Татьяна Полякова.

Капкан на спонсора

(страница 4 из 21)

скачать книгу бесплатно

Я сворачивала за угол, когда навстречу мне вылетела милицейская машина. Появление соответствующих органов произвело на мой пошатнувшийся разум самое странное действие: я бросилась в сторону парка и бежала до тех пор, пока не свалилась на скамейку без дыхания и почти без чувств. «Господи боже», – смогла я подумать где-то минут через пятнадцать и начала тревожно оглядываться. Никакой погони. И с какой стати я милиции-то испугалась? Как раз и надо было звонить им, причем прямо из офиса. «Вот чокнутая, – покачала я головой, поднялась со скамейки и еще раз оглянулась. – Надо вернуться», – мудро присоветовала я самой себе, но возвращаться не хотелось.

Побегав кругами по парку, я взяла себя в руки и зашагала в сторону офиса, бормоча под нос: «Совершенно необязательно заходить внутрь. Можно позвонить из первого же автомата и потом подождать их на крыльце, а еще лучше на тротуаре, нет, на остановке…» Это меня несколько успокоило, и я зашагала веселее, да вот беда: по пути следования не было ни одного телефона-автомата. А ненавистный офис уже возник из-за угла. «Там должна быть милицейская машина», – обрадовалась я. Кто-то еще раньше обнаружил труп Аверина и вызвал милицию.

Милиции не было. И с какой стати я решила, что они ехали сюда? Могли просто проезжать мимо. Я была в трех шагах от крыльца, а вокруг, как назло, ни души. И ни одного телефона. Можно было бы обратиться к жильцам соседних домов, объяснить… К сожалению, в этой части улицы ничего похожего на жилые дома не наблюдалось. «Я могу просто уйти», – смалодушничала я, но тут из-за угла показались двое молодых людей.

– Извините, – кинулась я к ним и осеклась. Если сказать про труп в офисе, они решат, что я чокнутая… или того хуже, что это я его убила.

– Есть проблемы? – гаркнул парень, наклонясь к моему лицу.

Я посоветовала себе соображать побыстрее, а потом выпалила:

– Я случайно проходила мимо, я здесь работаю, никого в офисе не должно быть, а сигнализация не включена.

– Ну и что? – не понял парень.

– Вы не могли бы войти вместе со мной? Вдруг там грабители? Я только позвоню шефу.

Парни переглянулись, чувствовалось, что просьба им не совсем по душе, я взирала с мольбой, и они в конце концов согласились.

– Валяй, звони, мы постоим у двери. Только, если что, мы ни при чем.

Втроем мы поднялись на крыльцо, я набрала в грудь воздуха, толкнула дверь и замерла, глядя на парней, а не на пол в коридоре. Продолжалось это не меньше минуты.

– Ты войдешь? – с недоумением спросил один из них, а я торопливо перевела взгляд.

Аверина на полу не было. Я вошла и покосилась в сторону шкафов, хотя глупо было бы ожидать, что труп поднялся и вновь спрятался там. Никакого трупа. Я добежала до кабинета, заглянула в открытую дверь, потом решительно вошла и проверила шкафы. Труп отсутствовал. Двери остальных комнат были заперты, даже дверь в туалет.

– Позвонила? – крикнул парень.

– Да, – отозвалась я. – Он сейчас приедет.

Спасибо.

– Пожалуйста, – проворчали оба молодых человека и торопливо сошли с крыльца. И я вслед за ними. Оставаться в офисе одной даже на секунду желания не было. Дождавшись, когда парни скроются за углом, я бросилась к остановке такси.


Женька открыла мне в распахнутом банном халате.

– Звоню, звоню, – начала она, но я оборвала сурово:

– Заткнись и слушай. Нет, сначала дай воды. Три стакана. – Выпила я, правда, только два, но залпом и смогла произвести впечатление на подружку.

– Тебя изнасиловали, – утвердительно заявила она. – О господи…

– Не перебивай, сиди и слушай, не то я окончательно свихнусь.

– Я молчу. Не волнуйся, на тебе лица нет. Что случилось? Не тяни, а?

– Молчи, несчастная, – смогла вставить я слово и добавила: – Аверин убит… может быть.

– Как это? – не поверила Женька.

– Ножом. Он в спине торчал.

– Кто?

– Нож. Говорю, молчи и слушай. И не перебивай, потому что все в моей голове перемешалось: сначала я думала, спятил Аверин, а теперь выходит, что я сама спятила.

– Анфиса, это ведь не ты его? – изготовилась реветь Женька.

– Не говори глупостей. Я его нашла.

Потратив еще с полчаса, я смогла рассказать Женьке, что случилось в офисе.

– Я не поняла, – спросила она жалобно, – был труп или не был?

– Сначала был, потом нет.

– А так бывает?

– Наверное, как же иначе? Он стоял за шкафом, я потянула его за рукав, он грохнулся на пол, я убежала, а когда вернулась, он куда-то делся.

– Ты переволновалась, – подсказала Женька. – Тебе могло показаться.

– Что ты глупости говоришь, труп мне показался? Да я его рукой трогала и нож видела, как тебя сейчас.

– Но потом уже не видела? Может, кровь или еще чего?

– Нет. Все чисто, и такое впечатление… В общем, даже не знаю, что и думать. Крови и в первый раз нигде не было, даже на пиджаке всего чуть-чуть…

– Анфиса, а может, этот чудик тебя разыграл? Ты пишешь детективы, а он, по твоим наблюдениям, малость не в себе, вот и решил развлечься…

– Хорошее развлечение… Он так кумполом об пол треснулся, аж звон по всему офису пошел.

– Психи на голову крепкие, – заметила Женька.

– Он был мертвый, – заявила я, пугаясь нашего разговора. Происходящее все больше и больше напоминало белую горячку.

– Хорошо, – торопливо согласилась Женька. – Но ведь он потом исчез. Если мертвый, то сам уйти не мог, а вот если это дурацкая шутка, то вполне…

– Он был мертв.

– Хорошо, хорошо… я ж не спорю. Значит, кто-то ему помог покинуть офис. – Мы переглянулись. – Как долго ты отсутствовала?

Вопрос застал меня врасплох.

– Понятия не имею, – вынуждена была я признаться. – Во сколько я к тебе приехала?

Путем сложных подсчетов мы определили мое отсутствие в офисе Аверина минут в двадцать пять.

– За такое время многое можно успеть, – с умным видом заявила Женька.

– Что ты имеешь в виду? – нахмурилась я.

– Труп могли вывести, а следы уничтожить.

– Но офис был открыт. Логичнее было бы его запереть…

– Не скажи. Если бы ты вернулась к запертым дверям, что бы ты стала делать?

– Не знаю. Нашла бы телефон и позвонила в милицию.

– Вот видишь. А так ты никуда звонить не стала. Трупа нет, и сообщать не о чем.

– Они, что же, видели, как я приходила?

– Кто? – не поняла Женька.

– Убийцы.

– Почему обязательно убийцы?

– А кто же еще? – Я закружила по комнате, нервно бормоча себе под нос: – Они засунули его за шкаф, а он оказался на полу. Это могло навести их на кое-какие мысли… Боже мой, – простонала я. – Что же теперь делать? Звонить в милицию?

– А что мы скажем? – разволновалась Женька. – Был труп и ушел куда-то? Ты моя подруга, и я тебя глубоко уважаю, и то мне нелегко поверить во все это, а менты и вовсе решат, что у тебя не все дома.

– Что ж тогда?

– Мне почему-то кажется, что Аверин тебя разыграл… Вот что, поехали к нему в офис и все еще раз как следует осмотрим. Если что, вызовем милицию. В случае отсутствия каких-либо следов преступления помалкиваем и ждем утра. Завтра в рабочее время ясно станет…

Вроде бы Женька рассуждала здраво, но было одно «но»: Женька не видела Аверина за шкафом, а вот я видела и точно знала, что он мертв и ни о каком розыгрыше не может быть и речи.

– Хорошо, поедем в офис, – согласилась я, мы вызвали такси и через некоторое время вновь стояли на высоком крыльце, попросив таксиста немного подождать.

Нас сразу же озадачили две вещи: свет ни в одном из окон не горел, дверь заперта, а сигнализация включена. Мы позвонили, разумеется, без всякого толка, переглянулись и пошли к машине.

– Ничего не понимаю, – искренне сказала я, а Женька начала ко мне приглядываться. Это здорово злило, и я потребовала: – Отцепись.

– А чего я? – обиделась подружка.

В такси мы решили, что ночевать мне следует у Женьки: во-первых, одна я все равно не усну, во-вторых, Женька прямо заявила, что хотела бы иметь меня перед глазами, а ну как я еще чего-нибудь увижу?

Большую часть ночи мы не спали, высказывали различные предположения и изводили друг друга вопросами, на которые не знали ответов. Утром было решено на работу не ходить до тех пор, пока не разберемся с Авериным. Женька позвонила в редакцию, а я Денису, после чего мы переглянулись, я дрожащей рукой набрала номер офиса Ярослава Сергеевича и услышала голос секретаря.

– Ярослав Сергеевич у себя? – задала я вопрос.

– Нет. Он будет только в пятницу.

– Извините, а где он в настоящее время?

Мне ответили вопросом на вопрос:

– А кто его спрашивает?

– Знакомая. Мы договорились встретиться и…

– Ярослав Сергеевич в Москве по делам фирмы, будет в пятницу к обеду.

– А сегодня среда, – вздохнула Женька. – Если у них там все тихо-спокойно, то, может, Аверин впрямь живой?

– А я кого видела? – зло поинтересовалась я, потому что выходило, что я спятила, а верить в такое не хотелось.

– До пятницы будем помалкивать, – поучала меня Женька. – Вот уж если в пятницу он не объявится, значит, труп действительно был, и мы сообщим о нем куда следует, а так нас просто засмеют, к тому же если Аверин вернется из Москвы и узнает, что мы его зачислили в покойники, то денег нам он точно не даст.

Поскучав немного и не придумав ничего лучшего, мы отправились на работу. Вечером я вновь приехала к Женьке, правда, перед этим заскочив домой, чтобы переодеться и собрать кое-что из самого необходимого. Пока Аверин не объявится, не будет мне покоя, а вдвоем нервничать куда как сподручнее.

Мы сидели перед телевизором и почти не разговаривали, тема у нас была одна, и мы уже давно высказались. Тут начались местные «Вести», и мы навострили уши: вдруг наш труп объявится? Трупов было целых три, но ни один из них не имел к нам ни малейшего отношения. Зато одна новость все-таки произвела впечатление: оказывается, этой ночью неизвестные проникли в помещение литературного кружка, который располагался в Доме творчества. С какой целью, установить не удалось, так как, по мнению Ипатова, ничего похищено не было.

– Да и что там похищать? – скривилась Женька. – Стол да стулья? Занавесок на окнах и то нет.

Неизвестно почему, это сообщение вызвало в душе томление.

– Завтра же заеду к Ипатову и заберу рукопись, – сказала Женька. – Как бы он ее по доброте душевной не определил в сортир, там люди небогатые, и с бумагой у них проблемы.

– Зачем кому-то понадобилось лезть в этот литературный кружок? – вслух высказалась я.

– Если ты спрашиваешь у меня, то я не знаю. Думаешь, это как-то связано?

– Что?

– Ну… это проникновение и предполагаемая кончина Аверина?

– Каким образом? – удивилась я.

– Понятия не имею, поэтому и спрашиваю. Вдруг у тебя есть идея?

– Нет у меня никаких идей, – призналась я.

– И у меня нет, – вздохнула Женька.

В четверг она позвонила мне на работу около пяти:

– Анфиса, дыши глубже. Я не знаю, что за дела творятся, но что-то явно происходит.

– Где?

– В жизни. Твоей и моей. Я только что была у Ипатова. Рукописи у него нет.

– Он ее потерял?

– Ипатов утверждает, что она лежала в шкафу. Там полно бумаг, и она лежала сверху. А теперь не лежит. Когда его менты спрашивали, он ответил, что ничего не пропало, потому что про твою рукопись забыл, а теперь выходит, что пропала именно она. Соображаешь?

– Нет, – честно ответила я. – Зачем кому-то понадобилась моя рукопись?

– Вот и я не соображаю, но происходящее мне жутко не нравится.

– На рукописи был мой адрес?

– Нет, если ты, конечно, его не написала.

– Я вообще титульную страницу переворачивала не глядя.

– Значит, там должен быть лишь псевдоним Анна Асадова и название романа.

– А это важно? – забеспокоилась я.

– Если Аверин завтра объявится, то скорее всего нет, а если не объявится…

– Да при чем здесь Аверин?! – заорала я.

– Не знаю, – отрезала Женька и повесила трубку.


Хотя секретарша сказала нам, что Ярослав Сергеевич должен быть ближе к обеду, позвонили мы в десять, вновь отпросившись с работы. Голос секретарши звучал бесцветно, я бы даже сказала, безжизненно, а при имени Ярослав Сергеевич она вдруг начала всхлипывать.

– Ярослав Сергеевич погиб, – с третьей попытки сообщила она, а мы с Женькой дружно отвалили челюсть и выпучили глаза.

– Когда? – все-таки смогла спросить Женька.

– Сегодня утром. Он возвращался из Москвы, недалеко от города произошла авария. Он погиб. – В этом месте девушка зарыдала в голос, а Женька повесила трубку.

– И что ты думаешь по этому поводу? – задала вопрос подружка.

Если честно, я ничего не думала, да и что тут можно думать? Аверин был мертв еще во вторник, мне это доподлинно известно, что бы там ни говорила Женька, следовательно, погибнуть сегодня он не имел возможности.

– Чепуха, – промычала я с отчаянием, и Женька со мной согласилась.

– Значит, так, – заявила она. – Двигай на работу, а я в редакцию, попробую узнать что-нибудь об этой аварии.

Все утро я по большей части пялилась в стену перед собой. Денис и тот обратил на это внимание.

– Неважно себя чувствуешь? – спросил он.

– Да… приболела.

– Тогда, может, пойдешь домой?

– Нет, я в порядке, сейчас соберусь с силами и начну работать по-настоящему.

Но собраться с силами так и не удалось, то есть они потребовались мне для других дел. После обеда позвонила Женька, мне пришлось отпроситься у Дениса, и я рванула в кафе «Милена», где она ждала меня.

Кафе располагалось в нескольких шагах от офиса Аверина, правда, из окна, возле которого мы с Женькой сидели, офис не просматривался.

– Ну? – спросила я, мысленно готовясь к самому худшему.

– Авария произошла примерно в 5.20 утра. Аверин ехал на своем «мерсе» на очень приличной скорости, возле объездной за каким-то чертом поднялся на мост, а он, как известно, не достроен, и Аверин свалился с очень приличной высоты на бетонные плиты. «Мерс» взорвался, и от его хозяина остались головешки. Свидетелей аварии нет: утро, движение небольшое… – Женька вздохнула и отвела взгляд: – Аварии случаются каждый день, иногда они скверно заканчиваются.

– Не мудри, – покачала я головой. – Аверина убили во вторник, а сегодня инсценировали аварию.

– Ты сама-то в это веришь? – скривилась Женька.

– Я верю своим глазам. Он лежал на полу с ножом в спине. Я не психопатка и не страдаю галлюцинациями, и это вряд ли была шутка. А после весьма подозрительной аварии я абсолютно уверена в том, что все так и было.

– Думаешь, аварию инсценировали, чтобы запутать следствие?

– Какое следствие? – усмехнулась я. – Я ведь до сих пор не заявила в милицию.

– Постой, – нахмурилась Женька. – Есть авария, и есть труп. А ты являешься и говоришь, что труп был трупом еще три дня назад. Что менты должны о тебе подумать?

– Не знаю, но Аверин вовсе не разбился, его убили.

– Ну и что? – вдруг зашипела Женька, наклоняясь ко мне. – Может, и убили. Он бизнесмен, врагов у них немало, а мы, если пойдем в ментовку, только наживем неприятности.

– Что ж тогда делать?

– Ничего. Конечно, свинство с его стороны умереть, так и не успев выполнить свое обещание, но другого спонсора можно найти, а вот здоровье – вряд ли.

– Что-то ты не то говоришь, я не здоровье имею в виду, а милицию. Аверин убит, а не погиб, как считают в его конторе, милиции об этом неизвестно, и убийцу искать не будут…

– А нам что с того? – нахмурилась Женька. – Говорю, здоровье дороже. Бизнесменов сейчас стреляют пачками, нас не трогают, и слава богу.

– Послушай, можешь считать меня какой угодно дурой, но я хочу знать, то есть… я не могу не думать об этом деле. Труп с ножом в спине, авария… Черт возьми, да я свихнусь, изо дня в день размышляя об этом.

– Ясно, – вздохнула Женька. – Мне это знакомо. Бывает, услышишь какую-то фамилию и думаешь, думаешь, пока не вспомнишь, откуда ее знаешь. Вот что, менты никуда не денутся, а мы с тобой проведем журналистское расследование. Если Аверин разбился, значит, труп тебе привиделся, и ты идешь к психиатру, а если нет… будем думать.

Предложение мне не очень понравилось, но своего у меня не было, и пришлось согласиться. Мы расплатились, покинули кафе и зашагали к офису Аверина. Женька нацепила на майку карточку спецкора «Комсомольской правды» и меня снабдила такой же. Подружка в самом деле сотрудничала с «Комсомольской правдой», конечно, не с той, что в Москве. В нашем городе «толстушка» выходит с приложением в четыре листа с новостями губернии. Так что мы с чистой совестью вошли в офис, поздоровались и объяснили, что нам надо.

Прессу смерть Аверина, как видно, не взволновала, впрочем, так же, как милицию. Оттуда позвонили в офис, сообщили о трагедии, на этом все и кончилось. Сотрудники пребывали в растерянности, слонялись из кабинета в кабинет, выглядели пришибленными и явно не знали, что теперь делать. В общем, наше появление пришлось весьма кстати.

Мы отправились к секретарше. Девушка сидела в комнате рядом с кабинетом Аверина и горько плакала. Нам вроде бы обрадовалась. Женька устроилась за столом, сварила кофе, напоила меня и девушку, которую звали Наташей, и принялась задавать вопросы, причем не как репортер, а как сыщик. Оттого, наверное, первый вопрос прозвучал на редкость оригинально:

– Когда вы видели своего шефа в последний раз?

– Во вторник, – не задумываясь, ответила Наташа. – В среду он уже уехал, а вернуться должен был сегодня.

– А в среду он что, не заезжал в офис?

– Нет. Он уехал прямо из дома.

– А о своей поездке сообщил вам накануне?

– Да… то есть нет. – Девушка на секунду смешалась, а потом со вздохом произнесла: – Честно говоря, я не помню, говорил ли он во вторник что-нибудь о поездке в Москву… но он часто туда ездил.

– И всегда на несколько дней?

– Нет. Обычно в тот же вечер возвращался, но иногда и на несколько дней.

– Но ведь ему, наверное, понадобились бы для поездки какие-то бумаги, он должен был предупредить вас…

– Какие бумаги, – пожала плечами Наташа, – все бумаги в бухгалтерии… а я так… что-нибудь напечатать, отнести, кофе сварить. Если честно, он мог целый день ни разу не позвать меня. Общались по телефону. Я тут как на коммутаторе: звонит кто, я спрашиваю и соединяю или говорю, что Ярослав Сергеевич занят. Вот и все.

– Понятно, – кивнула Женька. – А кому в таком случае Ярослав Сергеевич сказал, что поедет в Москву?

– Он Пашу предупредил, то есть Павла Васильевича, он здесь, в соседнем кабинете. А Павел Васильевич пришел утром и сказал: «Аверина не будет, в Москву уехал».

– А он всегда предупреждал этого Пашу?

– Ну… – Девушка явно была в недоумении. – Обычно все знали, он же не скрывал свои поездки в Москву, ездил часто…

– А как все об этом узнавали? – не унималась Женька.

Девушка нахмурилась:

– Он просто говорил, и все…

– А во вторник вы ничего подобного не помните?

Она пожала плечами. Женька вздохнула, прикидывая, что еще спросить, и начала вкрадчиво:

– А во вторник в котором часу он ушел с работы?

– В шесть. Нет, в пять минут седьмого. Я еще здесь была, он заглянул, сказал: «До свидания, Наташенька» – и ушел.

– А вы?

– Я тоже ушла. Сразу же. Шефа нет, а мне чего сидеть?

– А вернуться он не собирался?

– Зачем?

– Вот уж не знаю, – не выдержала Женька. – Могли у него возникнуть срочные дела в офисе?

Наташа пожала плечами:

– Понятия не имею. Я же ушла следом за ним.

– А вот если бы, к примеру, он решил вернуться поздно вечером, когда все сотрудники уже разошлись, он смог бы попасть в офис?

– Конечно. У него же есть ключи.

– А кто включает в офисе сигнализацию?

– Не знаю, наверное, кто уходит последним, из бухгалтерии кто-нибудь. – Вопрос о сигнализации Наташу насторожил, она подозрительно посмотрела на Женьку, потом на меня. Я ответила самым честным своим взглядом и любимой улыбкой: застенчивой и даже немного робкой. Наташе улыбка понравилась, и девушка успокоилась.

Женька посидела, подумала, но больше не смогла придумать никаких вопросов, потому сказала:

– А с Павлом Васильевичем мы можем поговорить?

– Наверное, если он не занят. Идемте, я вас провожу.

Павел Васильевич оказался симпатичным парнем лет двадцати пяти; в джинсах и футболке он выглядел чрезвычайно демократично, хоть и сидел в собственном кабинете.

– Павел Васильевич, вот из газеты хотят с вами поговорить… – скороговоркой пробормотала Наташа.

– Прошу, – кивнул он на стулья и посмотрел с любопытством.

Мы ему понравились, это стало ясно. Павел Васильевич наградил нас широкой улыбкой; вообще особой скорби по хозяину в нем не чувствовалось, впрочем, может, он просто оптимист.

Наташа вышла, а Женька приступила к допросу. Мне вновь досталась роль молчаливого свидетеля, чему я, признаться, не огорчилась. Умных вопросов задавать не умею, и следователь из меня никудышный.

– Павел Васильевич, вы уверены, что гибель вашего шефа – результат несчастного случая? – начала подружка.

– У вас есть повод думать, что это убийство? – Он явно заинтересовался.

– Повода нет, – вроде бы огорчилась Женька. – Просто Аверин достаточно известный в городе человек, руководил крупной фирмой, наверняка у него были враги?

– Насколько я знаю, у шефа не возникало никаких серьезных проблем. Хотя враги, конечно, были. Я думаю, разбираться во всем этом должна милиция, а не мы с вами.

– Журналисты народ любопытный, – заявила Женька с широчайшей улыбкой. – Нас ведь хлебом не корми, вынь да положь сенсацию.

– У меня в запасе ни одной, – пожал плечами Павел.

– Что ж, тогда, может быть, просто ответите на несколько вопросов?

– Если это не займет много времени.

– Не займет, – заверила Женька. – Скажите, как вы узнали, что Аверин едет в Москву?

– Мне позвонили, – вновь пожал плечами Павел, а Женька насторожилась:

– Аверин позвонил?

– Да, то есть не он сам. Позвонила его девушка.

– Когда позвонила?

– В среду утром. Сюда в офис. Сказала, что Ярослав уехал в Москву.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное