Татьяна Полякова.

Фитнес для Красной Шапочки

(страница 4 из 23)

скачать книгу бесплатно

Он разглядывал меня и, наверное, тоже злился. Правда, на его физиономии какие-либо эмоции не отразились. Я молчала, и он молчал. Я потому, что собиралась с силами, а почему он – мне неведомо. Может, ему нравилось наблюдать, как я ерзаю на стуле, подыскивая слова? Эта мысль любви к нему во мне не прибавила, и я невпопад брякнула:

– Нам надо поговорить.

– Слушаю, – кивнул он без намека на какой-либо интерес.

– Я хочу уехать, – злясь все больше и больше, начала я. – Мне необходимо продать квартиру, на это уйдет время…

– Хочешь, чтобы я помог? – повертев стакан в руке, спросил он.

– Хочу, чтобы ты оставил меня в покое, – рявкнула я, а ведь давала слово, что буду держать себя в руках, и вот пожалуйста, стоило этому уроду появиться, и все обещания насмарку.

Мелех поднял брови, глядя на меня с удивлением, точно я сморозила невероятную глупость, и спросил:

– Что ты имеешь в виду?

– Прекрати, – зашипела я, торопливо оглянулась и вздохнула, призывая себя успокоиться. – Меня уволили с работы…

– А я здесь при чем? – Теперь на его лице появилось недоумение. Он пожал плечами и отодвинул стакан, а я перегнулась к нему и заговорила еще тише:

– Хочешь сказать, что обошлось без тебя?

– Ты спятила, – обиделся он. – Тебя уволили с работы, а какое я могу иметь к этому отношение, раз работаешь ты не на меня? Может, ты просто не справлялась?

– Может, – немного поскрипев зубами, согласилась я.

– Вот видишь… Значит, ты просишь меня помочь тебе с квартирой? – продолжил он.

– Я прошу не мешать, – поправила я, но он не обратил на мои слова внимания.

– Куда собираешься перебраться?

– Пока не решила.

– Тянет к перемене мест. А что у тебя с шеей? – без перехода спросил он. Я машинально коснулась рукой пореза и опять усмехнулась:

– Тебе должно быть об этом хорошо известно.

– Мне? – Он вроде бы искренне удивился.

– Давай поговорим откровенно, – выставив вперед ладонь, точно защищаясь от него, сказала я. – Чего ты хочешь?

– От жизни? – хмыкнул он.

– Нет, от меня.

– От тебя ничего. – Он вроде бы опять удивился.

– Прекрати, – вновь рявкнула я. – Можем мы поговорить откровенно?

– А я что делаю? Только твоя откровенность больше похожа на бред.

– Серьезно? Стоит мне устроиться на работу, как оказывается, что у фирмы проблемы, и меня увольняют по сокращению штатов, хотя в другом городе со мной такого не случалось. Допустим, наш город особенный и ты действительно ни при чем…

– Вот-вот, – кивнул он. – А если так оно и есть, о чем говорить?

– Слушай, – не выдержала я, – в конце концов, я тебе жизнь спасла, хотя бы и в благодарность…

– Вон оно даже как, – присвистнул Мелех. – Ну, спасибо тебе. Кстати, я в долгу не остался, хотя ты из тех, кто добра не помнит.

– Насчет добра в самую точку, – усмехнулась я. – Ты его столько сделал… Так вот, давай забудем друг о друге. Ты мне ничем не обязан, а я тебе.

Хорошо?

– Ты так говоришь, как будто я досаждаю тебе своим присутствием, а между тем мы встречаемся впервые за пять лет. Кстати, ты совсем не изменилась, выходит, жизнь тебя ничему так и не научила.

– Николай, – вздохнула я, – я пришла поговорить… Допустим, у тебя имеются причины вести себя таким образом, то есть портить мне жизнь, мне они неизвестны, но я готова признать, что они есть и даже в каком-то смысле справедливы.

– Не понимаю, о чем ты говоришь, – удивился он.

– Ладно, – кивнула я, неожиданно вспомнив слова Юры о том, что писать заявление – напрасный труд. Похоже, что и разговаривать с этим сукиным сыном – затея наиглупейшая. Я резко поднялась. – Извини.

