Петр Верещагин.

Повелитель Теней

(страница 6 из 48)

скачать книгу бесплатно

   «Искаженный Мир находится неподалеку от Преисподней, граничит с Бездной и Домами Боли, которые ты называл темными мирами. Власть Хаоса там поистине разрушительна, светлые заклинания практически бесполезны. Зато там – сплошь сумерки, и если ты воспользуешься своей Истинной Силой…»
   Закончить фразу она не успела – мерцающий вихрь перемещения увлек чародея прочь. Но Инеррен понял, что имела в виду волшебница: Истинная Сила – это сила Истинного Имени, а его Имя – Повелитель Теней. Что ж, это уже преимущество…
   И вновь – простор, напоминающий бесплодные равнины Серых Стран. Но пространство было скручено неестественным образом; казалось, один шаг – и горизонт будет рядом. Одно слово – Искаженный Мир.
   Минуточку! Да ведь у меня есть союзник даже в этом месте, подумал Инеррен. И если говорить о союзниках… не позвать ли их сюда? Нигде не сказано, что бороться можно только в одиночку – ведь у Смерти слуг полным-полно.
   Чародей жестами и голосом сотворил из податливой теневой ткани точное подобие своей прежней цитадели – Ассатсека. В ином месте фокус бы не сработал, но низкий потенциал Искаженного Мира позволял творить без напряжения самые мощные заклинания.
   Войдя внутрь, он привычно уселся на трон в центре Серого Зала, воздвиг вокруг ряды стульев и произнес заклятие для вызова:

     Тех, кто мне помощь обещал,
     Кто чувствует свой долг,
     Я призываю в Серый Зал —
     Приходит битвы срок

   Трое, подумал Инеррен. Черный сгусток в центре – Моердвик, на изящном стуле слева – Джек, а справа… как, Тень? Точно, тот самый житель Серых Стран, который провожал его к Обители Туманов!
   А ведь почти три дня прошло с тех пор… Или гораздо больше? Понятия времени в Сумеречных Странах нет вовсе, а Искаженный Мир… одним словом, соответствует своему наименованию.
   – Что, проблемы? – спросил Джек.
   – Да. Сражение со Смертью, – объяснил чародей. – Если выиграем, ты назовешь свою цену; если же нет, заплатить я все равно не смогу. Это можешь считать авансом. – Он протянул мешочек с остатком драгоценностей.
   – Ты повздорил с Богом Смерти?! – воскликнула Тень.
   – Нет, с ним-то я как раз нашел общий язык, – усмехнулся Инеррен. – А вот со Старухой…
   – Ничего страшного, – прогрохотал Моердвик. – И на Старуху бывает проруха.
   Игра длилась несколько дней. Старуха постоянно насылала на чародея и его соратников орды демонов, которые называли себя Детьми Ужаса. Нож Джека оказался великолепным оружием против тварей подобного рода: ни один из тех, кто попробовал прикосновения этого клинка, не вернулся к Старухе.
   Тень, не обладая особой силой, имела другие преимущества.
Летая по всему Искаженному Миру, она оставалась незамеченной и моментально сообщала Инеррену о продвижениях армий Старухи.
   Странная игра: вроде борьбы двух полководцев, но у одного – тысячи бойцов, у другого – только три воина. Зато двое из этих троих стоили тысячи – ибо Моердвик, постоянно трансформируясь в ужасных чудовищ, проглотил множество слуг Старухи, хотя и не переставал жаловаться на плохой привкус, вонь и костистость жертв…
   Джек многому научил чародея. Некоторые оброненные им фразы, касавшиеся строения миров Миллиона Сфер и Барьеров меж ними, глубоко запали Инеррену в голову. И странный, невероятно рискованный и парадоксальный план победы начал обретать причудливые очертания.
   «Да, – думал чародей, тщательно скрывая свои мысли от соратников, – такого хода событий Старуха точно не сможет предвидеть. Не сможет предвидеть – не сможет и защититься.»

   Наконец, запас демонов у Старухи подошел к концу. И она, словно в добрые старые времена, сама взялась за дело.
   Неимоверно тощая и жутковатая даже для Искаженного Мира фигура двигалась по опустошенным землям. Вот он, след. Значит, этот колдун хочет заклинаний? Он их получит…
   Торжествующее шипение странного наречия сорвалось со ссохшихся губ. И четверых дерзких окутал Колпак Хаоса; ни одна сила за пределами этого места не могла больше помочь им…
   Искривленное лезвие ее косы поймало блеск далеких звезд, которые видны лишь в странах смерти.
   – Прощай, колдун, – произнесла Старуха, занося свое оружие.
   Ответом были строки рифмованного заклятия:

     Мудрость Источника, Сила Теней —
     Вас Повелитель зовет!
     Жизнью за вызов плачу я своей,
     Чтобы от Смерти избавить людей, —
     Пусть же падет небосвод!

   Коса опустилась, рассекая тело чародея надвое. Но мерный, бесстрастный голос продолжал звучать в воздухе:

     Раскрылись Грани ада и небес,
     И пала Смерть от смертных рук тогда,
     И покорился Вечности Венец
     Тому, кто жизнь на Тени променял

   Из-под плаща Инеррена выкатился небольшой шарик, мерцавший чернотой самой Бездны, – Око Вечности, которым пользовался Хозяин Судеб. Чародей, разделавшись с Морриганом, не захотел оставлять такой могущественный артефакт без присмотра.
   Против своего желания Старуха бросила взгляд на шарик, ее сосредоточенность нарушилась – и Теневое Искусство моментально обрело власть над ней. Смерть пришла слишком поздно.
   Колпак Хаоса раскололся под натиском силы Ока, издав зловещий хруст. Бурлящий водоворот теней мгновенно захватил в свои кольца Старуху и начал сжиматься, одновременно ввинчиваясь в безжизненную почву Искаженного Мира. Неимоверно громкий треск оглушил всех троих.
   То под действием предсмертных чар Инеррена рвался Мировой Барьер, называемый также Гранью.
   Последний удар Старухи захватил с собой Тень. Моердвику удалось взмыть вверх, так что он отделался раной. Джек, как всегда, скрылся в сумерках…

   Бог Смерти коротко сообщил волшебнице обо всем происшедшем.
   – Теперь ты остался без своей прислужницы? – заметила Айра.
   Кэрдан кивнул.
   – И это избавило тебя от необходимости бросать ей вызов. – Бог Смерти покачал головой. – Все же со смертными иметь дело невероятно интересно. Такого не случалось на протяжении миллионов лет…
   – Так ты не рассержен?
   – Нет, пожалуй, – усмехнулся Кэрдан. – У меня имеются несколько претендентов на должность Сборщика Душ. Выберу лучшего, и все будет так, как и раньше. Однако список тех, за кем Старухе надлежало придти в первую очередь, утрачен; за это, собственно, Инеррен и заплатил жизнью.
   «Может, и так, – прозвучал внутри ее сознания насмешливый голос Повелителя Теней, – но попробуй только скажи, будто дело того не стоило!»
   Он знал, что делал, когда сотворял последнее заклятие: вложив в него всю энергию без остатка, чародей в очередной раз расстался с жизнью; воспользовавшись связью с Источником, он вновь переместил свое сознание в Страну Золотого Покоя – да только не было никого, кто мог бы вернуть его обратно в мир живых. То, что Инеррен делал в Обители Туманов, создавая себе новое тело, было возможно лишь там, и нигде больше. Айра же, не пройдя финального испытания, не владела Ключом…

   На границе Искаженного Мира и Домов Боли установлена пентаграмма – плита из черного камня. На ней почерком Айры написано:

     Ярко-белым огнем
     Запылал небосклон.
     И тогда содрогнулась земля:
     Хаос бился здесь с Тьмой,
     И не сдался герой —
     Предпочел он сгореть дотла.
     Но врагу отомстил
     И его опустил
     В мир, что холоден, мерзок и груб:
     В ад отправил колдун
     Паутиною рун
     Смерть-Старуху, Кэрдана слугу.


     Он не мертв – ведь и смерть не хозяйка ему,
     Он не жив – Хаос силы забрал;
     В океане Источника смотрит во Тьму
     Повелитель Теней, жизнь отдавший тому,
     Кто раздвинуть смог Смерти оскал.

   Иногда у этой плиты останавливается огромный сгусток черноты – Моердвик, – и приносит слова благодарности единственному смертному, ставшему его союзником.
   Порою мимо проходит человек, облаченный в сумерки; он также задерживается на этом месте. Иногда Джек приносит сюда еду и бутылку вина и совершает обряд поминовения – никогда и никому больше он не оказывал подобных почестей…


   Тень все же исхитрилась вырваться из железной хватки Старухи. Отчаянный рывок в сторону, сверхтеневое усилие – и она пробила тончайшую пелену, отделяющую Дома Боли от Преисподней.
   Лучше бы Тень этого не делала…
   Трон из раскаленного железа был сделан точно по форме тела сидящего на нем огненного змея.
   – Незваный гость? – прошипел он.
   Тяжелые железные цепи опустились сверху и сковали Тень так, что она не могла пошевелиться.
   – Итак, назови свое Истинное Имя! – прозвучал приказ.
   – Адрагерон, – извиваясь от боли, прохрипела Тень.
   – Хорошо, – сказал змей. – Люблю понятливых. А теперь рассказывай!..
   Через несколько лет после этого Адрагерон поступил в ученики к огненному змею – одному из Верховных Лордов-Демонов Преисподней, который также был известен под именем Белиал…



   Боги будут сопутствовать тебе только в том случае, если ты ступишь на их тропу. А для этого необходима смелость.
 Мэри Стюарт. «Хрустальный грот»


   Неимоверно долгое время прошло с тех пор, как Инеррен последний раз пытался пробить Грань, отделявшую океан энергии Источника от миров Миллиона Сфер. Он обладал немалой Силой – и именно эта Сила сейчас мешала ему. Чтобы преодолеть этот Барьер, требовалась помощь извне…
   Нет, чародей вовсе не сожалел о своем поступке. Ведь план удался – Старуха, жаждавшая отобрать его жизнь (пусть она даже выполняла свой долг, но ему-то какая разница?), сама очутилась в аду. Не приходится сомневаться в том, что оказанный ей там прием был «теплым» во всех смыслах.
   Только вот жизнь Инеррена была утрачена…
   Требовалась, он знал доподлинно, самая малость: кто-нибудь должен просто войти в контакт с Источником и помочь чародею вырваться из паутины Власти и Блаженства, из этой Страны Золотого Покоя. Данное им наименование было абсолютно точным. Здесь НИЧЕГО не менялось. Никогда и ни при каких обстоятельствах. Рай, короче говоря. Но он решительно предпочитал Преисподнюю – там веселее.
   В этом океане должны были плавать многие, кто когда-либо бросал вызов Источнику, но не прошел последнего испытания. Инеррен пытался отыскать их, однако не нашел ни одного. Впрочем, даже найди он кого-либо, чем бы это помогло? Он и сам владеет всеми знаниями, какие только есть в этом Источнике, могущества у него хватило бы, чтобы стереть в порошок целый мир – или сотворить новый…


