Петр Верещагин.

Повелитель Теней

(страница 9 из 48)

скачать книгу бесплатно

   Рыжеусый упал на одно колено, с трудом отражая алебардой натиск врага. Парень тут же метнулся вперед, пронзая своим клинком призрака. Тот со стоном отлетел в сторону.
   – Спасибо, Конрад, – прохрипел рыжеусый.
   – Не стоит, – ответил Конрад, отбивая сверкающим щитом атаку. – Кстати, Паулсон, Скотии больше нет.
   – Что?! Бакатта, ты слышал? – Паулсон подскочил, словно на пружинах. – Мы все-таки сделали это! А я еще сомневался!
   – Не отвлекайся, советник, – выдохнул четырехрукий, расплющивая призрака своим молотом. Тот, хоть и был сделан из какого-то дерева, явно обладал магической силой.
   Инеррен прислонился к косяку, наслаждаясь зрелищем: такой схватки даже в Аркане не увидишь…
   Наконец, с призраками было покончено. Достав флакон с какой-то красной жидкостью – наверняка Жизненным Эликсиром, – Бакатта осушил его одним глотком и устало сел прямо там, где дрался.
   – Славная битва, Конрад, – произнес он. Тут взгляд четырехрукого остановился на Инеррене. – Это еще кто такой? О нем нам ничего не говорили ни Заря, ни Герон.
   – Я – тот, кто помог вам закончить вашу работу, – пояснил чародей. – У меня с этой ведьмой были свои счеты.
   – Но кто ты?
   – Это не имеет значения, – сказал Инеррен. – Вы меня все равно никогда больше не увидите. Так каков твой выбор, Конрад?
   – Я согласен. – Парень, собрав свое снаряжение, подошел к чародею. Потом повернулся к своим друзьям и махнул рукой: – Прощайте и не поминайте лихом! Передайте королю Ричарду, что я желаю королевству Счастливого Камня долгих лет процветания!
   Инеррен резко развернулся, плащ его взметнулся, подобно темным крыльям. Рифмованные строки заклинания нарушили тишину:

     Замок пал. Молчат часы —
     Свергнут повелитель.
     Плащ мой, нас перенеси
     В тайную обитель!

   Тени сомкнулись вокруг них. Чародей ощущал только руку Конрада, крепко державшегося за его плечо, и Скотию, все еще лежавшую без сознания под теневым покровом.
   Когда предрассветные лучи оранжевого солнца заиграли на кольчуге Конрада, Инеррен слегка ударил его по спине:
   – Теперь слушай. Тут, в Аркане, проходит Турнир. Лучшие из лучших доказывают здесь, что они действительно лучшие. Одержи победу – и сами Боги Судьбы склонятся перед тобой. Но, даже если ты проиграешь, здесь они ничего не могут с тобой сделать. Эта земля является для них чем-то вроде нейтральной территории.
   Янтарные глаза Конрада загорелись. Это было ему по душе!
   – Благодарю, – произнес он. – Что я могу сделать для тебя?
   – Рубин, – указал чародей на кулон, свисающий с его шеи.
   – Возьми, бога ради. – Конрад снял цепочку и протянул Инеррену. – Этот Кристалл Истины должен был помочь мне против Скотии, однако теперь он ни к чему.
Это все?
   – Если ты понадобишься мне, я знаю, где тебя найти, – усмехнулся чародей, пожимая руку бывшему «борцу со Злом» и направляясь на восток, к Храму Света – там следовало оставить ведьму.
   Зачем, интересно, она понадобилась Богам Судьбы? Или это не Они изъявили такое желание? Впрочем, ему-то какое дело…

   У Храма Инеррена уже ждали. Безмолвная процессия жрецов в шелковых шафрановых мантиях приняла неподвижное тело Скотии и направилась к алтарю…
   – Лучше не смотри, – раздался сзади голос Рэйдена. Против обыкновения, тот был каким-то заботливым и беспокойным.
   – Хорошо, – повернулся чародей к Богу Судьбы. – Кстати, вот то, за чем ты меня посылал.
   Синий сапфир блеснул в руках Рэйдена. Тем же светом на миг засияли его глаза. Странная улыбка раздвинула тонкие губы.
   – Вот теперь доказательство найдено! – удовлетворенно промолвил Рэйден. – Благодарю, Инеррен: ты сделал даже больше, чем сам догадываешься. Теперь выслушай мое последнее поручение: оно, между прочим, касается тебя самого и твоего мира…


   Давным-давно, задолго до Великого Искажения, когда даже гномов и орков (не говоря уж о людях) еще не было на белом свете, землям Четрании угрожала великая опасность. Однажды утром солнце не взошло, а небо на востоке оставалось темным. Прошло три дня – и подул ледяной ветер.
   А в спокойные серые воды Океана Теней за необитаемым восточным континентом падали смертоносные хлопья черного снега…
   – Это время называлось Веком Бурь, – прервал Инеррен рассказ. – Но она вроде бы началась в центральной части Четрании, над Даан-Уласом.
   В глазах Рэйдена появилось одобрение.
   – Точно. Но не слишком полагайся на эти твои древние предания. Ты родился, зная о том, что Черная Буря не причинила Четрании большого вреда, – но это еще ничего не доказывает. Потому что сейчас именно ТЕБЕ предстоит отразить ее.
   – Что?!! Но…
   – Ты хочешь сказать, что это УЖЕ сделано? Нет, – Рэйден задумчиво потер подбородок, – время не столь просто, как ты себе представляешь. Если ты потерпишь неудачу – Четрании, какой ты ее помнишь, никогда не будет. Останется только пустынный мир, лишенный всех признаков жизни. Ни растений, ни животных – ничего. Черная Буря, которую имел в виду ты, действительно закончилась: я имел в виду другую, она началась чуть позже. Первую остановили эльфийские жрецы, пожертвовав своими жизнями. Однако, когда они узнают о второй, будет уже слишком поздно. Поэтому я отправляю сквозь время тебя, в твоих же интересах исполнить это задание получше.
   – Да, но ВРЕМЯ!
   – Это – не твоя забота, – произнес Бог Судьбы. – Я проведу тебя в нужный век. Если ты еще обладаешь тем разумом, что имел раньше, то сможешь вернуться и сам. Тебе нужно время на подготовку?
   Чародей достал из кармана все ту же монетку. На сей раз она легла гербом вниз, открывая солнечному свету мелкие руны, указывающие на ее достоинство.
   – Значит, не нужно, – заключил Рэйден.
   Его голос – вроде бы тихий, спокойный и неприметный – внезапно сотряс весь мир.

     Потоки Времени! Замедлите свой ход,
     Доставьте странника сквозь время и пространство,
     Сквозь бездну чувств и паутину власти,
     Сквозь занавес Сомнения – вперед!

