Татьяна Полякова.

Амплуа девственницы

(страница 3 из 24)

скачать книгу бесплатно

– Как вы?

Я с трудом сглотнула и в свою очередь спросила:

– Вы кто?

– Я? – Вопрос, похоже, поставил ее в тупик. – Меня зовут Лера. Валерия. А вас?

– Вы из милиции? – озадачилась я. Теперь она потратила гораздо больше времени, прежде чем ответить.

– Нет, но вы в надежных руках.

– Чьих?

– Что?

– В чьих я руках? – еще больше озадачилась я, потому что ничего не понимала.

– В моих, – очень серьезно ответила девица, а я разозлилась.

– И что у вас за руки?

– Говорю, надежные. Вас как зовут?

– Анна.

– Очень приятно. Давайте сядем в мою машину и все спокойно обсудим. – Пока она это говорила, трое придурков загрузились в свой джип и отбыли в направлении села, четвертый тип, тот, что отвешивал оплеухи, теперь шел к нам, и я имела возможность как следует его разглядеть. Лучше бы я этого не делала. Коленки у меня как-то сами собой подогнулись, и это притом, что мне очень хотелось бежать отсюда сломя голову.

Парень казался коротышкой, хотя таковым не был, вся штука заключалась в том, что сложен он был непропорционально. Ноги явно коротковаты для такой туши, руки длинные, ниже колен, походкой он напоминал гориллу. С физиономией было не лучше. Совершенно зверская рожа с явными признаками умственной отсталости. Он весело гыкнул и пустил слюну, а я едва не хлопнулась в обморок, но Лерка подхватила меня под локоть, и только благодаря этому обстоятельству я удержалась на ногах.

– Ты его не бойся, – заявила она, поглядывая на парня с таким видом, точно решала: стоит бояться или нет. – Сашок безобидный. Эй, чудовище, близко не подходи! – крикнула она. – Девчонку кондратий хватит.

Сашок тут же замер и гыкнул еще раз, после чего приветливо помахал мне рукой.

– А он кто? – схватив Лерку за руку, проявила я нездоровый интерес.

– Водила мой и охранник. Вообще отличный парень, хоть и похож на Квазимодо.

Точно, вот он кого напоминал мне, я даже вытянула шею, чтобы проверить: есть у парня горб или нет. Горба не было, но сходство осталось. Заметив, что трястись я перестала и даже начала проявлять любопытство, Лерка вернула меня к недавнему происшествию очередным вопросом:

– Ты чего по лесу одна шастаешь?

– У меня машина сломалась, и я пошла в деревню за помощью.

– «Фольксваген» твой?

– Ага.

– Тогда пошли. Сашок глянет, он мастер.

Покосившись на Сашка, потом на Лерку, я кивнула, и мы зашагали к машине. Сашок гыкнул еще раз и протянул мне мой мобильный. Я с некоторой опаской взяла его и быстро отдернула руку.

– Да он не укусит, – с серьезным видом заверила Лерка. Сашок отчаянно замотал головой. – Видишь, ты ему нравишься.

– А он… говорящий? – шепотом спросила я.

– А то, только базарить попусту не любит. Золотой мужик. Сашок, скажи что-нибудь, – повернулась к нему Лерка. Тот улыбнулся и изрек:

– Сашок хороший.

– С ума сойти, – на мгновение зажмурившись, пробормотала я.

Мы подошли к машине, на которой приехали Лерка и Сашок.

Джип «Мерседес» выглядел весьма респектабельно и с обликом ни той, ни другого как-то не вязался. Это обстоятельство возбудило во мне сильнейшие опасения, и предложение Лерки сесть в машину я категорически отвергла. Она вздохнула, посмотрела на меня и сказала:

– Конечно, ты можешь идти пешком. Только вот зачем, если есть машина? Сашок починит твою тачку, ты переоденешься…

Тут я взглянула на себя и ахнула. Куда ж я в таком виде? Как видно, с перепугу у меня мозги отшибло. Я стояла на лесной полянке в рваной рубашке, остатках бюстгальтера и шелковых носках.

– Мама дорогая, – пискнула я и бегом припустилась к месту недавней трагедии. За мной бросилась Лерка, а потом и Сашок, причем Лерка на ходу вопрошала:

– Ты куда?

– Там моя одежда, – крикнула я.

– На джинсах «молния» сломана, а кроссовки в машине.

Я резко повернулась. Сашок метнулся к «Мерседесу», извлек кроссовки из кабины и хлопнул подошвой о подошву.

– Что же делать? – ужаснулась я, продолжая себя разглядывать.

– У меня в машине барахла завались, – вздохнула Лерка. – Переоденешься.

И вновь такая доброта вызвала у меня подозрение. Мы вернулись к «мерсу», но забираться внутрь я поостереглась. Лерка извлекла сумку, а из нее вещи, в настоящий момент очень мне необходимые. Сашок, еще раз гыкнув, отвернулся, а я в порыве благодарности решила, что парень он неплохой.

– Размер у нас, похоже, один, – заметила Лерка. – Точно, как на тебя куплено.

Одевшись, я почувствовала себя гораздо увереннее.

– Ну что, глянем на твою тачку? – предложила Лерка.

– Я, пожалуй, пройдусь немного, – все еще опасаясь подвоха и немного стыдясь этого, ответила я.

– Брось, бояться тебе нечего. Садись.

Я подумала и села. Через пять минут мы уже тормозили возле моей машины. Сашок занялся починкой, а мы с Леркой устроились на обочине.

– Куришь? – протягивая мне пачку сигарет, спросила она.

– Нет.

Я достала мобильный и, уставившись на него, задумалась: куда звонить? Ясно, что в милицию. Но в какую? Городскую или районную? А может, надо не звонить, а ехать и писать заявление о том, что на меня совершили нападение?

– Ты чего? – с беспокойством косясь на телефон в моих руках, спросила Лерка.

– Думаю, как лучше поступить.

– Ты об этих придурках? – сообразила она. – Лучше забыть о них.

– Что значит «забыть»?

– То и значит: забудь, и все. Ведь они тебя не изнасиловали?

– Не изнасиловали, – кивнула я, – но напугали до смерти. И дело даже не в этом. Не изнасиловали, потому что мне повезло. А кому-то, в отличие от меня, не повезет.

– Мне не повезло, это точно, – вздохнула Лерка.

– Так они тебя… они что – здесь постоянно пасутся? – ужаснулась я.

– Если бы. Такое место хорошее, тихое… Я была уверена, никому мы здесь не помешаем… И нате вам, эти олухи все бездарно перепутали. Тебя до смерти напугали, и я с носом.

– С чем? – теряясь в догадках, спросила я.

– С носом. Видишь ли, изнасиловать должны были меня…

Если Лерка надеялась, что после этого я начну лучше соображать, то совершенно напрасно. Я вовсе ничего не понимала и таращилась на нее с видом полнейшего недоумения.

– Тебя?

– Ну…

– Они что, специально за тобой охотятся? – Лерка кивнула, а я, покусав губу, продолжила: – Это бандиты?

– Нет, приличные ребята. Из охранной конторы «Витязь». Слыхала о такой? Впрочем, откуда… – Лерка посмотрела на меня и почему-то вздохнула, а я почувствовала себя идиоткой.

– Я ничего не понимаю, – грозно сказала я, потому что, ясное дело, идиоткой чувствовать себя не люблю.

– Чего тут не понять. Мы договорились, что они будут поджидать меня здесь, они и поджидали. Но договаривался с ними Сашок, а не я сама, и меня они не видели, знали только, что на вид мне лет двадцать, блондинка, рост метр шестьдесят пять, красавица. Глаза у меня синие, а не зеленые, как у тебя, но на это они, должно быть, внимания не обратили. Короче, тебя спутали со мной, и вот… Забудь об этой истории. Я понимаю, что твои нервные клетки надо восстанавливать, ты только скажи, заплачу по полной. Тысячу, две… баксов, разумеется. А с этими олухами я сама разберусь.

Я хлопала глазами, пытаясь решить: то ли я дура дурой, то ли Лерка изъясняется невразумительно.

– Они хотели тебя изнасиловать? – нерешительно уточнила я.

– Ну…

– Но заявлять на них в милицию ты не хочешь?

– Зачем? Я ж сама их заказала.

– Что значит «заказала»? – перепугалась я, вспомнив, что данный глагол имеет не одно значение, я обожаю детективные сериалы и знаю это доподлинно.

– Изнасилование заказала, – глядя на меня небесно-синими глазами, ответила Лерка.

Посидев истуканом минут пять, я все-таки спросила:

– Ты что, сумасшедшая?

– Нет, – вздохнула она и начала смотреть вдаль. – Скучно мне.

– О господи… Короче, это был цирк и парни никакие не насильники? И если я сообщу в милицию…

– У них будут неприятности, – кивнула она, – хотя ребята выполняли мою просьбу. Поэтому я прошу никуда не сообщать, а причиненные неудобства готова компенсировать. Лады?

– Не надо ничего компенсировать, – разозлилась я, косясь на Лерку. – Вы появились очень вовремя… – Я невольно поежилась, вспомнив недавнюю сцену, не выдержала и предложила: – Может, тебе стоит обратиться к врачу?

– К какому? – хмыкнула Лерка и тяжко вздохнула: – От скуки не лечат.

– А чего у тебя за скука такая? – продолжила я проявлять интерес, хотя сама себе советовала заткнуться.

– Обыкновенная, каждый день одно и то же. С парашютом прыгала – надоело, тарзанка – тоска зеленая. Мужики все квелые, никто не заводит. Вот я и подумала…

– Нет, тебе точно к врачу надо, – съязвила я и добавила: – А работать ты не пробовала?

– Где? – оживилась Лерка.

– Ну уж не знаю, зависит от твоей специальности. Она у тебя есть?

– А то. Я семь лет у шеста вертелась. Ты не смотри, что я выгляжу малолеткой, у меня большой жизненный опыт и специальность железная.

– Какой шест? – нахмурилась я.

Лерка взглянула на меня сожалеюще и со вздохом спросила:

– Ты где вообще живешь?

– Здесь, то есть в нашем городе. Что это за шест такой, о котором должны все знать?

– Безнадежно, – махнула Лерка рукой, но тут же милостиво пояснила: – Стриптизом я занималась, в ночном клубе. Потом, когда бабок стало выше крыши, бросила. А зря. Может, назад вернуться? Как считаешь?

– Возвращайся, – кивнула я. – Это лучше, чем изнасилование заказывать.

Ответить Лерка не успела. Сашок направился к нам, вытирая руки тряпкой.

– Готово? – спросила Лерка, он кивнул, и мы поднялись. Лерка улыбнулась мне и сказала: – Ну вот… Извини, что так вышло.

– Ничего страшного, – заверила я.

– Денег точно не надо?

– Не надо.

Я торопливо устроилась в машине, махнула им рукой на прощание и поехала к бабушке.


Мысли о Лерке меня не покидали. Не то чтобы я думала о ней постоянно, конечно, нет, но когда они являлись мне, я хмыкала и качала головой. На праздные думы времени особо не было, дел невпроворот, но, укладываясь спать, я то воображала себя в объятиях Арсения, который исчез так же стремительно, как и появился, то вспоминала Лерку и фантазировала: а что бы делала я, будь у меня бабок выше крыши?

Вечером третьего дня меня ждал сюрприз. Я возвращалась с работы и возле своего подъезда обнаружила джип «Мерседес», а вскоре смогла лицезреть физиономию Сашка. Опустив стекло, он весело мне гукнул, а я нахмурилась, такая физиономия кому хочешь способна испортить настроение, а мне так вовсе тошно стало, потому что вслед за шофером я увидела Лерку. Она вышла из машины и направилась ко мне.

– Привет, – сказала она с улыбкой, улыбалась зазывно, точно приготовила подарок, но при этом возникало чувство, что непременно выйдет какая-нибудь пакость.

– Привет, – буркнула я.

– Как тачка? – кивнула Лерка. – Бегает?

– Да. Спасибо.

– Можно к тебе зайти? – ласково поинтересовалась она. Я чуть было не спросила, зачем, но решила быть вежливой и вопрос прозвучал так:

– А что случилось?

– Ничего, – пожала она плечами. – Ехала мимо, дай, думаю, загляну.

– Хорошо, – кивнула я, направляясь к подъезду. Лерка потопала за мной, а за ней и Сашок, выбравшись из кабины, потрусил к двери.

– А он зачем? – забыв про вежливость, нахмурилась я.

– Его одного надолго оставлять нельзя, – вздохнула Лерка и печально пояснила: – Он тоскует.

Я с недоумением перевела взгляд на парня.

– Ерунда, – буркнула я едва слышно, но Лерка услышала.

– Я один раз тоже так подумала и оставила Джоника, хотя меня предупреждали. А он возьми да и сдохни. Доктор так и сказал: от тоски.

– А кто такой Джоник? – растерялась я, замерев возле подъездной двери.

– Собака. Йоркширский терьер. Сейчас их все заводят, модно. И я завела. А он возьми да и сдохни, – повторила она с печалью.

– Но этот тип не терьер, – продолжала настаивать я.

– Конечно. Он покрупнее, а значит, и тоски в нем больше. Ты что, код забыла?

– Нет. – Я торопливо набрала цифры, и мы наконец вошли. – А надолго ты оставила Джоника? – спросила я не из любопытства даже, а желая показать себя заинтересованной чужой судьбой.

– На неделю.

– Так, может, он от голода сдох?

– Ты что, у него нянька была – дура дурой, но добрая.

– Чего ж он сдох тогда?

– Говорю тебе, от тоски. Он меня очень любил. – В этом месте она так горестно вздохнула, что я испугалась – а ну как заревет? Обошлось.

Я открыла дверь, пропустила гостей в прихожую и вошла сама. Сбросив туфли, Лерка пробежалась по квартире, Сашок сел на банкетку, демонстрируя клыки в радостной улыбке.

– А у тебя ничего. Уютно.

– Спасибо, – вздохнула я, знать не зная, что делать с незваными гостями. – Хотите чаю?

– Давай, – согласилась Лерка.

Мы прошли на кухню, Сашок остался в прихожей, должно быть, Лерка решила, что там он не затоскует.

Сама она устроилась в кресле-качалке, а я стала заваривать чай.

– Устаешь на работе? – спросила она, понаблюдав за мной.

– Когда как. Сегодня день был тяжелый.

– Иди ко мне в секретарши, тыщи баксов хватит?

– Сама иди в секретарши, – сурово отрезала я.

Лерка почесала нос и ласково сказала:

– Не злись. Я ж как лучше хочу.

– Не надо. Ни лучше, ни хуже. Ты зачем пришла? – решила я не церемониться.

Она пожала плечами:

– Так просто.

– Ясно. Тебе скучно, и ты не знаешь, чем себя занять.

– На самом деле ты мне понравилась. А потом… у меня никого нет, – с грустью сообщила она. – Совсем никого. Только Сашок. Еще Джоник был, но сдох. Я не хочу заводить другую собаку, привыкнешь к нему, а вдруг…

– Что значит «никого»? – нахмурилась я, потому что страдала излишней добротой. – А где родители?

– Мать давно схоронили, она у меня запойная была. Батя бабу нашел, а у той своих четверо. Какая это родня?

– Ну а друзья?

– Нет у меня друзей. Никто со мной дружить не хочет. У меня характер паскудный, да и вообще… завидуют.

– Чему?

– Деньгам, – ответила Лерка.

– Найди друзей своего круга.

– А характер?

– Работай над собой.

– Я стараюсь. Мне ведь нелегко, понимаешь? Чтоб себя перевоспитать, нужно время, а еще человек, который подскажет, поможет.

Тут я забеспокоилась, дружить с Леркой мне совсем не хотелось. Я придвинула ей чашку с чаем и сама сделала пару глотков из своей чашки.

– Может, сходим куда? – предложила Лерка, понаблюдав за мной. – В казино. Или на дискотеку.

– Как-нибудь в другой раз, – отмахнулась я.

– Ага, – кивнула Лерка с печалью. – А чего у тебя за дела на работе?

– Дела как дела, – не стала я вдаваться в подробности.

– Тогда, может, в пятницу махнем за город? А хочешь, в Крым слетаем? Два часа туда, два обратно.

– У тебя что, свой самолет?

– Почему свой? Просто самолет.

– Вряд ли в ближайшее время получится.

– Почему?

Я взглянула на нее и по неизвестной причине почувствовала себя виноватой.

– У меня неприятности, – сообщила я со вздохом, хотя за секунду до этого не собиралась посвящать Лерку в свою жизнь.

– Что за неприятности?

Конечно, я уже пожалела о том, что сказала, но теперь секретничать было как-то глупо, и я ответила:

– Выживают меня из офиса. Когда мы снимали помещение и делали ремонт, хозяин от счастья прыгал до потолка, потому что домишко был старый, ветхий и грозил развалиться. А теперь в центре все развалины и халупы распродали, и он недоволен прежними условиями. На законном основании вышвырнуть он меня не может, но интригует и пакостит.

– Гад, – нахмурилась Лерка.

– Конечно, гад, – согласилась я. – Он с одним типом практически договорился, Андрюхин, слышала про такого?

– Нет, но это не важно. И что Андрюхин?

– Ему очень хочется все здание захапать. Конечно, он Федосееву, хозяину то есть, пообещал сумасшедшие деньги, ну, тот и рад стараться.

– И все? – подождав немного, спросила Лерка.

– Что все? – не поняла я.

– Это все твои неприятности?

– Ты хоть представляешь, что значит сменить адрес фирмы? – разозлилась я. – Найти помещение не у черта на куличках, а в приемлемом районе? А реклама? А номер телефона? Мы же половину клиентов растеряем. Опять же в центре за реальные деньги ничего не найдешь.

– Я понимаю, – серьезно кивнула Лерка, а я почувствовала себя как-то неуверенно.

Мы допили чай, поболтали о том о сем (в основном о фильмах про Джеймса Бонда), и Лерка наконец отбыла восвояси, оставив мне номер своего мобильного. Я о нем тут же забыла, потому что звонить ей не собиралась.

Однако пришлось. Утром следующего дня я пила кофе в компании Софьи Сергеевны, когда позвонил Федосеев и, захлебываясь от ярости, заявил:

– Вы что себе позволяете? – Охнул и заорал: – Ты что о себе воображаешь, пигалица?

– А что это вы на меня орете? – возмутилась я.

– Я орать не буду, я на тебя в милицию заявлю. Пусть разбираются.

– Хорошо, заявляйте, – ничего не поняв, ответила я.

Он прорычал что-то нечленораздельное и повесил трубку, а я в легком шоке сделала еще несколько глотков. Тут меня озарило, я подавилась кофе, закашлялась, Софья Сергеевна хлопнула меня ладонью по спине, а я, как только смогла отдышаться, бросилась искать Леркин телефонный номер. К счастью, он оказался в сумке.

– Алло, – нараспев ответила Лерка.

– Это я, Анна.

– Привет, как дела? – Она вроде бы обрадовалась.

– Нормально. То есть… слушай, – собралась я с силами, – мы вчера говорили о моих проблемах. Ты, случайно, не…

– Что?

– Сейчас позвонил Федосеев, хозяин здания, где находится наш офис, болтал какую-то чепуху.

– Грозил, что ли?

– Обещал заявить на меня в милицию.

– За что? – удивилась Лерка.

– Не сказал.

– Слушай, а у него с головой как? Все дома или, бывает, отлучаются?

– Не знаю, – задумчиво ответила я. Прямо спросить Лерку я так и не решилась, вдруг она ни при чем, а я навыдумывала черт-те что.

Я быстро простилась с ней и остаток дня пребывала в унынии, ожидая появления милиции с минуты на минуту.

Милиция не явилась, зато на следующий день вновь позвонил Федосеев. Теперь голос его был слаще меда.

– Анна Михайловна… – захлебываясь от счастья, начал он, далее счастье шло по возрастающей, что, признаться, насторожило меня больше угроз. Особенно тот факт, что Федосеев раз десять повторил, что все недоразумения между нами улажены и он предлагает мне заключить долгосрочный договор. – И давайте не будем тянуть. Встретимся завтра у нотариуса. – Он продиктовал адрес и с заметным облегчением отключился.

В назначенное время я прибыла к нотариусу. Федосеев ждал меня, пританцовывая возле своей «Ауди». Выглядел он так, точно ему на голову свалился кирпич и он по сию пору от этого не оправился. Завидев меня, дернул щекой, физиономию его слегка перекосило, но ее тут же украсила ласковая улыбка.

– Здравствуйте, – обрадовался он, шагнув навстречу, и я только тогда заметила, что левая рука у него на перевязи.

– Что у вас с рукой? – испугалась я, хотя чего бы мне пугаться, раз рука не моя, да и к Федосееву добрых чувств я не питала, уж очень много крови он мне попортил в последнее время.

– Рука? – Он посмотрел на нее с отчаянием и поспешно заверил: – Ерунда.

Формальности много времени не заняли. Вскоре мы простились с Федосеевым, я довольная, он почему-то не очень, и это меня озадачивало, коли уж инициатива исходила от него. Он проводил меня до машины и неожиданно перешел на шепот:

– Если вдруг, мало ли что… так вы того… скажите для начала, зачем же сразу…

Из этой тарабарщины я мало что уяснила, забеспокоилась и поторопилась уехать. Все произошедшее выглядело как-то подозрительно. И тут внутренний голос шепнул мне: «Позвони Андрюхину». Телефона офиса Андрюхина у меня не было, раз мы даже незнакомы, но в справочной я его получила без проблем, набрала номер, женский голос мне ответил. Я поинтересовалась, могу ли я поговорить с господином Андрюхиным. Женщина вложила в свой голос всю земную скорбь, когда ответила:

– К сожалению, нет. А кто его спрашивает?

– Сестра, – брякнула я, хотя знать не знала, есть ли у Андрюхина столь близкая родственница.

– Ольга Дмитриевна? – обрадовалась женщина и тут же вновь начала скорбеть: – Денис Дмитриевич в больнице.

– А что случилось? – пролепетала я испуганно, притворяться не пришлось, я действительно была здорово напугана.

– Он вам сам расскажет. Ничего страшного. Это он так говорит, – добавила она.

– А в какой он больнице?

– В «Красном Кресте». – Женщина назвала отделение и палату, а я помчалась туда.

В «Красном Кресте» у меня работала приятельница. Я очень надеялась застать ее на боевом посту. Так, к счастью, и оказалось. Через двадцать минут Лариска, посетив соответствующее отделение, сообщила, что господин Андрюхин доставлен в больницу с черепно-мозговой травмой, жизни его ничто не угрожает, но от этого легче мне не стало. Простившись с Ларисой, я выпорхнула из больницы и тут же набрала Леркин номер.

– Это ты! – взвизгнула я, вышло как-то не очень толково, так что неудивительно, что Лерка поняла этот визг по-своему и резонно ответила:

– Конечно, ведь ты мне звонишь. Или нет?

– Тебе. Слушай, ненормальная, Андрюхин в больнице, а Федосеев с перевязанной рукой и подписал со мной договор…

– Подписал? – обрадовалась Лерка. – Значит, у тебя никаких проблем? Надо это дело отметить.

– Ничего я отмечать не буду. Скажи, это твоих рук дело?

– Что? – растерялась она, и я тут же подумала: может, напрасно я ее обвиняю, может, она ни при чем, но все равно спросила:

– Кто-то проломил голову одному и покалечил руку другому. Это ты?

– С ума сошла? Как бы я это проделала? Ты бы хоть подумала: ну как я мужику руку сломаю? Во-первых, ломать замучаешься, раз навыков нет, во-вторых, он столбом стоять не будет, пожалуй, и мне что-нибудь сломает.

– Точно не ты? – теплея душой, спросила я.

– Конечно. Это Сашок.

– Ты чокнутая! – заорала я. – Не смей вмешиваться в мою жизнь. А если меня в тюрьму посадят? – озарило меня.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное