Петр Катериничев.

Тропа барса

(страница 11 из 49)

скачать книгу бесплатно

   – Что за субъект? Бандит? Авторитет? Деловой человек? Есть ли охрана?
   – Охраны, судя по всему, нет, но…
   – Что «но»?
   – Это очень дорогой ресторан. Для самых-самых. И, скажем, как-то наехать на неизвестного здесь… Впоследствии могут быть неприятности. Очень большие неприятности.
   – Они то ли будут, то ли нет. А те, что уже имеются по вине этой стервы, – совсем не маленькие. Вы контролируете ее?
   – Да.
   – Говоришь из зала?
   – Да. По мобильному.
   – Кто еще с тобой?
   – Никого. Водитель здешний, по найму. Я его отпустил. Но машина осталась.
   – Сможешь захватить девушку?
   – Вот это вряд ли. Похоже, она не собирается расставаться со спутником в ближайшее время. А проводить какие-то силовые акции здесь – это… дурной тон.
   Здесь люди отдыхают, и соответственно имеется своя служба безопасности.
   – Квалифицированная?
   – По этому варианту – да. К тому же «Валентина» контролируют и милиция, и государственная СБ – место уж очень видное. Похитить девчонку отсюда не проще, чем в Москве – Вовочку из мавзолея.
   – Трупы, даже набальзамированные, никому не опасны. А эта девка… Хорошо.
   Вызывай этих, частных… Оплата будет соответственная. Сможешь это сделать быстро?
   – Да. На всякий случай я договорился заранее. Прибудут сразу по звонку.
   – Ты общался с ними сам?
   – Конечно нет. Кто ж с такими общается? Через посредника. Контакт-ответчик на телефоне.
   – Они не устанавливают заказчиков?
   – А. зачем им? Лишь бы деньги шли. У них полная предоплата.
   – И они ни разу никого не кинули?
   – А зачем? Репутация дороже. Да и они же не киллеры по персонам. Легионеры.
   Пусть и разных… э-э-э… специализаций, но легионеры. А у них конкуренция.
   Заказчиков меньше, чем охотников получать бабки за стрельбу.
   – Утечек от них не будет? В службу безопасности, к примеру?
   – Нет. Эти ребята занимаются слишком специфическим бизнесом. Любая утечка «направо» или «налево» поставит на их деле крест. Ну и на руководителях этой конторы – тоже. В прямом смысле.
   – Убедил. Вызывай. Надеюсь, они не страдают излишними комплексами?
   Человеколюбием, например?
   – Нет. Мы их уже привлекали в прошлом году…
   – Разве?..
   – Решить таджикскую проблему… Грязную работу выполнили именно они.
   – Вот как? Хорошо. Выпаси мне эту курочку. Чтобы к концу ночи она сидела на том насесте, какой я укажу.
   – Постараюсь.
   – Старайся.
Сейчас, кроме тебя, Куклу кто-то контролирует?
   – Никто.
   – Уверен?
   – Да. Я бы… почувствовал.
   – Дьявол… – произнес Крас тихо, словно про себя, а мысли понеслись пришпоренными лошадьми. Он оценил ответ. Именно не «заметил» бы, а «почувствовал». Наблюдатель – профи исключительный. И сейчас он, Крас, «метет пургу». Он предпринимает шаги не на то, чтобы действительно захватить Куклу, а ищет… будущие оправдания перед Лиром. Дескать, предпринято все возможное, но…
   Чушь! Лир не примет никаких оправданий. Никаких! Если девки не будет завтра утром на объекте "А"…
   Все тело который раз за сутки покрылось липким потом. Ну конечно! Он, Крас, единственный, оставшийся от старой команды. Единственный! Если, конечно, не считать Маэстро. Но Маэстро – это совсем особый случай. Он даже не профессионал, он поэт убийств! За много лет он не провалил ни одного активного мероприятия. У него, Краса, провалов тоже было немного, но они были: не ошибается тот, кто ничего не делает… Маэстро – делал и не ошибался никогда. По крайней мере в своем мастерстве, которое он давно считал искусством.
   Неспешно, постепенно Лир поменял всех; раньше Крас не обращал на это внимания, было слишком много работы… Теперь… Малейший его прокол, и Лир примет фатальное решение. Или уже принял? Нет, вряд ли… Слишком многое и многие завязаны на него, Краса… Но если сейчас сработать неточно или халатно, Лир…
   Вот именно!
   Он почувствует это! По-чув-ству-ет! И тогда… Как он сам выражался: "Легче купить новую борзую, чем вернуть азарт старой. Только один человек может наплевать на меняющееся время – я сам. Остальные должны соответствовать.
   Несоответствие времени – это больше чем преступление, это ошибка. А платить за ошибки каждый должен сам". Все эти мысли пронеслись стремительно, как комета. – Я еще раз тебя спрашиваю, Наблюдатель: ты полностью уверен, что нашу Куколку сейчас никто не контролирует? Подумай…
   – Да. Я уверен.
   – В таком случае… не будем огород городить. Захвати ее. Немедленно.
   – Извините, босс, я же информировал вас: система охраны комплекса…
   – Забудь об этом. С этого момента ты должен помнить лишь об одном: рано утром прибудет… Лир. У меня есть все основания полагать, что, если девка не будет схвачена и выдана ему головой, мы все, все, превратимся во «временную творческую группу». Хорошо, что ты вспомнил Таджикистан, мне нет необходимости объяснять:
   Лир не оставляет концов, он зачищает всех!
   Крас перевел дух. Единственное, что вызывало некоторое удовлетворение, – теперь не один не чувствует, как сердце летит вверх тормашками куда-то вниз, в бездну… Пусть Наблюдатель побеспокоится, если хочет жить!
   – Ты хорошо меня понял?
   – Да.
   – И вспомнил Душанбе?
   – Естественно.
   – Тогда мы организовывали зачистку. Если теперь завалим это дело, зачистят нас.
   – Понял.
   – И времени у нас – только до рассвета. Где, ты говоришь, находится это заведение?
   – Леонтьева, 3.
   – Я буду сам. Так надежнее. Девчонку до моего приезда из поля зрения не выпускать.
   – Есть. – Наблюдатель замялся. – Так что, «частников» не вызывать?
   – Как скоро они будут на месте?
   – Минут через десять.
   – При стволах?
   – Как положено.
   – Вот и пусть едут. Чем больше мути, тем лучше. Поставь им задачу так, чтобы…
   Ты понял?
   – Да, босс.
   – Действуй.
   – Есть.
   Да, именно так. Сидеть в этом благоустроенном склепе и ждать, когда кто-то решит твою судьбу? И чувствовать, как убегает время, будто кровь из вскрытых вен? Нет.
   Действовать. Самому. Тем более – действие рассеивает беспокойство.
   Мужчина рассовал по карманам несколько ампул, баллончик с газом, два бесшумных пистолета. Задержался у зеркала: лицо его было непроницаемым и спокойным. И никакого шрама. По крайней мере, в вечернем освещении заметить его было невозможно. А в ночи – и подавно.
   Настроение улучшилось. Он любил вечера и ночи. Ночь – время охоты. Губы скривились в усмешке, мужчина открыл дверь и шагнул во тьму.
   Метрдотель Василий Васильевич Ковров служил в этой должности двадцать пять лет.
   Клиентов привык распознавать по виду, хотя и разные они были в разное времечко.
   Но в последнее время стал уставать. Гипертония? Да нет. Он уставал от другого – от мельтешения жизни. И ум его не желал принимать ее, эту жизнь. Хотелось устоявшегося. А то – вчерашний школяр с «гайкой» с полмиллиона на пальце покровительственно хлопает по плечу, при нем дама, да какая, к черту, дама! – шалава, профурсетка, шалащовка гнутая, только что в мехах да цацках. А завтра – нет уж его, крутого этого; в Америке, там кольт-миротворец уравнивал шансы живых, у нас – «Калашников»: и дырок больше, и пуля весомее! Взамен того – уже и новый гуляет, да с той же шалавой, чтобы пропасть через год или раньше… Не нравилась Василию Васильевичу такая жизнь. Покоя хотелось. Когда пули близко ложатся, какая-то излетная и тебя поцелует. Но бросить работу, и что делать?
   Сон уже в старости не шел, и ночная работа Коврову нравилась: сидеть одному без сна в пустой квартире – дело горькое.
   А так – домой он приходил утром, ужинал легко и читал кого-то из древних: были люди, были деяния! Не нонешним чета. Хотя… «Эти люди, никому не дававшие покоя, сами не ведали покоя, будучи подобны смерчам, которые все захватывают своим вращением, но прежде сами приведены во вращение и потому налетают с такой силой, что над собою не властны. Явившись на беду многим, они на себе чувствуют потом ту губительную силу, которой вредят другим» – вот что писал Луций Сенека о временах Гая Мария, Суллы, Цезаря. И добавлял:
   «И не следует думать, будто кто-нибудь стал счастливым через чужое несчастье».
   Да, это так… Ковров повидал немало людей выдающихся – у них было все, кроме счастья.
   Ко входу подъехал роскошный джип, метр вышел встречать лично. Эту машину он знал. Молодой человек, вышедший из автомобиля, был правой рукой самого Ав-тархана. Теневого хозяина города. И хотя власть эту он делил с двумя другими, Беней и Кондратом, метр знал: рано или поздно останется только один. Как мудро заметил Тацит, с некоторых пор любая борьба имеет только одну цель: единовластие.
   Впрочем, Ковров был вежлив и ровен со всеми: это их игры. Но Снегова выделял.
   Помимо прочего, Снегов прекрасно разбирался в людях; в отличие от бандитов был не только бесстрашен, но и умен; умел, что называется, вести светскую жизнь: встречался с политиками, актерами, литераторами, деловыми людьми, крупными чиновниками… В этой упряжке он себя чувствовал не менее комфортно, чем среди боевиков; возможно, Автархан в будущем вообще удалит Сергея от «людей действия» и прикажет сосредоточиться на легализации бизнеса, но прежде тот должен заработать непререкаемый авторитет среди братвы. Впрочем, не его это, Коврова, дело. А уж кто останется на щите, а кто со щитом – то только Господь Бог знает.
   Сейчас Снегов выглядел уставшим и озабоченным.
   – Ужинать? – вежливо спросил его метр.
   – И это тоже. – Молодой человек секунду помедлил. – Да, Васильич, взгляд у тебя приметливый… – Снегов вынул из бумажника фото и предъявил метру. – Девочка эта у тебя не мелькала?
   Тот только глянул на фото, расплылся в улыбке:
   – У вас хороший вкус, Сергей Георгиевич. Она в зале. Ужинает. Если бы я был предупрежден…
   – Что?! – резко переспросил Сергей.
   – Ужинает. По правде сказать, вы же знаете, Сергей Георгиевич, у нас репутация… Я не хотел пускать эту девушку, но она убедила меня, что у нее встреча…
   – Так она в зале?
   – Естественно.
   – Веди, покажешь. Только незаметно.
   Метр провел Снегова в подсобку охранников; сквозь жалюзи было видно: Лена Глебова действительно сидит за столиком рядом с мужчиной средних лет и уплетает мясо. в горшочке.
   – Умопомрачительная девка! – произнес Снегов тихо. Надо же! Только что вылезла из жесточайшей разборки, а ест так, словно с утра посетила массажный кабинет, проплыла три кэмэ в бассейне, повалялась в солярии, взбодрила себя сном и только к ночи вспомнила, что диета сегодня необязательна…
   – Сергей Георгиевич, если бы я знал, что вы… В зале не было свободных столиков, да и не приветствуем мы появление в заведении молодых дам без спутников… Этот мужчина помахал ей рукой, как хороший знакомый, и я решил, что встречу ей назначил именно он… Хотя сначала он и произвел на меня впечатление одинокого…
   – Волка? – быстро спросил Снегов.
   – Не-е-ет. Как бы это сформулировать… Ветерана.
   – Ветерана? – удивленно поднял брови Сергей. – На вид ему лет сорок.
   – Я имел в виду… В римском понимании этого слова: ветерана-воина, живущего на выслуге. Не очень счастливого… Впрочем, все эти фантазии стариковские…
   – Может быть, может быть… Ты по-прежнему увлечен римской историей? Метр пожал плечами:
   – Тогда жили титаны.
   – А сейчас?
   – Сейчас… – Метр замешкался, пытаясь подобрать адекватное выражение. – Сейчас бал правят деньги. Увы, только деньги.
   – Люди гибнут за металл. Знаешь, Васильич, я-то, грешный, думаю, и раньше так было. Это потом историки сказок насочиняли, чтобы красиво стало… Кому охота знать, что «человек» звучит вовсе не гордо, что это и есть самая вредная живность на планетке, и не просто тля, а с претензиями… Ладно, Васильич.
   Теперь не до философий. Раньше этот человек у вас бывал?
   – Один или два раза. Но довольно давно.
   – Кто он?
   – Я не интересовался. Если бы я знал, что…
   – Так. Кого еще ты в зале не знаешь? Быстро! Метр окинул зал скорым взглядом:
   – Вон тот, у стены. Компания молодых людей – эти, полагаю, в первый и в последний раз: видно, быстрые деньги подвернулись, быстро и уйдут. Вот тот пожилой господин с дамой…
   Василий Васильевич продолжал говорить, Снегов слушал внимательно, а сам цепко разглядывал людей. Судя по всему, девка – подсадка. Ее выставили живцом. Еще пороховой дым не рассеялся там, на Щербатова, а она уже в кабаке отдыхает с каким-то фраером! В их кабаке! Или это Кондрат с Беней решили сыграть свою игру?
   Так, как поступает эта девчонка, могла бы поступить либо Мата Хари, либо полная дура! Впрочем, у нее могло не быть возможности выбирать. В любом случае ее должны пасти. Решать, быстро!
   Указательный палец уже стучал по кнопкам мобильного.
   – Снегов. Я у «Валентина». Наша подружка здесь. Все – Кентавр, Гога, Расик, Комар, Дуче – все ко мне! Вокруг «Валентина» – кольцо! Любого, кто объявится, с дури или еще как, мордой в грязь, мгновенно! Потом разберемся. Да, Автархану скажите. Все.
   Дал отбой. В комнатку вошел начальник охраны.
   – Что наверху? – спросил Сергей.
   – Все спокойно, – пожал тот плечами. – Как обычно.
   – Так. У тебя есть нормальные пацаны или только «бодигарды»?
   – Есть.
   – Нормальным раздай стволы. Если кто сейчас пальбу откроет, мочить без заморочек, ясно?
   – Ясно, – А качки пусть маячат на входах-выходах. Остановить они вряд ли кого остановят, так хоть застопорят, пока братва подтянется. Выполнять.
   Мужчина исчез.
   – Васильич… – позвал Снегов застывшего перед дверьми метра.
   – Да, Сергей Георгиевич.
   – Что-то вид у тебя озабоченный. Или еще чего надыбал?
   – У нее, у девчонки этой, сумка с собой была. Большая спортивная. В гардеробе сейчас. Я сразу не сказал, думал, как вы к ней по другим делам…
   – Дела, Васильич, все у прокурора. А у нас так, делишки. – В глазах Снегова уже плясал азарт. – Ну и что хорошего в сумке этой?
   – Не смотрел. Прикажете принести?
   – Прихрани. На потом. Да, пожелай удачи, старый! – Снегов широко улыбнулся. – Ну как, сойду за комильфо?
   – Не без шарма.
   – Вот и славно. Пора с этой пацанкой знакомиться.
   – А если спутник ее возражать станет?
   – Мне? – Снегов одним движением выхватил пистолет из наплечной кобуры, снял с предохранителя, засунул за пояс брюк сзади. – Возражать?
   – Сергей Гергиевич… Вы же знаете, как мы к вам относимся. Серьезно…
   – Ну, если серьезно… Не успеет.


   Когда молодой человек стремительной, раскованной походкой подошел к его столику и по-хозяйски плюхнулся на мгновенно принесенный официантом мягкий стул, Олег Гончаров первым делом вопросительно посмотрел на девушку. И заметил, что та не столько озадачена, сколько испугана.
   – Снегов, – коротко бросил тот, – Сергей Георгиевич. Все происходящее в заведении Олег регистрировал боковым зрением: у заказанных столиков расположились спортивные парни, три входа, основной, запасной и тот, что вел в бар и казино, перекрыли несокрушимые «бодигарды». Зал блокировали спокойно, ни от кого не таясь, но в то же время очень корректно: будь Олег один, он бы если и обратил на это внимание, то только как на часть пейзажа. Да… Если бы не испуг в глазах девушки…
   – Давайте знакомиться… – искренне улыбнувшись, предложил Снегов.
   – А зачем? – спокойно отозвался Гончаров.
   – Я пойду, – быстро произнесла Аля, сделала попытку встать, оглянулась, встретилась взглядом с накачанными «манекенами» и снова присела. – Так вот как…
   – А что вас удивило, барышня? – осведомился у нее Снегов.
   – Меня? – Девушка плеснула себе в бокал из-под «спрайта» коньяк и выпила одним духом. – Ничего. – Повторила, уставившись в одну точку:
   – Ни-че-го.
   Молодой человек сделал движение рукой, по его знаку к столу метнулся официант.
   – Шампанское для дамы… Вы что предпочитаете? – посмотрел он на Гончарова.
   – Чай. С сахаром.
   – И чай с сахаром для джентльмена. – Снегов выдернул из пачки сигарету, щелкнул зажигалкой. – Вы не хотите представиться? Скажем, эту прекрасную девушку зовут Елена. Елена Прекрасная. По Гомеру – дама раздоров. Если помните, господин Никто, из-за нее погибла Троя. И очень много храбрых воинов. С той и с другой стороны. Вы не возражаете, если мы с милой девушкой отъедем пообщаться?
   – Возражаю, – тяжело произнес Гончаров.
   – Вы считаете, в сложившейся ситуации ваши возражения будут приняты во внимание?
   Как мне удалось выяснить, с девушкой вы познакомились только что; мы не хотим лишних проблем: стоит вам только пожелать, и ваше уединение скрасит та, какую вы выберете. Поверьте, это исключительные модели, редкие. Хотите взглянуть на каталог?
   – Слушай, молодой… У тебя странная манера общаться. Если бы я чего-то еще боялся в этой жизни… Но уж точно не тебя и не твоих отморозков…
   – Это не отморозки.
   – Помолчи. Учись слушать старших.
   – Мужик… Зачем тебе чужие разборки? Или чужие войны.
   – Чужой войны не бывает.
   – Да?.. А ты не боишься, что…
   – Слушай меня внимательно, молодой…
   – Меня зовут Сергей Георгиевич.
   – Сергей Георгиевич… Я давно ничего не боюсь. И никого. Устал.
   – Действительно? – иронично приподнял брови Снегов.
   – «Кого бояться мне? За злато отвечает честной булат», – хмыкнул Гончаров.
   – Ладно. Пустой базар. У меня погибли четверо людей. По вине этой красавицы. Мне это тебе говорить и необязательно, но… Мужик ты крепкий, не порожняк, потому и базарю с тобой… Тебе нужны лишние проблемы? – Снегов помедлил. – Нет? Мне тоже. А потому я намерен узнать у нее то, что мне нужно. Сейчас. – Затянулся, загасил сигарету одним движением. – Разговор – не для посторонних ушей. Если занят делами – должен просечь. Сейчас мы с дамой пересядем за другой столик и поболтаем. Ну а решишь дальше крутизну качать – умрешь. Без обид, такие расклады. Если ты чего-то не понял, переспроси сейчас.
   – Он прав, Олег, – тихо произнесла Аля. – Тебе вовсе незачем влезать во все это.
   – Она смотрела в стол, на ресницах висели слезинки. – Значит, судьба моя такая.
   – Милая барышня… Если накатывают на меня, я могу и потерпеть. Если на такую милую и усталую девочку – не могу. И не проси.
   – Ты что, дурак? – совершенно искренне удивился Снегов.
   – Я идеалист. Чего и не хватает сейчас по такой жизни, так это идеалов. Не так?
   – Господин Никто… По-моему, ты принимаешь плохое решение. Совсем плохое. А люди не столько действуют, сколько решают. Плохое решение куда хуже неудачного действия. Ибо влечет за собой целый ряд действий неудачных, никчемных или губительных. Не сочти за нотацию, земляк… Но лучше для тебя – отваливай.
   – Что для меня лучше, я решу сам. Да и решение я принял давно, – усмехнулся Олег, – по жизни. С тех пор я ему просто следую.
   Снегов пожал плечами. Лицо его закаменело. Девушка, казалось, совершенно не слышала их разговора. Пока мужчины пикировались, налила себе еще коньяку, выпила, закрыла лицо руками, посидела так несколько секунд…
   – Вас прислал Сиплый? – спросила она Снегова еле слышно.
   – Сиплый? – мгновенно отреагировал тот.
   – Я не знаю, как его зовут; Ну тот, со шрамом…
   – Со шрамом, значит? – заинтересованно повторил Сцегов. – Нет, не он. Девушка потянулась за графином, Снегов перехватил ее руку:
   – Погоди наливаться. Нам есть о чем поговорить.
   В кармане Снегова тревожным прерывистым зуммером запищал мобильный. Тот резко поднес трубку к уху:
   – Да?
   – Это Кентавр. Мы подъехали.
   – Понял.
   – Тут какие-то странные типы крутятся.
   – Чьи?
   – В том-то и дело, что непонятка.
   – Чем заняты?
   – Тем же, чем и мы. Маячат. Мы глядим на них, они – на нас.
   – Менты? ОМОН?
   – А пес их знает! На ментов схожи, но те торчать бы до дури не стали, ты же знаешь: мордой в грязь, и вся недолга… И эсбэшники так вроде не работают…
   Скорее всего, охранники какие-нибудь, из бывших…
   – Никого не признаешь?
   – Да их щас развелось, волков, как грязи… Может, и з города, приехали откуда-то по чью-то душу… Но на киллеров тоже не похожи… Уж больно маячат внаглую. И стволы у них по нахалке заныканы: слепой заметит. Значит, разрешение есть. Что делать-то, а, Снег?
   Тот задумался… Если развести здесь, в центре, «мочилово», менты точно «Гарпун» с «Неводом» на братву опустят. И Беня с Кондратом будут к Автархану в большой претензии… Черт! Девку нужно колоть, быстро! Она готова расколоться, он чует!
   И еще: непонятка действительно угадывается полная, сейчас бы сесть и подумать…
   Что-то маячит в башке, а что – не понять… Может, это менты подставу работают?
   Не похоже на них: мозгов не хватит работать; тут Кентавр прав, у них проще и понятнее: «Мордой в грязь, а там разберемся!» Тогда кто? СБ? Вопросов, как всегда, больше, чем ответов… и времени нет совсем…
   – Стволы – на взвод; проверьте этих козлов на вшивость. Если не в делах, а наемные, очко сыграет, оно не железное…
   – Не, Снег, – рассудительно возразил Кентавр, – может и не сыграть. Щас есть конторы, из полных отморозков составленные, из тех, кого в Карабахе, Приднестровье, Абхазии или Чечне почему-то не добили. В крышах у них – полный протек, все на наркоте подсаженные, им пострелять, как мне – пописать… Таким лишь бы мочить, а кого и когда – вопрос левый… А ну как мы их пужать начнем, а они по серьезу?
   Снегов прикусил губу. Кентавр прав. Нужно или «огорчать» этих «маяков» по-крупному, или… отвалить. «Стрелы» с ними не было. Чего гнать тогда?..
   – О'кей. Сейчас я выйду. Не один. Держать их на мушке, только кто дернется – кончать! Стволы у вас «тихие»?
   – Да всякие.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

Поделиться ссылкой на выделенное