Он схватил меня за руку, хмуро глядя мне в глаза, я попыталась освободить руку, но он держал ее крепко.

– Что это за шрам на шее? – спросил он серьезно.

Я засмеялась, покачала головой и ответила:

– Сегодня у меня был гость. Очень неприятный тип. А это он оставил мне на память.

– Сядь, – кивнул Мелех, – и расскажи, в чем дело.

Я села и рассказала, хотя не видела в этом смысла, потому что была уверена: о моем госте он знает лучше меня.

– Как он выглядел? – разглядывая свои руки, спросил Николай Петрович. Я подробно описала блондина, Мелех слушал, кивал, затем минут пять сидел молча, размышляя. – Вот что, – наконец изрек он, – думаю, тебе не стоит оставаться в своей квартире. Переезжай ко мне.

– Что? – растерялась я.

– Переезжай ко мне, – повторил он, глядя на меня, не моргая. Я развела руками:

– Что значит – «переезжай»?

– Чего ж непонятного? Поживешь у меня, пока я во всем разберусь и все улажу.

– Спасибо. Я думаю, уладить все не так трудно, тебе стоит лишь слово сказать.

– Ты всерьез думаешь, что его послал я?

– Конечно, – ответила я без прежней уверенности.

– Зачем мне это?

– А зачем… – Я оборвала себя на полуслове, тряхнула головой и закончила: – Я просто хочу уехать.

– Не думаю, что твои проблемы можно решить таким образом, – осчастливил меня он.

– У меня не было проблем в другом городе, – напомнила я.

– Возможно. Но теперь они есть. Переезжай ко мне.

– Огромное человеческое спасибо, – усмехнулась я.

– Тебе никто не говорил, что у тебя скверный характер?

– Зато ты на редкость покладистый парень. Иметь с тобой дело – одно удовольствие.

– А почему ты говоришь об этом с такой иронией? – внезапно оживился он, сонное выражение на его лице уступило место любопытству.

– Извини, – вновь усмехнулась я.

– Нет, в самом деле. Ты же хотела поговорить, ну так скажи: почему? Я помогал твоему брату…

– И он погиб.

– Все мы смертны.

– Послушай…

– Нет, ты меня послушай, – перебил он. – Я всегда был готов помочь и тебе, и твоей семье, но ты презрительно воротила нос, а теперь являешься с претензиями и несешь несусветную чушь. А я должен это безропотно выслушивать? Ты бросила свою мать, за пять лет ни разу не навестила ее…

– Заткнись, – не сдержалась я.

– Я называю вещи своими именами. Ты ее бросила…

– Мне пришлось уехать.

– Да неужели?

– Да. И ты знаешь почему. Ты… слушай, я не хотела говорить об этом, честно не хотела, я…

– У тебя проблемы, у тебя полно проблем, и ты всегда винишь в этом других. Твоя мать спилась в одиночестве – виноват я, твой парень тебя бросил… – Не следовало бы ему этого говорить. Не помня себя, я схватила стакан и запустила его в Мелеха. Существенного ущерба его роже он не нанес, но дело-то не в этом: моя выходка не осталась незамеченной. Мелех достал платок, вытер лицо и сказал сквозь зубы: – Еще раз такой номер выкинешь – убью.

Мысленно чертыхаясь, я покинула бар. Ну и чего я добилась? Ведь знала, что приходить сюда бесполезно. Теперь он еще больше разозлился, и неизвестно, какой сюрприз меня ждет завтра.

Я шла по улице, не очень соображая, куда двигаюсь, и терла глаза, стараясь сдержать слезы. Если честно, очень хотелось зареветь – от обиды, от страха, но больше от обиды, потому что в словах Мелеха мне вдруг почудилась горькая правда.

– Чушь, – сказала я вслух и наконец огляделась, прекратив свое стремительное шествие в никуда.

Я стояла в парке, где женщине в эту пору совершенно нечего делать в одиночестве. На счастье, аллея была пуста, но не худо бы поскорее убраться отсюда. Я заспешила к выходу и вот тут-то обратила внимание на мужскую фигуру. Свет фонаря не достигал места, где стоял человек, и разглядеть его я не могла, но все равно здорово перепугалась, мне везде мерещился блондин. Я сбилась с шага, тревожно оглядываясь, до выхода из парка еще метров пятьдесят и их надо как-то преодолеть.

– Не бойтесь, – вдруг послышалось из темноты, и в круге света появился молодой человек, с которым я не так давно познакомилась в баре. Пока я стояла, соображая, хорошо это или плохо, Виктор приблизился и, широко улыбаясь, заявил: – Рад вас видеть.

– Вы что здесь делаете? – хмуро спросила я.

– Шел за вами от самого ресторана. Если не возражаете, я вас провожу.

– Не возражаю, – подумав, ответила я.

– Вы где живете? – спросил Виктор, когда мы вышли из парка.

– На Верещагина, – ответила я, – но сегодня я ночую у подруги.

– Это разумно, – заметил он.

– Да?

– Вы не сердитесь. – Голос его звучал ласково, точно он говорил с ребенком. – Я же был в баре и видел… – Он вдруг смутился и, чтобы скрыть смущение, засмеялся: – Выглядело это впечатляюще, но разумным такой поступок не назовешь. Выплеснуть стакан воды в физиономию этого придурка, да еще публично… Вы давно знакомы?

– Всю жизнь, – невесело пошутила я. – Идемте к остановке. Подруга живет в Липках.

– А если мы с вами немного прогуляемся? Или для вас уже слишком поздно?

– Давайте пройдемся, – кивнула я. Действительно, следовало немного успокоиться. Ольга живет одна и позднему визиту не удивится.

И мы побрели по улице. В баре я не очень-то рассмотрела Виктора, а сейчас, пользуясь тем, что фонари, против обыкновения, горели, попыталась разглядеть его получше. На первый взгляд самая обыкновенная внешность: высокий, спортивный, лицо приятное. Мужчин с такой внешностью наберется немало, но в нем было что-то особенное. Может, взгляд, насмешливый и одновременно ласковый, или улыбка. Она вдруг вспыхивала на его лице, и тогда оно мгновенно преображалось. В общем, через полчаса я пришла к выводу, что Виктор невероятно красив. А еще умница, к тому же с чувством юмора. Мы очень естественно перешли на «ты», что меня порадовало. Если б мы еще немного побродили, я бы наверняка обнаружила в нем бездну достоинств, но тут я взглянула на часы и поняла: если я собираюсь заночевать у Ольги, следует поторопиться, даже ее демократичная натура взбунтуется, явись я в два часа ночи.

– А вот здесь я живу, – вдруг сказал Виктор, кивнув на пятиэтажное здание, мимо которого мы проходили. – Зайдем?

Признаться, я удивилась, а вслед за этим мои добрые чувства к нему сменились подозрительностью. С чего это он взял, что я соглашусь зайти? Время для визита самое неподходящее.

– Спасибо, в другой раз.

– Честно? – спросил он, взяв меня за руку.

– Что? – не поняла я.

– Ну, ты сказала «в другой раз». Значит, он будет?

– Почему бы и нет?

– Я вот что подумал: может, тебе лучше переночевать у меня? Приставать не буду.

– Откуда такая доброта? – съязвила я.

– Мне понравилось, как ты это сделала, – засмеялся Виктор. – Я имею в виду, как запустила стакан в рожу Мелеха. Редкое удовольствие увидеть такое… И мне не хочется, чтобы у тебя были неприятности. Короче, ты мне нравишься и я беспокоюсь.

– Спасибо, – кивнула я. – Думаю, мне лучше отправиться к подруге.

С этими словами я шагнула с тротуара с намерением остановить машину. И тут одна из проезжающих машин точно по волшебству притормозила, двери разом распахнулись, но что последовало за этим, я увидеть не успела. Виктор схватил меня за локоть и, не выпуская, рванул с места как ошпаренный. Я, мало что понимая, вынуждена была последовать за ним.

