Петр Верещагин.

Повелитель Теней

(страница 10 из 48)

скачать книгу бесплатно

   Чародей устроился поудобнее и рассказал все, что узнал из Кристалла Истины, а также поделился собственными выводами. Обугленные кости гоблинов подтверждали его правоту, да и логическое мышление драконов не уступало человеческому.
   – И что ты намерен делать? – спросил наконец Эанор.
   – Я? Я все равно не могу ничего сделать, – произнес Инеррен, не добавив слова «сейчас» – как всегда, совершенно случайно. – Но вы можете. Весь Крылатый Народ.
   – Пойти против Бога? – слегка отступил назад дракон. – Я, конечно, не могу говорить за всех нас, не могу и отрицать твоей правоты, – но что такое дракон против Бога?
   – А что такое человек против разорванной Грани?
   – Я не знаю, что значит «человек».
   – Меньше, чем эльф, но больше, чем гоблин, – кратко охарактеризовал чародей свое племя. – «Пришедший слишком поздно», как следует из самого названия «крион». – Инеррен не стал говорить, что сам он выше любого эльфа, дракона – и, возможно, даже Бога. Он не любил хвалить себя самого, считая это неверным. Да и кто поверит в его истории – пусть даже это и чистая правда…
   – Ты снова прав, – вздохнул Эанор, – и мне это очень не нравится. У Крылатого Народа опять не остается выбора…
   – Да погоди ты! – рассмеялся Инеррен. – Я ж не имел в виду войну против самого Гарросдана – найдется и другой способ.
   – Какой?
   – Пообещай, что отнесешь меня туда, куда я прикажу.
   Черный дракон недовольно двинул хвостом, сбив несколько скал.
   – Пусть это не станет традицией, – сказал он. – Говори!
   Даже краткий сон значительно улучшил самочувствие чародея. Пускай его тело еще было слабым, но ум уже работал в полную силу. В один момент он обрисовал план, который был лишен слабых мест, насколько это вообще возможно.
   Хохот Эанора напоминал небольшое стихийное бедствие. Зажав уши и цепляясь за что попало, Инеррен мысленно пожелал ящеру столь же бурных ощущений в недалеком будущем.
   – Вот это мне действительно по душе! – весело проревел дракон, расправляя перепончатые крылья. – Залезай!
   Инеррен не без труда вскарабкался на шею ящера и крепко прижался к черной чешуйчатой шкуре. Летать с помощью заклятий – это одно дело, а летать сидя на шее у дракона, который к тому же любит порезвиться в воздухе, – это, вероятно, почище, чем плавать в бурю на маленькой лодке.

   Темные скалы Ассата были сейчас усеяны крупными пятнами различных цветов – белые, зеленые и красные, желтые и синие, фиолетовые и оранжевые, черные и лазурные, летающие ящеры всех девяти кланов собрались здесь по зову Эанора – лучшего бойца Черных, волею случая ставшего предводителем Крылатого Народа.
   – Вы все слышали, что произошло и почему, – сказал черный дракон, завершив зловещее описание гоблинского ритуала. – Вы знаете также, кто виноват.
И все мы прекрасно понимаем, что виновник остался бы безнаказанным… Но, к счастью, среди нас есть тот, кто разрешил эту проблему. Хотя он и не принадлежит к Крылатому Народу, я считаю, что мы должны хотя бы выслушать его.
   Чародею еще не приходилось держать торжественную речь перед тысячами драконов. Но все когда-нибудь случается впервые…
   – Драконы! Я принадлежу к племени, которое появится в Четрании лишь несколько веков спустя, – к людям. Я пересек время именно для того, чтобы отразить смертельную опасность. Но мое сердце не может смириться с тем, что основной виновник Черной Бури, едва не обративший весь мир в пепелище, останется безнаказанным. Я не боюсь назвать твое Имя, Гарросдан, Бог Войны! – Инеррен сделал торжественную паузу. – Не истрать я всей своей силы, я бы сам бросил тебе вызов! Но сейчас ты много сильнее и, безусловно, победил бы меня. Потому, – он вновь повернулся к драконам, которые напряженно внимали странно и порою дико звучащим словам, – теперь именно ВЫ, Крылатый Народ, можете сказать свое слово. Обратитесь с жалобой к вашему покровителю, Вердану, – и тогда сами Боги будут заниматься делами преступившего их собственные законы!
   Строго говоря, чародей сомневался в самом существовании подобных законов. Как он понял после общения с Рэйденом, Девять Богов Четрании были всего лишь юнцами, впервые получившими самостоятельное дело. Впрочем, не говорить же этого драконам…
   Тем более, что план Инеррена состоял из двух частей!
   – Если же Боги станут покрывать твои дела, Гарросдан, – прокричал чародей в безмолвные небеса, – то ты заплатишь гораздо большим! Крылатый Народ! Поклянитесь, что, если Бог Войны не получит справедливого взыскания, вы будете уничтожать все его творения, начиная с гоблинов!
   Нет созданий – нет и создателя. Не станет гоблинов – Гарросдану также придется уйти или срочно принимать меры по сотворению новой расы, с которой неизбежно случится то же самое – кто может противостоять объединенной мощи драконов?
   Вдруг – словно само солнце сошло с небес и опустилось на землю. Инеррен заслонил глаза рукой, но даже кожей он чувствовал нестерпимо яркий свет.
   – ТВОЯ ЖАЛОБА ПРИНЯТА, – сказал Некто, облаченный в золотой свет. Голос походил на тот, что чародей некогда слышал в Обители Туманов, но тон был совершенно другим. Тот будто забавлялся, этот же исполнял свою работу.
   – Благодарю тебя, – поклонился Инеррен. – Лорд Вердан, если не ошибаюсь?
   – ВЕРНО. ЧЕЙ ТЫ?
   – Я – из другого времени, – честно ответил чародей. Лгать незачем, когда правда – куда более действенное оружие. – Поэтому я не мог обратиться к своему покровителю. Скоро я покину этот мир и не потревожу ни Богов, ни их создания своими знаниями о грядущем.
   – ХОРОШО, – заключил Бог Золота и вновь вернулся на небеса (точнее говоря, в Огненные Сферы, где и находится недостижимая для смертных Обитель Богов).
   На прощанье Инеррен – не без помощи Эанора – вырезал на прочной плите, установленной на месте этой встречи, памятную надпись:

     Воздайте почести драконам
     В поступках, мыслях и словах.
     Их мощь легла в тот день заслоном
     На четранийских рубежах,
     Когда решает взмах крыла,
     Жить миру – иль сгореть дотла.

   Правда, кто-то в ином мире и в иной ситуации уже говорил подобное, даже почти в тех же самых словах, – но разве это имело значение? Важны сами слова, а не их автор.
   Черному ящеру на мгновение показалось, будто чародей несколько преувеличил заслуги Крылатого Народа. Но тут же это чувство прошло, ибо драконы уже тогда реагировали на лесть…

   Эанор отнес его на тот утес, где Инеррен впервые оказался при перемещении сквозь время. И мысли, которые он так долго прятал в самой глубине сознания, наконец вырвались на свободу.
   Одно заклинание. Использовать ли его для обратного перемещения, чтобы потом весь остаток жизни влачить жалкое и никчемное существование? Магия – это все для чародея, жизнь без нее теряет всякий смысл.
   А если он попробует что-либо иное, то навсегда останется в этом чужом для него времени. Ведь в Четрании не было и нет сильных источников энергии. Эх, Источник! Будь только у него Ключ…
   Но Ключа нет. Он дал обещание забыть – и исполнил его. Инеррен знал, что некогда владел им, знал, что способен получить Ключ еще раз, но от этого знания толку не было.
   Даже посох его, и тот остался где-то в Стране Золотого Покоя…
   Посох!
   Слово сработало, словно спусковой крючок арбалета. Стрела блестящей идеи, возникшей у чародея в тот момент, когда Рэйден потребовал от него Клятвы Забвения, наконец-то поразила цель.
   Победно улыбаясь, Инеррен вскинул руки и, отчетливо выговаривая каждую руну, произнес:

     Тянутся, тянутся нити судьбы,
     Петляя в долинах времен.
     Час наступил для великой борьбы —
     Явись ко мне, Звездный Дракон!

   Яркий лазурный луч ударил в камень рядом с ним, разбрасывая искры – ярко горящие, но не обжигающие. Сияние померкло, когда чародей протянул руку к лучу и коснулся знакомого посоха, отполированного его ладонями. Четыре с половиной фута темно-зеленого дерева, которое венчала полураскрытая драконья пасть. Желтые глаза взволнованно мерцали и играли зелеными искрами.
   – Мне нужна другая твоя форма, Крайенн, – мягко, но не просительно произнес Инеррен.
   Посох вновь окутало сияние, на сей раз – темно-синее. Волшебный ореол все увеличивался в размерах, достигнув уже величины среднего дракона, – и вдруг исчез.
   Перед ним стояла изящная фиолетовая драконица.
   – Что случилось? – просвистела она.
   – Отнеси меня в Аркану – в то время, из которого я прибыл сюда, – сказал чародей, оседлав свой «посох».
   – Ты не ответил, – заметила Крайенн, взмыв в воздух.
   – Я должен освободиться от обещания, данного Богу Судьбы, – пояснил Инеррен. – И ты мне в этом поможешь.
   – Какая помощь может бедная драконица дать Посвященному Теневых Троп, Грозе Смерти и Великому Магистру Черного Лотоса?
   – Я надеюсь, ты еще не забыла Ключа к Источнику?
   – Ха! Теперь ему понадобилась копия Ключа! – Казалось, Крайенн почти издевалась, но он знал: это – постоянная манера ее разговора. – Разве не ты научил меня этому знанию?
   – Да. И теперь я должен вернуть его, – вздохнул чародей, – потому что мне пришлось очень многое забыть…
   Бездна, наполненная бесконечно далекими, давным-давно погасшими звездами, приняла их в свои ледяные объятия…

   Рэйден крепко стиснул зубы. «Свершилось! Он нашел способ обойти меня!»
   Протестовать и обвинять его в обмане бессмысленно – Инеррен не нарушил слова. Он, как и обещал, забыл Ключ к Источнику, – но Рэйден упустил из виду, что дракон-посох, связанный с чародеем незримой нитью, сам обладал весьма острым разумом и этот Ключ прекрасно помнил…
   – Почему ты не призвал свой посох раньше, до того, как оказался на грани истощения? – спросил Бог Судьбы уже спокойным тоном.
   – Это что, очередное испытание? – удивился Инеррен. – Ты просто потребовал бы этот посох как очередное свое желание. Пришлось бы отдавать, а мне расставаться с моим Звездным Драконом совершенно не хочется…
   – Звездной Драконицей, – машинально поправил Рэйден, погрузившись в свои мысли.
   Да, Повелитель Теней вполне достоин места в пантеоне Богов Судьбы. Более того – только пантеон Судьбы способен удержать его в рамках, ибо никому, включая самого чародея, не ведомо, как он поведет себя в сложной ситуации… А обладатель Ключа к Источнику способен стереть Вселенную и создать новую – с самим собой в качестве Верховного Владыки Всего Сущего…

   Виновник этих сложных проблем, ни о чем не подозревая, сидел на своем любимом месте близ восточной части Арены и наблюдал за поединками. Перед его глазами выстроились строчки рун, которые мысленно передавала Крайенн, вновь принявшая обличье посоха, но не утратившая ни разума, ни язвительности.
   Инеррен применил Ключ, открывая Источник, и с облегчением улыбнулся заходящему солнцу Арканы, бросавшему теплые оранжевые лучи на белый песок. Сила вновь была с ним! Теперь чародей мог бы бросить вызов и одолеть даже самого Гарросдана! А интересно, как он там, внезапно пришла странная мысль.
   Странные мысли для магов равнялись предчувствию, потому он прошептал:

     Как же гордый Гарросдан
     Заплатил за свой обман?
     Было это или нет —
     Дай, Источник, мне ответ!

   Тихий звук лопнувшей струны – и Инеррену открылось знание, исходящее из Источника, которому ведомо все, что когда-либо произошло, – и даже то, чего еще не случилось. Ибо Время в различных мирах течет с разной скоростью, а в Стране Золотого Покоя его и вовсе нет. Там есть все – и ничего. И Знание как раз и относится к таким предметам.
   Открывшаяся чародею картина была трансформирована Источником в соответствии с его личным сознанием и представлениями. Но и этого было достаточно…

   Стол в форме креста. Вокруг в беспорядке расставлены стулья, на которых сидели те, кого привыкли называть Богами Четрании.
   – Ты зашел слишком далеко, Гаррос. – Высокий, изящный, в серебряной кольчуге эльфийского типа, на боку висит меч, – Мелисдан.
   – Но никакие правила мне этого не запрещали. – Коренастый, широкоплечий, с уродливой физиономией орка, в бронзово-красных латах, со щитом и кистенем, – Гарросдан.
   – Значит, мы установим нужные правила, – не уступал Мелисдан.
   – Лорд Кэрдан, что по этому поводу говорится в законе? – Стройный, с гордо поднятой головой, в белых одеяниях, – Селиордан.
   – Вы сами его знаете не хуже меня, – пожал плечами Кэрдан, который выглядел таким же, каким помнил его Инеррен. – Я не собираюсь указывать вам, как поступать в таких случаях: это – ваши прерогативы. И ваша обязанность.
   (Чародей подметил, что к Богу Смерти обращаются, употребляя его полный титул, в то время как друг друга Девять Богов называли по сокращенным именам – без «дан», что значит «бог», и без «лорд». И одно это говорило о многом…)
   – Тогда нам необходимо установить нужное правило по этому делу. – Маленького роста, бледный, с обритой головой, в шафрановой мантии – Вердан. – Хотя бы для того, чтобы не возвращаться к этому.
   – К чему столько разговоров, Вер? – Высокая и сильная, в бело-голубых одеяниях и жемчужной диадеме, мерцающей в темных волосах, – Содан. – Просто действуйте, как предписано.
   – Нет уж, Со, нельзя решать все одними предписаниями. – Среднего роста, смуглый и быстрый, в оранжево-золотом камзоле – Алдан. – Мы собрались именно для того, чтобы обсудить проблему.
   – Проблемы я не вижу. – Белобородый толстяк в сине-зеленой хламиде и короне-раковине – Ильдан. – Всего-то надо решить: дозволено так поступать или нет. Как это сказать по-вашему, Селиор?
   – Иначе говоря, – уточнил Бог Справедливости, – позволяется ли Богу давать своим созданиям знание?
   – Знание, которое способно повлиять на судьбу всего мира, – добавил Мелисдан.
   – Лорд Кэрдан? – Крепкого сложения, в костюме из грубой кожи, с мешком на поясе – Урдан.
   Бог Смерти молчал.
   – Я считаю, что этого делать нельзя. – Изящная, светловолосая, в зеленой тунике – Иссирдан. – Если один вид уничтожает другой – это плохо, но допустимо. Однако, если в этом ему всячески помогает Бог, это уже чересчур!
   – Согласен! – тут же поддержал ее Мелисдан.
   – Я по-прежнему считаю, что знание есть знание, – медленно произнес Урдан. – Любое знание способно повлиять на мир; вопрос лишь в том, как его применить.
   – Тогда, Ур, давай составим перечень: какое знание можно давать в руки нашим детям, а какое лучше придержать, – предложил Вердан. – По каждому пункту можно устроить отдельное совещание или пересмотреть его в будущем. Возражения есть?
   В конце концов был составлен список тех познаний, которые Боги обязывались НЕ ДАВАТЬ своим подопечным. Знания эти были объявлены Запретными. И специальный указ, добавленный в Книгу Божественных Правил, гласил, что никому, включая самих Богов, не дозволяется в любых ситуациях пользоваться Запретными Знаниями, если даже судьба Четрании будет зависеть от этого…


   Рэйден украдкой наблюдал за действиями Инеррена. Да, он достоин места в пантеоне – но нужна практика. Пусть Повелитель Теней следит за собственным миром, вреда от этого не будет. Несколько веков подобных занятий дадут ему достаточное представление о Богах.
   До чего все-таки может довести Тропа Теней. Из рядового, пусть умного и сильного чародея, она сделала личность, способную противостоять богам, и даже – Богам Судьбы. Единственный шанс теперь – дать ему время на подготовку и не трогать.
   Если только он будет, этот шанс…
   Тем временем герольд привлек внимание зрителей следующим объявлением:

     Пришелец из далеких стран,
     Великий Зеалот,
     Бросает, маги, вызов вам —
     Кто выступит вперед?
     Победа даст ему и власть,
     И силу, и почет
     А тот, кому придется пасть,
     В безвременье уйдет!

   Нет, вздохнул чародей, мне это уже надоело. Однако ноги уже несли его к барьеру…
   «Неисправим, – мысленно усмехнулся Рэйден, приготовившись к интересному зрелищу. – Конечно, результат схватки известен заранее… но сам ход поединка достоин того, чтобы потратить на его созерцание несколько минут.»

   Завершение одного пути всегда является началом другого – даже если первый Путь называется Жизнью.
   Завершение Жизни дает начало Смерти, которая представляет собой вовсе не ее противоположность. Противоположностью Жизни иной раз можно назвать ее самое, но никак не Смерть.
   Что до того, что жизнь частенько превращается в свою противоположность – разве не таковы все вещи в этой Вселенной? Или в любой другой? Смерть, кстати говоря, также не претендует на постоянство и неизменность. Обе эти Силы воюют с начала времен, ежесекундно меняя правила и борясь даже за минимальное преимущество.
   Хотя наличие правил позволяет усомниться в том, что их противоборство можно окрестить войной. Уж скорее это – Игра.
   И Жизнь со Смертью продолжают свою нескончаемую игру, неизменную лишь в своей непрестанной изменчивости…



   «Ты из того племени, чьи ноги в аду, а голова на небесах.»
 Роджер Желязны. «Подмененный»


   Вечность беспредельна и непознаваема. Границ ее не может охватить даже взгляд Бога, ибо их нет.
   Вечность всегда была и всегда будет. Она породила все существующее и сама станет его порождением в далеком будущем. Хотя в ней нет ни прошлого, ни будущего – есть лишь одно нескончаемое мгновение Настоящего.
   В Вечности нет истинных путей, однако все пути ведут сквозь нее точно к цели – любой цели; истинного пути нет вовсе, говорят Боги Судьбы, как нет и Истины – для каждого она своя.
   Всего же путей существует ровно столько, сколько в безграничной Вселенной имеется мыслящих существ. Плюс еще один – верный. Потому что из двух зол люди (да и не только они) всегда выбирают худшее, в особенности – когда намерения их благи и бескорыстны.
   Каждый избирает свой собственный путь, и каждый следует ему до самого конца, каким бы ни был тот конец. Право выбора – это единственное, чего не в силах отнять никто, даже Боги. А также единственное, что дает человеку право носить это гордое имя.
   И не удивительно разве, что человек – мельчайший кусочек живой материи, ничтожное проявление самых мизерных возможностей в многоликих просторах бескрайних миров Миллиона Сфер, давно отколовшийся от первозданного Хаоса и кружащий по ложным путям, безнадежно устремившись к недосягаемому Порядку, – разве не удивительно, что порою он заставляет содрогнуться саму Вечность и ее не имеющих ни лиц, ни имен Повелителей?..


   Невероятные приключения показали Инеррену, что мир был совсем не таким, каким ему представлялось до недавнего момента. Всеведущие Боги оказались похожими на капризных детей, а Время – на полосу упругого материала, которую можно сжать, сдвинуть и согнуть, но не разорвать.
   И раз уж речь идет о Времени, почему бы не взглянуть в прошлое еще разок? Чародея очень интересовал вопрос: что в Четрании стал делать Эанор после его отбытия? Единственный, кому была известна вся правда, а не та история, которая была рассказана прочим драконам…
   Он вновь настроился на нужный лад и произнес:

     Время вдаль уходит скоро,
     Час – как год, а год – как век.
     Что случилось с Эанором?
     Дай, Источник, мне ответ!

   Звон медного гонга. И серый туман, заклубившийся в разуме Инеррена, медленно растаял, открывая новый эпизод истории Четрании…

   Большой черный дракон летел над ардонскими равнинами, подыскивая какую-нибудь добычу – не столько ради обеда, сколько для вымещения на ней своей ярости. В последнее время Эанор чувствовал себя не лучшим образом, и не последней причиной тому была встреча с этим таинственным «человеком» из будущего.
   Как? Как могли эти крионы делать то, что не под силу величайшим из Крылатого Народа? Как мог Бог Войны, являвшийся, как и Творец Драконов – Вердан, – представителем Школы Равновесия, бессовестно нарушать это самое равновесие? И как Боги наказали его? Похоже, никак. А еще называют себя справедливыми!
   Ярость настолько захватила дракона, что он не замечал, как устремляется все выше и выше к небесному своду. На такой высоте еще не бывал ни один дракон – а значит, никто вообще. Недостаток воздуха не остановил его – Эанор почти машинально произнес заклятие, и струя теплого ветра не только дала возможность свободно дышать, но и обеспечила дополнительную скорость.
   И тут он внезапно понял, КУДА направляется, – далеко вверху, за пределами обычного (но не драконьего) зрения, тускло маячили янтарные врата Обители Богов. Стена обжигающего пламени – «непроницаемая» граница Огненных Сфер, воплощение Грани на реальном уровне, – расступилась, стоило Эанору окружить себя сферой из такого же огня…

   – Так-так, что мы здесь имеем? – Алдан выглянул из окна и весело повернулся к остальным. – Дракон, во имя Эфира! Вер, наверное, это к тебе посетитель.
   – Я вообще-то никого не ждал, – заметил Вердан, открывая Врата. – Но, раз уж он добрался сюда, пусть заходит.
   – Дракон? Интересно, Гаррос, это как-то связано с твоей прошлогодней проделкой? – предположил Мелисдан. – Они там, кажется, еще собирались дать клятву отмщения…
   – Но ведь не дали, – ответил Гарросдан, однако рука его опустилась на рукоять кистеня. Мелисдан, заметив это движение, коснулся эфеса своего меча, после чего оба подняли глаза, встретились взорами и понимающе ухмыльнулись.
   – Никаких убийств! – твердо сказал Селиордан. – Здесь – Обитель Богов, священное место. Мелис! Гаррос!
   – Ладно уж, – недовольно проворчал Бог Войны, выходя через боковую дверь.
   Мелисдан с подозрением посмотрел на Вердана и Селиордана, получил два утвердительных кивка и направился следом.

   Черный дракон, стараясь отдышаться, присел на белокаменные плиты во дворе Обители Богов. Этот перелет точно войдет в историю – если хоть кто-то поверит ему, что крайне сомнительно.
   – КТО ТЫ?
   Эанор развернулся на кончике хвоста, встретившись взглядом с…
   Это невозможно!
   Однако это было.
   Алый дракон превосходил его размерами раз в десять. А ведь черные драконы были самыми крупными в Четрании, и Эанор был их лучшим бойцом не только из-за умения, но и по силе.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Поделиться ссылкой на выделенное