   Миг спустя Инеррен уже стоял на крутом скалистом утесе, а штормовой ветер пытался сбросить его в кипящие волны Океана Теней. В его яростном реве слышалось отчаяние. Черный снег нес смерть всему живому. Если Четрания будет опустошена – уйдут и Боги. Тогда – конец. Конец Четрании, конец всему и всем.
   Чародей наполнил новой энергией свое прежнее заклинание «Хождение-в-Облаках» и полетел на восток. Три теневые оболочки все еще окружали его, давая неплохую защиту от всех опасностей. Попробовав на странном черном снеге пару стандартных заклятий, Инеррен остался удовлетворен результатом. Чем бы эта дрянь ни была на самом деле – таяла она неплохо. На поверхности океана растопленный снег образовывал тонкую пленку, препятствовавшую доступу воздуха в глубины моря и потому смертельную для рыб и прочих его обитателей; однако она прекрасно горела, оставляя после себя лишь чистое пространство, будто и не было на том месте ни колючего черного снега, ни упругой пленки.
   Но не может же он – в одиночку – охватить территорию в невесть сколько квадратных миль! Надо покончить с причиной.
   Да, но пока он будет заниматься неведомой причиной – ее ж найти еще надо! – этот черный снег покроет всю Четранию. Тучи закрывали солнце всего третий день, а пленка уже почти достигла берега восточного континента. Океан Теней спасти уже невозможно… впрочем, он был необитаем и во времена Инеррена. Теперь понятно, почему.
   Следовательно, подытожил чародей, необходимы союзники. Довольно много союзников, которые быстро перемещаются, владеют хотя бы основами магии и достаточно умны, чтобы уяснить опасность.
   Задай правильный вопрос – и получишь правильный ответ. Драконы.
   Драконы. Легендарные крылатые ящеры, сотворенные Верданом… но позвольте, сейчас Век Бурь! Значит, всего-то триста лет назад!
   Обладали они своими способностями от рождения? Или это многовековой опыт? Инеррен беседовал как-то с одной красной драконицей, называвшей себя Россинер – «Кровавая Тень». Она была весьма умна, хотя довольно молода по драконьим меркам – ей тогда было лет пятьсот, а «детский» возраст у ящеров, жизнь которых длилась более двадцати веков, считался равным четверти тысячелетия.
   Так что же, сейчас все драконы практически подростки? Какой тогда от них прок?
   Но от эльфов толку еще меньше. Дети Мелисдана взрослеют раньше, и пришли в Четранию они почти одновременно с драконами… но один эльф никогда не сравнится с одним ящером. Драконы – индивидуалисты и вместе никогда не действуют (так, во всяком случае, рассказывала Россинер), потому эльфы сумели создать цивилизацию, а ящеры – нет. Но речь-то идет о войне, а не о цивилизации! По крайней мере, об обороне…
   Есть, правда, еще мифические Сидтрилы и Фероинары. Оба этих народа заселили Четранию еще до прихода Девяти Богов. Но о них ничего толком не известно, а с драконами и эльфами чародей мог хотя бы найти общий язык.
   Итак, на запад! И надейся на лучшее, сказал он себе, ибо остается только надеяться…
   Южного Континента еще не существовало: он составлял единое целое с будущим Ардоканом и будущей Землей Эльфов. Островерхий хребет Даан-Улас был местом обитания Крылатого Народа, на севере – от Серебряного до Золотого Моря – тянулись леса Черкарма, а на юг до залива Секон простирались равнины Ардона.
   Даан-Улас был довольно густонаселенным местом, ибо, помимо драконов, там обитали еще и гоблины. Лет двести назад Гарросдан решил создать собственную расу, и осуществил задуманное. Только вот при сотворении своих гоблинов он взял за образец эльфов – детей Мелисдана!
   По меркам Богов, как теперь понимал Инеррен, такое деяние равнялось прямому вызову. Вероятно, это и послужило истинной причиной Первой Войны, войны гоблинов с эльфами (на самом деле – между Гарросданом и Мелисданом)… правда, до нее еще, как минимум, полвека. Чародей еще раз напомнил себе: время – материя тонкая, не следует делать ничего, что способно повредить эту хрупкую структуру.
   И все-таки – эльфы или драконы? Эльфы умеют действовать сообща, их Дар достаточно подтвержден историей, которую Инеррен знал лучше многих других. С другой стороны, драконы много сильнее; и если убедить их, что единственный способ – работать вместе, иного выбора у них попросту не будет…
   А что подсказывают чувства?
   «Есть время для чувств, и есть время для действий, – жестко оборвал себя чародей. – Надо делать что-то, а не придумывать, как бы поступить…»
   В этот момент над его головой пронеслась черная тень, а прямо в лицо устремился обжигающий огненный шар.

   Заложив вираж, Инеррен оказался прямо над развлекающимся драконом. Короткое слово – и тот камнем падал на землю.
   Чародей ринулся вниз и создал из воздуха мягкую «подушку», принявшую на себя тяжелый удар.
   – Твое Имя? – обратился он к полуоглушенному ящеру.
   – Эанор. Кто ты такой? – Древнее Наречие было искажено чешуйчатой глоткой, но произношение было отчетливым. Драконы с рождения владели языком Сил лучше, чем многие, именовавшие себя магами.
   – Тот, кто принес крайне важное известие, касающееся всего Крылатого Народа, – не тратя слов попусту, сказал Инеррен. – Собери здесь всех – и немедленно.
   – Всех?!!
   – Всех, кто способен пролететь за сутки тысячу миль и выдержать после этого обратный перелет.
   – Это невозможно.
   – Не лги. У драконов имеется «тайная речь», для которой расстояние не имеет значения.
   – Да я про полет! Может, среди нас и найдется десятка три-четыре, которые способны покрыть тысячу миль за сутки. Но не больше. Для этого нужны постоянные тренировки…
   – …а драконы крайне ленивы. Знаю, – усмехнулся чародей. – Но сейчас речь идет о вашей жизни. Либо лучшие из лучших помогут мне отразить опасность, либо вся Четрания станет безжизненной пустыней. Выбирать вам – но не тебе одному. Вызови всех.
   Черный ящер поднял голову и напряженно уставился в небеса.
   Древнее Наречие – язык Сил, Искусства и Власти, но оно не слишком-то подходит для прямого общения. Не имея возможности говорить на Общем – для этого драконья глотка попросту не приспособлена, – Крылатый Народ изобрел так называемое мысленное общение. Для «тайной речи» действительно не имело значения, где в данный момент находится собеседник; главное – знать, кто он.
   А Инеррен тонкими, четкими штрихами описывал картину опустошенной Четрании. Ветер, тоскливо воющий над выжженными серыми равнинами; ядовитый дождь, мерно падающий из черных туч, которые навсегда закрыли некогда голубое небо; смертоносная пленка на поверхности океана; задыхающиеся рыбы, звери, птицы… Каждому из драконов Эанор передавал каждое слово, каждый мысленный образ.
   Чародей закончил и сел, устало опустив голову.
   Через пять минут воздух наполнился шумом огромных крыльев. Три сотни лучших представителей Крылатого Народа – всех цветов, всех девяти кланов – ожидали его распоряжений.
   – Веди их, Эанор, – сказал Инеррен. – Океан Теней и Ассат подвергаются непрестанным атакам черного снега. Выжгите эту нечисть дотла! Целительное пламя даст возможность Четрании выжить. Не останавливайтесь, не прекращайте напора – что бы ни происходило. Не должно остаться ни единой частицы этой пакости!

   А вот теперь действительно есть возможность подумать. Итак, тучи закрыли небосвод и не собираются покидать его, испуская смертоносный черный снег.
   Стихийное явление? Вздор.
   Следовательно, умысел.
   Хорошо – но чей? Кому выгодно, чтобы земля была опустошена?
   Тем, кто не нуждается в жизни в том понимании, какое относится к эльфам, драконам и даже к гоблинам. Как и ко всем созданиям Девяти Богов.
   «Ого! Значит, Сидтрилы и Фероинары? Не обязательно, конечно… но похоже. Если бы мою землю захватывали другие племена, я бы пошел войной на них. Но если мою землю захватывают Боги?»
   Тогда – уничтожить и захватчиков, и то, что им нужно. Надо проверить, решил чародей, и тут же возник естественный вопрос: как? Где искать этих Сидтрилов и Фероинаров? Заклятие поиска не поможет: оно предполагает, что вызывающему известна конкретная цель – а ее-то и не было. Да, это проблема. И ее не решить без посторонней помощи.
   Ладно. Еще раз: кто виновен? Как отыскать истинную причину?
   Истинную? Истинную?!!
   Кристалл Истины.
   В сердцах обозвав себя дураком, Инеррен вытащил рубин Конрада и рассмотрел его как следует. Ничего необычного. Правильный двенадцатигранник, великолепная ювелирная работа, глубокий блеск. Однако никаких сверхъестественных сил внутри него не ощущалось.
   «Их и нет, – внезапно озарило чародея. – Это лишь инструмент. А сама Истина – в каждом. Кристалл только позволяет увидеть ее. Мне большего, собственно, и не требуется…»

     Из глубины пурпурной Камня,
     Из тайн измученной души —
     Мне образ тайны покажи,
     Кто виноват, о Духи Знанья?

   Слова заклинания сработали как отмычка, провернувшаяся в потайном запоре. Четкие картины прошлого и настоящего выстраивались в галерею, рассказывая странную историю…
   Одинокий островок далеко на востоке, милях в трехстах за Ассатом.
   Тринадцать фигур в бесформенных серо-коричневых балахонах стоят на круглой вершине холма. Новолуние. Волчий вой. Дрова для костра выложены в форме Знака Сил – пятилучевой звезды в кольце.
   Один из них говорит «Огонь!» – и костер вспыхивает. Второй бросает в пламя какой-то порошок, и оно приобретает зеленый цвет.
   Колдуны берутся за руки и поют какой-то нестройный мотив. Зеленое пламя мерно покачивается в ритм их завыванием. Костер растет и растет. Он уже охватил всех колдунов, пламя пожирает их живьем, однако хриплые голоса по-прежнему звучат в глухой ночи. Наконец жуткий ритуал подходит к концу, и оглушительный треск разорванной Грани завершает рассказ.
   – Вот это да! – уважительно покачал головой Инеррен. – Отдаю им должное: раскрыть Грань одним-единственным ритуалом…
   Ладно, но теперь надо отправиться туда и исправить совершенное.
   Чародей запрокинул голову и закричал:

     Ветер, скорость набирай,
     Тучи в небе разгоняй
     И меня перенеси
     В дальний край, где в месте Сил
     Разорвалась Грань Миров:
     Чтобы вновь закрыть ее,
     Должен находиться там
     Тот, кто мог сомкнуть Врата

   И ветер откликнулся на призыв. Мощный шквал на миг пригнул верхушки деревьев к земле, заставив Инеррена задохнуться. Мгновение боли, холода и бешеного движения – и он стоял на том самом холме. Костер, естественно, давно погас, но полусгоревшие кости колдунов еще не рассыпались.
   А вот это уже серьезно.
   Кости принадлежали гоблинам!

   Гоблины – дети Гарросдана, свирепого Бога Войны. Все, что чародею было о них известно, сводилось к следующему: гоблины отличались яростью и кровожадностью, как и их «папаша». По силе средний гоблин немного уступал человеку, превосходя в скорости примерно настолько же. Небольшая часть Гартов (как они называли себя) действительно практиковалась в магии, однако заклятия высших рангов требовали наличия мозгов, привыкших думать именно о магии. Гоблины же никак не могли полностью сосредоточиться на Искусстве, поэтому наивысшими их достижениями оставались Ядовитое Облако, Гром и Буря Смятения. Неплохие заклинания (для начинающих и даже среднего ранга колдунов), но совершенно ничего похожего на происходящее. Не тот уровень.
   Хорошо. Допустим, в далеком прошлом – то есть сейчас – гоблины были умнее. Но не настолько же! Инеррен знал, как проделать такой ритуал, понимал его суть – но он, посвященный Теневых Троп, обучался Искусству много лет, и учителями его были жестокие темные миры. Человек же умнее гоблина, это было доказано давно…
   Стоп! Никаких больше допущений. Откуда гоблины-колдуны могли бы получить подобное знание? Откуда они вообще могли получить что бы то ни было? Кто дал им описания таких ритуалов?
   Гарросдан. Больше некому: лишь Бога Войны они почитают и к нему же обращаются за помощью. Не молятся, нет, – но просят. И иногда в самом деле получают ответ.
   Но зачем это Гарросдану?
   Даже жаба стремится занять лидирующее положение в луже; что уж тут говорить о Боге! Вероятно, требовалось, чтобы все расы Четрании погибли, кроме тех, что сотворил он.
   Нет, не сходится. Гоблинам-то тоже не спастись от этой Бури.
   Гоблинам – да. А Каменным Гигантам на нее глубоко наплевать: им ведь и дышать не обязательно! И единственной расой Четрании остались бы именно они, неудавшиеся дети Гарросдана.
   «Ну да ладно, – подумал чародей, – Бог Войны никуда не денется. Сейчас надо закрыть эту дыру… и черт меня подери, если я знаю, как это сделать, не потеряв жизнь в третий раз. На все про все у меня примерно четыре часа – до рассвета. Когда придет время появиться солнцу, все уже должно быть сделано.»
   Инеррен сел на камень и погрузился в размышления. Если требуемый способ не будет найден – придется умирать. Только на сей раз окончательно…

   Некогда какой-то мудрец метко подметил: ничто так не стимулирует мыслительный процесс, как взведенный и заряженный арбалет, нацеленный точно в голову.
   Способ был найден: отдать не жизнь, но всю магическую силу. Всю без остатка. Тогда есть шанс, и неплохой, что освобожденной энергии хватит, чтобы закрыть разорвавшуюся Грань надежным щитом.
   Не давая себе даже возможности передумать, чародей принялся за дело. Он быстро составил рифмы и еще быстрее прокричал в тишину:

     Каждою искрой и каждою каплей
     Силы волшебной моей
     Я закрываю отверстие в Грани
     Черным покровом Теней.


     Жизнь дороже всего – это знают
     Те, у кого ее нет.
     Вечность разрывы поспешно латает,
     Снова спокоен рассвет

   Поток энергии рванулся прочь из тела, растворив теневые оболочки. Они даже придали дополнительную мощь этой струе: сила Теневой Тропы универсальна, и все, сотворенное с ее помощью, способно передать вложенную энергию без потерь. Светящийся столб устремился вверх, достиг черного провала – даже безлунная ночь была светлее этой дыры в Бездну Вечности – и запечатал его!
   Вскоре сила иссякла. Полностью обессиленный, Инеррен опустился на холодную землю – и тут почувствовал тонкую струйку живительного тепла. Рефлекторно он потянулся к Кристаллу Истины. Да! Чтобы получить от него энергию, надо было, оказывается, дойти до предела собственных жизненных сил.
   Это вселяло некоторую надежду. Но Кристалл быстро затих, придав силы лишь на миг. Чародей почти с нежностью погладил рубин и оценил свои теперешние резервы.
   Очень немного. Максимум – одно заклинание. Но и это гораздо больше того, на что он рассчитывал еще пять минут назад.
   Что ж… дело сделано, Четрания спасена, и можно возвращаться. С Богом Войны ему сейчас все равно ничего не сделать.
   Однако сердце Инеррена протестовало. И он пошел на сделку с самим собой, решив остаться на острове – не долго, пару дней – и как следует отдохнуть. Простой сон ему сейчас не повредит.

   – Эй, колдун!
   Рев черного дракона заставил уставшего чародея открыть глаза. В таком положении – между передних лап огромного ящера, Эанор загораживал собой практически три четверти голубого неба – он почувствовал себя крайне неуютно.
   – Ну, как все прошло? – спросил Инеррен, усаживаясь и отряхивая плащ. – Были проблемы?
   – Нет. Несколько раненых, многие совсем выбились из сил – вроде тебя – и спят по всему Ассату. – Эанор осмотрел весь остров, потратив на это лишь пару мгновений, и удивленно проговорил: – Но с кем же ты тут сражался?
   – С силами, которые поддерживают мир, – объяснил чародей, поднимаясь на ноги. Голова пошла кругом; следовало поспать еще хотя бы часов шесть, логично решил он, опираясь на лапу дракона. – Я закрыл дыру в Грани.
   – Что?!! – Эанор посмотрел на человека почти с благоговением. – И ты жив? Даже представитель Крылатого Народа заплатил бы за подобное жизнью.
   – Это было непросто, – согласился Инеррен. – Но пока что я умирать не собираюсь. Надо закончить еще кое-что.
   – А точнее? – Ящер уже чувствовал подвох, однако неутолимое любопытство пересилило.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Поделиться ссылкой на выделенное