   – Учитель…
   Голос был тих и слегка подрагивал. Еще бы – общаться с Великим Сталкаором, Хозяином Врат Вечности, было опасно даже для неуязвимых Духов Боли. Хотя тот редко вызывал их.
   Глаза учителя – два колодца безмолвия и тайн – обратились к вошедшему. Учитель выглядел не старше ученика, но кто-кто, а Зорин прекрасно знал: Сталкаор прожил на этом свете более шести веков, и лишь Боги знают, сколько времени провел он в иных мирах…
   – Пришло время и тебе, Зорин, попытать счастья, – произнес учитель. – Ты можешь попробовать. Если откроешь Врата, у тебя будут все шансы когда-нибудь занять мое место.
   – Я никогда…
   – Перестань. Мне ведомы все твои желания. Честолюбие – вещь хорошая: оно заставляет человека переворачивать мир с ног на голову только ради того, чтобы доказать свою силу себе самому. – Гримаса Сталкаора, вероятно, должна была означать улыбку. – Ты знаешь наказание для неудачников.
   Зорин мысленно пересчитал каждый поворот Ключа, произнес каждое Слово, заглянул в каждый уголок своего сознания – и кивнул.
   – Начинай.
   Учитель взмахом руки раздвинул занавес, расписанный магическими символами. За то, чтобы познать хоть один из них, любой колдун из стран Востока или Запада отдал бы десять лет жизни.
   За занавесом, у самой стены, стояли два простых столба из ничем не примечательного серого мрамора. Грубо отесанные, они абсолютно не гармонировали с простой, но изящной обстановкой дворца.
   Зорин видел, как учитель открывал эти Врата, как уходил в призрачное Ничто, как возвращался оттуда. Один раз, но этого хватило.
   Перехватив свой жезл, словно гигантский ключ, он подошел к стене и произнес нужные Слова. Нити паутины Сил предупреждающе пульсировали. Зорин, приноровившись к ритму, вставил жезл-Ключ точно в центр Паутины и определенным образом повернул.
   Ветер Вечности чуть не сбил его с ног. Однако ученик выкрикнул следующее Слово, и паутина мягко обволокла его, давая силы и поддерживая. Ободренный успехом, он сделал шаг вперед – в туманную, манящую бесконечность…
   …и уткнулся носом в стену.
   – Молодец, – сказал Сталкаор, – испытание пройдено.
   – А Вечность?
   Глаза учителя опасно заблестели. Зорин жалел, что вообще задал этот вопрос, – но поздно.
   – Ты узнаешь ее, – произнес Хозяин Врат Вечности, кладя руку на плечо ученика. Цепкие пальцы скользнули вниз, страшная боль заставила Зорина отпрянуть. И перед тем как черный туман смерти навсегда закрыл его глаза, он увидел собственное сердце, с которого капала его же кровь.
   – А жаль, – с печалью промолвил Сталкаор, – ты подавал большие надежды. Но, как говорят, предаст всегда тот, кому мы безоговорочно доверяем…
   В конце концов, смерть ученика не стала напрасной – ему все равно уже пора было подкрепить собственную жизненную энергию. Симптомы приближавшейся дряхлости за эти века Сталкаор ощущал столько раз, что теперь чувствовал их за месяц до того, как будет заметен первый признак.
   Хозяин Врат крепко сжал кусок кровавой плоти, таинственным образом уменьшившийся до размеров монеты, и проглотил…

   «Инеррен!» – внезапно прозвучал чей-то голос.
   – Кто это? – спросил чародей.
   «Тот, кто может освободить тебя, – был ответ. – Ты согласен?»
   – Возможно… – Инеррен всегда относился с подозрением к обещаниям исполнить его самую сокровенную мечту. Тем более, когда собеседник невидим и неощутим. – Но я терпеть не могу разговаривать с пустотой.
   – С Пустотой ты не мог бы разговаривать при всем желании – вначале нужно изучить Ее язык.
   Он почувствовал, как Некто настраивается на Источник, перемещая свой разум к океану энергии. Чародей быстро нашел нужную точку, в одно мгновение сам оказался в ней и стал ждать появления собеседника. Тот не задержался.
   Его вид удивлял и, надо сказать, производил впечатление, но не подавлял. Он был облачен в белые с золотом одежды, из-под странного вида соломенной шляпы волнами ниспадали белые волосы. Но в крепко сбитом теле и серо-голубых глазах не было абсолютно ничего старческого, равно как и в насмешливом голосе.
   – Итак, кто ты? – повторил Инеррен.
   – Я – Повелитель Молний, – сказал пришелец. – Обращайся ко мне именно так.
   – Ну, я знаю как минимум одну Молнию, которая тебе не подчиняется. – Чародей, естественно, имел в виду Айру. – Так что это Имя не соответствует истине.
   – Что есть Истина? Хотя ладно, тогда можешь называть меня Рэйден, – сказал Повелитель Молний, – это имя не хуже и не лучше любого другого, какие я носил. Итак, тебе настолько понравились эти места, что ты просто-таки горишь желанием задержаться здесь еще на вечность-другую?
   – Ты неплохо читаешь мысли, – усмехнулся Инеррен. С такой манерой разговора он был неплохо знаком по темным мирам – вернее, Домам Боли, как называла их Айра, – то была их «придворная речь». – Значит, тебе требуются услуги мага из захолустного мира типа Четрании? Так вы, кажется, именуете мою родину?
   – Против твоей родины я совершенно ничего не имею, – махнул рукой Рэйден, – как и против тебя. Что до услуг мага – ты прав. Но не во всем. Прежде всего, почему именно ты, ведь именно этот вопрос ты задал себе уже три раза. Изволь: после «беседы» с Хозяином Судеб твоя персона стала объектом пристального внимания Властителей Высших Сфер – в вашем понимании, Богов Судьбы. Особенное место занимала та участь, которую ты для него избрал.
   – Что тут такого особенного? – пожал плечами чародей (если можно сделать это, не имея и намека на тело). Он не без удовольствия вспомнил обсуждаемый эпизод…

   Обернувшись на легкий скрип петель, Хозяин Судеб на мгновение замер. Но щелчок запертой двери вернул его к жизни.
   – Нет! – завопил Морриган, отступая к стене. – Ты не можешь! На моей стороне – сами Боги, я лишь оглашаю их волю!
   – А иногда, – жестко произнес Инеррен, – и сам приводишь приговор Судьбы в исполнение. Но почему ты не остался столь же беспристрастен, когда речь пошла о твоей собственной судьбе? Видя в Оке Вечности свою гибель, ты проследил судьбу предполагаемого убийцы – то есть, мою, – нашел слабое место и воспользовался им…
   – Я не изменял твоей судьбы! – воскликнул Хозяин Судеб. – Все, что с тобой произошло, было предначертано свыше…
   – Как и то, что произойдет с тобой, – согласился чародей. Посох его вспыхнул зловещим пурпурным огнем, глаза дракона мерцали густо-красными озерами смерти. Неловкий выпад Морригана был небрежно парирован – тому, видать, давно уже не приходилось практиковаться в магии. Да и зачем? Кто посмеет бросить вызов Хозяину Судеб?
   Впрочем, если кто и посмеет – рядом всегда находился Джек, чья Сумеречная Власть и Звездный Клинок переубедили бы любого…
   Любого – кроме Инеррена. Безупречная логика рассуждений убедила Джека не в том, на чьей стороне истина (этого зачастую даже Боги не в силах выяснить), но в том, что исход его поединка с Морриганом предрешен и никто больше не в силах помешать этому.
   Удар – и посох Хозяина Судеб отлетает в сторону.
   Рифмованные строчки заклинания звучали в безжалостном ритме, не оставляя Морригану ни малейшего шанса…

     Из перьев черных одеянье
     Души не скроет мрачных дыр.
     И тщетны все твои старанья —
     Тебе не избежать Судьбы:
     Ее своею «тайной властью»
     Давно уж ты определил:
     Ты сам – кузнец своих несчастий,
     Так получай, что заслужил!
     Тебе от знаний нету прока,
     Ведь в них – проклятия и смерть…
     И знай: безгласной птицей рока
     Ты будешь десять тысяч лет!

   Изменение заняло мгновение. Большой черный ворон попытался было атаковать чародея, но тот ловко уклонился, набросив на бывшего повелителя Вечной Цитадели тяжелый занавес.
   Короткими словами Инеррен соорудил из валявшихся за столом каких-то обломков металла прочную клетку необходимых габаритов. Водворив ворона-Морригана на место, он усмехнулся, представляя, как будет удивлен Бог Смерти столь странным подарком…

   – Ты мог убить его тысячью способов, – пояснил Рэйден. – Если у тебя на уме были страдания – тебе вполне по силам было отослать его в Дома Боли или Преисподнюю, а там знают толк в пытках. Но ты сохранил ему жизнь и надежду на освобождение. Почему?
   – Он должен был подумать над тем, что совершил, – сказал чародей. – В тихой, спокойной обстановке, где его ничто не будет отвлекать. И сам он не сможет никого отрывать от важных занятий, не имея голоса. Творить заклинания – также: сомневаюсь, что Морриган ранее тренировался в Искусстве, будучи переселен в тело ворона.
   – Еще один штрих в твою пользу, – заметил Рэйден. – Но почему ворон? Почему не стервятник или еще кто-то в этом роде?
   – Ворон – птица мудрая, – произнес Инеррен. – Мог бы быть, например, филин… Однако к чему все эти вопросы? Почему ты находишься здесь? Не потому ведь, что я владею ключами к Источнику; ты и сам прекрасно можешь добраться сюда и получить все необходимое. Просто потому что я маг? Но…
   – Нет, – покачал головой Рэйден, – таких, как ты, немного. Совсем немного. Многие изучали Искусство, многие достигли в этом неплохих результатов – но мало кто применяет его инстинктивно, даже не задумываясь, почему надо действовать именно так, а не иначе. И даже их ошибки зачастую оборачиваются им же на пользу.
   – Уговорил, – усмехнулся чародей. – Пусть так, я – единственный и неповторимый. Тогда какой же будет оплата работы?
   – Также неоценимой, – сказал собеседник. – То, что не имеет цены ни для тебя, ни для меня, – хотя и по разным причинам.
   – И что же это?
   – Твоя жизнь, разумеется. На определенных условиях.
   Условиях? Интересно, сколько народу надо положить ради этого?
   – Нет-нет, наемные убийства вовсе не моя специальность, – улыбнулся Рэйден, – я всего только коллекционирую некоторые предметы старины.
   – Говори уже прямо: артефакты Искусства, – подхватил Инеррен. – А я стану, так сказать, твоим агентом по их добыче?
   – Да. Но, как я уже сообщил, есть некоторые условия.
   – А конкретнее?
   – Первое и единственное: ты отказываешься от всего, что получил в Источнике. Все знания, вся Сила – этого ты лишаешься. Останется только то, чем ты владел до покорения Обители Туманов. Взамен я дам тебе новое тело – если хочешь, точную копию твоего прежнего, – и ты начнешь жизнь сначала.
   – Значит, – уточнил чародей, – я должен отдать все, что получил в Источнике? А после этого мне можно предпринять вторую попытку в получении этой власти?
   Рэйден потер подбородок.
   – Вероятно. Но пока – ты переходишь в мое распоряжение и обязуешься выполнить три задания. Я не стану требовать от тебя невыполнимого, но не обещаю, что дело будет приятным. Твое решение?
   – А у меня что, есть выбор?
   – У каждого есть выбор. Значит, ты согласен?
   – Ты же знал об этом еще до того, как связался со мной.
   Рэйден усмехнулся и повторил одно из замечаний Бога Смерти:
   – Вы, люди, такие непредсказуемые…
   Инеррен усмехнулся в ответ и начертил на твердой, неподатливой поверхности Грани рифмованное заклинание-клятву. Черные строчки отпечатались на мерцающей поверхности.

     За жизнь готов бороться каждый,
     И значит, должен я забыть


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Поделиться ссылкой на выделенное