Мы влетели во двор дома, затем в подъезд, дверь с кодовым замком захлопнулась за нами. Я перевела дух, но Виктор, не выпуская моей руки, начал торопливо подниматься по лестнице, и я, конечно, тоже.

Он открыл дверь под номером «семь», и мы оказались в темной прихожей, чутко прислушиваясь. В подъезде царила тишина.

– Ты думаешь… – тревожно начала я, но Виктор сделал предостерегающий жест, прошел в кухню и, не включая света, замер у окна. Я подошла и встала рядом. Возле подъезда остановилась машина, трое мужчин о чем-то переговаривались. – Ничего себе, – пробормотала я.

– Вот-вот, – негромко отозвался Виктор, – а ты еще не хотела меня слушать.

– По-твоему, это Мелех? Это он их послал?

Виктор пожал плечами.

– Не знаю. Возможно, мне привиделось с перепугу и Мелех здесь вовсе ни при чем, но проверять свои догадки я бы не стал.

– Если ты не против, я подожду с полчаса и вызову такси.

– Тебе лучше остаться у меня. Вдруг они решат подождать в машине?

Если честно, мне казалось, что он драматизирует ситуацию, но проверять свои догадки желания у меня, так же, как и у него, не было.

– Свет лучше не включать, – деловито продолжил он. – Светящееся окно привлечет внимание.

– Пожалуй, ты прав, – вынуждена была согласиться я. – Что же делать?

– Ложиться спать, это самое разумное.

– Ты живешь один?

– Один. Спальня в твоем распоряжении, а я устроюсь на диване. Идем, я провожу. Вот здесь ванная, свет можно включить. Если что-то понадобится… Сейчас полотенце принесу.

Пока я стояла под душем, Виктор успел приготовить постель себе и мне, проводил меня в спальню и пожелал спокойной ночи.

Я легла и, как водится в такой ситуации, уставилась в потолок. Страх отступил, и теперь мое поведение казалось мне дурацким. Спрашивается, что я делаю в чужой квартире? Я едва не свихнулась от ужаса, и все потому, что рядом остановилась машина. А ведь я даже не видела, кто из нее вышел. Преследовал нас кто-то или это тоже пустые страхи? Ну, стояла машина у подъезда, что с того? Однако и денек выдался сегодня! Утром уволили с работы, а теперь я лежу в чужой постели и ломаю голову… Не следовало мне идти к Мелеху и уж тем более швырять в него стакан. Такие, как он, злопамятны, не пришлось бы горько пожалеть о своей выходке.

Я ворочалась с боку на бок, изводила себя этими мыслями, и тут в тишине квартиры, словно гром небесный, раздался телефонный звонок. Я подскочила от неожиданности, а сердце забилось в сумасшедшем ритме, так что дышать сделалось трудно. За дверью раздались шаги, послышался голос Виктора:

– Да. Ты что спятил, звонить в такое время… а-а… ладно… да… хорошо…

Прислушиваясь к его словам, я начала понемногу успокаиваться. Судя по всему, звонил какой-то его знакомый, следовательно, ничего опасного.

Виктор закончил разговор, затем дверь спальной тихо скрипнула и он спросил:

– Ты спишь?

– Нет, – подумав, ответила я.

– Приятель позвонил. Совсем чокнулся. – Виктор приблизился и сел на краешек кровати. – Как ты? – спросил он, не глядя на меня.

– Нормально, – пожала я плечами.

– А мне не спится. Не возражаешь, если я посижу здесь?

Что ответить на это, я не знала, натянула одеяло и уставилась на Виктора. Возле окна горел фонарь, света было достаточно, чтобы мы хорошо видели друг друга.

– Что у тебя с этим Мелехом? – спросил он, а я ответила вопросом на вопрос:

– Ты с ним знаком?

– Нет, – вроде бы с удивлением пожал он плечами. – Знаю, что он хозяин этого ресторана.

– И часто ты там бываешь?

– Когда деньги есть лишние. А их почти никогда нет. Я в баре приятеля ждал, тот обещал подкинуть работенку.

– А чем ты вообще занимаешься?

– У нас с другом свое дело, так, ерунда – визитки печатаем и прочую чушь в том же роде. А чем ты занимаешься, когда не воюешь с Мелехом?

– Последнее время в основном воюю.

– Не хочешь рассказать, что у вас за дела?

– Не хочу.

– Как знаешь, – опять пожал он плечами, но было заметно, что обиделся.

– Спасибо тебе, – подумав, сказала я.

– Брось. За что? Ничего особенного я пока не сделал. Не буду тебе мешать, – сказал он, поднимаясь. – Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, – ответила я.


Когда я открыла глаза, часы показывали 10.30. Виктор спал в гостиной, закутавшись в плед. Я кашлянула. Виктор тут же поднял голову, взглянул на часы и улыбнулся.

– Как спалось?

– Нормально, – ответила я и вышла из комнаты.

– Идем пить кофе, – крикнул он через несколько минут. За это время я успела умыться. – Я готовлю отличный кофе, – заявил он, когда я появилась в кухне.

– Время почти одиннадцать, тебе, наверное, пора на работу.

– Ерунда, появлюсь после обеда. Максим один справится. Могу приготовить тебе завтрак.

– Спасибо. Я по утрам не ем. Кофе отличный. – Я поднялась из-за стола.

– Ты куда? – вроде бы удивился Виктор.

– Домой, – удивилась в ответ я.

– Может, лучше к подруге? – Я покачала головой, а он сказал: – Тогда я тебя провожу.

– Не надо. Ты и так слишком много для меня сделал.

– Ты говоришь это так… я тебе чем-то неприятен?

– Вовсе нет, – ответила я. – Напротив, просто днем я боюсь гораздо меньше, чем ночью и…

– Я тебя провожу, – перебил он.

На сборы ушло минут десять. Мы спустились во двор, и Виктор направился к машине, стоявшей в нескольких метрах от подъезда. «Опель» выглядел как новенький, и я подумала, что дела у Виктора, должно быть, идут неплохо.

– Садись, – кивнул он. Я села, он завел машину, и мы плавно тронулись с места. – Улица Верещагина, а номер дома? – спросил он, выезжая на проспект.

– Восьмой. Квартира тоже восьмая.

– А телефончик есть? – улыбнулся он.

– Есть.

– Девушка, – дурашливо пропел он, – дайте телефончик…


Мой двор встретил нас заливистым лаем двух пуделей и настороженными взглядами старушек-соседок. Вчерашний визит милиции они, должно быть, не проглядели и теперь строили догадки. Виктор посмотрел на меня и как-то неуверенно спросил:

– В гости пригласишь?

– Сейчас?

– Почему бы и нет?

– Пойдем, – пожала я плечами, – раз ты на работу не спешишь, а меня с моей выперли.

Я достала ключ и замерла перед дверью: она была приоткрыта.

– Ты одна живешь? – растерялся Виктор.

– Одна.

Нахмурившись, он толкнул дверь и вошел, после чего присвистнул и сказал:

– Мама моя…

Ожидая самого худшего, я вошла следом и огляделась, после чего длинно выругалась, что, безусловно, не делало мне чести как женщине, зато точно передавало мое душевное состояние в ту минуту.

За ночь квартира претерпела значительные изменения и теперь больше напоминала свалку.

– Ну надо же, – покачала я головой.

– Да-а… – протянул Виктор, – кто-то здесь здорово порезвился. Слава богу, что тебя на тот момент не оказалось дома.

Я кивнула и совершила обзорную экскурсию по жилищу, телефон валялся на полу, но работал. С тяжким вздохом я набрала 02, закончила общение с дежурным и повернулась к Виктору, который сидел, привалившись к стене, и все еще оглядывался.

– Тебе лучше уйти, – сказала я печально.

– Почему? – нахмурился он.

– Зачем тебе лезть во все это? То есть я хочу сказать…

– Да, я понял, – кивнул он. – Жить тебе дома нельзя, сама видишь… У подруг тебя найдут. А обо мне никто не знает.

– Я не очень понимаю… – заметила я, потому что в самом деле не понимала.

– А чего тут понимать? Поживешь пока у меня.

– Пока – чего? – сказала я с усмешкой.

– Пока не придумаем, что делать дальше. Вот тебе мой телефон, как только менты уедут, сразу позвони. Одна из квартиры – ни на шаг. Поняла?

– Поняла, – кивнула я, думая, что квартира, к сожалению, убежище ненадежное.

– Тебе лучше у соседей подождать, пока менты приедут. Зная их расторопность…

– Пойдем, – кивнула я, – если тебя здесь застанут, о тебе очень быстро и Мелех узнает.

– Это точно.

Мы вместе вышли на лестничную клетку, торопливо простились, он начал спускаться, а я позвонила в квартиру соседки.


Милиция пожаловала через час, и первым, кого я увидела, был Юра.

– Что у вас? – спросил он со вздохом.

– Взгляните, – пожала я плечами. Соседка, которая вышла встречать милицию вместе со мной, заохала, Юра огляделся, второй милиционер прошелся по квартире и покачал головой.

– Соседи что-нибудь слышали?

– Я ничего не слышала, – зачастила Ольга Васильевна, – у меня окна на улицу, рядом ночной клуб – то орут, то машины подъезжают, – а общая стена только в кухне, ночью я на кухню не выходила. Клавдия Петровна вообще глухая, а внизу Вовка живет, пьяница, ему хоть из пушки стреляй, ничего не услышит.

– Ясно, – вздохнул молодой человек, а Юра сказал:

– Ты все-таки пройдись по соседям, поспрашивай… Полина Владимировна, – повернулся он ко мне, – что из вещей пропало?

– Разве тут поймешь?

– Такое впечатление, что здесь что-то искали.

– Напрасно. Ценностей у меня нет, я вам об этом вчера говорила.

– Где ночевали?

– У подруги.

– Разумно, – сказал он, продолжая оглядываться, и пробормотал под нос: – Интересно, что они придумают в следующий раз?

– Они? – возвысила я голос.

– Не обращайте внимания, это я о своем.

Юра, поставив на место стол, занялся составлением бумаг. Вернулся его товарищ, но ничем не порадовал – разумеется, никто ничего не видел и не слышал. Нежелание людей наживать себе неприятности было мне вполне понятно, поэтому я не удивилась.

Появился еще один молодой человек и занялся отпечатками пальцев, а я скучала, сидя в уголке. Страх и злость ушли, осталось лишь тупое равнодушие. Где-то через полчаса мужчины закончили работу и, простившись, покинули квартиру, Юра, однако, задержался.

– Что собираетесь делать? – спросил он.

– Займусь уборкой.

– Я не об этом. – Он нахмурился, должно быть, злясь на мою бестолковость, но мне на это было наплевать.

– Чтобы уехать, нужны деньги, у меня их нет, – сказала я равнодушно.

– Поручите продажу квартиры какой-нибудь фирме, а сами поживите у друзей.

– Спасибо за совет, – кивнула я.

Он немного потоптался, желая что-то сказать, но то ли не решился, то ли мысль ушла, кивнул и исчез за дверью. Я оглядела свои хоромы и вздохнула, после чего занялась расстановкой мебели. Минут через десять в дверь позвонили, на пороге стоял Виктор.

– Уехали?

– Да. Только что.

– Я ведь просил сразу же сообщить мне, – недовольно заметил он.

– Я как раз собиралась…

– Пытаешься навести порядок?

– Пытаюсь.

Он сбросил куртку и взялся мне помогать, работа пошла веселей. Часа через три квартира приобрела вполне сносный вид, но особого оптимизма это не вызвало. Радуясь тому, что нашлись целые чашки, я заварила чай и пригласила Виктора к столу.

– Ты был на работе?

– Заезжал. Сейчас моя работа меня меньше всего волнует. Давай подумаем…

– Послушай, – перебила я, – тебе не стоит вмешиваться. Помочь ты не сумеешь, а неприятности наживешь наверняка.

– Может, ты расскажешь, что у тебя с Мелехом?

Я подумала и рассказала, потому что вреда от этого не видела.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное