя отвезу.

Я отправилась к Женьке на работу, а оттуда вместе с ней на дачу к общей подруге Ленке, домой мы заезжали только на несколько минут, собрать вещи.

Дача располагалась на берегу реки в чудесном месте, погода соответствовала. Ленка делилась воспоминаниями о своей последней любви, и мы с Женькой всецело сосредоточились на чужой любовной истории, так что Аверин нас занимал мало.

В воскресенье, ближе к вечеру, когда мы уже подумывали о возвращении домой, на даче появились гости, решено было остаться до завтра, а вечер посвятить шашлыкам и водке. В понедельник рано утром мы с приятными воспоминаниями и головной болью покинули дачу и разъехались по офисам.

Я клевала носом и завидовала Женьке. Наутро после шашлыков она всегда выглядит молодцом и на жизнь не жалуется, а вот мне было худо, и я в который раз зареклась не употреблять спиртных напитков накануне рабочего дня.

За двое суток ничего существенного не произошло: про Аверина вроде бы уже забыли, лишь в одной из газет в рубрике «На дорогах» появилась маленькая заметка о его гибели. Похороны были назначены на среду, об этом Женька узнала, позвонив в офис Аверина. Из милиции к ним не приходили, следовательно, никакого криминала в его кончине не усмотрели. Я не знала, радоваться этому или нет. Труп я видела и чокнутой себя не считала, налицо хитрая операция, кем-то с успехом проведенная, добровольно идти в милицию и наживать неприятности не хотелось. Тем более что в милиции мне вряд ли обрадуются, чего доброго еще и потешаться начнут над моим рассказом о трупе. С другой стороны, как человек честный и к тому же любопытный, я не могла не думать о том, что совершено убийство и, следовательно, убийцы должны быть наказаны.

Этим мыслям я предавалась до обеда. Звонков в то утро было предостаточно, и тот, что раздался в 12.45, был одним из многих.

– Здравствуйте. – Женский голос звучал завораживающе. – Могу я поговорить с Анфисой Львовной?

– Я слушаю, – привычно ответила я.

– Мы заинтересованы в вашей рукописи. Хотим ее издать. Ведь я не ошиблась, вы и есть Анна Асадова?

– Это мой псевдоним. Простите, могу я узнать, кто конкретно заинтересовался моей рукописью?

– Литературное агентство «Парнас», точнее, его региональное представительство, находящееся в Нижнем Новгороде. Буквально на днях мы откроем свое представительство и в вашем городе. Располагаться оно будет на улице III Интернационала в доме, где ранее была стоматологическая поликлиника. К сожалению, у нас еще не завершен ремонт… но, несмотря на это, Сергей Леонидович хотел бы с вами встретиться. Если угодно, неофициально.

– Простите, что я спрашиваю, а откуда вы узнали обо мне?

– Вас рекомендовал Гавриленко. Вы, должно быть, знакомы?

– В общем, да… – ответила я и вздохнула. Не могу понять почему, но звонок мне не понравился и дама со сладким голосом тоже.

– Когда мы могли бы встретиться? – вернула меня женщина к действительности.

– Когда вам удобнее? – отозвалась я.

– Не стоит тянуть с этим. У вас есть обеденный перерыв?

– Да, есть.

– Отлично. Встретимся в кафе на Летнем бульваре, скажем, через полчаса. Меня вы узнаете сразу: ярко-рыжие волосы, желтый костюм. И захватите рукопись.

Мы простились, а я задумалась.

– Спонсоры? – подняв голову от бумаг, спросила Верка.

– Ага.

– Смотри-ка, есть справедливость на свете. Не зря Женька старалась…

– Да, не зря, – пробормотала я, таращась на телефон, затем решительно набрала номер справочной службы, а через минуту звонила в офис Гавриленко. К сожалению, его самого сегодня в городе не было, а секретарша ничем помочь мне не могла. Вздохнув, я позвонила Ипатову; к счастью, он оказался на месте, и я имела возможность с ним поговорить. Моему звонку он не обрадовался и даже не пытался быть любезным. На мой вопрос ответил, что мной действительно интересовались из литературного агентства, но он особенно не вникал. Спрашивали, как меня найти. Ипатов, который знал меня как Анну Асадову и никаких сведений обо мне не имел, предложил позвонить Женьке и снабдил их ее номером телефона. Вот так. Вроде бы все понятно. Гавриленко обо мне тоже ничего неизвестно, неудивительно, что им пришлось разыскивать меня через подружку. Вроде бы все гладко и никаких подозрений не вызывает, но сомнения почему-то были и исчезать не желали. Невесть откуда появившееся литературное агентство мне упорно не нравилось, так же, как этот женский голос. Тут я некстати подумала, что в офис Аверина тоже звонила женщина, просившая передать, что он уехал в Москву, в то время как он отправился значительно дальше. С другой стороны, если у меня просто мозги повело и я начала страдать манией преследования, а агентство самое что ни на есть настоящее, я лишаюсь, может быть, единственного шанса издать свой роман. Женька меня придушит… В общем, посидев, потосковав и ничего путного не решив, я извлекла из стола рукопись в красной папке и зашагала к стоянке такси, потому что до Летнего бульвара было три троллейбусные остановки и, если я хотела прибыть на встречу вовремя, следовало поторопиться.

Через десять минут я покинула такси. Чтобы попасть в нужное мне кафе, необходимо было перебраться через дорогу. Дело это в середине дня на Летнем бульваре нелегкое по причине оживленного движения, а вот с подземным переходом вышла неувязка: его не так давно затопило, и никто не знал, когда он откроется вновь. Вся надежда была на светофор, но он находился довольно далеко от меня, а вот кафе почти напротив, и я по обыкновению всех торопыг решила рискнуть. Замерла на краю тротуара, повертела головой и, убедившись в том, что риск минимальный, отважно шагнула на проезжую часть.

Далее произошло вот что. Я как раз достигла середины дороги, когда в поле моего зрения появился черный джип. На бешеной скорости он летел прямо на меня, я шарахнулась влево, затем вправо, уже сообразив, что из-за усиленного движения и моей глупости шансов спасти свою голову немного. Я замерла, закрыв глаза и мысленно прощаясь с жизнью. И тут за моей спиной, истошно сигналя, появился еще один джип, обошел меня буквально в нескольких сантиметрах и выскочил на встречную полосу, прямо в лоб первому. Огромный «Гранд-Чероки» шарахнулся в сторону под вой сигналов и через несколько секунд исчез из поля зрения, а мой спаситель на красной «Тойоте» плавно притормозил возле тротуара. К нему на приличной скорости устремился гаишник, а я, воспользовавшись всеобщим замешательством, вернулась на тротуар, на то самое место, с которого начала свой путь.

– Вы в своем уме?! – рявкнул мне на ухо мужской голос, а я, вздрогнув и обернувшись, увидела еще одного инспектора ГАИ. Он был так рассержен, что я по-настоящему испугалась.

– Извините, – пролепетала я.

– Извините, – передразнил он. – Вам сколько лет, девушка? До сих пор не знаете, где нужно переходить дорогу? Идите за мной.

– Куда? – еще больше испугалась я.

– На кудыкину гору. Вот впаяю вам штраф, будете тогда знать… Чокнулись совсем, – покачал он головой. – Прямо под колеса лезут.

Так как инспектор заметно подобрел, я вздохнула с облегчением и смогла кое-что сообразить: первое – я жива, второе – жива я осталась только благодаря водителю «Тойоты», а он сейчас стоит возле своего джипа и, размахивая руками, объясняется с инспектором. Я заспешила в ту сторону и успела услышать, как парень говорит:

– Ты ж видел, командир, этот мудак летел прямо на девчонку…

– С мудаком разберемся. А вот вам, Анатолий Сергеевич, надо учить правила и не нарушать их. Видите, какое движение, а вы на встречную полосу. – Тут он меня заметил и добавил хмуро: – А вам, гражданочка, к врачу бы не помешало обратиться, к психиатру. Вы хоть понимаете, что чуть не погибли? Скорость у джипа была приличная, и летел он прямо на вас, а теперь подумайте, чего б от вашей красоты осталось? Вот ему спасибо скажите и своему ангелу-хранителю, конечно, тоже. Вы ангелу свечку, а я вот этому нарушителю штраф.

– Вы бы лучше оштрафовали психа на «Чероки», – робко заметила я.

– Оштрафуем. Ему тут деться некуда. Небось пьян в стельку… – Он покачал головой и добавил: – Одни придурки за рулем.

– Я верну вам деньги, – тихо сказала я парню, стараясь его утешить, потому что он в самом деле спас меня и наказания никак не заслуживал. Он вдруг засмеялся и взглянул на меня с интересом.

– Денег, говоришь, много? – спросил он весело.

– Немного, – пожала я плечами, – но штраф заплатить смогу.

– Слава богу, я тоже смогу, – опять засмеялся парень и продолжил препирательство с инспектором, а я отошла в сторонку и на него поглядывала.

Следовало признать, парнем он был симпатичным: чуть выше среднего роста, подтянутый, темные волосы, смуглое лицо, на котором сияли ярко-синие глаза. Может, конечно, он не красавец, но такое лицо в толпе не затеряется, это уж точно.

Вопрос со штрафом был улажен, но парень в машину не сел, направился ко мне, а я к нему.

– Много с вас содрали? – спросила я.

– В самый раз. А ты дядю слушайся и дорогу переходи в положенном месте, полно придурков, которые готовы живого человека переехать, точно пачку из-под сигарет. Садись в машину, – кивнул он на джип, – отвезу домой.

– Спасибо, – ответила я. – У меня здесь встреча, в кафе напротив.

– К любимому спешила?

– Нет, по делу. Извините, что так получилось. И спасибо. Выходит, вы в самом деле меня спасли.

– Ну, если уж спас, давай знакомиться. Меня зовут Анатолий.

– А меня Анфиса.

– Телефончик имеется?

– Имеется, – засмеялась я, протянула визитку и добавила: – Здесь рабочий и домашний.

– С тебя чашка кофе в интимной обстановке, так что жди звонка.

Я сказала: «До свидания», помахала рукой и торопливо направилась к светофору: рисковать вторично желания не было.

На встречу я опоздала минут на десять, но не очень переживала на сей счет: десять минут можно и подождать, к тому же окна кафе выходят на проезжую часть, ожидающие меня люди вполне могли наблюдать мое приключение и опоздание тем более простят.

Войдя в кафе, я огляделась, сначала мельком, потом очень внимательно. Ни одной рыжей дамы, девицы или ребенка. Была старушка, но седая. В основном мужчины солидной наружности, что неудивительно: вокруг банки и офисы. В некотором недоумении я прошла за свободный столик, сделала заказ и стала ждать, глядя на входную дверь. Я успела пообедать, выпить кофе и еще минут пятнадцать бесцельно таращилась все на ту же дверь. Народ потихоньку расходился, зал пустел, а рыжая леди в желтом костюме так и не появилась. Возможно, у нее нашлись дела поважнее, а может быть, она вовсе не собиралась на эту встречу… Расплатившись, я покинула кафе, остановила машину и поехала на улицу III Интернационала, которая, кстати, располагалась по соседству с Летним бульваром.

Найти бывшую стоматологическую поликлинику труда не составило. От прежнего здания осталась одна коробка, строительные работы велись полным ходом и на широкую ногу, о чем свидетельствовали зеркальные стекла окон, загадочно взирающие на мир. Немного поглазев на фасад, я решительно обошла здание и во дворе нос к носу столкнулась с одним из рабочих.

– Извините, мне бы Сергея Леонидовича, – с легкой придурью сказала я.

Мужчина, лет пятидесяти, нахмурился, а потом спросил:

– А кто это?

– Управляющий, мне сказали, что он на стройке. Сергей Леонидович, агентство «Пегас».

– Не, не у нас это, – обрадовался дядька. – Мы казино делаем. С размахом. На втором этаже ресторан. И никаких управляющих тут нет. Прораб наш и тот уехал.

– Извините, а мне сказали, в бывшем здании поликлиники.

– Ну…

– Может, у вас тут еще какая фирма?

– Нет, дочка. Чего-то ты напутала. Другую поликлинику ищи, здесь один хозяин.

Мужчина ходко зашагал навстречу «КамАЗу», который как раз вывернул из-за угла, а я заспешила к стоянке такси.

Итак, сомнения меня оставили: телефонный звонок – туфта чистой воды, никто и не собирался со мной встречаться. И зачем, спрашивается, кому-то понадобилось меня обманывать? А затем, уважаемая Анфиса Львовна, что встречу-то вам назначили, а вот в том, что вы на нее сможете прийти, сильно сомневались. Укокошить вас хотели, радость моя, или покалечить. И «Гранд-Чероки» не просто так возник ниоткуда, и водитель его, очень возможно, пьян не был. В этом месте я глухо простонала, до смерти испугав какую-то старушку рядом и ее пекинеса, и кинулась к ближайшему телефону-автомату.

Женьки на работе не оказалось, я позвонила на квартиру и с огромным облегчением услышала родной голос.

– Меня только что пытались убить, – без предисловия заявила я и услышала в ответ:

– Удивила. Меня тоже. Ищу тебя и зубами клацаю. Вызывай такси и двигай ко мне. Только на такси, к частнику не садись, очень может быть, что увезет на кладбище.

– Женька, ты чокнулась, – разозлилась я.

– Еще бы. Давай быстрее, одной страшно и за тебя боязно.

Я вызвала такси из того же автомата, сообщив номер дома, возле которого стояла, и через полчаса была в Женькиной квартире. Открыла мне подружка не сразу, спросила: «Кто», я ответила: «Я», а Женька потребовала, чтобы я назвалась полным именем. Пришлось проорать:

– Глинская Анфиса Львовна!

Женька наконец-то открыла, ворча под нос:

– Следовало убедиться, что это действительно ты. Слово «я» может сказать каждый…

Стало ясно: у Женьки нелады с головой. Я вошла, на нее посмотрела и затосковала: выглядела подружка паршиво – взгляд бегающий, и трясет ее заметно, а главное, лицо белее мела, я такого припомнить не могла, хоть и знала Женьку всю жизнь.

– Проходь, – вздохнула она, – будем чай пить, есть теперь опасно. Ты мне про свое покушение расскажешь, я тебе про свое…

Рассказ Женьки свелся к следующему: сегодня на работе она заскучала и слиняла пораньше, намереваясь как следует выспаться. Придя домой, сразу же почувствовала: что-то не так. Газета лежит на полу, дверца бельевого шкафа прикрыта неплотно, кинулась проверять, все ли на месте, оказалось – все. Решив, что грабители привиделись ей с перепоя, часок вздремнула, а потом занялась неотложными делами. Самым неотложным было похудение. Женька сидела на какой-то сумасшедшей диете и пила раствор морской соли с яблочным уксусом. Бутылка из-под яблочного уксуса с этой адской смесью стояла на кухонном столе рядом с вазой. Но пить залпом целый стакан подружка против обыкновения поостереглась, так как беспокойство, несмотря на алкогольный синдром, не отпускало. Женька внимательно принюхалась и присмотрелась к жидкости в бутылке. Как оказалось, правильно сделала, потому что вместо привычной смеси кто-то налил в бутылку уксусной эссенции, от которой Женька скорее всего с ходу протянула бы ноги, ибо живет одна, а ближайшие соседи в это время на работе.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное